Беседы с батюшкой задать вопрос

Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

В екатеринбургской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Петр Мангилев, проректор Екатеринбургской духовной семинарии по учебной работе, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

– Вопрос телезрительницы из Крыма: «Мне очень было бы интересно, как бы Вы, батюшка, ответили протестанту на вопрос: “Где конкретно в Евангелии написано, что человек должен исповедоваться священнику?” Как правильно ответить на этот вопрос? Они считают, что священник – это человек и ему исповедоваться не надо, исповедоваться надо Богу. Я ответила, что как же тогда к Причастию приступать, кто же разрешительную молитву прочитает? Мне интересно, как бы Вы ответили на такой вопрос».

– Во-первых, ответы нужно искать, скорее, в Новом Завете не в Евангелии, а в Апостоле. С чего нужно начать ответ на этот вопрос? Что в Православной Церкви каждый из нас, приходя на исповедь, исповедуется Богу. Священник во время чина Исповеди читает молитву: «Се чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое, не усрамися, ниже убойся, и да не скрыеши что от мене, но не обинуяся рцы вся, елика соделал еси, да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа. аз же точию свидетель есмь. » То есть священник говорит о себе, что он только свидетель и свидетельствует, о чем человек исповедуется Богу. Это важный момент. И в Евангелии, когда Господь Иисус Христос дает власть апостолам, Он говорит: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе – грехи, которые не простите, свяжете, будут связаны перед Богом. Эта власть дается апостолам, преемственно она дается епископам, священникам. Но исповедь совершается перед Богом. В Соборном Послании апостола Иакова тоже есть слова: исповедуйте друг другу согрешения и молитесь друг за друга.

В ответ можно привести эти слова Евангелия: Аминь глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех – эта власть дается апостолам, от них она переходит епископам, а епископы, обладая этой властью, дают ее священникам, чтобы прощать и разрешать грехи.

– Как быть, когда требуют такого буквального соблюдения, говорят: «Покажите пальцем, где то, о чем вы говорите, написано в Евангелии»? И вообще, как отвечать на вопросы, точного ответа на которые ты, может быть, не знаешь?

– В ответ на вопросы, на которые мы не знаем точного ответа, надо извиниться, сказать правду: посмотрю и отвечу. Что-то мы можем забыть, перепутать, но что-то мы должны знать по определению.

Что касается «покажите, как в Священном Писании», – нужно иметь в виду, что православные и протестанты немножко по-разному понимают соотношение Священного Писания и Предания. В Православной Церкви Священное Писание есть часть Предания, а у протестантов Священное Писание вынесено над Преданием. Но почему православное понимание важно? Потому что правильно понимать Писание можно только в контексте Предания. Как оно передано нам, Церковь хранит Священное Писание, толкует, учит ему. Учение Церкви содержит не только Писание, но и Предание. Это важный момент, вероучительный. Исходя из этой разницы, иногда возникают недопонимание и такой буквализм, а он далеко не всегда бывает хорош.

– Вопрос исповеди, подготовки к ней особенно актуален сейчас, поскольку начался пост. Наш зритель спрашивает: «Я стараюсь по возможности соблюдать пост, но стал замечать уныние. Посоветуйте, как его преодолеть».

– Наверное, нужно посоветоваться со священником, к которому телезритель ходит на исповедь: заочно давать советы, в чем причина уныния, сложно, надо разбираться в жизни человека. Может быть, есть какие-то неисповеданные грехи, может быть, что-то не так в духовной жизни человека. Внимательное отношение к себе, обсуждение проблем со священником на исповеди, наверное, могло бы здесь помочь.

Телезритель из Рязани спрашивает: «В этом году мы отмечаем столетие восстановления Патриаршества. Каково значение этого события и что оно для нас означает?»

– Во-первых, мы должны помнить, что уже апостольские правила говорят, что «епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавати его яко главу», то есть первоиерарх, первый епископ должен быть в Церкви. И это традиция, это обыкновение, когда первый епископ есть, он управляет, председательствует на соборах, управляет в межсоборный период церковной митрополией, экзархатом, патриархатом – это древняя традиция Церкви. Ему дается и особая благодатная власть для этого, и это особая ответственность, которая на него возлагается. Он такой же епископ, как другие епископы, но он первый среди равных, немножко с особыми полномочиями, с особой ответственностью. Этот порядок был заменен в начале XVIII века на коллегиальное управление – хотя, конечно, в Синоде был первоприсутствующий член Синода. Неким формальным образом это правило соблюдалось, но все-таки первоприсутствующий член Синода был во многом ограничен в правах, не имел тех прав, которые имеет патриарх. И Синод, как коллективный орган управления Церковью, не имел прав патриарха, он контролировался государством.

Восстановление Патриаршества – это восстановление самоуправления Церковью. Это был очень значимый и важный шаг. Церковь оказывалась в очень сложной ситуации, нужно сказать. Двести лет существовала синодальная система управления, Синод был ведомством в государстве.

– Поэтому это время называют Синодальным периодом.

– Да. Церковь не имела своего бюджета, ей выделялись ассигнования из государственного бюджета: Синод распоряжался, утверждал какой-то бюджет, но это шло из государственной казны – хотя какие-то местные бюджеты формировались, но сейчас не об этом. И в новых условиях Церковь, со всей сложной структурой, со всем аппаратом, с учебными заведениями, вдруг оказывалась оторванной от государства, с необходимостью перестроить всю систему управления… И избрание патриарха, и строительство правильного, нормального церковного управления было безотлагательной задачей: патриарх в новых условиях стал тем центром, на который в условиях Гражданской войны, сложной церковной жизни люди могли ориентироваться, могли видеть лицо Церкви. Если бы этого не произошло, то церковные разделения, которые и так происходили в 20–30-е годы, были бы более сильными, наверное, и более драматичными.

Даже в мирный период мы все-таки слушаем, о чем говорит патриарх, мы видим, что патриарх, как первый епископ, предстоит за Церковь, хлопочет о тех или иных важных делах, собирает Синод, Собор: звучал доклад Святейшего Патриарха на Соборе, где затрагивались важные вопросы. Мы в этом смысле слушаем его голос – ему поручается говорить от лица Церкви, хотя мы живем в мирных условиях (не беспроблемных, но мирных).

А в условиях, в которых оказалась страна сто лет назад, отсутствие патриарха привело бы, наверное, к очень тяжелым последствиям. И так последствия были не очень.

– Когда заканчивается Архиерейский Собор, появляется очень много документов, обращенных ко всем верным чадам Русской Православной Церкви. Насколько важно, необходимо изучение этих документов? И как быть с тем объемом, который придется узнать? И где прочитать основную выдержку из документов?

– Знаете, современный мир ставит перед Церковью те или иные вопросы, и церковная рефлексия на эти вопросы необходима. Мы сталкиваемся с новыми реалиями и вызовами жизни, которых не было 100–200 лет назад, и должны давать ответ на эти вызовы. Причем ответ этот должен исходить не из сиюминутной пользы или сиюминутного представления, как должно быть, – он должен исходить из церковного вероучения и должен быть согласен с учением Церкви.

Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же, и Церковь всегда учит об Одном и Том же Христе, – но учит она о Христе в изменяющихся условиях мира. Со временем ситуации и условия меняются, и какие-то вещи становятся неочевидными, непонятными, и бывает необходимо ответить, как Церковь смотрит на те или иные вопросы. А эти вопросы накапливаются. Ведь вопросы, которые обсуждает Архиерейский Собор (и обсуждали Архиерейские Соборы) важны. Например, были приняты «Основы социальной концепции», целый ряд документов по важным сторонам жизни, отношения к тем или иным социальным, политическим, научным явлениям (биомедицинские технологии, еще какие-то вопросы). Люди сталкиваются с чем-то и задают священнику вопросы на исповеди: «Батюшка, мне предлагается вот это и это, как я должен (должна) поступить, реагировать?» Это новое, и не всегда об этом новом найдешь ответ, и не всегда священник способен сразу найтись, что ответить в этой ситуации.

Эти вопросы собираются, аккумулируются, доносятся до Священноначалия, которое обсуждает их и выносит на соборное обсуждение. Потом появляются документы. С документами можно ознакомиться на официальном портале Московской Патриархии patriarchia.ru – там есть раздел «Документы»: все находится в открытом доступе, всякий желающий посмотреть позицию Церкви по тому или иному вопросу, зайдя в интернет, может это найти. И церковная печать публикует эти документы. Я знаю, что в «Православной газете» публиковали «Основы социальной концепции» и отдельными книжечками выходили много. И другие документы точно так же публикуются и обсуждаются. На портале Патриархии, может быть, и нет такого активного обсуждения, но у Межсоборного Присутствия есть свое место в интернете, где и клирики, и миряне могут высказывать свои замечания, суждения по поводу новых документов; есть портал «Богослов» (bogoslov.ru), там тоже могут быть высказаны те или иные суждения – то, что принимает Архиерейский Собор, проходит живое обсуждение в церковной жизни, и каждый из нас может высказаться по тому или иному волнующему вопросу – это будет как-то учтено и может даже попасть в документ.

Вопрос телезрителя: «Меня давно интересует вопрос о свободе выбора. Бог дает Своим созданиям полную свободу выбора. Но чтобы выбирать, нужно иметь две противоположности, допустим, добро и зло. Когда Денница делал свой выбор, из чего он выбирал? Зла тогда не былокак он выбрал зло?»

– Да, зла тогда не было. Зло не есть самобытное явление, оно не существует изначально – оно творится нами: мы, каждый из нас, можем выступать (как и Денница в свое время) творцами зла. Уклоняясь и делая злой выбор, когда возникает в нас это стремление, мы несуществующее делаем существующим. Он в определенный момент, как мыслящее существо, помыслил и осуществил в себе, дал несуществующему (злу) бытие. И каждый из нас, когда творит злое, дает бытие злу и преумножает зло. Почему злом нельзя победить зло? В частности, потому, что зло на зло дает только умножение зла, а не его преодоление.

– Еще есть несколько вопросов в социальной сети «ВКонтакте»… Телезрительница спрашивает: «Почему в русском Крыму вместо Русской Православной Церкви присутствует Украинская Православная Церковь Московского Патриархата?» Может быть, кому-то вопрос покажется провокационным, но, думаю, на него стоит ответить.

– Во-первых, Украинская Православная Церковь – это составляющая часть Русской Православной Церкви, соответственно, епархии входят в состав Русской Православной Церкви, но как структурная единица Украинской Православной Церкви – Церкви с правами расширенной автономии. Присоединились эти территории, но административное подчинение как было Киеву, так и осталось. Как Абхазия: отделившись от Грузии, осталась в каноническом подчинении Грузинской Православной Церкви. И это тоже вопрос. Поспешное решение вопросов с переделом территориальных границ, наверное, не приносит добра в мир церковных взаимоотношений. Поэтому в какой-то момент вопрос может быть приведен к общему знаменателю: так останется или будет по-новому, но исторически понятно, почему так. Спешить, наверное, не стоит – и так отношения сложные, зачем еще осложнять их церковным конфликтом.

– Наш зритель (к слову, прихожанин Украинской Православной Церкви Московского Патриархата) оставил такой вопрос: «Почему в первом томе “Добротолюбия” содержатся выдержки из творений монаха Евагрия, ведь он был предан анафеме на V Вселенском и лютеранском соборах? Церковь, находя эти писания душеполезными в деле спасения души, может ли в наше время снять прещение с их автора?»

– Дело в том, что он был оригенист и он отлучается как оригенист – за те творения, в которых оригенизм выявляется. Тексты, что вошли в «Добротолюбие», вполне согласны с православной традицией и в них ничего специфически еретического нет, это душеполезные тексты. Нужно иметь в виду, что бывают еретики, но они ведь не во всем еретики, в чем-то их учение согласно с учением Православной Церкви, в чем-то они уклонились. Иногда, если есть нечто ценное в их учении, оно Церковью удерживается. Например, тот же самый Ориген, осужденный V Вселенским Собором, анафематствованный, одновременно сохраняет титул учителя Церкви. Его, конечно, нет в святцах, но значение его для становления православного богословия признается.

То есть анафема прежде всего имеет для нас педагогический характер, она является таким указателем: туда не ходи, там яма – оступишься и провалишься. И когда сочинения тех или иных авторов были опасны и Вселенские Соборы, выносившие суждение по этим вопросам, принимали такое резкое решение, они принимали это решение исходя из душевной пользы людей, которые реально живут, чтобы, увлекаясь чуждым и неполезным, люди не впали в заблуждение – это с одной стороны. С другой стороны, не все, что написал человек, даже отлученный от Церкви, плохо и не все развращает ум. Поэтому в «Добротолюбии» удержаны какие-то сочинения того же самого Евагрия. Они очень хорошие, он повлиял на монашескую традицию, они касаются аскетики: его учение о страстях в целом лежит в основе, используется Церковью, здесь он очень хорошо наблюдал, обобщал, и опыт его полезен.

– Вопрос телезрительницы из г. Арамиля: «Я хотела бы задать вопрос отцу Петру, как проректору нашей духовной семинарии. Меня очень интересует вопрос, будет ли в нашей семинарии открыта магистратура и какую работу проводит отец Петр лично для достижения этой цели. Вопрос важный: жалко, когда хорошие студенты, окончившие нашу собственную семинарию, уезжают защищаться в Москву и Санкт-Петербург».

– Спасибо за вопрос. Работа в этом направлении ведется. Наша семинария имеет потенциал к тому, чтобы магистратура была открыта, и сейчас поданы документы в Учебный комитет, они прошли предварительное согласование, и если все пройдет благополучно, то, наверное, первую группу мы наберем в самое ближайшее время. Действительно, сейчас реформа духовной школы идет в том ключе, что мы теперь имеем бакалавриат и магистратуру, и ряд семинарий (не только центральные семинарии, но и ряд семинарий в регионах) открыли магистратуру – в Оренбурге, в Тобольске. И конечно, дальнейшее развитие духовной школы с необходимостью предполагает продолжение обучения после бакалавриата. Мы в этом направлении работаем. Может быть, не так активно, как хотелось бы, но тем не менее вопрос, слава Богу, решается. Я так думаю, что и у нас магистратура начнет полноценно работать.

Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «У меня большая боль: уже год, как внук двадцати лет ушел в ислам. Как быть? Как молиться? Как вообще переносить это без уныния? Понимаете, не могу смириться. Знаю, что это отсутствие нашего должного воспитания: не привили ему любовь к православию. Но как теперь помочь ему? Как вести себя самой и родителям?»

– Я полагаю, что в данном случае нужно не переставать молиться, не переставать любить вашего внука. Молодые люди часто находятся в религиозном поиске. Значит, молодой человек неравнодушный религиозно, коль скоро он искал и сделал такой выбор, значит, душа его жива, но просто запуталась.

Такт, любовь и молитва, несмотря на трудности и подступающее уныние, очень много могут сделать в этой ситуации – просто аккуратное и бережное обхождение, молитва и с любовью отношение к нему. Такое свидетельство собственной веры, молитва способны будут как-то привести его к дальнейшему размышлению и, может быть, к изменению позиции.

– Еще один «семейный» Вам, как проректору семинарии, вопрос задет телезрительница в социальной сети «ВКонтакте»: «У меня проблема с взрослым сыном из-за учебы: 4-й курс университета, последний, доучивается еле-еле, потерял интерес к учебе, на лекции не ходит – сидит дома за компьютером, играет в игры. Прошу Господа каждый день вложить в сердце желание к учебе и к работе. Сколько раз помогал мне Господь со здоровьем, в семье, а с сыном – будто стена непробиваемая, отношения хуже и хуже. Что делать?» И здесь, наверное, можно поговорить и о мотивации к образованию, обучению, и как не потерять вообще интерес в этом направлении.

– Мы не теряем интереса к тому, в чем видим смысл. Если мы перестаем видеть смысл в одном или в другом деле, мы теряем интерес. Если человек в возрасте еще может по инерции, по привычке делать что-то, то молодой человек, в силу определенной юношеской бескомпромиссности, запускает и учебу, и работу, и начинаются кризисные явления.

Надо с детства приучать видеть смыслы. Я не знаю, как это делать, но надо как-то делать. Родителям нужно молиться и любить (как и в предыдущем случае), свидетельствовать о своей вере и показывать эти смыслы на примере своей жизни. Конкретную ситуацию нужно видеть конкретно. А «общий» ответ – это потеря смысла. Если человек не обретет смыслов в своей жизни. Почему ему неинтересно стало учиться? Почему он утратил смысл в учебе? Почему его увлекли игры? Почему виртуальная реальность для него стала более значимой, чем реальность жизни? Почему он хочет из живой жизни уйти в жизнь неживую, компьютерную? Почему? Что такое случилось? Почему семья, друзья, окружение не создают для него значимого, а там ему интереснее, веселее? Это проблема не только для этой матери, но для многих и многих.

– Вопрос телезрительницы из Тулы: «Что делать, если человек ходил в церковь, исповедовался, причащался, но сейчас вера в добро пропала совершенно? Нахожусь в отчаянном состоянии, страх теперь: исповедовалась, не смогла отказать священнику в его определенной просьбе, и получился конфликт с другими людьми (батюшка меня попросил позвонить). После этого пропало доверие к священникам. Не могу себя преодолеть. Причем это случилось уже не в первый раз. Вот такой у меня характер – не умею отказывать. Теперь вера в добро у меня пропала совершенно, но есть страх, я боюсь идти на исповедь к священникам и не знаю, что делать. Молилась три дня Богу, просила у Него указать путь. И знаете, после этого стали появляться какие-то старые друзья, родственники. А я не могу понять, что это значит. »

– Очень трудно, не зная ситуации, конкретно ответить. Но я хотел бы сказать вот о чем. Во-первых, не нужно унывать, нужно все-таки свою печаль возлагать на Господа, и если мы с верой будем это делать, то можно преодолеть это свое состояние. Это первое. Второе: вы сказали о себе, что нерешительны, не способны отказать. Вы, наверное, сделали что-то, что не следовало бы делать, пошли на поводу, может быть, даже у священника, который ошибся где-то и что-то неправильно сказал (или он сказал правильно, а вы как-то неправильно поняли – не знаю). Но мы все-таки должны отвечать за свои поступки, стараться не поступать против своей совести и не совершать греховных поступков. А если мы их совершили, то, чтобы не впадать в унылое состояние, мы должны иметь силу каяться в этих поступках. Если мы оставляем себя в этом состоянии, то уныние нас посещает, мы запутываемся и приходим в тяжелое состояние. Вам нужно разобраться с ситуацией, в которую вы зашли, поставить все на свои места, ободриться, призвать Господа в свою жизнь и жить дальше с верой и надеждой.

Беседы с батюшкой. Радоница

Передача 1

Передача 2

Передача 3

В первой передаче на вопросы телезрителей телеканала «Союз» отвечает настоятель храма св. прав. Федора Ушакова в Южном Бутово игумен Дамиан.

Гость второй передачи — протоиерей Михаил Стрельников, клирик Спасо-Преображенского собора (Санкт-Петербург).

Гость третьей передачи — настоятель храма свв. апостолов Петра и Павла в Лефортово игумен Алексий (Воложанин).

См. также раздел Радоница.

Метки

  • Нет Меток
  • Вконтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Живой Журнал
  • Twitter

2 9 609

Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Сегодня мы отвечаем на насущные вопросы, которые беспокоят наших телезрителей, и начнем с тех, которые скопились в нашей группе «ВКонтакте».

Батюшка, перед эфиром мы обсуждали вопрос, который относится к святому князю Владимиру. Человек пишет, что его смущает житие этого святого, потому что там были разные моменты (возможно, убийства и другие преступления). Я обобщу вопрос: были ли грехи у наших святых?

– Мы знаем, что нет ни одного человека, который жив был бы и не согрешил. И поскольку все святые были когда-то обычными людьми, такими же, как и все мы, то, конечно, какие-то искушения и грехи у них тоже были. Наша Церковь канонизирует человека не за абсолютно безгрешную жизнь, а за те подвиги, которые он понес в своей жизни, которыми прославил Бога. Мы знаем много житий святых (самые известные из которых, наверное, Марии Египетской, мученика Вонифатия), когда, казалось бы, начало их жизни таково, что к святости привести не может. Но когда они встречались на своем пути с Господом и отдавались Ему всем сердцем, это полностью преображало их жизнь. И это показывает, что человек может с помощью Божией справиться с любыми искушениями, показывает святость, необходимую как урок всем нам. Каждый из нас, независимо от своей греховности, слабости, тоже может достичь святости и должен ее достигать, подражая тем святым, которые прославлены нашей Церковью нам в назидание.

– Как достигать святости обычному человеку?

– Нет учебника по святости, который подобен инструкции по сбору мебели, потому что святость – это процесс всей жизни, это опыт жизни во Христе, в православии. И этот жизненный опыт у каждого свой. Не бывает двух одинаковых путей ко Христу, как не бывает двух одинаковых жизней. Святым надо подражать не буквально, копируя их образ жизни, поступки, дела, а их духу, их ревности по Бозе. Тогда мы можем достигнуть святости.

– Какие ошибки нас ожидают?

– Ошибки и есть те грехи, те искушения, в которые мы будем впадать. Ошибки могут быть, как говорится, как слева, так и справа. Излишняя ревность нежелательна, но и слишком расслабляться и пускать на самотек нашу духовную жизнь тоже нехорошо. Поэтому ошибки могут быть со всех сторон.

– Какие могут нас подстерегать ошибки из тех, что мы не замечаем? Человек ходит в храм, исповедуется, причащается – означает ли это, что он автоматически приближается к Богу?

– Можно всю жизнь ходить в храм, исповедоваться, причащаться и при этом топтаться на месте, если духовной жизни нет. Главное – это все-таки сосредоточенность на себе и внимание к тому, насколько мы изменяемся. Вот мы ходим в храм: изменяется ли наше духовное состояние или остается на том же уровне? А может быть, даже ухудшается – такое тоже может быть.

Если человек исполняет внешние предписания, функции (а таких людей у нас очень много, когда от православия берут только внешние атрибуты: пойти в храм, как прийти на исповедь, поставить свечи, как следует поститься; причем пост подразумевается только как воздержание в пище, без духовного поста), то, конечно, такой образ жизни не может привести к тому, что человек будет меняться изнутри. Наоборот, он зацикливается на внешнем и, в принципе, не меняется. Он считает, что этого достаточно. Такие люди есть, и я их вижу, когда исповедую. Приходит человек на исповедь, каждый раз говорит об одном и том же и никуда не двигается. Приходится с такими людьми работать более плотно и жестко.

– Как не отчаиваться, если понимаешь, что какой-то грех преследует тебя из года в год (например, постоянно осуждаешь)?

– Есть такие грехи, с которыми человеку бывает действительно не справиться в силу каких-то обстоятельств, привычки. Бывает, когда люди общаются, они просто не могут не задеть какое-то третье лицо и не сказать о нем что-то не совсем правильное. Действительно, получается, что мы будем каждый раз каяться в этом грехе и каждый раз к нему возвращаться. Но главное, чтобы мы замечали, что этот грех у нас есть, и пытались нашими силами, насколько это возможно, с ним бороться. То есть если мы заметили, что начинаем склоняться к этому греху, то можно это пресечь. Если мы заметили его только после совершения, можно сразу покаяться внутри себя, попросить прощения у Бога за оплошность. И сколько раз мы падаем, столько раз и вставать. Не побежден не тот человек, который ни разу не упал, а тот, кто встает после каждого падения. Эта постоянность во вставании и есть та хорошая черта, которую можно в себе развивать. Может быть, именно для этого Господь не убирает этот грех, а оставляет его нам, чтобы мы тренировались и взяли эту привычку вставать – независимо ни от чего.

– Спасибо за такие ободряющие слова; думаю, они будут полезны.

У нас есть звонок от паломника, который бывал в вашей святой обители в Карелии.

Вопрос телезрителя: «Преображенский храм сейчас реставрируется, существовали ли его росписи до революции?»

– Преображенский храм – главный храм нашей обители. Он был построен в 1892 году и освящен святым праведным Иоанном Кронштадтским. В архивах сохранились описания его внутреннего убранства, и до революции он не был расписан. Вообще очень редко деревянные храмы расписывались изнутри. Сохранилось описание иконостаса, тех икон, которые были в храме. Сейчас мы стараемся восстановить Преображенский храм более приближенно к изначальному виду. Но иконостас уже отличается от того, который был до революции, потому что не сохранилось каких-то схем, чертежей или фотографий.

Восстановление иконостаса происходило еще в начале 90-х, когда у монастыря имелось очень мало финансов, просто надо было делать хоть что-то, чтобы можно было уже служить, молиться. Тогда сделали иконостас. И лишь недавно поменяли иконы на настоящие, а до этого была фанера, роспись чуть ли не гуашью – полудетские рисунки. Сейчас мы их поменяли, и очень благодарны ректору Санкт-Петербургской духовной академии – владыке Амвросию, который благословил лучшим преподавателям и студентам иконописного отделения академии написать для нас иконы. Они написали для нашего иконостаса 34 иконы, так как это огромный трехъярусный иконостас, занимающий все пространство восточной стены.

Сейчас наместник нашего монастыря архимандрит Иларион начал заниматься росписью уже потолка храма. Уже многие говорили мне, что получается нечто странное, и в начале сентября я ездил в монастырь, чтобы посмотреть, что происходит с росписями храма, понять, почему мне звонят и спрашивают об этом. Я уже три года живу в Петербурге, где являюсь настоятелем подворья, а в монастыре, к сожалению, бываю только на праздники, когда уже не до того, чтобы рассматривать работы, которые проводятся. Действительно, те росписи, которые сейчас есть, мало того что не исторические, они еще и по стилистике не согласуются с установленным иконостасом.

Конечно, я не специалист в иконописи, поэтому просто сфотографировал росписи и консультируюсь сейчас у профессиональных иконописцев, насколько возможно совместить это с иконостасом. На тех консультациях, которые я уже провел, мне сказали, что росписи не согласуются с храмовым пространством, иконостасом и теми иконами, что есть в храме. Я уже рассказал об этом отцу Илариону, будем думать, что делать с этими росписями дальше: либо их исправлять, либо менять иконописца, если ему не хватает профессионализма, чтобы согласовать росписи с тем, что есть в храме. Проекта росписей я не видел и не знаю, как наш правящий архиерей владыка Константин благословил этот проект. Знаю, что владыка Мануил был категорически против росписей летнего храма. И, насколько я знаю, роспись началась буквально через несколько месяцев после его смерти, что тоже, наверное, о чем-то говорит. Посмотрим, что можно сделать с этими росписями и как они будут выглядеть в итоге. Надеюсь, мы сможем их исправить, тогда храм будет выглядеть более благолепно, не так шокировать паломников, как сейчас.

– Видимо, это некая ошибка, которая будет исправлена, и надо успокоить людей.

– Ошибки исправляются, ничего страшного в этом нет. Если один иконописец не справился, найдем другого. Но главное, что Преображенский храм реставрируется и будет преображаться и дальше.

– Дай Бог, чтобы монастырь украшался.

Вопрос телезрительницы из Татарстана: «Как бороться с грехами уныния и тоски от одиночества и как вырвать обиды из сердца?»

– Конечно, прощать обиды иногда бывает тяжело, но прощать все равно надо, потому что от этого зависит и наше спасение. По тому, как были заданы вопросы, я чувствую, что процессы уныния и обиды как-то связаны между собой; видимо, от степени прощения зависит и борьба с унынием. Сначала надо искренне простить человека, который Вас обидел. Потому что Вы должны понимать: если Господь посылает испытания через других людей и какие-то жизненные события, надо принимать это как от Господа. Ни в коем случае не желать человеку чего-то плохого; понимать, что он просто оказался в этой ситуации слаб, не смог правильно на нее отреагировать и тем самым нанес Вам обиду.

Конечно, переживать одиночество в миру человеку тяжело, потому что мы помним фразу Бога из Книги Бытия: «нехорошо человеку быть одному». Все-таки должно быть какое-то общение. Если так все-таки случилось и Вы не можете оставаться одна, то не надо забывать, что человек никогда не остается один, с ним всегда Господь Бог. Он всегда заботится о нем, помогает, если человек просит Его об этой помощи. Конечно, надо просить у Бога помощи в том, чтобы справиться с одиночеством и обидой, которая в Вас есть. И когда обида уйдет, видимо, и уныние, вызванное рядом произошедших событий, тоже уйдет. Поскольку я не знаю ситуации подробно, то мог ответить только такими общими словами.

– Вопрос телезрительницы: «Где-то я читала, что когда мы говорим ребенку некоторые слова, то как бы отдаем его в руки лукавого, это почти как материнское проклятие. Так ли это? Мой ребенок попал в аварию, его не стало, поэтому меня это волнует. Что я могу теперь сделать, если мы как бы сами отослали его в руки лукавого?»

Звукорежиссер, который пообщался с матушкой до того, как вопрос прозвучал в эфире, пояснил, что, видимо, в момент какого-то сильного раздражения она прокляла словами своего сына, и в итоге произошло страшное событие – он погиб. Какой духовный совет мы можем дать человеку?

– Во-первых, сложно говорить, в итоге или не в итоге, из-за этого ли это произошло. Не надо думать, что если бы Вы не прокляли, ничего бы не случилось. Да, Вы позволили себе такую слабость – в порыве гнева пожелали человеку зла, тем более собственному ребенку, но произошедшее необязательно было прямым следствием Ваших слов. Конечно, теперь Вы мучаетесь из-за этого, но исправить уже ничего нельзя. Можно только покаяться, что Вы призывали силы зла на ребенка или на другого человека. И не надо думать о прямой связи между двумя этими событиями.

– Вообще можем ли мы своими мыслями, словами, пожеланиями плохого, проклятиями изменить судьбу человека? Или это какие-то суеверия?

– Очень много суеверий связано с тем, что люди хотят владеть чужими жизнями, вмешиваться в них, исправлять. На этом и работает вся магия, бабки, колдуны – на желании человека как-то вмешаться в личную жизнь другого человека и изменить ее по своему усмотрению. Само по себе это желание уже греховно, потому что есть то, что Господь задумал о человеке, и то, как Он его ведет. Мы не должны думать, что можем быть умнее Бога и что наш план на жизнь другого человека, который этого совсем не хочет, будет лучше, чем его собственный план и планы о нем Бога. Поэтому обращение к таким людям уже греховно. И таких желаний – обращаясь к кому-то, стараться влиять на судьбу и жизнь другого человека – у православных людей быть не должно.

Мы можем изменить жизнь другого человека молитвой и просьбой о нем к Богу. Можем просить святых, чтобы они молились Богу об этом человеке, а Господь помогал бы ему. Лучше всего влиять на чужую жизнь именно через молитву; никакими другими способами не нужно.

– Вопрос из социальной сети в продолжение поднятой темы: «Если можно так часто оступаться, совершая тот или иной грех, и если все равно есть законы, которые нельзя нарушать, зачем тогда Господь дал нам свободу?»

– Господь дал нам свободную волю, чтобы мы выбирали, где мы хотим быть: либо с Богом, либо без Него; либо на стороне добра, либо на стороне зла. И каждый день человек совершает свой выбор в ту или иную сторону. Господь ничего не запрещает нам категорически, Он желает, чтобы мы сами воспитали себя так, чтобы исполнение заповедей стало нашей естественной потребностью, естественным ходом нашей жизни. Потому что две заповеди, на которые обращает внимание Господь в Новом Завете – возлюбить Бога и возлюбить ближнего, – дают человеку опору в этой жизни и указывают направление того, как надо действовать: через любовь к Богу, через любовь к ближнему. Это уже не запреты, а направление пути. Получается, что Господь полностью освободил нас от каких-либо ограничений. Ведь любовью нельзя причинить человеку зло, если это настоящая любовь. Не тот эгоизм, который мы часто называем любовью, а та любовь, о которой Господь говорит в Евангелии. Такая любовь не может причинить зла ни самому человеку, ни ближнему, и, конечно, этот путь является правильным.

– Сейчас по телефону задали два вопроса по Евангелию. Первый задают очень часто: если Господь сказал никого не называть отцами, почему тогда мы называем священников отцами?

– У нас есть очень много слов, имеющих одинаковое произношение, но разное значение. Меня называют отцом именно в том значении, что я священник. Бога мы называем Отцом немного в другом смысле. Есть еще отцы по плоти, которые нас родили. Все эти значения разные. Когда меня называют отцом, никто не имеет в виду, что я физически являюсь отцом того или иного человека. Так, как мы называем Отца Бога, мы не называем никого на земле, и это вполне естественно и понятно.

– «Господь оставил завет обращаться к Нему в молитве “Отче наш”. Почему мы обращаемся к Нему еще и в других молитвах?»

– «Отче наш» – это образец молитвы. Ведь перед тем, как дать ее, Господь объясняет, для чего она нужна: Господь знает все наши прошения, и от нас требуется только доверяться Его воле о нас. В молитве «Отче наш» собрано все, что необходимо человеку для этой жизни, в ней нет ничего лишнего.

Господь Сам всегда молился, и молился не только молитвой «Отче наш». Сколько раз в Евангелии говорится, что Он восходил на гору, уединялся для молитвы, пока ученики Его спали или плыли по Генисаретскому озеру. Конечно, Он тем самым показал нам образец того, что надо стараться молиться как можно чаще, так как это общение с Богом, которое укрепляет человека в этой жизни, помогает ему. И для этого также существуют и другие молитвы, которые нам оставили святые отцы.

– Вопрос о богообщении: можно ли общаться с Богом, занимаясь какими-то делами (например, укачивая ребенка, делая с ним домашнее задание; или когда едешь в метро, работаешь)? Или надо именно уединиться?

– Что касается монахов, подразумевается, что они должны молиться всегда: за работой, послушаниями. Поэтому у них есть четки, которые они перебирают с Иисусовой молитвой. Если на послушании надо работать руками и четки перебирать невозможно, можно молиться в уме, отсчитывать молитвы другим способом. У монахов это вполне естественно. Многие святые отцы посвящали свои сочинения тому, как научиться непрестанной молитве, и монахи стараются ей учиться.

Что касается мирян, то, конечно, хорошо, если вы чаще вспоминаете о молитве, не стремясь превратить всю свою жизнь в миру в монашеские правила, но тем не менее приближаясь к идеалу непрестанной молитвы. Можно молиться и качая ребенка, и передвигаясь в метро; можно не смотреть по сторонам, а молиться. Например, у меня в смартфоне есть Псалтирь, молитвослов, и метро – то самое место, где лучше всего молиться, чтобы не обращать внимания на возникающие ситуации. Главное, не пропустить свою станцию и выйти вовремя.

– На самом деле очень полезный совет.

Вопрос, поступивший через социальную сеть: «Если бы сейчас наступила война, Вы бы пошли воевать?»

– Обстановка в мире действительно тяжелая. Не могу ответить на этот вопрос: ситуации разные, разное время. Например, во время Второй мировой войны, когда, как мы знаем, были священники, которые воевали и получили на войне много наград, способы ведения войны, военная техника были на одном уровне. Сейчас способы ведения войны и военная техника находятся на совершенно ином уровне. Например, сейчас не надо бежать с автоматом, в кого-то стрелять; есть ракеты, которые могут перелететь из одной точки земного шара в противоположную и там взорваться. Существует масса технических средств, используемых военными, о которых мы не знаем: это военная тайна. Я думаю, что вооружение очень сильно изменилось со времен Второй мировой войны.

До семинарии я работал в системе Министерства обороны, поэтому знаю, что оружие постоянно совершенствуется и разрабатывается, и просто бегать с автоматом по полю и в кого-то стрелять нет никакой необходимости. Возможно, что столько людей, сколько было нужно для прежних войн, сейчас не потребуется государству для ведения войны. Мы видим, как сейчас ведется война в Сирии и как там все происходит; видим в новостях по телевидению и другие войны. Если бы встал вопрос о том, что нужно защищать Родину, и по-другому никак, конечно, пришлось бы вставать и защищать, потому что это наша страна, наше государство. Но каким способом и как, я не знаю.

– В продолжение этой темы: и среди верующих патриотичных людей сейчас часто настроение – давайте покажем кузькину мать странам, которые поддерживают зло в мире. На Ваш взгляд, это православный подход?

– Кузькину мать мы уже один раз показывали, Никита Сергеевич пытался это сделать, но это ни к чему не привело, только к усилению конфронтации, развертыванию «холодной войны». Конечно, это не наши методы. Наши методы – защищать нашу землю. Когда к нам кто-то приходит и начинает нагло топтаться по нашей земле, здесь уже надо показывать кузькину мать. А пока это происходит где-то. Мир постоянно находится в каком-то движении, каких-то войнах, и мы не обязаны контролировать все пространство земного шара и заставлять всех жить так, как хотим мы. Это то, что сейчас делает другое, всем известное государство, заставляя всех жить по демократическим принципам, и для этого бомбит всех, кто не хочет жить как они. Мы же не можем перенимать эти методы и действовать точно так же. Я считаю, что попытка изменения мира силовыми методами – это далекий от православия путь и способ.

– Хотя Вы и монах, но все равно задам такой вопрос: «Как семейному человеку жить по-православному, чтобы попасть в рай?»

– Соблюдать заповеди. Есть притча о богаче, который пришел ко Христу и спросил, что ему делать, чтобы спастись. И что ответил ему Господь? Соблюдать заповеди. И когда вопрошающий сказал, что соблюдает все заповеди, Христос произнес: «Если хочешь быть совершенным, оставь все и следуй за Мной». Он не сказал, что это единственный путь спасения, но если хочешь быть совершенным. То есть, живя в миру, соблюдая заповеди, в семейной жизни тоже можно спастись. Семью называют малой церковью, где усилиями всей семьи, сообща созидается спасение ее членов.

– Батюшка, расскажите немного о своей семье, о матушке, о том, как Вы пришли к вере, почему решили стать монахом.

– Я монах, и теперь моя семья – это братия в монастыре, Церковь Христова. Рос я в обычной, среднестатистической семье, ничем не выделяющейся из ряда: папа – военный, мама – медицинский работник, у меня было два брата и две сестры, сейчас уже есть племянники. Жили мы обычно, все ходили в школу, все когда-то были приняты в октябрята, потом в пионеры, то есть типичная ситуация для конца 80-х годов. Жили мы в Павловске, недалеко от церкви святой великомученицы Екатерины и Рождества Пресвятой Богородицы (в ней освящены два придела), где служил замечательный священник отец Вячеслав. К сожалению, он скончался перед моим поступлением в семинарию – летом 2006 года. Я начал ходить в эту церковь, сначала просто потому, что стало интересно.

О Церкви ничего не было известно, и вот в 1989 году все вдруг заговорили, все стало более открыто. До 1989 года все было сложнее, и мама рассказывала, что крестили нас чуть ли не тайно, старались договориться со священником, чтобы сделать все по-тихому, никуда не записывать; хотя тогда было строго, с уполномоченными, но желательно, чтобы никаких свидетельств о том, что мы крестились, не было. Кстати, поэтому перед поступлением в семинарию у меня возникла такая проблема, как свидетельство о крещении. Оказалось, что нет ни его, ни справки о крещении, потому что тогда была такая ситуация. Я поехал в храм к отцу Вячеславу, который знал меня, когда с 1989 года десятилетним мальчиком я начал ходить в этот храм на праздники. Думал поговорить с ним, а когда приехал, оказалось, что попал на девятый день после его кончины. Поэтому дубликат справки о крещении получал я уже у нового настоятеля.

Пройдя через институты октябрят, пионерии, в которых воспитывались все люди того времени, тем не менее, когда стало возможно, мы начали ходить в храм, сначала в Павловске, а после переезда в Ленинград в наш храм Ильи Пророка на Пороховых. Там с 1991 года я ходил в воскресную школу, с первого года ее основания (недавно праздновалось ее 25-летие). После этого из Церкви я уже не уходил, сначала начал пономарить, потом поступил в семинарию и так и остался в Церкви.

– В Вашем рассказе прозвучало, что до конца 80-х годов о Церкви ничего не было известно – и вдруг появилось что-то новое. От людей, которые старше меня, я часто слышу, что на волне этого интереса к чему-то новому случился церковный подъем, многие пришли в церковь, именно заинтересовавшись чем-то новым, чего не было. Сейчас церкви открыты, информации очень много, телеканалы, сайты, книги, доступны священнослужители. Как сейчас человек может совершить первый шаг к Церкви, как заинтересовать своих друзей, знакомых, которые смотрят и говорят: «да, это мода такая»; как им объяснить?

– Мода как раз была в начале девяностых, когда это было неизвестным и потому просто любопытным. Прийти и посмотреть: вроде говорят, что Церковь – это что-то хорошее, что-то правильное. Ты в нее придешь – и сразу станешь правильно жить, сразу исправишься, станешь хорошим, все у тебя в жизни будет хорошо. А на самом деле получалось, что люди приходили, желая получить что-то извне и совершенно не желая работать над собой. Вышло так, что такие люди, не получая желаемого, разочаровывались в происходящем, разочаровывались в Церкви (а не в себе) и уходили из нее. Конечно, прийти в церковь, ожидая, что тебе дадут то, что изменит твою жизнь, что нечто вдруг произойдет, как по мановению волшебной палочки. к сожалению, в человеке есть такая черта: желать получить что-то, не работая над собой, над результатом. Как Адам и Ева пожелали получить знание? Съедим запретный плод – и будем как боги. Это желание и привело человека к грехопадению. Так человек и продолжает желать получить что-то, совершенно не работая, как бы незаслуженно.

Надо понять, что Церковь – это не просто клуб по интересам или какое-то общество, в которое можно прийти в свободное от работы и развлечений время, а потом вернуться, совершенно не связывая свою жизнь с тем, что узнал и услышал в Церкви. Когда Церковь отдельно и вся остальная жизнь как бы отдельно и они нигде не пересекаются. Потому что когда пришел в Церковь, понимаешь, что хочешь жить церковной жизнью и строить свою жизнь по Евангелию: так, как Церковь призывает это делать. Церковь – это только некие маяки, которые показывают путь, как надо идти, которые могут объяснить Евангелие, но не могут за тебя прожить твою жизнь и сделать тебя совершеннее. Каждый человек должен сам работать над собой. Ломать себя, какие-то свои привычки, стереотипы, бороться со своими страстями – это очень тяжело. Поэтому многие и бросали этот путь. Например, батюшка говорит человеку, что не надо грешить, не надо пить, курить, тратить время на всякую ерунду. Но ведь из-за этой ерунды и становится веселее. Конечно, хорошо послушать батюшку: говорит он, конечно, хорошо, но пойдем продолжать делать то же самое… Вот ничего и не получилось из такой церковной жизни.

Сейчас, когда все открыто и вся информация доступна, каждый может найти то, что ему требуется для его совершенствования, в книгах, Интернете. Можно прийти в любой храм, которых сейчас стало много, и задать священнику вопросы, которые волнуют человека. Получить ответ или не получить, пойти к следующему священнику, понимая, что не все священники идеальны, не каждый является носителем вселенского знания и может ответить на любой вопрос.

Заинтересовать своих друзей и знакомых можно, только показав им себя. Когда ты занимаешься собой, живешь церковной жизнью и являешься ее образцом, люди видят, что это не какая-то секта, не сумасшествие. Не то, о чем говорят, когда нас критикуют: что от мужчины требуется отрастить бороду, женщинам закутаться в платок и длинные юбки и ходить с четками, не думая ни о чем мирском. Живя своей обычной жизнью, вы и можете показать, что это нормально, естественно, не пугает, и тогда друзья и знакомые могут этим заинтересоваться. Они видят вас в церкви, видят в миру как церковного человека, который не кусается, а, наоборот, дает какие-то хорошие советы, потому что понимает законы духовной жизни, понимает, что если начать отвечать злом на зло, к добру не придешь. Не все мирские люди понимают это, они считают, что тем самым устанавливают справедливость. И объяснить им это тоже очень сложно. А если они увидят, что у кого-то это работает, и хорошо работает, они могут этим тоже заинтересоваться. То есть опыт церковной жизни, показываемый людям нецерковным, тоже может привести их в церковь.

Еще Иоанн Златоуст говорил в IV веке, что если бы все христиане жили так, как положено жить христианам, то язычников уже не было бы. Сейчас век другой, но смысл остается тот же. Если все христиане будут жить по-христиански, то другие люди увидят это и тоже захотят.

– До конца программы остается мало времени, и есть вопросы, вновь касающиеся вашего монастыря. Просят рассказать, как к вам приехать, когда это лучше сделать. Дайте краткие советы паломникам, собирающимся в ваш монастырь.

– Мы всегда рады видеть паломников в нашем монастыре. У нас уже действует гостиница для паломников. Можно остановиться на несколько дней, поучаствовать в богослужении; тем, кто может, принять участие в трудах по восстановлению монастыря.

Приехать можно своим ходом, из Санкт-Петербурга идет автобус на Петрозаводск, из Петрозаводска идет еще больше автобусов (например, на Олонец); доехать до остановки Интерпоселок (такой советский пережиток в названии нашего поселка). Конечно, желательно предварительно позвонить благочинному отцу Симеону по телефону 8-921-451-86-51, спросить, когда лучше приехать, предупредить его о своем приезде. Может быть, он даже подскажет, как доехать, если человек едет один и будут какие-то попутные машины. Конечно, можно приезжать и группой, можно и на своих машинах, в навигаторе этот поселок задается.

– Вы ждете всех?

– Да, мы рады видеть всех. На территории монастыря мы можем разместить и мужчин, и женщин. Сейчас есть гостиница за монастырем. И мужские, и женские руки могут быть полезны в деле восстановления монастыря.

– Какие проходят богослужения? Какие в монастыре есть святыни?

– В монастыре проходит полный круг богослужений, так заведено с конца 90-х годов и с тех пор продолжается непрерывно. Утренние богослужения начинаются с полунощницы в 4:30 в зимнем или летнем храме, что зависит от времени года; затем следует утреня, которая заканчивается примерно в 7:00 часов. В 9:00 часов служится Божественная литургия. Вечером (в 16:45)– вечернее богослужение и примерно в 19:30 повечерие. То есть ежедневно совершается полный круг богослужений. Божественная литургия тоже служится ежедневно, когда это возможно по уставу (то есть кроме Великого поста и других дней, когда это запрещено).

Главная святыня нашего монастыря – это мощи наших основателей, преподобных Геннадия и Никифора Важеозерских. Мощевики с частицами их мощей мы выставляем в действующих храмах для поклонения. У нас есть источник – колодец Никиты Бесогона, в котором постоянно освящается вода и в который можно окунуться.

Конечно, главная святыня – это ежедневно совершаемая Божественная литургия, на которой можно причаститься Тела и Крови Христовых.

– Мы не раз рассказывали в наших сюжетах о вашем подворье в Санкт-Петербурге, но все равно расскажите, где вас найти, как к вам прийти и какая помощь требуется.

– Подворье в Санкт-Петербурге находится недалеко от метро «Елизаровская», на улице Крупской, дом 5. Пока мы еще соседствуем в одном здании с военкоматом Невского района. Пока никаких строительных работ у нас не ведется, так как здание еще полностью не передано. Мы служим в тех помещениях, которые нам достались, не перестраивая их, но служим Божественную литургию каждую субботу и воскресенье. И по большим праздникам, на неделе бывает еще одна или две литургии.

Сейчас главная помощь подворью – просто приходить и молиться. Конечно, могу попросить помощи: нам сейчас выставят счета за отопление, еще за что-то, но это огромные счета; главное – молиться с нами.

– Батюшка, хочется пожелать Вам помощи Божией в решении тех проблем, с которыми Вы сталкиваетесь, чтобы Господь как-то их разрешил. Надеемся, что наши зрители, у которых появилось желание посетить монастырь, подворье, это желание реализуют, никаких препятствий для этого нет.