Статья 210 уголовная ответственность

Эксперты: аресты за организацию преступного сообщества или участие в нем оказывают давление на бизнес

Увеличение количества уголовных дел с применением ст. 210 Уголовного кодекса «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)» является серьезным нарушением прав человека и представляет собой большую проблему для экономики и законности, а также оказывает серьезное давление на бизнес, – сообщили эксперты на состоявшейся на этой неделе пресс-конференции, посвященной обсуждению примеров необоснованной практики применения данной статьи. Напомним, что она предусматривает ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) с целью совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо за руководство таким сообществом, а также за координацию преступных действий и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, разработку планов и создания условий для совершения ими преступлений. Максимальное наказание по ней – пожизненное лишение свободы (ч. 4 ст. 210 УК РФ).

Так, в октябре 2014 года было возбуждено уголовное дело по факту преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность», под подозрение попал известный омский предприниматель. В течение 11 месяцев руководитель и все его сотрудники являлись на допросы следователя, но за год расследования не было получено никаких доказательств по ст. 172 УК РФ, по которой, что важно, не может быть применено заключение под стражу в качестве меры пресечения (ч. 1.1 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса).

14 сентября 2015 года было возбуждено уголовное дело уже по ст. 210 УК РФ, в этот же день были задержаны пять человек, включая предпринимателя, их направили в СИЗО, причем никто из указанных лиц не скрывался, а задержание произошло на очередном допросе. По словам экспертов, преступным сообществом было признано собственно юридическое лицо, а рядовыми членами стали бухгалтеры, юристы, водитель, охранник и заведующий хозяйственной частью. Орудиями преступления признали компьютеры и телефоны. В августе 2017 года дело было направлено в суд для рассмотрения, где пришли к выводу, что предъявленные обвинения не соответствуют закону, не имеют состава преступления, а преступный доход посчитан произвольно, дело вернули в Следственный комитет РФ.

На этом примере эксперты пояснили, что состав ст. 210 УК РФ хоть и выделен в отдельное преступление, по своей сути является самой тяжкой формой соучастия, причем ее редко используют по отношению к настоящим преступным сообществам. При этом действующим преступным группировкам не вменяют эту статью, так как по статье, например, за убийство (ст. 105 УК РФ) нет запрета на арест.

Дело в том, что основным признаком преступного сообщества является структурированность, и следствие, как предполагают специалисты, просто отождествляет преступное структурное подразделение с отделами рядовой коммерческой организации. Так, руководителями «преступных» подразделений становятся главный бухгалтер и начальник юридической службы.

Как считает доктор юридических наук, профессор Юрий Беспалов, определить грань между организованной преступностью, для борьбы с которой и была создана ст. 210 УК РФ, и бизнесом достаточно сложно, так как организованная группа имеет внутреннюю структуру, как и любое юридическое лицо. При этом очень непросто доказать, что целью организации является совершение одного или нескольких преступлений, тяжких либо особо тяжких, с целью извлечения финансовой и иной материальной выгоды. По мнению эксперта, судьи и следователи должны хорошо представлять особенности ведения предпринимательской деятельности, распознавать волю по совершаемым действиям и не смешивать нормальную экономическую деятельность с мошенничеством. Юрий Беспалов добавил, что иногда совершаются следственные и судейские ошибки, так как в законодательстве есть пробелы. В частности, отсутствует единый критерий разграничения преступлений в сфере бизнеса по объекту и субъекту, как, например, в строительстве. Эксперт считает, что лица, уже участвующие в процессах по ст. 210 УК РФ, то есть адвокат и прокурор, должны добросовестно исполнять свои права и обязанности, и состязательность процесса должна быть не только прописана в процессуальном законодательстве, но и реализована на практике.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов отметил, что в 2018 году в уголовной сфере было прекращено преследование лиц по ст. 210 УК РФ в 86 делах, из них 50 рассматривались на федеральном уровне и 36 – на региональном, в семи случаях прекратили уголовные дела, в двух случаях изменили приговор, а в 14 случаях – меру пресечения. Вместе с тем эксперт отметил, что этого недостаточно для изменения ситуации в стране в целом. По его мнению, если не удается привлечь предпринимателя по ст. 159 УК РФ «Мошенничество», то для оказания давления следствие подключает ст. 210 УК РФ. Бизнес-омбудсмен подчеркнул, что применение данной статьи может губительно сказаться на бизнесе. В связи с этим отдельные участники мероприятия выступили за законодательное закрепление запрета на арест по ст. 210 УК РФ, так как, по их мнению, эту статью используют для того, что избрать меру пресечения в виде ареста. В итоге, считают эксперты, в России больше не будет «бумажных» преступных сообществ.

Большинство экспертов, выражая обеспокоенность результатами применения ст. 210 УК РФ в отношении предпринимателей, выступают за подготовку соответствующих обращений в Верховный Суд Российской Федерации и Конституционный Суд Российской Федерации для предоставления разъяснений и комментариев, а также указывают на необходимость разработки соответствующей инициативы для пересмотра положений статьи в профильном комитете Госдумы и межведомственной рабочей группе при Генеральной прокуратуре РФ.

Эксперты выразили надежду, что существенные изменения произойдут и в правоприменительной практике. По их мнению, необходимо провести аудит текущих уголовных дел на предмет выявления ошибок, которые допускаются следствием, а также выявить следователей, которые инкриминируют ст. 210 УК РФ только для того, чтобы назначить содержание подозреваемого под стражей. Специалисты считают необходимым продолжить борьбу с превышением должностных полномочий со стороны следователей и выступают за усиление контроля за их деятельностью.

Сайт прокуратуры Хабаровского края

Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Частью 1 статьи 210 УК РФ предусматривается уголовная ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координацию преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Уголовная ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) предусматривается в свою очередь ч. 2 ст.210 УК РФ.

В связи с повышенной опасностью указанных выше преступлений как для отдельных граждан и юридических лиц, так и для общества и государства в целом рассматриваемые составы отнесены законодателем к категории тяжких (ч.2 ст.210 УК РФ) и особо тяжких (ч.1 ст.210 УК РФ) преступлений с установлением соответствующего максимального вида и размера наказания, которое может быть назначено судом лицу их совершившему.

Так, признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.210 УК РФ может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Виновному в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.210 УК РФ может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года.

Учитывая вид и размеры наказания, установленные приведенными выше санкциями рассматриваемых частей ст. 210 УК РФ, особый интерес представляет примечание к статье 210 УК РФ согласно которому лицо освобождается от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное этой статьей, если оно добровольно прекратило участие в преступном сообществе (преступной организации) или во входящем в него (нее) структурном подразделении либо в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовало раскрытию или пресечению этого преступления.

В этом случае уголовная ответственность наступает только за совершение в составе сообщества (организации) иных преступлений.

Подводя итог изложенному выше, следует отметить, что на сегодняшний день уголовным и уголовно-процессуальным законом предусмотрен ряд положений, которые могут существенным образом смягчить вид и размер наказания, назначаемого руководителю либо участнику преступной организации (сообщества) в случае его сотрудничества с органами предварительного расследования.

К ним, кроме рассмотренной выше возможности освобождения от уголовной ответственности по ст.210 УК РФ, можно отнести ряд обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренных пунктами «и, к» ч.1 ст.61 УК РФ, а также институт досудебного соглашения о сотрудничестве.

Принимая во внимание целенаправленную и плодотворную работу правоохранительных органов края по выявлению и пресечению деятельности преступных сообществ (организаций) входящим в их состав лицам целесообразно по собственной инициативе обратиться в указанные органы с явкой с повинной и в дальнейшем сообщить известную им информацию по данному поводу.

Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

1. Создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений —

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

2. Участие в преступном сообществе (преступной организации) —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

4. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, —

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы.

Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этих преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарий к статье 210

Объект преступления — общественная безопасность.

Объективная сторона рассматриваемого состава преступления во многом совпадает с объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем», и преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ «Бандитизм».

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, может быть выполнена путем совершения следующих действий: 1) создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений; 2) руководство таким сообществом или входящими в него структурными подразделениями; 3) создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

«Под преступным сообществом (преступной организацией) следует понимать структурно оформленную преступную группу, которая, помимо присущих организованной группе признаков (ч. 3 ст. 35 УК РФ), характеризуется сплоченностью и создана для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданное в тех же целях. В качестве организаторов (руководителей) преступного сообщества (преступной организации) и входящих в него структурных подразделений может выступать одно или несколько лиц» .

Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» // РГ. 2008. 18 июня.

Сплоченность преступного сообщества (преступной организации) означает наличие у руководителей (организаторов) и участников этого сообщества (организации) единого умысла на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также осознания ими общих целей функционирования такого преступного сообщества и своей принадлежности к нему. Для данной формы организованной преступности характерно сочетание в различной совокупности таких признаков, как наличие организационно-управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной в том числе из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных ими правил взаимоотношения и поведения участников преступного сообщества и т.д.

Сплоченность может также характеризоваться особой структурой сообщества (например, руководитель, совет руководителей, исполнители отдельных заданий), наличием руководящего состава, распределением функций между его участниками. О сплоченности сообщества свидетельствуют планирование преступной деятельности на длительный период, подкуп и другие коррупционные действия, направленные на нейтрализацию представителей правоохранительных и иных государственных органов.

Таким образом, можно выделить следующие признаки преступного сообщества (организации):

— объединение множества лиц (не менее двух);

— цель — совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Следует отметить, что, поскольку законодателем не установлены достаточно четкие критерии разграничения преступного сообщества и организованной группы, практика в ряде случаев раскрывает законодательные критерии, указывая на их содержательный аспект.

Например, по одному из дел Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что «преступное сообщество предполагает наличие обязательных признаков — сплоченности и организованности. По смыслу закона под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое. О сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества.

Признаки организованности — четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины и т.д.» .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 9. По другому делу судом было указано, что преступное сообщество отличают иерархическое организационное построение, сплоченность на конкретной преступной платформе, отработанная система конспирации и защиты от правоохранительных органов, коррумпированность, масштабность преступной деятельности, использование связей с органами власти, вливание в легальный бизнес (Определение Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 31-о06-18).

Оправдывая подсудимых по ст. 210 УК РФ за отсутствием состава преступления, в приговоре суд сослался на то, что «в судебном заседании не установлены обстоятельства, свидетельствующие о наличии такого доминирующего отличительного признака преступного сообщества, как сплоченность организованной группы, а именно: наличие строго определенного иерархического порядка построения сообщества, включая внутреннее подразделение сообщества на функциональные группы; особого порядка подбора его членов и их ответственности перед сообществом; оснащение сообщества специальными техническими средствами; наличие систем конспирации, взаимодействия и защиты от правоохранительных органов; разработка и реализация планов легализации для прикрытия преступной деятельности, жесткая дисциплина, запрет на выход из состава преступного сообщества и комплекс принимаемых к этому мер; состояние организованной группы в другом объединении, а также другие обстоятельства, указывающие на сплоченность организованной группы» (Определение Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 81-о05-86).

Некоторые авторы называют еще один отличительный признак преступного сообщества — вовлечение в его деятельность коррумпированных должностных лиц .

Корчагин Г.А. Преступления в сфере экономики и экономическая преступность. Владивосток, 2001. С. 95.

Исходя из сказанного следует прийти к выводу о том, что преступное сообщество по сравнению с организованной группой характеризуется более сложной структурой и системой управления, тщательной разработкой конспиративных мер, жесткой иерархией подчинения. В общем плане можно сказать, что деятельность преступного сообщества более масштабна по всем параметрам, чем деятельность организованной группы.

Под структурным подразделением (ч. 1 ст. 210 УК РФ) исходя из территориальной или функциональной его обособленности следует понимать входящую в преступное сообщество (преступную организацию) группу из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества осуществляет определенные виды ее преступной деятельности. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут совершать как отдельные преступные деяния (убийство, взяточничество, подделка документов и т.п.), так и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества.

Под объединением организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 1 ст. 210 УК РФ) следует понимать группу, созданную в целях координации преступных действий различных самостоятельно действующих организованных групп, разработки совместных планов для совершения тяжких и (или) особо тяжких преступлений, распределения сфер преступной деятельности между группировками, создания устойчивых связей с руководителями или иными представителями других организованных преступных групп и т.п.

В состав такого объединения могут входить организаторы, руководители и иные представители организованных групп, в том числе лица, отвечающие за хранение и распределение финансовых средств, добытых преступным путем, а также другие лица, уполномоченные на это руководителями организованных групп.

Участники таких объединений, выполняющие указанные функции в целях подготовки к совершению тяжких или особо тяжких преступлений и являющиеся членами организованных групп, несут уголовную ответственность по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Под руководством преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него структурными подразделениями следует понимать осуществление организационных и управленческих функций в отношении преступного сообщества и его структурных подразделений как при совершении конкретных преступлений, так и в целом при обеспечении функционирования преступного сообщества. Такое руководство может выражаться, в частности, в формировании целей, разработке общих планов деятельности преступного сообщества (преступной организации), в подготовке к совершению конкретных тяжких и (или) особо тяжких преступлений, а также в иных организационно-распорядительных действиях, направленных на достижение целей, поставленных перед преступным сообществом и входящими в его структуру подразделениями при их создании (например, распределение ролей между членами сообщества, организация материально-технического обеспечения, принятие мер безопасности, конспирации, распределение средств, полученных от преступной деятельности).

Руководитель (организатор) преступного сообщества и входящего в него структурного подразделения несет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 210 УК РФ за выполнение хотя бы одной из указанных в ней функций, а также по соответствующей статье Особенной части УК РФ за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления без ссылки на ч. 3 ст. 33 УК РФ и в тех случаях, когда он непосредственно не участвовал в исполнении конкретного преступления, поскольку совершение другими участниками преступного сообщества (преступной организации) указанных преступлений (преступления) охватывалось его умыслом.

Если участником преступного сообщества (преступной организации) тяжкое или особо тяжкое преступление не было доведено до конца по независящим от руководителя преступного сообщества или иных его участников обстоятельствам, его действия в зависимости от конкретных обстоятельств дела подлежат юридической оценке как приготовление к совершению конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на его совершение (по ч. 1 или ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей статье Особенной части УК РФ), а также с учетом положений ст. 17 УК РФ по совокупности преступлений: по ч. 1 ст. 210 УК РФ — действия руководителя преступного сообщества и входящего в него структурного подразделения и по ч. 2 ст. 210 УК РФ — действия иных участников преступного сообщества (преступной организации). При этом дополнительной квалификации действий руководителя преступного сообщества по ч. 2 ст. 210 УК РФ не требуется.

Состав преступления формальный. Уголовная ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 1 ст. 210 УК РФ) наступает с момента фактического образования указанного преступного сообщества, т.е. создания условий, свидетельствующих о готовности преступного сообщества (преступной организации) реализовать свои преступные намерения независимо от того, совершили участники такого сообщества планировавшиеся преступления или нет. О готовности сообщества (организации) к совершению преступлений может свидетельствовать, например, приобретение и распространение между участниками сообщества орудий и средств совершения преступлений, договоренность о разделе сфер и территорий преступной деятельности и др.

В случае объединения уже существующих преступных групп в преступное сообщество (преступную организацию) суду надлежит устанавливать конкретные данные, свидетельствующие о направленности умысла входящих в них лиц на совершение этими группами совместных действий, их координации. Для квалификации таких действий по ч. 1 ст. 210 УК РФ не имеет значения, предусматривалось ли совершение одного или нескольких тяжких и (или) особо тяжких преступлений.

В тех случаях, когда активные действия лица, направленные на создание преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, в силу их пресечения правоохранительными органами либо по другим независящим от этого лица (лиц) обстоятельствам не привели к возникновению преступного сообщества (преступной организации) или соответствующего объединения, они подлежат квалификации как покушение на создание преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

В случаях, когда участники организованной группы, первоначально объединившиеся для совершения преступлений небольшой и (или) средней тяжести, совершали тяжкие и особо тяжкие преступления, их действия должны быть квалифицированы по соответствующей части ст. 210 УК РФ, если на момент совершения тяжкого или особо тяжкого преступления эта организованная группа преобразовалась в преступное сообщество и стала обладать признаками, предусмотренными ч. 4 ст. 35 УК РФ.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком создания преступного сообщества (преступной организации) является цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а для третьей разновидности организации преступного сообщества в форме создания объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп — разработка планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Как отмечалось, целью создания преступного сообщества является совершение тяжких или особо тяжких преступлений (ч. ч. 4, 5 ст. 15 УК РФ). В отличие от банды создание преступного сообщества (преступной организации) не преследует специальной цели нападения на граждан или организации. Тем не менее и по данному признаку разграничить преступное сообщество и банду как разновидность организованной группы не представляется возможным. Например, банда может создаваться для совершения разбойных нападений, убийств. Эти преступления относятся к категории особо тяжких. Следовательно, возможно создание преступного сообщества для совершения преступлений этого вида. Отсутствие в диспозиции ч. 1 ст. 210 УК РФ указания на признак вооруженности не исключает наличия оружия у участников преступного сообщества.

Таким образом, преступное сообщество может создаваться для совершения любых тяжких и особо тяжких преступлений, как связанных, так и не связанных с нападением на граждан или организации (например, для незаконного оборота оружия, наркотических средств, крупных мошеннических операций, контрабанды, фальшивомонетничества и т.д.). Его деятельность может быть сопряжена с применением оружия, либо действия могут совершаться без такового (например, оказание одиноким престарелым гражданам, имеющим в собственности жилые помещения, материальной, социальной, медицинской помощи, их убийство с использованием медицинских препаратов, имитирующих естественную смерть, и совершение мошеннических действий с освободившимися жилыми помещениями).

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Частью 2 ст. 210 УК РФ предусмотрена ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

Признак «участие» в преступном сообществе (преступной организации) по своему содержанию совпадает с аналогичным признаком бандитизма.

Под участием в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 2 ст. 210 УК РФ) следует понимать принятие на себя обязательств по выполнению поставленных перед преступным сообществом задач по совершению тяжких или особо тяжких преступлений, а также непосредственное участие в решении указанных задач либо выполнение функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества (финансирование, поддержание организационного единства преступной организации, снабжение информацией, ведение документации и т.п.).

Уголовная ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп наступает с момента вступления лица в члены этого преступного сообщества (преступной организации) или в объединение организованных групп, принятия на себя определенных обязательств и функциональных обязанностей (подыскание жертв преступлений, установление контактов с должностными лицами государственных органов, разработка планов и создание условий совершения преступлений и т.п.) либо с момента фактического участия в совещании организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в тех же целях.

При совершении участником преступного сообщества (преступной организации) либо участником объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп тяжкого или особо тяжкого преступления их действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей частью (пунктом) статьи Особенной части УК РФ с учетом квалифицирующего признака «организованная группа» (например, по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный организованной группой). В том случае, если состав преступления не предусматривает его совершение организованной группой лиц, действия лица подлежат квалификации по соответствующей части (пункту) статьи УК РФ, содержащей квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», а при его отсутствии — по признаку «группой лиц», а также по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Действия участника преступного сообщества, не являющегося исполнителем конкретного преступления, но в соответствии с распределением ролей в составе этого сообщества выполняющего функции организатора, подстрекателя либо пособника, подлежат квалификации по соответствующей статье УК РФ независимо от его фактической роли в совершенном преступлении без ссылки на ч. ч. 3, 4 и 5 ст. 33 УК РФ, а также по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Судам следует иметь в виду, что, поскольку диспозиция ст. 210 УК РФ предусматривает ответственность за сам факт создания преступного сообщества, руководства им или участия в нем, но не предусматривает ответственность за совершение иных преступлений, совершение участником преступного сообщества либо участником объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных преступных групп конкретных преступлений независимо от их тяжести подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью ст. 210 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части УК РФ. В этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ о самостоятельной квалификации каждого преступного деяния.

При этом руководитель (организатор) преступного сообщества также несет ответственность по совокупности преступлений как за совершенные участниками сообщества преступления (или за покушение на их совершение), так и по ч. 1 ст. 210 УК РФ за создание преступного сообщества (преступной организации) либо за руководство таким сообществом.

Лица, умышленно оказавшие разовое содействие преступной организации, но не входившие в ее состав (например, предоставившие кредит, продавшие оружие, передавшие информацию о деятельности правоохранительных органов), при наличии к тому оснований подлежат ответственности за соучастие в деятельности преступного сообщества в форме пособничества (ч. 5 ст. 33 УК РФ), а также за действия, образующие самостоятельный состав преступления.

Оказание таким лицом содействия в создании преступного сообщества (преступной организации) надлежит квалифицировать как пособничество в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Если участники преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп незаконно владеют огнестрельным или холодным оружием не в целях совершения вооруженных нападений (например, для охраны руководителей преступных группировок), их действия в этой части надлежит квалифицировать по ст. 222 УК РФ как незаконное хранение или ношение огнестрельного оружия и по ч. 2 ст. 210 УК РФ за участие в преступном сообществе.

В случаях, когда лицо, являющееся участником преступного сообщества (преступной организации), совершает преступление, которое не охватывалось умыслом других участников преступного сообщества (преступной организации), его действия в этой части подлежат квалификации как эксцесс исполнителя по соответствующей статье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 210 УК РФ, если содеянное таким лицом совершено не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации).

Если участники структурного подразделения, входящего в состав преступного сообщества (преступной организации), наряду с участием в таком сообществе создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководили такой группой (бандой), содеянное ими подлежит квалификации при наличии реальной совокупности совершенных преступлений по ст. 209 и ст. 210 УК РФ, а также по соответствующим статьям Особенной части УК РФ за совершенное конкретное преступление.

В тех случаях, когда руководитель (организатор) и участники структурного подразделения, входящего в состав преступного сообщества (преступной организации), заранее объединились для совершения вооруженных нападений на граждан или организации и, действуя в этих целях, вооружились и, являясь участниками созданной устойчивой вооруженной группы (банды), действовали не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации), содеянное ими надлежит квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 209 УК РФ, а также по соответствующим статьям Особенной части УК РФ за совершенное конкретное преступление. В подобных случаях дополнительной квалификации таких действий указанных лиц по ст. 210 УК РФ не требуется.

Квалифицирующим признаком для деяний, перечисленных в ч. 1 и ч. 2 ст. 210 УК РФ, является совершение действий лицом с использованием своего служебного положения.

К лицам, совершившим деяние, предусмотренное ч. 1 или ч. 2 ст. 210 УК РФ, с использованием своего служебного положения, следует относить как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением.

При этом под использованием своего служебного положения для совершения деяний, указанных в ч. 1 или ч. 2 ст. 210 УК РФ, следует понимать не только умышленное использование лицом своих служебных полномочий, но и оказание влияния исходя из значимости и авторитета занимаемой им должности на лицо, находящееся в его подчинении, для совершения им определенных действий, направленных на создание преступного сообщества (преступной организации) и (или) участие в нем.

В таких случаях действия должностных лиц надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 УК РФ и соответствующими статьями Особенной части УК РФ за совершенное конкретное преступление.

Примечанием к ст. 210 УК РФ предусмотрено, что лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. На деятельность организатора и руководителя преступного сообщества норма об освобождении от ответственности не должна распространяться в силу причин, указанных в аналогичном толковании к примечанию к ст. 208 УК РФ.

Кроме того, названное примечание не распространяется на лиц из числа участников преступного сообщества (преступной организации), совершивших иные преступления, ответственность за которые предусмотрена соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

Коммерческая организация как преступное сообщество или как следователи давят на бизнес

Уголовное давление на бизнес – реальная проблема. Одна из тревожных тенденций – применение ст. 210 УК о преступных сообществах к экономическим составам преступлений. С ее помощью правоохранители берут под стражу тех, кого нельзя, или противозаконно продлевают срок содержания под стражей дольше года. Почему статью, которая задумывалась для борьбы лидерами организованных преступных группировок, криминальными авторитетами, теперь считают возможным применить к любой организации, рассказывает адвокат, руководитель уголовно-правовой практики МКА «МАГНЕТАР» Гусаков Александр Иванович.

Необоснованное привлечение бизнесменов к уголовной ответственности обсуждают очень часто. Актуальность проблемы подтвердил и Пленум Верховного суда РФ, который в конце 2017 года принял постановление о мерах пресечения для подозреваемых и обвиняемых по «предпринимательским» уголовным делам. Снижение активности предпринимателей связывают с давлением силовых структур. Как показывает практика, такое мнение иногда имеет под собой основания.

Вызывает тревогу, что правоохранительные органы стали расширительно толковать термин «преступное сообщество» применительно к ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)», в «предпринимательских» уголовных делах. Так называемые признаки преступного сообщества хотят увидеть даже там, где их нет или есть обычные признаки организованной группы. Подобная квалификация в хозяйственных, экономических преступлениях очевидно сомнительна. Ведь законодатель ввел ст. 210 в Уголовный кодекс в 90-х для борьбы с созданием так называемых мафиозных структур, как средство борьбы с лидерами преступных сообществ. Изначально никто и не предполагал, что ст. 210 УК РФ будет распространяться на предпринимательские (экономические) составы преступлений. Но последующее усиление санкций по указанным составам преступлений привело к тому, что практически все «экономические» составы «технически попали» под действие ст. 210 УК.

Почему и как это произошло, можно понять в ходе анализа норм и разъяснений ВС.

Дефиниции: что в них не так

Что такое структурированная организованная группа, структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации), объединение организованных групп, разъясняет постановление Пленума ВС от от 10 июня 2010 г. N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)».

Преступное сообщество (преступная организация) действует в форме структурированной организованной группы или объединения организованных групп под единым руководством. При этом закон не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями «преступное сообщество» и «преступная организация».

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Под структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации) следует понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации). Объединение организованных групп предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.

Иному читателю может показаться, что это описание обычной компании, если опустить слово «преступный» и его варианты. Такое совпадение – это результат поправок в статью 210 УК (в ред. ФЗ №245 от 03 ноября 2009 года). Они изменили понятие преступного сообщества: из «сплоченного» оно стало «структурированным», что позволило включить в него организованные преступные сообщества и подчеркнуть его экономический характер. В то же время, такая формулировка позволяет признать «структурированной», по сути, произвольно, любую коммерческую фирму, которая формально подходит под критерии преступной организации.

Примеры и печальные последствия

Следствие нередко использует ст. 210 УК, чтобы взять под стражу тех, кого нельзя арестовать по вменённым экономическим или предпринимательским статьям, или для того, чтобы продлить обвиняемым по этим статьям срок содержания под стражей свыше 12 месяцев. Следователи при этом забывают, что законодатель связал определяющий критерий преступного сообщества именно с его повышенной общественной опасностью.

Показательным примером может служить уголовное дело, где сотрудникам одного из научно-производственных объединений в Московской области вменяли ч. 4 ст. 159 УК за размещение и выполнение заказов подрядными организациями, в составе которых по совместительству трудились научные сотрудники НПО. До того, как у них истек предельный срока содержания под стражей (12 месяцев), им совершенно необоснованно инкриминировали ст. 210 УК. Это позволило держать сотрудников под стражей долго, пока расследовалось уголовное дело, при явных признаках волокиты со стороны следствия. К сожалению, таких примеров достаточно много, что не внушает оптимизма.

Такое (порой техническое) распространение ст. 210 УК на предпринимательские (экономические) составы преступлений не только вредит экономике, провоцирует рост коррупции и судебно-следственного произвола, но способствует росту недоверия ко всей правоохранительной системе. Необходимо заново сбалансировать нормы Уголовного кодекса, которые касаются организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней) применительно к уголовным делам экономической направленности, делам, связанным с предпринимательской деятельностью. В итоге те, кто совершил преступления в сфере экономики (в том числе тяжкие) должны получить гарантии неприменения ст. 210 УК.

Итогом такой тонкой настройки, должны быть гарантии неприменения ст. 210 УК РФ к лицам, совершившим преступления (в том числе относящимся к тяжким), если они совершены в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.