Банкротство физических лиц статистика

Статистика: банкротств все больше и больше

Привет всем! Закон о банкротстве, принятый в 2002 году, изменялся много раз. Внося поправки законодатель всегда пытался усовершенствовать механизм банкротства. При этом сделать закон сбалансированным получалось далеко не всегда.

До 2014 года закон о банкротстве можно было с уверенность назвать «продолжниковским». А все последующие изменения, направленные на защиту интересов кредиторов, постепенно делали закон более «прокредиторским».

Так и последние поправки 2017 года многократно усилили роль отдельных кредиторов в банкротстве. Шум вокруг субсидиарной ответственности должен был отбить любое желание проходить через процедуру банкротства. При этом способствовать более эффективному взысканию за счет личных средств руководителей.

С появления нововведений прошло уже более полугода. Давайте посмотрим на что они повлияли и что изменилось на практике.

Количество банкротств бьёт рекорды

Сегодня российский бизнес переживает далеко не лучшие времена. Рентабельность по многим отраслям сокращается и всё больше компаний вынуждены признавать свою неплатежеспособность, уходя в процедуру банкротства. Данная тенденция наблюдается уже не первый год. Особый всплеск пришелся на вторую половину 2017 года и это несмотря на серьезные изменения в законе. Так, в прошлом году порядка 13 тыс. компаний покинули рынок, официально став банкротами. Это цифра почти на 8% больше, чем в 2016 году. При этом ежемесячное количество новых банкротств в 2017 году обновило восьмилетний минимум.

Такая популярность банкротства вызвана не только затяжным экономическим кризисом. Банкротство стало особенно востребованным в деловой жизни, после того, как иные способы ликвидации стали недоступными или крайне опасными для руководителей. На сегодняшний день это единственный инструмент, позволяющий предпринимателям законно закрыть компанию с долгами.

Активно использовать банкротство начали и физические лица. В минувшем году граждане признавались несостоятельными в 2 раза чаще, чем компании. За прошлый год судами было принято около 29 тыс. заявлений о признании граждан и индивидуальных предпринимателей банкротами.

А за все время действия закона о банкротстве несостоятельными стали более 50 тыс. человек и это не предел, а только 7% от потенциальных банкротов, число которых составляет более 700 тыс.

Эффективность взыскания снижается с каждым годом

В начале этого года Федресурс опубликовал статистику, полученную на основе обработки отчетов арбитражных управляющих. Из этой статистики следует, что при заявленных требованиях в размере 2 трлн руб. кредиторы получили 103 млрд руб. – разница в 18 раз.

То есть, несмотря на неизменно растущее количество банкротств, получить хотя бы часть средств смогла лишь треть кредиторов.

Помимо этого в минувшем году признаки преднамеренного банкротства были выявлены в 1636 процедурах, а фиктивного – в 44 делах.

Было рассмотрено 6296 заявлений о признании сделок должника недействительными и удовлетворили чуть меньше половины из них.

Если в 2016 году кредиторам вернули 6% требований включенных в реестры, то в 2017 году они получили около 5%. Это значит, что в 67% случаев кредиторы не получили ничего: ни за счет имущества должника, ни за счет субсидиарной ответственности, ни за счет оспоренных сделок.

С физическими лицами дела обстоят не лучше. Процент удовлетворенных требований при банкротстве физических лиц тоже снизился по сравнению с 2015 и 2016 годом.

В прошлом году к физическим лицам кредиторы предъявили требования на сумму 5300 млрд руб., а получили 100 млрд руб.

Удовлетворенность требований по завершенным делам в 2017 году составила чуть больше 5%, тогда как в 2016 году она составляла 6%.

По данным ЕФРСБ 80% кредиторов в рамках процедуры банкротства физических лиц не получают ничего, а инвентаризации (описи имущества), проведенные финансовым управляющим, не выявляют никакого имущества.

Это и понятно, ведь в большинстве случаев финансового управляющего на процедуру выбирают сами должники, из этого следует, что 87% случаев банкротство применяется как инструмент списания и лишь 13% как инструмент взыскания.

Банкротство: статистика

Подать заявление о банкротстве может сам должник, ФНС и кредиторы.

Однако, как показывает статистика, в большинстве случаев инициаторами процедуры становятся сами должники – по состоянию на 1 августа 2016 года в МО ими было подано свыше 140 заявлений в Арбитражные суды.

Всего по делам о банкротстве было подано 242 заявления.

Из этих 242 дел о банкротстве:по 79 была начата процедура реструктуризации долгов, по 147 – реализация имущества и последующее признание банкротства, по оставшимся 16 делам суд отказал в рассмотрении дела.

® Статья охраняется авторским правом. Копирование, размножение, распространение, перепечатка (целиком или частично), или иное использование материала без письменного разрешения администрации сайта не допускается.

Материалы по теме

Процедура банкротства физического лица

Видео инструкция по банкротству физических лиц от финансового управляющего.

Статистика на 2017 год: основания для банкротства имеют больше 7 млн. российских граждан

20 сентября 2017

Если еще полгода назад количество потенциальных банкротов в России составляло 580 тысяч человек, то сейчас их насчитывается 660 тысяч. В соответствии с данными, предоставленными НБКИ, на данный момент минимальные основания для банкротства имеют 7,1 млн. граждан с просрочкой по одному из кредитов от 3-х месяцев.

Согласно нормам законодательства, признать себя банкротами могут граждане, у которых накопился долг в размере от 500 тысяч рублей, имеется просрочка от 90 дней или граждане, у которых наступили обстоятельства, которые свидетельствуют о скором банкротстве. Например, растущий долг, который должник не может своевременно погашать, или же потеря работы, из-за чего должник не сможет рассчитаться с банками.

Национальный центр банкротств представил свою статистику, в соответствии с которой на одного потенциального банкрота приходится долг в размере 1,7 млн. рублей. Напомним, еще полгода назад этот показатель составил 1,27 млн. рублей. Общая сумма долгов составила почти 29 млрд. рублей.

Наилучшая статистика с банкротствами обстоит в 5-ти регионах России, сюда входит Республика Коми, Белгородская область, Алтайский край, Чечня и Дагестан. Больше всего потенциальных банкротов проживает в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

Несмотря на неутешительную статистику, граждане, имеющие долги по кредитам, не спешат в суд признавать свое банкротство. Отчасти это объясняется незнанием особенностей процедур – в обществе сложились мифы, что на судебные расходы потребуется потратить несколько сотен тысяч рублей. И что жить будет не на что, так как все доходы должника забирает финуправляющий.

На самом деле это всего лишь миф. Практика показывает, что на банкротство потребуется до 100 тысяч рублей, а если у должника нет имущества, и будет введена только реализация имущества – около 50 тысяч рублей. Финуправляющий действительно контролирует все поступления на счета (на период процедуры), но должнику выделяются с доходов средства на содержание семьи.

Кроме того, если у вас в собственности имеется только одна квартира (или дом), ее никто не отберет, поскольку она будет иметь статус единственного жилья. В соответствии с законодательством, такая квартира не будет подлежать изъятию ни при каких обстоятельствах.

Соответственно, нет никаких объективных причин бояться банкротства. Эта процедура поможет избавиться от миллионных долгов, и при этом никак не повлияет на сохранность рабочего места и социальный статус банкрота.

Новое дело ВС РФ: финансовый управляющий категорически против включения в реестр требований нового кредитора 10.11.2018

Законодатели принялись за «черных кредиторов» — гражданам разрешили не платить по кредитам 06.11.2018

Исполнительский сбор: новая долговая яма для должников? 26.10.2018

Родственник бывшего депутата Плаксина категорически против личного банкротства 19.10.2018

К рассмотрению дела о банкротстве компании свердловского депутата приобщили представителей ФСБ 15.10.2018

Постановление ВС: брачный контракт ни на что не влияет при банкротстве 07.10.2018

Кредиторы понесли убытки на 1,2 трлн. рублей: закат цивилизации или банальная некомпетентность? 01.10.2018

Статистика признания банкротств увеличилась почти на 30%.

За последние 3 месяца банкротство физлиц стали признавать гораздо чаще – согласно статистическим данным, количество положительных судебных решений увеличилось почти на 30%.

Если в первом квартале 2016 года банкротами были признаны около 3000 граждан, во втором – порядка 4500, в третьем – почти 5500, то в последнем – 6875 граждан.

Также стоит заметить, что в подавляющем большинстве случаев суды начали принимать решение о реализации имущества, все реже прибегая к реструктуризации долга.

В последнем квартале количество решений о реализации составило ¾ от всех судебных процессов о банкротстве, при этом на долю реструктуризации выпала всего ¼ часть дел.

Эксперты предполагают, что в дальнейшем суды все чаще будут прибегать к реализации имущества, поскольку реабилитация фактически не дает должного эффекта при банкротстве физлиц.

® Статья охраняется авторским правом. Копирование, размножение, распространение, перепечатка (целиком или частично), или иное использование материала без письменного разрешения администрации сайта не допускается.

Материалы по теме

Процедура банкротства физического лица

Видео инструкция по банкротству физических лиц от финансового управляющего.

Статистика банкротств граждан: процедур стало больше, а денег меньше

Число банкротств физлиц растет, но этот институт все равно пока не оправдывает возложенных на него ожиданий, показывает свежая статистика реестра сведений о банкротстве. В то же время все менее популярной становится реструктуризация долгов гражданина. Почему так происходит, объяснили юристы-практики. Также из статистики видно, кто чаще всего инициирует процедуру потребительского банкротства и какие регионы вышли по ним в лидеры, оставив далеко позади Москву и Санкт-Петербург.

Банкротство физлиц становится популярнее, показывает статистика Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ). За три квартала 2017 года несостоятельными признали порядка 20 600 граждан, что в 14,7 раз больше, чем раньше. Эта цифра, по-видимому, продолжит постепенно расти. Когда банкротить можно было только индивидуальных предпринимателей, процедуру проходили около 1400 человек (данные за первые три квартала 2015 года).

Граждане становятся банкротами чаще, чем компании, сообщил в своем бюллетене ЕФРСБ. В третьем квартале 2017 года зафиксирован максимум: банкротами признано около 7400 человек. На этом фоне число фирм, которые объявляются несостоятельными, остается стабильным. Из квартала в квартал это от 3000 до 3500 предприятий. В то же время процедурами пользуется все больше граждан.

«Институт потребительского банкротства, изначально задуманный для людей, только сейчас начинает работать: растет число дел, в том числе по заявлениям должников, – резюмирует руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. – Это показывает инертность правоприменителя».

Популярность института растет, потому что вокруг него есть определенная рекламная шумиха, а судебная практика уже успела сложиться, считает руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal CG Алина Пальцева: «Например, человек, который не в состоянии расплатиться по кредиту, может узнать, что его сосед уже прошел через банкротство, или прочитать объявление на столбе «Избавляем от долгов». Кроме того, Пальцева объясняет рост числа банкротств известной практикой личного поручительства предпринимателей по долгам своих компаний. Если бизнес идет ко дну, его бенефициарам приходится отвечать по большим кредитам и прочим обязательствам. В этом случае процедура банкротства гражданина поможет им «стряхнуть» старые долги. «Банкротство этого сегмента, скорее всего, в ближайшее время пойдет на убыль, потому что доля таких должников среди населения не так велика», – отмечает Пальцева.

В то же время потенциальных банкротов гораздо больше, чем заявлений в судах. Их могло бы быть в разы и десятки раз больше. Признакам банкрота отвечают 400 000–600 000 человек – так ЦБ и Национальное бюро кредитных историй оценивали ситуацию осенью 2015 года, когда закон о потребительском банкротстве вступил в силу. Чтобы он заработал машстабнее, нужна система правовой помощи малоимущим, считает Олевинский. Например, недавно обсуждалось, что МФЦ могут помочь собрать нужные бумаги и подать заявление о банкротстве (подробнее см. «Власти упростят процедуру банкротства для физлиц»). Но проблему нужно решать комплексно, потому что обычным людям сложно разобраться в процедуре несостоятельности и провести ее самостоятельно, полагает Олевинский.

В то время, как растет число банкротств физлиц, уменьшается число реабилитационных мер, показала статистика ЕФРСБ. Это означает, что суды все чаще принимают решение признать гражданина банкротом и реализовать его имущество за долги и все реже – утверждают план реструктуризации долгов. За три квартала 2017 года реабилитационные процедуры применяли в 22% случаев, в том же периоде предыдущего года – 31%.

Такая статистика может показывать, что сначала процедурой пользовались более состоятельные граждане, чтобы упорядочить свои долги и взаимоотношения с кредиторами. Но когда она стала более популярной и «пошла в народ» – увеличилась доля банкротов, доходы которых не позволяют реструктуризировать долг. Его легче списать, а имущество продать – если у человека вообще есть, что продавать.

столько банкротств физлиц возбуждается по заявлению самих должников

По данным ЕФРСБ, 70–80% должников ничего не платят кредиторам, а инвентаризация не выявила у них никакого имущества, с помощью которого можно было бы погасить долги. В таких условиях закономерно, что реабилитационных процедур мало, подтверждает Пальцева. По ее словам, даже если у должника есть имущество – кредиторы хотят погашения долга как можно скорее, что невозможно при реструктуризации. Как показала практика, в большинстве случаев реструктуризация нецелесообразна, подытоживает Пальцева.

Авторы бюллетеня приводят и региональную статистику за весь период действия института несостоятельности физлиц. В среднем на 100 000 человек в России приходится 28 банкротов. Наибольшее относительное число банкротов по итогам двух лет оказалось в Вологодской (102), Рязанской (64), Новосибирской областях (50) и Мордовии (тоже 50 человек). В Москве и Санкт-Петербурге цифры приближены к среднестатистическим: 25 и 27 человек (это 40-е и 35-е место в списке регионов). Московская область поднялась до 23-й позиции: там на 100 000 человек приходится 31 банкрот.

Чаще всего процедуру несостоятельности инициируют сами должники (в 87% случаев). Статистика неудивительна, учитывая, что почти все эти люди ничего не заплатят по долгам и хотят лишь от них освободиться. По инициативе кредиторов запущено лишь 13% производств, из них 1% – по заявлению налоговых органов.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).