Адвокат взятка прокурору

Прокурор Черкасской местной прокуратуры и адвокат попались на взятке

Взятка составила 8 тысяч гривен

Правоохранители задержали при получении взятки прокурора Черкасской местной прокуратуры и адвоката. Об этом сообщила пресс-служба Генеральной прокуратуры Украины.

«13 июня 2018 года должностные лица в соответствии с процессуальным руководством в уголовном производстве по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 368 УК Украины, были задержаны после получения последней части неправомерной выгоды в сумме 4 500 долларов», — сказано в сообщении.

По информации силовиков, прокурор, используя свое служебное положение по предварительному сговору с адвокатом в период с конца 2017 года по июнь 2018 года требовали и получили у подозреваемого в уголовном производстве по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 307 УК Украины, и его знакомого неправомерную выгоду в сумме 8 тысяч долларов США.

Отмечается, что взятку прокурору и адвокату дали за изменение квалификации действий подозреваемого по более тяжкому преступлению на менее тяжкое, заключение с ним соглашения о признании виновности и согласование меры наказания с освобождением его от отбывания наказания с испытанием.

Сейчас продолжаются первоочередные следственные действия, решается вопрос об уведомлении задержанным о подозрении в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 368 УК Украины.

За взятку в 1,5 тыс долларов адвокат хотела “договориться” с прокурором Броваров (фото)

Прокуратура Киевской области задержала адвоката, которая пыталась дать взятку прокурору Броварской местной прокуратуры в сумме 1500 долларов за закрытие уголовного производства в отношении ее подзащитного. Теперь ей самой «светит» от 4 до 8 лет тюрьмы.

Об этом K V стало известно из сообщения пресс-службы прокуратуры Киевской области на странице в Facebook.

За взятку, которые адвокат поместила в том Кодекса административного судопроизводства, она пыталась «договориться» с прокурором по закрытию уголовного производства в отношении ее подзащитного, совершившего тяжкое преступление.

По данному факту расследуется уголовное производство по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 369 (предложение, обещание или предоставление неправомерной выгоды должностному лицу) УК Украины. Санкция статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 4 до 8 лет с конфискацией имущества или без таковой.

Фото: страница в Facebook прокуратуры Киевщины

В Черкассах на взятке в $8 тысяч поймали прокурора и адвоката

Об этом сообщила пресс-служба Генеральной прокуратуры Украины.

«13 июня 2018 года должностные лица в соответствии с процессуальным руководством в уголовном производстве по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 368 УК Украины, были задержаны после получения последней части неправомерной выгоды в сумме 4 500 долларов», — говорится в сообщении.

Установлено, что указанный прокурор, используя свое служебное положение по предварительному сговору с адвокатом в период с конца 2017 года года по июнь 2018 года требовали и получили у подозреваемого в уголовном производстве по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 307 УК Украины, и его знакомого неправомерную выгоду в сумме 8 тысяч долларов США.

Взятка давалась за изменение квалификации действий подозреваемого по более тяжкому преступлению на менее тяжкое, заключение с ним соглашения о признании виновности и согласование меры наказания с освобождением его от отбывания наказания с испытанием.

Сейчас продолжаются первоочередные следственные действия, решается вопрос об уведомлении задержанным о подозрении в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 368 УК Украины.

«Прокуроры сейчас ничего не боятся». Размеры взяток взлетели

«Неужели вы искренне думаете, что он будет сидеть? Сейчас в ГПУ решается все просто: дал денег — дела нет, дал еще больше денег — сняли арест с имущества. Есть и тарифы на то, чтобы оппонента завалить. Все по прейскуранту», — рассказывает «Вестям» один из адвокатов, комментируя громкое дело.

Юристы уверяют: взятки стали выше, а схемы изощреннее, но при этом если раньше прокуроры боялись наказания, то теперь уже нет. «Пришли молодые, «голодные» прокуроры. Они много вложили в то, чтобы попасть в прокуратуру, и хотят отбить вложенное», — продолжает наш собеседник.

Цена вопроса

О том, что коррупция в ГПУ процветает, говорят даже официальные источники. Например, согласно реестру судебных решений, $75 тысяч попросил военный прокурор за то, чтобы снять арест с судна, на котором перевозили соду крымского производства, $10 тысяч стоило решение о том, чтобы закрыть глаза на работу нелегального игрового клуба, 300 тыс. грн — закрыть уголовное производство по факту самозахвата земли. Адвокаты уверяют, что есть прайс и на открытие дел по заказу.

«Конечно, все зависит от «жирности» клиента. Если обычный предприниматель, то десяти тысяч баксов обычно хватает, а если кто-то известный, политик там, бизнесмен, то цена вопроса — где-то 100–200 штук баксов», — продолжает описывать ситуацию адвокат.

О том, что у правоохранителей не все гладко, эксперты говорят и официально. «И статистика, и данные наших источников показывают, что коррупция в прокуратуре еще далеко не искоренена, — говорит «Вестям» основатель организации «Громекс», куда входят бывшие прокуроры, Максим Могильницкий. — При этом прокуроры сейчас ничего не боятся, поскольку отсутствуют реальные контролирующие органы. Полиция и НАБУ выполняют только заказы своих бенефициаров».

«Но из-за работы НАБУ у прокуроров выросли риски и поднялись цены, — добавляет глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин. — Коррупция из ГПУ никуда не делась. Это можно понять хотя бы по тому, что никто не собирается увольнять прокуроров с неадекватно высокими доходами. Например, прокурор Дмитрий Сус оформил Audi Q7 на бабушку. Или киевский прокурор Алена Бобита задекларировала квартиры, нежилые помещения, стоянки. Это на зарплату в 20 тысяч гривен все можно было купить?»

В кругах предпринимателей и адвокатов также рассказывают, что в последнее время суммы взяток значительно выросли. «Однажды прокурор прямым текстом сказал, что появилось множество контролирующих органов, НАБУ свирепствует, и попросил прибавку за риск», — говорит один из адвокатов.

«За то, чтобы районный прокурор не требовал большого наказания в элементарном бытовом криминале, будет достаточно $5–10 тыс. Значительно дороже договориться на уровне городской или Генеральной прокуратуры. Тут суммы будут на уровне $50–100 тыс. Бывает, что прокуратурой умышленно создаются проблемы бизнесменам и банкирам, чтобы они оплатили затем то, чтобы прокуратура от них отстала. Полгода назад был «наезд» на киевского банкира, его и в СИЗО закрывали, и требовали бизнес отдать. Там речь шла о нескольких миллионах долларов, которые он потратил на то, чтобы откупиться», — говорит источник.

Луценко не отрицает

Глава ГПУ Юрий Луценко не отрицает, что с отдельными прокурорами можно «договориться» за вознаграждение. По его словам, только в прошлом году из ГПУ уволили 28 прокуроров за взяточничество.

Но эксперты считают, что так убирают лишь неугодных. «На самом деле борьба с коррупцией и люстрация — показуха ради красивых заголовков, — говорит один из адвокатов. — За примерами далеко ходить не надо. Во время Майдана в Голосеевской прокуратуре Киева замом был Дмитрий Борзых. Именно он курировал процессы, связанные с задержанием майдановцев. В частности, медика Алексея Тутова. Сейчас Борзых не только не люстрирован, как многие те, кто просто работал во времена «злочинной влады». Он зам военного прокурора Анатолия Матиоса».

По словам адвоката, военная прокуратура сейчас фактически руководит Службой безопасности. «Все, на чем ловит СБУ, — всюду они вхожи. По линии разграничения идет огромный поток товаров в обе стороны. И контролирует его именно военная прокуратура», — говорит адвокат.

Военная прокуратура — вообще отдельная тема. «Матиосу и его подчиненным на Ризницкой был выделен отдельный этаж для того, чтобы их работа была максимально закрыта. Несмотря на то, что они должны расследовать преступления, связанные с военнослужащими, им отдали ресурсные дела политиков из прошлой власти, поскольку Луценко доверяет Матиосу, как себе. Никто не знает достоверно, по каким объектам идет расследование — они публикуют только то, что хотят», — говорит наш источник в ГПУ.

  • Военная прокуратура погрязла в гигантских коррупционных скандалах

Бывший замгенпрокурора Алексей Баганец считает, что это может быть нарушением законодательства. «Для меня загадка, почему военная прокуратура сейчас занимается делами, которые не относятся к военным преступлениям. Существует статья 216 Уголовно-процессуального кодекса, где говорится, что они не должны этим заниматься. Разве что генпрокурор своим решением передаст дело от одного подразделения в другое, если видит, что кто-то работает неэффективно», — сказал «Вестям» Баганец.

Тем временем военные преступления не расследуются. По словам нардепа Игоря Мосийчука, военная прокуратура открыла бесконечное количество дел в отношении добровольцев, и в них во всей красе проявился непрофессионализм и ангажированность этой прокуратуры. «В каждом деле видно, насколько они плюют на право. Кроме того, они должны были бы перекрыть движение товаров на «серые» зоны Донецкой и Луганской областей, они должны были бы бороться с контрабандой, а на деле контрабанда процветает», — говорит Мосийчук «Вестям».

За что берут взятки

По словам Шабунина, у прокуроров есть несколько коррупционных направлений. «Основная статья доходов — все, что происходит вокруг уголовного производства: открытие или закрытие дела, арест обвиняемого с соблюдением всех процедур или намеренно допущенными нарушениями, которые защита может потом оспорить. Также можно договориться о том, чтобы не оглашали подозрение. Большое значение для перспектив дела в суде имеет формулировка обвинения при передаче дела в суд, и тут также есть коррупционный риск», — говорит он.

Отдельно оплачивается лояльность прокуроров в суде. «Дело можно похоронить на этапе расследования и на этапе суда, — говорит Шабунин. — Можно скорректировать, как прокуроры будут вести себя в суде — будут ли подыгрывать адвокатам за то, чтобы снять арест с имущества. Можно добиться смены прокурора на более сговорчивого и менее дорогого». Могильницкий добавляет: главный способ заработка для прокуроров — за определенную мзду закрыть уголовное дело, которое было возбуждено полицией или прокуратурой.

«Один из показательных случаев — дело о выделении участка в Киеве на пересечении Столичного шоссе и улицы Заболотного. Землю выделили незаконно, прокуратура выявила данный факт, подала иск об отмене решения Киевсовета, но на уровне кассационного обжалования отказалась от данного иска», — говорит Могильницкий.

Правда, адвокат Виталий Наум уверяет, что зачастую специалисты понимают: платить не нужно.

«Сейчас настолько упало качество следствия, что нет смысла договариваться в прокуратуре. Многие дела просто разваливаются или зависают в судах. Они кричат, что судьи плохие, но если судья открывает материалы дела и видит, что там ничего нет, то что ему делать», — говорит Наум.

Былой практики передачи денег напрямую из рук в руки, говорят наши источники, уже избегают. «Прокуроры прекрасно осведомлены, когда по ним работают спецслужбы. Поэтому очень редко назначают дату и место, чтобы напрямую получить деньги. Чаще стали встречаться завуалированные взятки в виде дарственных на авто, или передача наличных через третьих лиц. Посредниками, как правило, выступают адвокаты. Особенно это распространено сейчас, поскольку многие прокуроры переквалифицировались в адвокатов», — говорит источник.

Подобные дела есть в реестре судебных решений. Одно из последних — об адвокате-посреднике — опубликовано 4 января. В материалах дела сказано, что адвокат получил $50 тыс. от стороны защиты одного из подозреваемых, чтобы передать деньги сотрудникам Киевской областной прокуратуры. О взятке договаривались в киевском кафе Trattoria La Padella, а доллары затем передали в машине марки Mitsubishi Lancer. Взамен они предоставили защите все материалы по их клиенту, включая показания свидетелей.

По мнению политолога Костя Бондаренко, по большому счету никто и не планирует преодолевать коррупцию в органах прокуратуры: «Невозможно преодолеть коррупцию в отдельно взятом ведомстве. Если бы хотели, то давно бы уже лишили прокуратуру всех контролирующих функций и лишили прокуроров коррупционных возможностей. Но государство построено на схеме, когда вертикаль обеспечивает вышестоящие органы за счет поборов и взяток. Так работают все проверяющие — налоговая, полиция, прокуратура».

Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале «Вестей» в Telegram

Задержанному на взятке прокурору Черному присудили арест и залог

Выйти на волю работник ГПУ сможет за более чем 400 тыс. гривен.

Прокурора центрального аппарата Генеральной прокуратуры Игоря Черного арестовали на 60 дней с правом внесения залога в 413,4 тысяч гривен. Генпрокурор Юрий Луценко назвал фигуранта дела уже 18-м прокурором, которого поймали на коррупции, говорится в сюжете ТСН.19:30.

Черному инкриминируют вымогательство взятки в размере 200 тысяч долларов с частной фирмы, чтобы снять арест с ее природного газа. Деньги нашли в кабинете адвоката, которого теперь тоже посадили на два месяца, но залог назначили в 12 раз больший. Задержанный прокурор называет дело подставным. «Я знал и знаю этого адвоката. Но я не мог себе даже представить, что это будет таким образом использовано. Что за моей спиной он получит сначала одну сумму, потом другую сумму», — утверждает Черный.

Кроме меры пресечения, сейчас рассматривают вопрос и об увольнении прокурора с должности. «Черный подозревается в завладении чужим имуществом в крупных размерах по предварительному сговору с группой лиц путем злоупотребления доверием. Адвокатом была получена другая часть суммы, 190 тысяч долларов США, после чего его и Черного задержали», — утверждает представитель ГПУ Александр Дьяченко.

Суд избрал меру пресечения прокурору центрального аппарата ГПУ Игорю Черному

Его арестовали на 60 дней с правом внесения залога 413 тысяч 400 гривен. Об аресте Черного сообщил в своем Facebook Юрий Луценко, заявив, что это уже восемнадцатый прокурор, которого поймали на коррупции. Игорь Черный подозревается в том, что требовал взятку 200 тысяч долларов с частной фирмы, чтобы снять арест с ее природного газа.