Адвокат андрей сучков

Сучков Андрей

Исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ.

Родился в 1963 г.

Образование:
1989 г. Куйбышевский государственный университет, юридический факультет.

Занимаемые должности:
2015 г. Совет Федеральной палаты адвокатов; исполнительный вице-президент, советник президента.
2014–2015 гг. Палата адвокатов Самарской области; вице-президент, президент.
2003 г. ПАСО; вице-президент.
2002 г. Член Совета Палаты адвокатов Самарской области.
С 1995 г. Адвокат.
Следователь военной прокуратуры Самарского гарнизона, следователь по особо важным делам военной прокуратуры Приволжско-Уральского военного округа.

Жизнь после статуса: чем заняты бывшие адвокаты

По статистике ФПА, за прошлый год в России привлекли к дисциплинарной ответственности 60,9% адвокатов от числа тех, в отношении которых возбуждались производства. За это время в дисциплинарном порядке статус прекратили 367 адвокатам (в 2016 году таких оказалось 433). Чаще всего защитники получали такое наказание за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты (157 случаев), реже – за представление недостоверных сведений в квалификационную комиссию (шесть случаев).

В большинстве ситуаций адвокатам прекращают статус после предварительных, а нередко и неоднократных, более мягких наказаний, рассказывает исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков. По его словам, в последние годы становится все меньше случаев, когда к защитникам применяют самую крайнюю меру воздействия: «Этому способствует стабильность дисциплинарной практики адвокатских палат и ее предсказуемость, а также снижение случаев нарушений со стороны адвокатов». Но если защитник все же стал участником подобного разбирательства, то лучший способ выйти из него – примирение сторон, советует Сучков: «На это указывает и Кодекс профэтики адвоката». В то же время демонстративные пренебрежительные высказывания в адрес органов адвокатского самоуправления и «заявления о намерении продолжать упречное поведение» явно не повысят шансы сохранить статус адвоката в ходе дисциплинарной процедуры, отмечает представитель ФПА.

Лишение статуса – это крайняя мера, когда иные варианты дисциплинарного воздействия не сработали. Бывают и случаи лишения статуса за однократное нарушение. Прежде всего, такую меру применяют за предательство интересов доверителя, поскольку Кодекс профэтики адвоката прямо указывает, что «злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката».

Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков

Представители региональных адвокатских палат тоже согласны с тезисом о том, что лишать коллег статуса надо только в исключительных ситуациях. Мы придерживаемся неписанного правила об оставлении статуса адвоката во всех случаях, когда это возможно, говорит глава АП Воронежской области Олег Баулин: «Сохранить в своих рядах коллегу, пусть и оступившегося, пожалуй, даже более важно, чем привлечь в ряды адвокатуры нового юриста». По этой причине случаи прекращения статуса в рамках дисциплинарных производств у нас достаточно редки, рассказывает он: «Не более четырех-пяти раз в год». Основная часть из них приходится на ситуации, которые связаны с неуплатой обязательных отчислений, делится Баулин.

Президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко добавляет, что спасти статус можно даже при самых худших обстоятельствах: «Первая рекомендация – не доводить дело до квалификационной комиссии». Она объясняет, что поступившая на адвоката жалоба сразу отправляется самому защитнику для принятия мер к мирному разрешению ситуации. Бутовченко предупреждает, что в век технического прогресса адвокатов записывают на диктофоны и фотографируют: «Сейчас каждая третья жалоба снабжена такими материалами, все нарушения очевидны, скрыть практически ничего невозможно. Поэтому для адвоката лучше всего – примириться». И, во-вторых, не стоит отрицать очевидное, заключает она.

Из адвокатов в журналисты

Летом 2017 года адвокат Сергей Наумов пришел в судебное заседание по уголовному делу в солнцезащитных очках, футболке, джинсовой куртке-безрукавке, шортах, с повязанным на шее шарфом и бандане на голове. Из-за этого Президиум Верховного суда Мордовии вынес защитнику частное постановление, а региональная Адвокатская палата прекратила его статус (см. «Адвоката лишили статуса за то, что он пришел в суд в шортах и бандане»). В начале октября Наумов успешно обжаловал такое решение в суде, который признал незаконным прекращение адвокатского статуса Наумова и постановил восстановить его (подробнее – в материале «Адвокат в шортах и бандане вернет свой статус»). Однако в начале этого года АП Мордовии добилась отмены акта первой инстанции. Верховный суд Республики Мордовия фактически признал действия палаты законными и обоснованными.

Решение о прекращении статуса на мою деятельность не особо повлияло, признается Наумов. Еще до такого решения у меня просели обороты по уголовным делам, потому что я не вёл в этой сфере активную работу, говорит юрист: «Так что не сильно пострадал». Он рассказывает, что уже после прекращения статуса ему пришлось «выбивать» долг за работу адвокатом по назначению: «Задолженность оказалась порядка 3500 руб. Судебный департамент за дело в мае 2017 года перечислил мне оплату только в феврале 2018-го». В настоящий момент меня спасают некоторые гражданские споры и частично моя известность от истории с банданой, поясняет Наумов. По его словам, он предполагал вариант с лишением статуса и начал морально готовиться к этому заранее: «Мой дед говорил, что юрист и журналист всегда работу найдут». Намуов сообщил, что сейчас занимается оформлением свидетельства в Роскомнадзоре на информационный правовой портал pravo13.ru: «Я даже думал связаться с вашим изданием, чтобы делать что-то в похожем формате». А еще экс-адвокат начал писать диссертацию по теме информационных технологий: «Уже набросал проект ВАКовской статьи».

Больше внимания развитию юрфирмы

К новым реалиям пришлось приспосабливаться и Виталию Буркину. 26 октября 2017 года АП Башкортостана лишила его статуса из-за критики российской судебной системы в социальных сетях. В палате указали, что публикации защитника носят «ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы и претензии в адрес судов». Экс-адвокат пытается вернуть себе статус в судебном порядке, но пока безуспешно. Первая инстанция отказала ему, сославшись на то, что употребленные Буркиным выражения носят негативный характер, являются публичным выражением неуважения к судебным органам и не соответствуют по форме и содержанию манере делового общения, предписанной Кодексом профэтики. Апелляция оставила акты нижестоящего суда без изменений. Эти выводы юрист оспорил в кассацию. В июле 2018 года Верховный суд республики Башкортостан оставил акты нижестоящих инстанций без изменений (дело № 4Г-4059/2018).

В любом случае лишение статуса изменило мою жизнь в лучшую сторону, утверждает Буркин: «О моей практике узнала вся страна». Хотя, я не могу защищать по уголовным делам в суде и на следствии, никто не может мне запретить анализировать дела, составлять документы, готовить людей к защите, в том числе дистанционно, поясняет юрист: «А это является основным в защите по уголовным процессам». Во всем стараюсь найти плюсы, говорит Буркин: «Так вот в лишении статуса он тоже есть – на адвоката можно «воздействовать» через руководство палаты, а на меня «надавить» некому». Хотя, восстановление статуса для меня – это принципиальный вопрос, констатирует юрист.

Теперь я могу больше участвовать в жизни своей юрфирмы «Буркин, Хазиев и Партнеры», в которой я являюсь учредителем на 50%. Единственная проблема лишь в том, что многие доверители желают моего личного участия в суде.

Виталий Буркин, партнер ЮФ «Буркин, Хазиев и Партнеры»

Колония и политика

В январе 2012 года Тверской районный суд Москвы признал адвоката Владимира Орешникова виновным в мошенничестве и приговорил его к двум годам колонии. В ходе слушаний выяснилось, что диплом подсудимого о юробразовании является поддельным. Таким образом, оказалось, что защитник 12 лет вел незаконную адвокатскую деятельность. Орешникова лишили статуса адвоката Адвокатской палаты (АП) Московской области. Но уже в 2013 году юрист вышел на свободу, сменил фамилию на Резник, получил новый документ о высшем юробразовании и стал адвокатом в Тюменской областной АП. Однако осенью 2015 года совет Адвокатской палаты Тюменской области снова лишил Резника статуса. Это юриста не остановило – в 2016 году он стал адвокатом уже от Чеченской Республики. Правда, на свободе Орешников-Резник пробыл недолго – весной этого года Нагатинский райсуд Москвы приговорил юриста к семи годам лишения свободы за мошенничество.

Порой лишение статуса предваряет обвинительный приговор адвокату. Такая ситуация произошла с защитником из Иваново Сергеем Колотухиным. В сентябре 2017 года его задержали оперативники ФСБ. По версии следствия, адвокат обманул своего подзащитного, попросив у того 1 млн руб. на взятки сотрудникам ивановской полиции. Колотухин получил два транша от доверителя, а при передаче третьего был задержан. Уже через четыре дня после этого адвоката лишили статуса. Дело против юриста расследовалось около полугода. В итоге Колотухина приговорили к трем годам и шести месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

Кто-то из бывших адвокатов активно уходит в политическую деятельность. Алексея Суханова в декабре 2017 года лишили статуса за то, что он напал на приставов в здании Тверского райсуда. Вина защитника подтверждалась административным штрафом по ст. 17.8 КоАП («Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа, уполномоченного на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов»), который ему назначил мировой судья судебного участка № 423 Тверского района Москвы. Хотя сам адвокат уверял, что он приставов не трогал, зато те сами избили защитника. Однако совет АП Иркутской области, в которой числился Суханов, не поверил коллеге. Сейчас юрист пытается вернуть себе статус в судебном порядке (дело № 2-1028/2018

М-21/2018), а параллельно ведет активную политическую деятельность. В частности, выходит на пикеты в защиту осужденного полковника Владимира Квачкова и участников инициативной группы граждан «ЗОВ». По версии следствия, под видом этого объединения функционировала экстремистская организация журналиста Юрия Мухина «Армия воли народа», запрещенная в 2010 году. Кроме того, Суханов публично выступает на митингах националистических движений. «Работы в Иркутске нет, стою в центре занятости», – сообщил сам юрист.

Последствия скандалов

Адвокаты теряют статус и из-за оскорблений своих коллег. В конце апреля текущего года такое наказание получил защитник Марк Фейгин. Поводом для этого стала жалоба Сталины Гуревич, адвоката украинского блогера Анатолия Шария. По ее словам, Адвокатская палата Москвы лишила Фейгина статуса «за то, что тот не следил за своим языком и позволял себе в публичном пространстве выражения, которые недопустимы с точки зрения Кодекса профессиональной этики адвоката». Тот мог лишиться статуса еще раньше, летом 2017 года, из-за конфликта с адвокатом Ильей Новиковым. Но тогда АП Москвы не стала наказывать юриста.

В другом случае этого года защитники Людмила Айвар и Игорь Трунов попросили Адвокатскую палату Москвы наказать Александра Добровинского, коллегу, за то, что он неэтично высказывался в их адрес в социальных сетях и интервью. Квалификационная комиссия столичной АП в конце мая установила, что адвокат действительно нарушил Кодекс профессиональной этики. Но совет Адвокатской палаты Москвы отказался лишить Добровинского статуса адвоката, ограничившись замечанием.

Проблемы для доверителей

Потеряла, но смогла вернуть статус Наталья Рочева – учредитель и первый президент Адвокатской палаты в Ненецком автономном округе. Действующий руководитель окружной АП Светлана Полугрудова возбудила в отношении Рочевой дисциплинарное производство, потому что та в начале августа 2017 года не явилась в суд в качестве адвоката по назначению. Но дело в том, что Рочева не получала это уведомление и поручение от палаты. В сентябре и ноябре она находилась сначала в отпуске, а потом в командировке. То есть юрист постфактум узнала, что ее признали нарушителем Кодекса профэтики и лишили статуса. Представитель Рочевой, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев, отмечает, что в АП Ненецкого АО в течение нескольких лет складывается «сложная ситуация». С августа по ноябрь 2017 года совет Адвокатской палаты округа фактически перестал действовать, все функции от имени этого коллегиального органа выполняла президент палаты Светлана Полугрудова. Своим единоличным решением она лишила Рочеву статуса, поясняет Ахметгалиев. Его доверитель обжаловала решение АП в судебном порядке. В рамках этого дела суд привлек в качестве третьего лица Федеральную палату адвокатов (ФПА), которая встала на сторону Полугрудовой. По мнению ФПА, Рочеву лишили статуса правомерно, а совет Адвокатской палаты уполномочен действовать в одном лице. Однако в марте этого года Нарьян-Марский городской суд НАО признал лишение юриста адвокатского статуса незаконным. 5 июня апелляция оставила акт первой инстанции без изменений. Таким образом, Рочевой вернули статус.

Она рассказывает, что приложила все силы и подняла палату с нуля: «А в ответ получила такую «благодарность», и именно от тех лиц, у которых сама принимала экзамены на получение адвокатского статуса, добивалась их награждения от ФПА». Она отмечает, что от этой истории пострадала ее деловая репутация. Юрист вспоминает, как сразу же от нее отвернулось все адвокатское руководство даже на федеральном уровне: «Помощь мне предложила только Международная правозащитная группа «Агора» и мои друзья – адвокаты. Им искренняя благодарность».

Отдельное спасибо адвокату «Агоры» Рамилю Ахметгалиеву. Большую моральную поддержку дало освещение моей ситуации в интернет-группе «Приват-адвокат», которую администрирует адвокат Ирина Краснова из Москвы. В этом сообществе состоят защитники практически со всех регионов России и даже дальнего зарубежья. Все они поддерживали меня и давали советы, без их поддержки мне было бы тяжко.

Наталья Рочева, экс-адвокат

Рочева добавляет, что прекращение статуса стало неожиданной проблемой для ее доверителей: «Я в основном специализируюсь на уголовном судопроизводстве, и мне пришлось расторгать соглашения». Из-за этого сейчас клиентов у меня нет, говорит она: «Хотя желание обратиться ко мне есть у многих». Юрист отмечает: если бы она избрала для себя адвокатскую деятельность в гражданском судопроизводстве, то потеря статуса не особо повлияла бы на ее финансовое положение: «Я бы продолжала оказывать юрпомощь своим доверителям, перезаключив соглашение на договор возмездного оказания услуг». Поэтому я понимаю тех коллег, которые занимаются только гражданскими делами без адвокатского статуса: «Они имеют больше свободы выбора в работе с клиентом, чем адвокат». Так что в настоящее время из-за вносимых изменений в ФЗ «Об адвокатуре», ужесточения норм КПЭА адвокаты, отстаивая интересы других, фактически не имеют защиты в отношении себя, резюмирует Рочева.

Адвокатский запрос является важным инструментом в работе адвоката. С его помощью защитник может собирать необходимые сведения, которые необходимы для защиты его доверителя, рассказывает руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. Эксперт говорит, что зачастую адвокатские запросы игнорируются адресатами, усложняя задачу для защитников. Так и произошло в одном из дел у адвоката Александра Шпалова.

Защитнику требовалось получить реквизиты документов, которые подтверждали постановку земельного участка на первичный кадастровый учет. Для этого он обратился в «Федеральную кадастровую палату Росреестра» по Приморскому краю. Однако госорган ответил ему формально, лишь разъясненив порядок предоставления сведений, которые внесены в государственный кадастр недвижимости. Шпалова такое объяснение не устроило. Он посчитал это невыдачей ответа на свой адвокатский запрос и обжаловал поведение госоргана в судебном порядке.

Адвокат обратился с соответствующим административным иском в Первомайский районный суд Владивостока. Однако первая инстанция отказалась принимать иск защитника, указав на то, что заявителю нужно оспаривать бездействие госоргана в порядке гражданского судопроизводства (п. 1 ч. 1 ст. 128 КАС).

Приморский краевой суд пояснил, что в спорном случае речь идет о переписке защитника с госорганом, в которой ведомство разъясняет Шпалову, как правильно оформлять запросы в орган кадастрового учета. Апелляционная инстанция подчеркнула, что такая переписка не обжалуется в судебном порядке по КАС, так как не влечет для заявителя правовых последствий и не затрагивает его прав и свобод (дело № 33а-13474/2016).

Надо рассматривать по КАС

Шпалов не согласился с актами нижестоящих инстанций и оспорил их в Верховный суд. ВС указал, что в спорном случае требования защитника вытекают из публичных правоотношений и не носят гражданско-правового характера. Судьи ВС подчеркнули, что по закону такое бездействие органа кадастрового учета оспаривается в том порядке, который прописан в КАС.

Вопрос о том, нарушены ли права Шпалова, можно разрешить, только рассмотрев его иск по существу (дело № 56-КГ17-27). «Тройка» судей ВС под председательством Игоря Зинченко постановила отменить все акты нижестоящих инстанций и отправила это дело для рассмотрения по существу в первую инстанцию (прим. ред. – пока еще не рассмотрено).

Эксперты «Право.ru»: «На бездействия надо жаловаться в прокуратуру»

Это разбирательство достаточное показательное, так как адвокаты не часто обжалуют непредоставление сведений по адвокатским запросам, поясняет адвокат Евгений Пугачев, руководитель практики «Земля.Недвижимость.Строительство» юрфирмы «Интеллектуальный капитал». По его словам, в этом деле налицо формальный подход судов общей юрисдикции к разрешению спора.

Управляющий партнер юрфирмы «Тиллинг Петерс» Оксана Петерс добавляет, что обсуждаемое дело является яркой иллюстрацией в целом безразличного отношения третьих лиц к адвокатским запросам. Она связывает это с тем, что в нашем законодательстве слабые правовые стимулы и гарантии для ответов на такие обращения. Хотя юрист рассказывает, что компетентные госорганы, как показывает практика, практически всегда отвечают на адвокатский запрос в законный срок (30 дней): «Некоторые даже идут навстречу и присылают ответ раньше этого срока» Однако существует и другая проблема. Даже если адвокату удается получить ответ на свой запрос, то его качество нередко оставляет желать лучшего, отмечает Антон Демченко из КА «Делькредере»: «Зачастую это формальные отписки с целью избежать административной ответственности». Михаил Кюрджев, партнер АБ «А2.Адвокаты», подтверждает, что должностные лица «достигли невероятных высот изощренности», чтобы уклониться от предоставления информации адвокату на его запрос.

С 1 сентября 2016 года ФПА ввела единые требования сдачи квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката для всех адвокатских палат страны. Согласно нововведениям само испытание проходит в два этапа. Первое — в течение часа ответить на 70 тестовых вопросов, которые компьютерная программа случайно выбирает из единого перечня. При этом успешным результатом будет считаться 50 правильных ответов и более. Вторая часть экзамена — устная. В каждом билете по четыре вопроса. При подготовке ответа кандидатам теперь можно пользоваться печатными текстами кодексов и законодательных актов.

Как изменился адвокатский экзамен с 1 сентября 2016 годаБылоСталоАдвокатская палата каждого региона устанавливала свои правила проведения экзамена.Установлены единые правила проведения адвокатского экзамена для всех регионов.Тестовая часть экзамена использовалась не во всех адвокатских палатах.Единый экзамен с 1 сентября 2016 года состоит из двух частей: тест и устное испытание.Кандидату для подготовки к экзамену давалось 454 вопроса.Кандидату для подготовки к экзамену дается 236 вопросов.Будущим адвокатам НЕЛЬЗЯ пользоваться кодексами при подготовке к ответу на экзамене.Будущим адвокатам РАЗРЕШИЛИ пользоваться кодексами при подготовке к ответу на экзамене.Вопросы ориентированы на теорию. Пример формулировки задания: «Договор аренды».Вопросы ориентированы на проверку практических знаний. Пример формулировки задания: «Действия адвоката по составлению и расторжению договора аренды».

Владислав Салита из АБ «Юсланд»– один из тех, кто в 2017 году стал адвокатом уже по новым правилам. Он рассказал «Право.ru», как сдавал экзамен и дал советы тем, кто только готовится к такому испытанию.

Первые шаги к новому статусу

В январе 2017 года Салита собрал все необходимые документы и отнес их в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга. В разных субъектах РФ с вас могут потребовать дополнительные бумаги, уточняет юрист: «Например, в Адвокатской палате Ленинградской области нужен военный билет. А в некоторых регионах в Палату надо принести гарантийное письмо о том, что юристов после успешной сдачи экзамена примет к себе адвокатское бюро». Сама подготовка у кандидата заняла четыре месяца и проходила в свободное от работы время – исключительно по выходным дням.

Хотя Салита называет свою подготовку к экзамену скорее повторением ранее изученного материала: «Мне серьезно помогло то, что я учился в магистратуре по программе «Адвокатура», а по работе занимался судебным представительством». Предстоящее испытание его не особо пугало и по другой причине: «В университете я за 5 лет сдал 100 экзаменов, а потом ещё 45 в магистратуре за два года». Но будущий адвокат все равно купил несколько книги, по которым в итоге готовился.

Сначала мы сдавали тестовую часть за компьютерами, вспоминает Салита: «За нами внимательно наблюдали, чтобы никто из кандидатов не воспользовался вспомогательными средствами». Для удобства экзаменуемых часы в углу монитора постоянно напоминают, что идет обратный отсчет времени, поясняет юрист. Как только тест заканчивается, то компьютер сразу выдает результат, который может быть либо положительный, либо отрицательный – третьего не дано, отмечает Салита.

Примерно через неделю после успешного выполнения назначают устную часть экзамена. Этот этап напоминает университетские зачеты, объясняет Салита: «Подходишь к столу, где лежат билеты, в каждом из которых по четыре вопроса. Я вытянул билет, в котором все задания оказались по разным отраслям права – уголовный процесс, арбитражный процесс, административное право и вопрос по гражданско-правовым сделкам».

Юрист подчеркивает, что предложенные вопросы ему не показались сложными: «В принципе, я мог ответить на них сразу, но спешить было некуда, и я тезисно подготовил свой ответ на бумаге». Сам процесс сдачи экзамена Салита назвал «агрессивным»: «Но под этим термином я не имею в виду что-то плохое, скорее это как агрессия защиты адвокатского сообщества от «случайных лиц», которым нужно подготовиться еще». Беседа с комиссией тогда еще будущему адвокату напомнила переговоры среди юристов.

Когда экзаменаторы поняли, что Салита знает ответы на вопросы, то они стали больше интересоваться его юридической практикой: «Выясняли тонкости правоприменительной деятельности медицинского лицензирования, которой я к тому моменту занимался больше всего». В тот же день юрист принял адвокатскую присягу, еще через сутки заплатил вступительный взнос в адвокатскую палату Санкт-Петербурга на сумму 50 000 руб., а спустя месяц в торжественной обстановке получил удостоверение, которое подтверждает его новый статус. Однако цена «входного билета» в адвокатуру значительно разнится в зависимости от региона. Если в Москве с новоиспеченного защитника возьмут всего лишь 22 000 руб., то в Ханты-Мансийске придется заплатить 250 000 руб. Размер таких сумм определяется решением совета адвокатской палаты региона и не имеет четких критериев.

Советы от юристов, получивших адвокатский статус в 2017 году

Рафаэль Костанян, старший юрист КА «Муранов, Черняков и партнеры» (получил статус в АП Москвы) утверждает, что к тесту надо готовиться, «чуть ли не зазубривая» положения Закона об адвокатуре и Кодекса профэтики адвоката. Он предупреждает, что в некоторых заданиях есть несколько правильных ответов: «Например, мне попался вопрос о существенных условиях соглашения по оказанию юрпомощи. Я указал три правильных ответа, но не отметил четвертый. Итог – весь ответ не засчитан».

В любом случае, с тестом кандидаты обычно справляются без особых проблем. По крайней мере, более 50 правильных ответов на 70 вопросов за час все дают, констатирует Президент АП Костромской области, Николай Жаров. Гораздо больше трудностей у кандидатов вызывает устная часть, которая по своей форме напоминает вузовский экзамен. В вашем билете будет четыре вопроса. Как правило, первый из них – по истории адвокатуры, второй по нормативному реглуированию адвокатскую деятельность, а два последних касаются различных отраслей права, рассказывает Алексей Новиков, экс-следователь по особо важным делам ГСУ СК, младший партнер АБ «ЗКС» (получил статус в АП Москвы).

Основной упор надо делать на первый вопрос, считает Костанян: «Именно по нему члены комиссии составляют о вас первое впечатление». Артем Сафонов, юрист Saveliev, Batanov & Partners (получил статус в АП Москвы)советует будущим адвокатам уделять бОльшее внимание именно устному выступлению: «Старайтесь говорить максимально четко и спокойно».

И ни в коем случае нельзя зачитывать ответы с листа – комиссия очень негативно относится к такому формату, предупреждает юрист. Он объясняет, что сдача адвокатского экзамена должна выглядеть как выступление в суде: «В этом случае комиссия будет относиться к претенденту лучше, даже если в ответах будут неточности».

Если вы уверены в своих знаниях, то не надо бояться входить в полемику с членами комиссии, добавляет Костанян. По его словам, одна из задач экзаменаторов заключается как раз в том, чтобы выявить способности кандидата логически формулировать свою позицию.

Адвокат Мартин Зарбабян (получил статус в АП Москвы) отмечает, что в профессиональном сообществе есть определённый стереотип — крайне трудно сдавать адвокатский экзамен в Москве. Однако, это скорее миф, чем правда, уверяет он. Безусловно, для того, чтобы приобрести статус защитника в столице, недостаточно только процитировать нормы права из кодексов, подчеркивает Зарбабян: «Важно углубленно понимать нормативно-правовые предписания, знать судебную практику и довести свою мысль до экзаменаторов». Поскольку, самая распространенная ошибка претендентов – неумение говорить, резюмирует юрист.

Взгляд адвокатского руководства на новые правила

Президент Адвокатской палаты Республики Дагестан, Акиф Бейбутов утверждает, что после введения компьютерного тестирования претенденты начали ответственнее относиться к экзамену и тщательнее готовиться к нему: «Возможно, это главный результат, которого мы смогли добиться введением нового порядка».

Кроме того, обсуждаемые нововведения упростили жизнь и руководителям адвокатских палат. Раньше мы самостоятельно готовили вопросы и организовывали тестирование, а теперь все материалы присылает Федеральная палата адвокатов, что очень удобно, отмечает Президент Адвокатской палаты Ивановской области, Елена Леванюк Глава АП Костромской области приветствует еще одно новое правило – возможность пользоваться печатными кодексами на экзамене: «Если человек знает материал, то кодекс ему поможет уточнить формулировки, справиться с волнением. А когда кандидат не знает ответа, то кодекс его не спасет». Светлана Володина, вице-президент Федеральной палаты адвокатов в свою очередь объясняет, что экзамен в новом формате проверяет прежде всего готовность будущих адвокатов правильно действовать в определенной процессуальной ситуации. Если раньше вопрос звучал как «Договор аренды», то теперь – «Действия адвоката по составлению и расторжению договора аренды», говорит представитель ФПА. По ее словам, комиссия должна понять, что потенциальный защитник не только знает правовую норму, но и способен ее верно применить на практике.

Вместе с тем, для некоторых регионов единые правила не установили ничего нового. Так произошло в Самарской области. Глава адвокатской палаты этого субъекта РФ, Татьяна Бутовченкообъясняет, что экзамен на статус адвоката у них всегда состоял из компьютерного теста и устного собеседования. И введенная ФПА программа тестирования мало чем отличается от ранее используемой в нашей палате, говорит Бутовченко. Она подчеркивает, что сейчас тест сдается претендентами даже успешнее, чем раньше.

Но некоторые защитники считают, что в сегодняшем виде адвокатский экзамен – вещь слишком усложненная.Если претендент – практик с большим опытом, то можно было бы ограничиться тестированием по законодательству об адвокатуре, уверена Екатерина Болдинова, партнер юрфирмы «Тиллинг Петерс» (получила статус в АП Московской области). Кроме того, она предлагает выделять специализации для адвокатов, сравнивая юристов с врачами: «Ведь вы не идёте лечить сердце у окулиста. Точно также эксперта по семейному праву глупо спрашивать о налоговых вычетах». А если в дальнейшем адвокат решит изменить свою специализацию, то ему надо будет пройти проверку знаний по новой – уже для другой отрасли, резюмирует Новиков.

С полным перечнем экзаменационных вопросов можно ознакомиться здесь, а со списком рекомендованной литературы здесь.

В наше время «адвокатов» можно встретить где угодно. Кто-то пишет об адвокатской практике на визитке, не имея соответствующего статуса, другие выдают себя за представителей несуществующих юркомпаний с громкими названиями, третьи – в нарушение закона создают фирмы с использованием адвокатских терминов. Ведь если общество использует в фирменном наименовании слово «адвокат», не имея в штате людей с соответствующим статусом, то уже можно говорить о нарушении закона о защите конкуренции. Действия таких организаций вводят потенциальных потребителей в заблуждение и наносят ущерб деловой репутации всего адвокатского сообщества. Кроме того, под сомнение ставится компетентность адвокатов, а в глазах граждан искажается значимость и необходимость профессиональной юрпомощи. С пресечением подобных случаев все просто – их выявлением занимается ФАС и его территориальные подразделения.

Год назад УФАС по Санкт-Петербургу возбудило дело в отношении ООО «Адвокат-Авто» о запрете недобросовестной конкуренции. Компания быстро сменила название на «Адвок-Авто» и оспорила решение УФАС в судебном порядке. Рассматривая этот спор, суд привлек к участию в процессе ФПА. Представители палаты разъяснили, что адвокаты не имеют права быть работниками общества и, наоборот, работники общества не могут являться адвокатами (ст. 5 ФЗ «Об адвокатуре»). АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области вынес решение в пользу УФАС (дело № А56-43779/2017). Общество оспорило такое решение в апелляции, но безрезультатно. Работу по выявлению таких лжекомпаний ФАС проводит давно. Еще восемь лет назад комиссия Хакасского УФАС привлекла к ответственности ООО «Юридическое агентство «Адвокат», в котором не оказалось ни одного профессионального защитника (см. «ФАС наказала юрагентство «Адвокат» за отсутствие адвокатов»).

Работа под прикрытием

Вместе с тем, нередко можно встретить лжеадвокатов, которые дают всевозможные юридические советы в телевизионных шоу, печатных и онлайн-СМИ. Яркий тому пример – Владимир Орешников, ведущий телешоу «Суд идет» на канале «Россия». Благодаря одному из его клиентов выяснилось, что Орешников не имел ни статуса адвоката, ни даже диплома о высшем юридическом образовании. Кроме того, псевдоюрист промышлял мошенничеством – предлагал посреднические услуги в передаче взятки за закрытие уголовных дел. Шесть лет назад Тверской суд Москвы приговорил Орешникова к двум годам лишения свободы. Но лжеадвокатов можно встретить и сегодня. Их экспертные мнения в различных телевизионных шоу часто затрагивают интересы самых разных граждан. В частности, Александр Трещев любит давать советы, как бороться с юрфирмами однодневками.

При этом его собственный род деятельности вызывает больше вопросов, чем ответов.

9 февраля 2018 года он выступал на конференции ФПА «Новые технологии и правоприменение»; являлся участником пленарного заседания. На этом мероприятии его представили как «учредителя Ассоциации разработчиков и пользователей технологии Блокчейн и продуктов, созданных на ее основе, в интересах развития цифровой экономики», а сам докладчик рассуждал о будущем блокчейна и криптовалют.

В СМИ Трещев часто выступает как юрист и каждый раз представляется по-разному: от просто «адвоката» до «полномочного представителя адвокатской палаты Евросоюза в РФ» или «члена научно-экспертного совета по международному праву при председателе Совета Федераций». С полным списком «регалий» Трещева можно ознакомиться в его официальной группе соцсети «ВКонтакте».

Скриншот страницы Александра Трещева в «ВКонтакте».

При этом в интервью Трещев спокойно реагирует на все эти «регалии», не поправляя ведущего.

Интервью Александра Трещева телеканалу «Вся Уфа».

В конце 2016 года появился новый проект «адвоката» – «Защита Трещева». На его сайте ежедневно выходят статьи, которые представляют собой правовые советы гражданам по разным темам: «Как обжаловать некачественный капитальный ремонт», «Что должен знать пассажир самолета» и т. д. Некоторые из них дает сам Трещев, другие публикуются обезличенными. Параллельно он издает одноименный юридический журнал и ведет регулярное шоу на радио «Медиаметрикс». Кроме этого, юрист часто появляется среди «экспертов» на популярных тв-программах. Обычно ведущие и журналисты представляют Трещева именно как «адвоката»*.

«Адвокат» – в официальном реестре российских адвокатов, который ведет Минюст, защитник с ФИО «Трещев Александр Станиславович» не значится. Ни в АП Москвы, ни в АП Московской области, ни в АП Челябинской области (откуда родом Трещев) такого адвоката нет. В Минюсте нам сообщили, что внесение в реестр адвокатов субъекта сведений в отношении адвокатов осуществляется в сроки, установленные Порядком ведения реестров адвокатов субъектов РФ. Максимальный срок для принятия территориальным органом Минюста решения о внесении информации в региональный реестр адвокатов составляет один месяц.»Член центрального совета Ассоциации юристов России». Согласно сообщению пресс-службы АЮР, в их организации нет такого органа, как «центральный совет». Кроме того, в членах Ассоциации нет такого юриста, подчеркнул нам представитель этого объединения. «Член научно-экспертного Совета по международному праву при Председателе Совета Федерации ФС РФ». На наш официальный запрос верхняя палата ответила, что в их структуре нет такого органа. Источник «Право.ru» также заявил, что его никогда и не было, и юрист с такой фамилией ни в одной из их структур не значится и не значился.»Полномочный представитель Адвокатской палаты Европейского союза в России» – в открытых источниках так и не удалось найти хоть какой-то информации о существовании подобной организаций. Опрошенные «Право.ru» адвокаты единодушно ответили, что об Адвокатской палате ЕС никогда не слышали и тем более о ее представительстве в РФ. Один из юристов с улыбкой отметил: «Название креативно придумано, конечно».»Руководитель коллегии адвокатов «Трещёв и партнеры». По данным ЕГРЮЛ, фирма с таким названием просуществовала три года – с 2003 по 2006 годы. Кроме Трещева, вторым учредителем этой коллегии значился нынешний настоятель Храма Космы и Дамиана села Большой Толкай Самарской области – иерей Алексей Федоров.»Доктор юридических наук» – на специализированных сайтах dissercat.ru и e-library.ru информация о диссертациях Трещева отсутствует. Нет таких сведений и на портале Российской государственной библиотеки (РГБ). Единственный труд «адвоката», который удалось найти в этих базах, – «Семейный юридический справочник», изданный в 2010 году. По словам юриста Фарруха Саримсокова, диссертация может закрываться, если содержит в себе гостайну: «Но в юридических работах засекреченные сведения сложно себе представить». Он отметил, что все защищённые диссертации передаются в РГБ, а при наличии докторской степени у ученого должны быть «ВАКовские» статьи: «Минимум три при получении к. ю. н. и пять, если он – д. ю. н.».

Трещева и сейчас представляют Полномочным представителем Адвокатской палаты Европейского союза в России.

Скриншот «Марафона вакансий» с сайта «Молодая гвардия».

В списке подтверждается лишь одно его околоюридическое достижение – роль адвоката в передаче «Федеральный судья». Информацию об участии этого юриста в качестве представителя на реальных судебных процессах найти не удалось.

По сведениям из картотеки арбитражных дел, ГАС «Правосудие» и базы данных Caselook, ФИО «Трещев Александр Станиславович» встречается лишь в четырех судебных разбирательствах. Два из них – это споры вокруг якобы фальсификации данных кинокомпании «Триада-фильм» в ЕГРЮЛ. В 2013 году совладелец фирмы, продюсер Александр Иншаков, обвинилсвоего компаньона и гендиректора предприятия Дениса Алексеева в попытке похитить организацию. Сам Алексеев подобные обвинения отрицал, и АСГМвынес решение в его пользу. Трещев же являлся соучредителем «Триада-фильм» и выступал по первому делу соистцом (дело № А40-70771/2013), а по второму (дело № А40-90063/2013) – третьим лицом. Два оставшихся спора с участием «адвоката» тоже касаются корпоративного конфликта, но в другой фирме – «Агентство безопасности бизнеса» (дела № А40-97755/2016 и № А40-135594/2016).

*В телефонном разговоре с корреспондентом «Право.ru» Трещев заявил, что больше 10 лет назад отказался от статуса адвоката, но подтвердил, что был членом в научно-экспертном Совете по международному праву при Председателе Совета Федерации. Другие свои «регалии» Трещев отказался комментировать.

Ответные шаги ФПА

ФПА и региональные палаты адвокатов ведут работу по поиску и пресечению деятельности лжеадвокатских организаций. Ведь использование терминов «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетаний, включающих в себя эти слова, допускается только адвокатами и созданными ими организациями (ст. 5 ФЗ «Об адвокатуре»). В некоторых региональных палатах даже созданы специальные рабочие группы для мониторинга незаконного использования адвокатских терминов, сообщили нам в ФПА. Особенно в этом деле преуспела Комиссия по защите прав адвокатов АП Новосибирской области.

Полгода назад новосибирский адвокат получил замечание за то, что он безосновательно несколько месяцев позиционировал себя в интернете как управляющий партнер крупной юрфирмы. Его подвела всплывающая реклама юркомпании в сети, а также фотография на сайте самой фирмы. Выяснилось, что он знал про наличие информации на сайте юрфирмы. Хотя ее учредителем, как и гендиректором, он не являлся – об этом стало известно благодаря ЕГРЮЛ. АП заключила, что сайт распространял недостоверную информацию, вводя потребителей контента в заблуждение. Следовательно, защитник нарушил п.п. 4 п. 1 ст. 17 и п. 3 ст. 9 Кодекса профэтики адвоката. Перечисленные положения гласят, что адвокат, у которого есть статус, не может оказывать юруслуги и иную коммерческую деятельность в составе ООО и руководить обществом в качестве управляющего партнера. В итоге Совет новосибирской АП возбудил в отношении него дисциплинарное производство (см. «Адвоката привлекли к ответственности за оказание юруслуг в составе ООО»).

А совсем недавно другого адвоката из Новосибирской области наказали за то, что он вел в интернете сайт с ложной информацией. Дисциплинарное производство в отношении него инициировала вице-президент Адвокатской палаты Новосибирской области Елена Рабцунова. Она заявила, что в процессе мониторинга интернета обнаружила сайт advokat54.com. На нем размещена информация о юркомпании, которая якобы лидирует на рынке (там есть надпись «№ 1 в Новосибирске»). Еще на портале сказано, что юристы фирмы «завершили победой более 10 000 споров, связанных с проблемным страхованием, нарушениями трудового законодательства, договорными отношениями в бизнесе», а их клиентами являются более 100 000 человек. В «Инстаграме» и WhatsApp адвоката (его имени источник не называет) указывались прямые ссылки на этот интернет-ресурс. Такая «реклама» и стала доказательством вины защитника, хотя на сайте advokat54.com отсутствовало его имя. В итоге адвокату объявили замечание и обязали юриста устранить нарушения в течение месяца (см. «Адвоката привлекли к ответственности за недостоверные сведения в интернете»).

С лицами, которые не являются адвокатами, но выдают себя за таковых, вопрос сложнее. Как сообщили в ФПА, в такой ситуации у палаты нет правовых оснований реагировать, за исключением тех случаев, когда выступающий ведет себя одиозно. Тогда ФПА или АП субъекта требуется подключиться и заявить общественности: «Выступающий не является адвокатом, у нас нет возможности призвать его к порядку в рамках дисциплинарного производства, основанного на норме, что адвокат при всех обстоятельствах должен блюсти честь и достоинство своей профессии». Это заявление не будет иметь юридических последствий, но поможет оградить людей от общения с непрофессионалами.

Похожие истории случаются и за границей. Так, в Канаде недавний иммигрант купил себе в интернете поддельный диплом юриста и начал работать по специальности в небольших юрфирмах и адвокатских кабинетах. Однако афериста поймали и осудили за мошенничество на три года. Теперь он обжалует приговор, ссылаясь на отсутствие у него квалифицированной юрпомощи при рассмотрении дела в первой инстанции. Ведь в этом процессе иммигрант представлял себя сам. А в США Кимберли Китчен в течение 10 лет работала юристом небольшой фирмы в штате Пенсильвания и так хорошо трудилась, что стала партнёром. Она снискала себе авторитет и уважение среди коллег по адвокатскому сообществу даже за пределами фирмы, в частности, ее избрали президентом окружной ассоциации адвокатов. Однако через некоторое время выяснилось, что эта восходящая звезда юриспруденции не имеет никакого юробразования, а её вузовский диплом, результаты адвокатского экзамена и адвокатская лицензия – попросту подделки. В итоге Китчен уволили из фирмы, а присяжные признали ее виновной в подлоге, занятии юридической практикой должных полномочий и подделке документации. В порядке исключения на процессе по этому делу председательствовал судья из другого округа, а обвинение поддерживали не окружные прокуроры, а сотрудники прокуратуры штата – чтобы ни у кого не было сомнений в их объективности и беспристрастности.

Ранее в материале упоминались Максим Орешкин и Татьяна Умань, которые выступали в качестве адвокатов в утреннем шоу «Барабан» на «АИСТ ТВ», хотя в реестре адвокатов Минюста нет информации о наличии у них соответствующих статусов. Выяснилось, что в действительности они все же являются адвокатами, поэтому к статье про лжеадвокатов не имеют никакого отношения.