Взыскание убытков с директора исковая давность

Если причина убытков — действия директора

Случается, что тот, кто должен защищать интересы фирмы, отдаёт предпочтение защите своих собственных интересов. Фирма в результате такой трогательной заботы терпит убытки, а вот кто может потребовать возмещения данных убытков? И где грань между разумным риском и недобросовестным поведением?

Споры о взыскании с генерального директора убытков, причинённых юридическому лицу, — всегда корпоративные, даже если стороны обосновывают свою позицию нормами трудового законодательства. То есть эти споры всегда подведомственны арбитражному суду.
Иск к генеральному директору о взыскании убытков, причинённых юридическому лицу, вправе обращать само юридическое лицо или его участник (учредитель).
В то же время Пленум ВАС РФ даёт возможность подачи иска и участником юридического лица, который на момент совершения генеральным директором спорных действий не был участником этого юридического лица.
Течение срока исковой давности по требованию такого участника начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника.
Если данный иск предъявлен самим юридическим лицом, то срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента:
• когда юридическое лицо, например в лице нового генерального директора, получило реальную возможность узнать о нарушении;
• когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия генерального директора, за исключением случая, когда указанные лица были аффилированными по отношению друг к другу.
В исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание, — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.

Неразумный риск или обычная практика?
ГК РФ всех обязывает вести себя добросовестно (ст. 1 ГК РФ), и тем более действовать добросовестно и разумно в интересах представляемого юридического лица должно лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени (п. 3 ст. 53 ГК РФ).
Разумеется, предпринимательская деятельность — деятельность рискованная, и вполне возможно принятие ошибочных и убыточных решений и без малейшего злого умысла.
В любом случае суд исходит из того, что не может быть признан виновным в причинении убытка фирме её руководитель, если он действовал, исходя из обычных условий делового оборота, либо в пределах разумного предпринимательского риска.
Например, суд признал несостоятельным требование о взыскании упущенной выгоды при реализации имущества гендиректором по цене 69 750 000 руб., а не 75 000 000 руб. — именно такова, по мнению истца-акционера, была рыночная стоимость имущества. Суд указал, что цена реализации близка к рыночной, и истец не доказал, что было реально продать её на более выгодных условиях и получить сумму разницы, которая предъявлена к взысканию по делу (определение ВАС РФ от 13.05.13 № ВАС-5911/13).
По другому делу акционер потребовал с руководителя возмещения убытков, поскольку в период исполнения ответчиком обязанностей директора общества оно привлекалось к административной ответственности в виде наложения трёх штрафов на общую сумму в полтора миллиона рублей. Суд указал, что неверно считать, что любые нарушения бухгалтерского учёта, повлёкшие последствия в виде доначисления налоговых платежей и взыскания штрафных санкций, являются безусловным основанием для привлечения единоличного исполнительного органа юридического лица к гражданско-правовой ответственности. В таком случае не учитывается один из элементов правонарушения, в частности виновность поведения ответчика с целью причинения вреда обществу (ФАС Дальневосточного округа от 23.07.13 № Ф03-3215/2013).
Аналогичные выводы содержат и иные судебные акты (определение ВАС РФ от 17.01.13 № ВАС-18170/12, постановление ФАС Московского округа от 04.07.13 № А40-103915/12-159-972 и т. д.).
Добросовестность и разумность при исполнении генеральным директором возложенных на него обязанностей ВАС РФ определяет следующим образом: это принятие «необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовыых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством» (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», далее — постановление № 62).
Под сделкой на невыгодных условиях ВАС РФ понимает сделку, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых при сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Например, предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два раза (или более) ниже стоимости предоставления, совершённого юридическим лицом в пользу контрагента.
Определять, что считается обычным условием делового оборота и разумной степенью предпринимательского риска, в любом случае будет суд, но Президиум ВАС РФ дал ориентиры, за какие действия с генерального директора могут быть взысканы убытки.
Это, в частности, действия генерального директора, которые привели:
• к заключению сделки на невыгодных условиях;
• возникновению у юридического лица убытков вследствие неразумного или недобросовестного выбора генеральным директором контрагента;
• возникновению у юридического лица убытков вследствие неразумного или недобросовестного выбора генеральным директором представителя, работника юридического лица;
• возникновению у юридического лица убытков вследствие ненадлежащей организации системы управления;
• привлечению юридического лица к публично-правовой ответственности.
При этом требование о взыскании убытков с генерального директора удовлетворяется независимо от того, была ли у фирмы возможность получить возмещение потерь с помощью иных способов защиты гражданских прав (п. 8 постановления № 62). В то же время если возмещение уже получено, то получить его второй раз, но уже за счёт гендиректора, не удастся (принцип недопустимости двойного возмещения).
То, что действия генерального директора были одобрены решением коллегиальных органов юридического лица или его учредителей (участников), — не основание для отказа в удовлетворении требования о взыскании с генерального директора убытков, равно как и действия генерального директора во исполнение указаний перечисленных выше лиц.
Следует отметить, что если действия генерального директора, приведшие к возникновению у юридического лица убытков, были одобрены решением коллегиальных органов юридического лица или его учредителей (участников) либо осуществлялись по их указанию, то данные лица наряду с генеральным директором несут солидарную ответственность за причинённые юридическому лицу убытки.
Исключение составляют те члены коллегиальных органов юридического лица, которые голосовали против решения, повлёкшего причинение убытков, либо не участвовали в принятии этого решения (п. 7 постановления № 62).

Когда поведение считается недобросовестным
Очень важно, что в постановлении № 62 ВАС РФ определил условия, при наличии которых поведение гендиректора признаётся недобросовестным.
Гендиректор действует при наличии конфликта между его личными интересами и интересами аффилированных с ним лиц и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки. Исключение составляют случаи, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке.
Гендиректор скрывал информацию о совершённой им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении сделки. То есть сведения о сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчётность юридического лица.
Гендиректор совершил сделку без одобрения соответствующих органов юридического лица, если таковое требовалось в силу закона или устава.
После прекращения полномочий гендиректор удерживает документы, касающиеся обстоятельств, повлёкших неблагоприятные последствия для юридического лица, и уклоняется от их передачи юридическому лицу (причём бывший директор обязан доказать, что у него нет этих документов, печатей и т. д.).
Наконец, гендиректор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица. Например, если гендиректор совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с проблемным контрагентом.

Когда поведение неразумно
Неразумность действий (бездействия) генерального директора считается доказанной, если (п. 3 постановления № 62):
• гендиректор принял решение без учёта известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
• гендиректор не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для принятия решения информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах (например, было доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации);
• генеральный директор совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т. п.).
Из сказанного вытекает как минимум однозначная необходимость проведения проверки добросовестности контрагентов. Понятно, что при оценке указанных условий суд будет учитывать не только их и нормы закона, но и внутренние документы фирмы, показатели хозяйственной деятельности и иные имеющие значение обстоятельства.

Противоречие равно добросовестности
Доказывать недобросовестность и неразумность поведения гендиректора должен тот, кто требует возмещения убытков (фирма, учредитель (участник)). Гендиректор, само собой, вправе представлять доказательства добросовестности и разумности своих действий.
И одним из доказательств добросовестности может быть отсутствие единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, привлёкшими юридическое лицо к ответственности, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица (абз. 2 п. 4 постановления № 62).
Также доказательством добросовестности могут быть:
• неблагоприятная рыночная конъюнктура;
• неправомерные действия третьих лиц;
• аварии, стихийные бедствия и тому подобные обстоятельства.
Внимание: гордое молчание, т. е. отказ от дачи показаний либо их явная неполнота, может быть квалифицировано судом как недобросовестное поведение.
В заключение следует отметить, что арбитражный суд не вправе полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении генеральным директором убытков, причинённых юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 6 постановления № 62). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков суд определяет с учётом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

ВАЖНО:

Не может быть признан виновным в причинении убытка фирме её руководитель, если он действовал, исходя из обычных условий делового оборота, либо в пределах разумного предпринимательского риска.

Под сделкой на невыгодных условиях ВАС РФ понимает сделку, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых при сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Например, предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два раза (или более) ниже стоимости предоставления, совершённого юридическим лицом в пользу контрагента.

Если действия генерального директора, приведшие к возникновению у юридического лица убытков, были одобрены решением коллегиальных органов юридического лица или его учредителей (участников) либо осуществлялись по их указанию, то данные лица наряду с генеральным директором несут солидарную ответственность за причинённые юридическому лицу убытки.

При оценке указанных условий суд будет учитывать не только их и нормы закона, но и внутренние документы фирмы, показатели хозяйственной деятельности и иные имеющие значение обстоятельства.

Маргарита ЗАБРОДИНА, корпоративный юрист ООО «Рустика»

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 июня 2017 г. N Ф02-2351/17 по делу N А78-14855/2014 (ключевые темы: Общество с ограниченной ответственностью — взыскание убытков — возмещение убытков — гражданско-правовая ответственность — Налоговые санкции)

Резолютивная часть постановления объявлена 30 мая 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 01 июня 2017 года.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Бронниковой И.А.,

судей: Парской Н.Н., Уманя И.Н.,

при ведении протокола судебного заседания с использованием систем видеоконференц-связи помощником судьи Бомштейн В.В.,

при участии в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи в помещении Арбитражного суда Забайкальского края представителей Лысенко Валерия Павловича — Старицыной Натальи Викторовны (доверенность от 09.09.2016), Федеральной налоговой службы России Кобетовой Ольги Агатольевны (доверенность от 20.02.2017),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Лысенко Валерия Павловича на определение Арбитражного суда Забайкальского края от 24 января 2017 года по делу N А78-14855/2014, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2017 года по тому же делу (суд первой инстанции: Антонова О.П.; суд апелляционной инстанции: Даровских К.Н., Монакова О.В., Оширова Л.В.),

решением Арбитражного суда Забайкальского края от 19 марта 2015 года общество с ограниченной ответственностью Управляющая компания «Декор» (далее — ООО УК «Декор», должник) признано несостоятельным (банкротом) в качестве отсутствующего должника, конкурсным управляющим должника утверждена Таханова Баирма Владимировна (далее — конкурсный управляющий Таханова Б.В.).

Конкурсный управляющий Таханова Б.В. 28.12.2015 обратилась в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением о взыскании убытков с бывшего генерального директора ООО УК «Декор» Ивановой Натальи Владимировны (до смены фамилии Потапова) в сумме 1 471 158 рублей 11 копеек.

К участию в обособленном споре в качестве соответчиков привлечены Гирин Николай Иванович (далее — Гирин Н.И.) и Гирина Инга Валерьевна (далее — Гирина И.В.), Лысенко Валерий Павлович (заинтересованное лицо) (далее — Лысенко В.П.).

Определением Арбитражного суда Забайкальского края от 24 января 2017 года заявление конкурсного управляющего Тахановой Б.В. удовлетворено в части взыскания убытков с Лысенко В.П. в сумме 317 003 рубля 15 копеек, с Ивановой Н.В. в сумме 184 362 рубля 96 копеек. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2017 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Лысенко В.П. обратился в Арбитражный суд Восточно — Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, и принять по делу новый судебный акт.

По мнению заявителя кассационной жалобы, заявителем пропущен трехлетний срок исковой давности по взысканию убытков с Лысенко В.П. Определение существа и правовой природы убытков, взысканных с заявителя жалобы, имеет принципиальное значение, поскольку необходимо учитывать положения пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), где указано, что в качестве основания для удовлетворения заявления может являться не любое противоправное поведение руководителя должника, а исключительно связанное с неисполнением Закона о банкротстве. Конкурсным управляющим не доказано всей совокупности условий, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков. Судом апелляционной инстанции неправомерно применены положения абзаца 4 пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве.

В судебном заседании представитель заявителя поддержала доводы, изложенные в кассационной жалобе, представитель уполномоченного органа возразила доводам жалобы.

Иные лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, однако своих представителей в судебное заседание не направили, отзывы на кассационную жалобу не представили.

Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов судебных инстанций о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно — Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, ООО УК «Декор» зарегистрировано в качестве юридического лица 25.06.2009.

Руководителем должника и его единственным учредителем с момента образования юридического лица до 23.01.2011 являлся Лысенко В.П.

С 01.07.2009 до 31.12.2010 Гирин Н.И. являлся заместителем генерального директора ООО УК «Декор».

Гирина И.В. с 01.07.2009 до 31.12.2010 являлась коммерческим директором ООО УК «Декор».

С 03.02.2011 до 22.05.2011 учредителями ООО УК «Декор» являлись Лысенко В.П. и Иванова (Потапова) Н.В.

С 23.05.2011 Иванова (Потапова) Н.В. являлась единственным учредителем ООО УК «Декор».

Иванова (Потапова) Н.В. являлась руководителем ООО УК «Декор» с 24.01.2011 до даты признания должника банкротом (запись о смене руководителя в ЕГРЮЛ внесена 03.02.2011. До момента назначения на должность руководителя должника Иванова (Потапова) Н.В. замещала должность главного бухгалтера ООО УК «Декор».

В реестр требований кредиторов ООО УК «Декор» включены требования конкурсных кредиторов в общей сумме 8 890 347 рублей 66 копеек.

В ходе проведения мероприятий конкурсного производства в отношении ООО УК «Декор» не выявлено имущества, за счет которого могла быть сформирована конкурсная масса и погашены требования кредиторов, включенные в реестр требований кредиторов (отчет конкурсного управляющего по состоянию на 16.05.2016, на 12.01.2017).

Конкурсный управляющий Таханова Б.В., обращаясь в арбитражный суд с настоящим заявлением, указала, что в результате неправомерных действий бывших руководителей ООО УК «Декор», выразившихся в не проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов при заключении сделок, в недостаточной заботливости и осмотрительности при исчислении налогов и предоставлении налоговых деклараций, а также в совершении действий, направленных на незаконное уменьшение налогооблагаемой базы, повлекших доначисление налогов и пени, привлечение юридического лица к налоговой ответственности привело к возникновению убытков должника в виде штрафов в сумме 231 637 рублей, пени в сумме 169 729 рублей 11 копеек, а также доначисленных налогов в сумме 969 792 рублей.

Арбитражный суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования конкурсного управляющего Тахановой Б.В., исходил из того, что действия (бездействие) Лысенко В.П. и Потаповой (Ивановой) Н.В. находятся в причинно-следственной связи с причиненными должнику убытками по начислению пени и штрафов. При этом отклонил довод Лысенко В.П. о пропуске срока исковой давности.

Четвертый арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

В соответствии с частью 1 статьи 133 и частью 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом обстоятельств, приведенных конкурсным управляющим Тахановой Б.В. в обоснование заявленных ею требований, учитывая также характер спорных правоотношений сторон настоящего обособленного спора в деле о банкротстве ООО УК «Декор», суды первой и апелляционной инстанций квалифицировали заявленные конкурсным управляющим требования как требования о взыскании убытков с бывшего руководителя должника.

Согласно пункту 3 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника, лиц, входящих в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника.

Пунктом 1 статьи 10 Закона о банкротстве установлено, что в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений данного Закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Пунктом 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 53 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве), а также о возмещении убытков, причиненных должнику — юридическому лицу его органами (пункт 3 статьи 53 ГК РФ, статья 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», статья 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д.), могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве. Лица, в отношении которых подано заявление о возмещении убытков, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве, связанные с рассмотрением названного заявления, включая право обжаловать судебные акты. По результатам рассмотрения такого заявления выносится определение, на основании которого может быть выдан исполнительный лист.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, при обращении в арбитражный суд с заявлением о взыскании убытков, причиненных противоправными действиями лица, ранее исполнявшего обязанности единоличного исполнительного органа должника, конкурсный управляющий Тарханова Б.В. обязана доказать сам факт причинения убытков должнику, противоправность действий ответчика, а также наличие причинной связи между действиями причинителя вреда и наступившими последствиями, в то время как обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на привлекаемом к гражданско-правовой ответственности ответчике.

Из заявления конкурсного управляющего Тахановой Б.В. следует, что основанием для предъявления к Лысенко В.П. требований, рассматриваемых в рамках настоящего обособленного спора, явились неправомерные действия бывших руководителей ООО УК «Декор», выразившиеся в не проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов при заключении сделок, в недостаточной заботливости и осмотрительности при исчислении налогов и предоставлении налоговых деклараций, а также в совершении действий, направленных на незаконное уменьшение налогооблагаемой базы, повлекших доначисление налогов и пени, привлечение юридического лица к налоговой ответственности и возникновению убытков.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что противоправность действий Лысенко В.П. подтверждается решением налогового органа N 14-08-19 от 31.03.2014, которым установлено наличие необоснованной выгоды, направленной на увеличение затратной части при определении налоговой базы по налогу на прибыль и вычетам по налогу на добавленную стоимость, при отсутствии реальных взаимоотношений между сторонами сделок. Контрагенты ООО УК «Декор» имеют признаки номинальных организаций («фирмы-однодневки»).

При этом судами не учтено следующее.

В соответствии с частью 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.).

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, сформулированными в абзацах 3, 4 пункта 12 Постановления от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Для привлечения виновного лица к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков истцу необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом.

Рассмотрение обособленного спора в виде взыскания убытков с лица, исполнявшего обязанности руководителя должника, производится (с учетом специфики дела о банкротстве) по общим правилам искового производства и должно быть подчинено таким основополагающим задачам судопроизводства как защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом (статья 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Исходя из того, что обязанность по уплате налогов в бюджет возложена законом на общество, к ответственности за неуплату налогов привлечено само общество, а не его генеральный директор, участник, исполнительный орган может быть привлечен к ответственности в виде взыскания убытков, связанных с налоговыми правонарушениями, в случае просрочки уплаты налогов либо при доказанности его непосредственной вины в доначислении налогов.

Между тем, обстоятельства, свидетельствующие о непосредственном участии Лысенко В.П. в разработке тех или иных схем уклонения от уплаты налогов, получения необоснованной налоговой выгоды, привлечения его к уголовной ответственности за неуплату налогов (статья 199 Уголовного кодекса Российской Федерации), равно как и обстоятельства, свидетельствующие о том, что действия (бездействие) ответчика были направлены на причинение вреда возглавляемому им обществу судами не устанавливались.

Из решения уполномоченного органа о привлечении должника к налоговой ответственности этих обстоятельств также не следует.

При таких обстоятельствах с учетом изложенного, поскольку при вынесении обжалуемых судебных актов суды первой и апелляционной инстанций не исследовали все имеющие значение для дела доказательства в их совокупности, фактические обстоятельства настоящего дела надлежащим образом не устанавливались, выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания с ответчика Лысенко В.П. убытков являются преждевременными, в связи с чем, определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежат в этой части отмене.

Доводы заявителя кассационной жалобы о пропуске трехлетнего срока исковой давности по взысканию убытков с Лысенко В.П., отклоняются судом кассационной инстанции, как необоснованные.

Ответственность руководителя должника является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть применяются общие сроки исковой давности.

Учитывая то, что предъявленная к взысканию сумма убытков в виде штрафов и пеней, установлена решением налогового органа от 31.03.2014 N 14-08-19, то общий 3-летний срок исковой давности, предусмотренный пунктом 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, при подаче 28.12.2015 заявления о взыскании убытков с бывшего руководителя должника в рассматриваемом обособленном споре не пропущен.

Учитывая, что для принятия обоснованного и законного судебного акта требуется исследование и оценка представленных в материалы дела доказательств, установление всех имеющих значение для дела обстоятельств, что невозможно в арбитражном суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует устранить отмеченные недостатки, установить все фактические обстоятельства дела, полно и всесторонне исследовать доводы и возражения сторон и представленные ими доказательства, дать им надлежащую правовую оценку и принять судебный акт в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 274, 286-290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

Определение Арбитражного суда Забайкальского края от 24 января 2017 года по делу N А78-14855/2014, постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2017 года по тому же делу в части взыскания с Лысенко Валерия Павловича 317 003 рублей 15 копеек убытков отменить, дело направить в этой части на новое рассмотрение в Арбитражный суд Забайкальского края.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Взыскание убытков с директора

Взыскание убытков с директора: комментарий к Постановлению Пленума №62 .

В данном материале, посвященном взысканию (возмещению) убытков с руководителей компании (в т.ч. генерального директора, директора, текущего и будущего директора и пр.), вы найдете существующий и сложившийся в судебной практике подход, основные принципы рассмотрения таких дел. Мы оставили за собой право прокомментировать отдельные моменты этого подхода, либо обратить внимание на возникающие вопросы.

В конце материала в октябре 2014 мы разместили результаты исследования практики привлечения руководителей к имущественной ответственности и отразили их в соответствующей инфографике, а также привели на конец 2016 перечень материалов, подготовленных на основе судебной практики по взысканию убытков с директора.

Удачного прочтения и изучения материалов!

Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

1. Лицо, входящее в состав органов юридического лица, обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Негативные последствия ….. сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

Судебный контроль.. не проверяет экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.
Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно…. такой директор может дать пояснения …. и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т. п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты ….. бремя доказывания ….. может быть возложено судом на директора.

Комментарий.

Обязанность возместить убытки (в том числе и упущенную выгоду) возникает, если будет доказана недобросовестность и (или) неразумность действий. Причем достаточно доказывания или наличия обоих элементов (недобросовестность, неразумность), или одного из них (любого).
Суд, по-прежнему, не интересует экономическая подоплека совершаемых действий. Только защита прав и интересов учредителей (участников). Впрочем, мне сложно представить обратное. Поэтому в этой части все предельно логично.
Действия являются добросовестными и разумными, если они совершены в пределах обычного предпринимательского риска.

Следовательно, в рамках спора, стороны будут вынуждены определять этот риск, его пределы и доказывать-доказывать-доказывать. Одни – совершение действий вне пределов, а вторые – совершение действий в пределах.

Суд определил не только бремя доказывания, но и указал случай, когда оно может быть изменено (отказ от дачи пояснений и что хуже, «явная неполнота»). Эта «явная неполнота» может выйти боком, поэтому пассивность ответчика не будет выигрышной стратегией в любом случае.

Помимо этого, суд привел примерные причины, которые могут привести к возникновению убытков. Если не трогать обстоятельства, возникновение которых никак не связано с действиями ответчика (например, стихийное бедствие), то остаются вполне подходящие и адекватные варианты – недобросовестность контрагента (например, в ситуации неисполнения обязательства по договору причинившего убытки организации), недобросовестность представителя/работника компании.

2. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т. п.).
Невыгодной сделкой признается сделка, например. цена которой в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента. по аналогичным сделкам.
Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им ….. являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом.
При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что ….. Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

Комментарий.

Любопытный открытый перечень случаев признания директора недобросовестным. Обращу внимание, что в пп.1 меня заинтересовала « фактическая заинтересованность ». Если нет формальных оснований для признания заинтересованным (по сути, речь про аффилированность), то в остальных случаях суд сам независимо от фактов можно признать, что эта самая фактическая заинтересованность есть. Следовательно, исключить или минимизировать риск ее признания судом крайне сложно.

Далее. Теперь мы знаем, что есть невыгодная сделка. Теперь у нас есть пример, главное, чтобы при определении аналогичных сделок не возникало сложностей. Например, если речь идет о продаже разного оборудования, различного программного обеспечения. При определении невыгодности должна приниматься во внимание взаимосвязь этой сделки с другими.

Затем. Интересы юридического лица не равны интересам одного или нескольких участников. Любопытно также, а интересы организации равны интересам всех ее участников? Исходя из логики суда, нет.

3. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например,согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т. п.).

Комментарий.

Теперь точно мы знаем. Есть разумный директор, а есть и не разумный директор. Что должен делать разумный директор? Ответы на эти вопросы дает нам ВАС РФ.
Например, он должен учитывать информацию и только после этого принимать решения. Надо ли как-то дополнительно фиксировать, что учет информации произошел? Вопрос пусть будет риторическим.
Разумный директор должен быть активным. Активным в сборе информации и документов, необходимых для принятия решения.
Разумный директор должен соблюдать максимально возможно внутренние процедуры, даже если сам является обладателем юридических знаний или является в компании единственным ответственным за ведение бухгалтерского учета. Если процедур нет, то они должны быть.

4. Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т. п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.
При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица.

Комментарий.

Суд определил приоритет между публичными и частными интересами. Юридическое лицо хоть и создается для извлечения прибыли (речь про коммерческие организации), но исполнение публичных обязанностей является приоритетным и необходимым условия ведения предпринимательской деятельности. Поэтому если директор не смог принять необходимые и достаточные меры для исполнения этих обязанностей и общество было привлечено к публичной ответственности, то имущественные санкции подобного могут быть взысканы с директора.
Есть только несколько вопросов.
1) На каком этапе с директора уже можно взыскивать расходы? С момента вступления соответствующего акта в законную силу или взыскания средств с самого общества?
2) Любые способы налоговой оптимизации, которые не устоят в суде, приведут к личным убыткам директора. Нужно ли теперь директору заниматься такой оптимизацией?
3) Если принимаемые директором меры были согласованы с ОСУ общества, то влияет ли это на возможность взыскания убытков?
4) При принятии решений директор теперь будет вынужден собирать и анализировать массу арбитражной практики по налоговому, таможенному праву, чтобы подтвердить не очевидность квалификации действий организации. Как будет определяться подобная не очевидность? Насколько собранная практика должна быть обширна? Учитывать ли регион места нахождения компании и самой практики?

5. В случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
При оценке добросовестности и разумности подобных действий (бездействия) директора арбитражные суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц.
О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора помимо прочего могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля.

Комментарий.

Во-первых, одной из функций единоличного исполнительного органа является выбор и контроль работников, представителей и контрагентов.
Во-вторых, также функцией является организация системы управления юридическим лицом.
В случае если эти функции исполняются ненадлежащим образом, то за возникшие убытки ответит руководитель.

Суд разделил категории «выбор и контроль» и «ненадлежащая организация системы управления». Следовательно, по каждому из перечисленных элементов целесообразно предпринимать необходимые меры.

Например, при выполнении работниками своих трудовых обязанностей, руководитель с периодичностью осуществляет проверку результатов их деятельности. Подобное будет добросовестным и разумным. Если же он это не делает, то недобросовестным и неразумным. Во внутренних локальных актах, как мера контроля за работниками может быть установлена периодичность контроля, форма и способ перепроверки полученного результата.
Если общество заключает договор об оказании юридических услуг, выдает доверенность (выбирает тем самым представителя), но при этом оставляет на усмотрение представителя осуществление процессуальных прав, то будет ли подобное разумным и добросовестным? Например, при заявлении ходатайств и заявлении, при затягивании судебного разбирательства, при обжаловании судебных актов? Поэтому общество в договоре может закрепить необходимость получения предварительного согласия представителем на совершение перечисленных действий, либо во внутренних документах определить необходимость принятия соответствующих решений «рабочими» органами управления общества (комиссиями, комитетами и пр.).

Также стоит понимать, что во внутренних документами может быть определен обычный порядок выполнения процедур выбора и контроля.
Любое отклонение может свидетельствовать о недобросовестности и неразумности.
Однако если этот обычный порядок будет содержать вариативность процедур выбор и контроля? И именно один из этих вариантов, может быть и не являясь обычным, но являясь предусмотренным, будет реализован? Вопросы и еще раз вопросы.

Ну и про уклонение.
Прочитав пункт постановления почему-то подумал о консалтинговых компаниях, которые на аутсорсинге могут привлекаться для дачи экспертных суждений по различным вопросам. Юристы, бухгалтеры, айтишники, финансисты, аудиторы и прочие. И? Если вы их привлекли, то это может быть несмотря ни на что расценено как уклонение от ответственности за неверный выбор и контроль, за ненадлежащую организацию системы управления.

6. По делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Комментарий.

Данное положение не является новым. В этой части ВАС РФ продолжает придерживаться ранее озвученного подхода (читайте подробности – дело «Смартс», Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 сентября 2011 г. N 2929/11). Следовательно, по этим и по всем иным делам суд не должен отказывать по причине недоказанности размера убытков.

7. Не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
Не несут ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу, те члены коллегиальных органов юридического лица, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, или, действуя добросовестно (статья 1 ГК РФ), не принимал участия в голосовании.

Комментарий.

Руководитель будет нести ответственность за убытки, даже если его действия были одобрены иными органами управления. Руководитель будет нести убытки, даже если его действия соответствовали внутренним документам общества и были утверждены компетентными органами управления общества. Руководитель будет нести убытки, даже если заключаемая сделка была одобрена органами управления общества.
Объяснения одно – единоличный исполнительный орган самостоятелен. Эта самостоятельность означает, что независимость в принятии решении, возможность бездействовать или уклоняться от навязываемого решения принятого другими органами управления, а в случае не разрешаемого конфликта и инициирование прекращения собственных полномочий.
Подобный вывод, на наш взгляд, может быть сделан по аналогии с возможностью освобождения от ответственности членов коллегиальных органов голосовавших против «убыточных» решений.
Каждый ли руководитель готов к такому противостоянию?

8. Удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.

Комментарий.

Для осуществления права на иск истцу не нужно соблюдать какие-либо дополнительные требования, выполнять иные мероприятия или формальности. Есть убытки? Есть ответчик – это руководитель компании.
Истец может инициировать защиту собственных прав иными способами, если для этого есть желание и возможности. Но может и не делать. Возражать по этому основанию ответчику будет пустой тратой времени и сил.
Однако, если к моменту вынесения решения суда (особо если судебное разбирательство будет затягиваться, благо способов хватает, даже если посмотреть этот наш материал), истец получит желаемое удовлетворение за счет других лиц, то в иске должно быть отказано. Логично предположить, что если удовлетворение будет в части, то в неудовлетворенной части ответчик будет нести ответственность.

На наш взгляд, непосредственные причинители вреда могут быть привлечены к процессу в качестве третьих лиц, а в случае удовлетворения иска к ответчику у последнего может возникнуть право на взыскание неосновательного обогащения с соответствующих лиц.Правда в судебном акте должно быть однозначно указано на противоправность действий не только ответчика, но и третьих лиц, в результате которых и были причинены убытки. В противном случае, будет сложнее обосновывать ответчику свои требования к третьим лицам. Также будет крайне трудно исключить затягивание процесса уже третьим лицами, если они посчитают, что вынесенный судебный акт по иску истца к ответчику о взыскании убытков затрагивает их права, а они не были привлечены к участию к деле.

9. Требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями пункта 3 статьи 53 ГК РФ, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на статью 277 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом с учетом положений пункта 4 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абзацем первым статьи 277 Трудового кодекса Российской Федерации, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ.

Комментарий.

Арбитражный суд в очередной раз подтвердил относимость спора по взысканию убытков с руководителя к своей компетенции. Еще раз указал, что такой спор является корпоративным, а не трудовым, несмотря на применимость в определенной части и норм законодательства о труде.
Соответственно, если в суд общей юрисдикции будет предъявлен иск о взыскании убытков, то целесообразно рассчитывать руководителю компании на прекращение производства по делу в связи с его неподведомственностью.

10. Арбитражным судам следует учитывать, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица (пункт 3 статьи 53 ГК РФ и статья 225.8 АПК РФ). В связи с этим не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что лицо, обратившееся с иском, на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков не было участником юридического лица. Течение срока исковой давности по требованию такого участника применительно к статье 201 ГК РФ начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица.
В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.

Комментарий.

В случае, когда иск предъявляется участником в интересах общества, стоит понимать, что не имеет значение был ли участник им на момент возникновения убытков. Участник действует не в своих интересах. Повторимся вслед за ВАС РФ, в интересах общества. Поэтому тут важнее, определение даты начала течения срока исковой давности. Когда узнал или должен был узнать текущий участник (например, при приобретении доли в уставном капитале), либо когда должен был узнать предыдущий участник.
Также немаловажное значение и вариант, когда иск подан самим обществом. В этом случае важна реальная возможность получить информацию о наличии убытков. Каким образом она будет определяться, на текущий момент, вопрос неоднозначный. Скорее всего, он будет решаться индивидуально в каждом конкретном деле, пока не потребуется на уровне пленума ВАС РФ устранить разные подходы в правоприменении.

11. В силу части 2 статьи 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя (участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. При этом в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.

Комментарий.

Вопрос, по сути, технический. Касается только реквизитов исполнительного листа, что впрочем, изменяет содержание закона об исполнительном производстве.

12. Содержащиеся в настоящем постановлении разъяснения подлежат применению также при рассмотрении арбитражными судами дел о взыскании убытков с ликвидатора (членов ликвидационной комиссии), внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений.

Комментарий.

Существо отношений. Ответчикам крайне непросто будет убеждать, что существо отношений не допускает применение данного постановления. А если так, то перечисленные субъекты расширяют количество дел, где это постановление будет применяться и где будут рассматриваться вопросы о взыскании убытков. Хотя подобное и так уже было.

Данный комментарий подготовлен Виталием Ветровым, управляющим партнером юридической фирмы «Ветров и партнеры» в августе-сентябре 2013.