Дискриминация немцев в германии

На собственной шкуре. Быть русским немцем в Германии

Чтобы понять, что значат и в чем заключаются глобальные исторические изменения, их лучше всего испытать на своей шкуре. В крайнем случае — попытаться влезть в шкуру непосредственных жертв исторического процесса.

Иммиграция последних двух десятилетий изрядно перетасовала по свету бывших советских людей, разрушила одни исторически сложившиеся общности и создала другие. В числе прочего, миллионы наших бывших соотечественников оказались в Германии.

Что это значит для них, для их новой отчизны и старой родины?

Почувствовать это, надеюсь, нам поможет интервью с моим знакомым, активным членом русско-немецкой общины Германии Георгием Шмальцем (Georg Schmalz)

Авраам Шмулевич: Расскажите о себе.

Georg Schmalz: Я родился в 73-ем в Челябинске — где мой дед строил для Страны Советов танковый завод в трудармии во времена войны. Был дед учитель немецкого языка, умер в 84-ом. В Челябинске я прожил до 90-го (до переезда в Германию), учился в школе занимался спортом, самый первый в классе снял пионерский галстук — за что остальные меня называли фашистом — а убеждения я тогда не высказывал, мне дед разcказал, как коммунисты раскулачили и на его глазах расстреляли его отца. В Германии закончил школу, в 94-ом на химическом заводе овладел специальностью физика-лаборанта, до сих пор там и работаю в биотехнологии. В партиях не состоял и не состою — т.к. нет такой подобной моим убеждениям. Католик.

Мои корни прослеживаются до XVII века. Мои предки выехали из города нем. Wiesenburg / фр. Wissembourg (сейчас Франция) на Украину в село Ландау примерно в 1840 году — где и прожили до прихода коммунистов к власти. После раскулачивания и расстрелов моих прадедов, семьи и родственники были разбросаны по всему советскому государству. Деды имели большие земельные участки, где выращивали пшеницу и продавали её в г. Николаев Одесской области. Во время второй мировой войны дед попал в трудармию в Челябинск на строительство завода, их как заключенных водили на работу, под охраной с автоматчиками и собаками. После войны жил под комендатурой до оттепели — там я и родился.

Немецкому языку меня научила бабушка, до школы я разговаривал на немецком в семье. Приехав в Германию я понял что бабушкин язык остался на уровне 19 века, но за тот старый язык, который остался также среди коренных немцев, меня стали быстрее принимать за своего.

Позже здесь в школе я овладел современным языком.

Авраам Шмулевич Вы себя кем считаете? Вы немец? Русский? Русский немец?

Georg Schmalz — Я себя считаю немцем — хотя нас называют русскими немцами в Германии, с чем я часто спорю, и уже многим здесь доказал.

Авраам Шмулевич — Вы не жалеете, что уехали?

Georg Schmalz Я не жалею что уехал, мыслей вернутся нет! Там, в России, до сих пор издаются лозунги, что мы фашисты! Возвращаться не собираюсь. Такие мысли могут появиться, только если русский народ признает вину развязывания 2-ой мировой войны коммунистической партией.

Авраам Шмулевич — Что это такое: «русские немцы»?

Georg Schmalz — Русских немцев в Германии называют поздними переселенцами. Мы попадаем в Германию после формальностей (предоставление родословной в 3 поколениях) и доказательств знаний языка (обычный повседневны разговор), обычаев и культуры. Государство нас признает гражданами, но это всё на бумаге. Коренные немцы называют нас русскими до тех пор, пока мы не начинаем говорить без акцента на немецком — если иммигранты с этим не справится, то для основной массы они остаются «русскими», чувство родины предков может в таких случаях пропасть.

Но там в России мы были фашистами, почти каждый это пережил, т.к. не меняли имён. Раскулачивание, ссылки, трудармии и геноцид передаются из поколения в поколение.

Для основной массы «русских немцев» основным местом жительства сейчас является Германия — здесь нас около 4 миллионов, около 2 миллионов живет ещё в странах СНГ.

4 миллиона «русских немцев» в Германии — это получается почти каждый 20-й житель в Германии из России — русская речь встречается повседневно. Но родившиеся там очень редко находят друзей среди коренных немцев и общаются в тесном кругу своих знакомых.

Авраам Шмулевич — Одинаковы ли взгляды на жизнь русских немцев и русских евреев — двух крупнейших групп выходцев из СНГ в Германии?

Georg Schmalz — Бытовые взгляды на жизнь одинаковые: общение на русском языке и совместное провождение свободного времени. Воспитания детей у русских евреев лучше поставлено (построено на вере). Сам я нахожу русских евреев находчивее и целеустремлённее.

Авраам Шмулевич — Насколько велик процент смешанных браков среди русских немцев, приехавших на ПМЖ в Германию?

Georg Schmalz — Около 50%. Среди них кроме русских еще есть корейцы, казахи, украинцы и северные народы России.

Авраам Шмулевич — Как их воспринимают «немецкие немцы»? Иначе, чем их супругов — русских немцев?

Georg Schmalz — Практически воспринимают одинаково — но гражданство они получают через 8 лет.

Авраам Шмулевич — Присутствие мусульман сильно заметно?

Georg Schmalz — Турков в Германии уже около 10% от всего населения, в 2 раза больше чем нас русскоязычных (разновесов) — мусульман, думаю, от 15% до 20%, рост мусульман продолжается — особенно заметно после того, как наш бывший канцлер Шрёдер остановил приток русских и польских немцев.

Статистика отдельно по мусульман не ведётся. Вот статистика по странам и по годам.

Израиля: 2004 — 3.100 / 2005 -2.900 /2006 — 4.300.

Турции: 2004 — 44.500 / 2005 — 32.700 /2006 — 33.400.

Марокко: 2004 3.800 / 2005 3.700 / 2006 — 3.600.

Афганистан: 2004 — 4.100 / 2005 — 3.100 / 2006 — 3.100

Ирак: 2004 3.600 / 2005 4.100 / 2006 3.700 Иран 2004 6.400 / 2005 4.500 / 2006 — 3.600 Ливия: 2004 2.300 / 2005 2000 / 2006 2000.

Бывшая Югославия: 2004 — 8.700 / 2005 — 13.200 / 2006 17.400

Проблематика известная для всей Европы — может скоро заплачет все страны Европы. Синагог практически не видно, зато растут мечети. На Мерседесе останавливают конвейер для их молитв. Так что, может, придётся и объединятся — не проспать бы!

Исламисты собирают в Европе Халифат, в виде параллельного государства — Европа сама создала для этого благоприятные условия. При этом сама недовольна и толком не знает, как справиться. Уже ходят анекдоты:

— что делают арабы в Германии?

— учат немецкий, чтобы найти работу!

— что делают немцы в Германии?

— учат арабский, чтобы не потерять работу!

При этом мусульмане на пособиях практически не сидят, кто работает, кто торгует китайским хламом — отлично кучкуются, держатся вместе — наши же из СНГ делят друг друга не русских и казахских немцев, евреев, украинцев, русских, и т.д. Объединиться они не могут, религии разные у всех.

Авраам Шмулевич — Каковы отношения коренных, «немецких» немцев к различным группам выходцев из России — СНГ?

Georg Schmalz — Отношение немцев к выходцам из России различно, попробую коротко, тема очень большая:

К русским вообще: после политики Путина поднялось уважение, а так ещё к русским есть страх после войны. Например, выражение «русские идут» часто употребляется в немецком языке, при страхе или опасении грядущей неудачи.

К русским немцам: вроде русские, но свои — отношение скользкое и неопределённое

«Русского немца» только после идеальной речи на немецком могут назвать немцем, да и само выражение «русский немец» придумано здесь в Германии, а не в России.

К евреям: Особенно выражено чувство долга за злодеяния Гитлера.

Например, учитель в школе не посмеет поднять тон на еврейского ребёнка, когда на немца может сорваться; социальный работник ходит к еврею на дом, а другие, неевреи, ходят сами в социальные учреждения;. от русских немцев требуют знание немецкого языка, иначе даже не пускают в страну, что от евреев не требуется.

Авраам Шмулевич — То есть существует дискриминация русских немцев по отношению к русским евреям? Не вызывает ли это неприязни между двумя группами?

Georg Schmalz — Люди в каком-то смысле завидуют, но слово «дискриминация» не применяют, есть чувство долга перед своей национальностью (знание языка, немец должен знать язык, а кто может этого потребовать от евреев?), и есть чувство долга за проделанное фашистами. Поэтому то, что принимают евреев и условия их иммиграции узаконено в законе об иммиграции.

Вообще же сейчас «русских немцев» и вообще немцев из бывших стран Восточного блока в Германию практически не принимают. Принимают только евреев.

Вот вам числа въехавших евреев в Германию из стран СНГ:

Когда я приехал, приезжало по 500.000 немцев в год, в 90-х. Меркель пытается сейчас это изменить, но одной партии мало, ей ставят палки в колёса.

Авраам Шмулевич Цифры поразительные! Как и почему так получилось?

Georg Schmalz — Как-то всё тихо прошло и незаметно во времена канцлера Шрёдера — как гуманитарная обязанность немецкого народа. Что касается прекращения приёма немецкого населения из стран СНГ, знаю, что социальные демократы решили экономить на интеграции немцев из стран СНГ и снизить их приток — при такой политике немцы из стран СНГ даже уже ехать не хотят.

Авраам Шмулевич — А как относятся «русские немцы» к иммиграции в Германию «русских евреев»?

Georg Schmalz — А давайте спросим мнение на эту тему участников группы «Русская Германия», которую я открыл и веду на сайте Одноклассники.ru.

Мы пустили форум на самотёк — так смогли стать самой большой группой в Германии. В ней сейчас 12379 членов, по моей оценке 95% из них живут в Германии.

Открываем тему: «Ваше мнение: можно ли жить евреям в Германии? Обоснуйте! Многие евреи в Израиле считают это грех, могут ли они простить поступки фашизма немцам?»

Вот ответы, полученные за полтора дня именно от этнических немцев -участников группы, думаю, они достаточно полно отражают коллективное мнение «русских немцев» по этому вопросу.

ОТРЫВКИ ИЗ ФОРУМНЫХ РАЗГОВОРОВ

— война была 60 лет назад, и почти никто из этих людей больше не живет. Почему это поколение должно до сих пор извиняться за ошибки бабушек и дедушек!

— В войну страдали все народы не только евреи, и новое поколение не должно ничего и никому!

— по-моему, у них уже попросили прощения.

— забыла фамилию, но был какой-то немецкий чиновник, он встал на колени перед еврейским народом.

— Да чиновником разве отделаешься, 6.000.000 убили.

— А почему Советский Союз у советских немцев прощения не просил.

— А сколько процентов из всех, кто приехал по еврейской линии, чистых евреев? С моим мужем на курсы ходил грузин, жена грузинка, а приехали по еврейской линии, просто нашли где то в родословной прапрапрабабушку-еврейку.

— Думаю ничего плохого нет в том, что они живут в Германии. Одна проблема, не раз, кстати, сама слышала, когда они говорят: Они (немцы) нам должны… Например, предоставление работы по их специальности, с хорошим заработком. В противном случае сидят на социале.

— У нас в лагере г. Унна на двери одного из амтов висело такое объявление «Желающим проживать в Дортмунде обращаться сюда», надеюсь, понятно для кого это было написано. А когда те, кто приехал по другой линии, просился куда-нибудь поближе к родне, то отправляли крайне редко, обосновывая тем, что там уже много тех, кто из России, а в Дортмунде мало как будто, однако нечего никаких препятствий. Но я отношусь с уважением к народу гос-ва Израилъ. Хоть и говорят, что один в поле не воин, однако это маленькое гос-во доказало обратное, вот уже 60 лет воюя с арабами за право существовать, а про остальных мое мнение таково: Германия продолжает искупать вину за преступления совершенные нацистами во время 2-й мировой войне, хотя те перед кем она действительно виновата, на 80% уже мертвы. Сейчас в Германию едут те, кто никакого отношения к Холокосту не имеют, однако на то они и евреи, что-нибудь все равно придумают и придумали. Оказывается, они стали жертвами по наследству им с молоком матери передалось, что они жертвы. Германия не хочет принимать немцев из республик бывшего СССР, придумывая все новые и новые преграды для тех, кто еще остался, но принимает охотно представителей Востока, Азии и Африки. Хотя если так разобраться, то перед Советскими (назову так) немцами Германия виновата не меньше. Сколько народу умерло во время депортации, в труд армии, а затем в Сибирских болотах и Казахских степях.

— Не понимаю какая вина Германии, виноват общественно политический строй, существовавший в то время, что требовать от современной Германии?

— После второй мировой войны и холокоста Германия, как государство, несёт историческую ответственность чтобы подобное не повторилось, именно ответственность, а не вину… В это входит также борьба против антисемитизма и ксенофобии. Кроме Германии можно было бы найти много стран, которые также учавствовали в Холокосте, так навскидку: Италия, за то что папа предал своих ватиканских, римских евреев-католиков, ни слова не сказав против их массовой депортации; Эстония, которая стала за короткий срок гитлеровской оккупации единственной страной в мире judenfrei, причём при активной поддержке местных борцов за чистоту; Украина и Россия за распространённый антисемитизм и погромы в прошлом…

— Как я могу отвечать за Адольфа и его политику? Его из моих не кто не поддерживал, Адольфа антисемитизм строился не на национальном вопросе, а на деньгах и имуществе евреев в те времена в Германии. Так же как и Ленин с Сталиным моих предков раскулачивали и расстреливали за имущество и деньги. Только после войны кто победил — был прав и чистенький. Я за это не держу обиду на русский народ. Вот евреи до сих пор ловят нацистов, а мы, немцы, лямку потянули и чюхнули из России, и никто НКВД-шников не ловит — вот за это я евреев уважаю, за их гордость идти до последнего!

Дискриминация в Германии

Ее создание должно стать одним из мероприятий в рамках всеобъемлющей антидискриминационной политики, предусматривающей включение в национальное право и соответствующих директив Европейского союза. Заместитель директора института Фрауке Зайденштикер (Frauke Seidensticker) выразила сожаление по поводу того, что кроме расистских правонарушений слишком мало внимания уделяется случаям дискриминации на работе или при поиске квартиры.

Дискриминация на рабочем месте и в системе образования

Проблема дискриминации особого интереса среди немцев не вызывает

По словам Зайденштикер, борьба против расизма и дискриминации имеет в Германии большое значение. Исследование, проведенное Дэвидом Нии Эдди (David Nii Addy), показало «невысокую заинтересованность» немцев в решении этих вопросов. По словам Эдди, чаще всего дискриминации подвергаются беженцы, мигранты, синти и рома, религиозные меньшинства, такие как евреи и мусульмане, а также живущие в Германии выходцы из Африки и Азии.

Необходим новый закон

Ватикан отрицает дискриминацию гомосексуалистов

Один из выводов исследования: необходим закон, который предусматривал бы все меры по борьбе с дискриминацией, возможные в рамках гражданского права. По словам Эдди, зачастую жертвы дискриминации не знают, к кому обратиться за помощью. Полиция не проявляет особого интереса к подобным правонарушениям. Не существует и консультационных центров для пострадавших. Необходимо также наладить сбор статистических данных о случаях дискриминации. До сих пор в Германии не ведется систематический учет документов по данной проблеме, не проводятся социологические исследования на эту тему.

Автор исследования предлагает принять ряд мер, например, целевую поддержку групп людей, подвергающихся дискриминации в области образования. Сотрудник института, юрист Петра Фольмар (Petra Follmar) пояснила, что, с юридической точки зрения, предоставление временных льгот отдельным группам населения с целью достижения равноправия не приводит к дискриминации других групп.

Фольмар напомнила, что срок, который Европейский союз отвел на ратификацию рамочных законов ЕС, направленных против дискриминации по расовым или этническим признакам, истек в июле 2003 года. Срок ратификации директивы о равноправии на рабочем месте истекает в ноябре. До настоящего времени эта директива окончательно включена в национальное право в Великобритании и частично — в Бельгии, Италии, Швеции и Франции. Германия, по словам Фольмар, относится к «особенно медлительным» странам.

rd-zeitung.eu

„Habe Mut, Dich Deines eigenen Verstandes zu bedienen“

УСТРАНИТЬ ДИСКРИМИНАЦИЮ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ В СФЕРЕ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В ГЕРМАНИИ!

Казалось бы, что в благополучной Германии, куда стремятся люди со всех концов нашей планеты, в принципе не может быть никакой дискриминации каких-то категорий граждан. Но это лишь на первый, поверхностный взгляд.

В действительности, в стране, являющейся локомотивом Европейского Союза, славящейся своей социальной системой, что многократно выводило её на первое место в мире по социологическим опросам о привлекательности жизни, имеются вопиющие изъяны во внутренней политике. Здесь мы коснёмся совершенно очевидной дискриминации немцев-переселенцев (российских немцев) из бывшего СССР в пенсионной сфере. Эта дискриминация продолжается уже более четверти века и была узаконена в пенсионном законодательстве ФРГ. Сегодня, после того, как один из создателей этого законодательства – партия ХДС (СDU), открыто признала эту дискриминацию в своей предвыборной программе на федеральных выборах 2017 года, этот факт уже невозможно замолчать.

Мы убеждены, что такое положение в государстве, считающем себя социальным и демократическим, недопустимо! Тем не менее, оно сохраняется и сегодня и пока неизвестно, насколько серьёзными были заявленные перед выборами намерения христианских демократов? Недоверие среди российских немцев в отношении этой партии сегодня настолько высоко, что многие считают, что предвыборное обещание ликвидировать дискриминацию в пенсионном законодательстве в отношении немцев из России, было предвыборной пустышкой, приманкой для привлечения голосов российских немцев.

Возможной эта дискриминация стала, на наш взгляд, лишь потому, что у нескольких миллионов российских немцев в Германии до сих пор не было в парламенте страны своих защитников.

С большим опозданием такие защитники у нас появились лишь в сентябре 2017 года – в лице двух депутатов бундестага 55-летнего Вальдемара Гердта и 32-летнего Антона Фризена, прошедших туда от оппозиционной партии Альтернатива для Германии.

К концу ноября наши депутаты подготовили проект ходатайства (Antrag) о ликвидации дискриминации немцев переселенцев в пенсионном законодательстве и зарегистрировали его. Он уже прошёл первую стадию рассмотрения в профильном комитете фракции АдГ.

18 декабря наши депутаты организовали совместное обсуждение расширенного и углубленного проекта ходатайства для второго чтения в профильном комитете. К деловому разговору референтов обоих депутатов, в качестве эксперта был приглашён и профессор доктор Виктор Граф, хорошо знающий пенсионное законодательство ФРГ.

Обсуждение прошло в хорошей, деловой атмосфере. В обновлённый проект вписан ряд фрагментов, расширяющих сферу действия желаемого законодательного акта, призванного выровнять пенсии немцев-репатриантов. В законопроекте предусмотрено выравнивание пенсий всех категорий ущемлённых до сих пор немцев-репатриантов, начиная от вернувшихся на родину (Heimkehrer), переселенцев (Aussiedlern) и заканчивая всеми группами поздних переселенцев (Spätaussiedlern), включая ту часть их членов семей, которым присвоили статус иностранцев (параграф 8).

Не забыта там и та незначительная часть российских немцев, которая принята на исторической родине в последние десятилетия как граждане Третьего рейха. Эти российские немцы оказались на оккупированных вермахтом западных территориях СССР и были вывезены оттуда при отступлении вермахта в Польшу и Германию и введены в гражданство Рейха гитлеровской администрацией, а потом были выданы западными союзниками Сталину для расправы. Они имеют право переезда в ФРГ, но не получили никакой интеграционной поддержки и права на пенсию за трудовые годы в бывшем СССР.

В разработанном проекте доктора Антона Фризена и Вальдемара Гердта убедительно доказывается, что уменьшение пенсий для всех названных категорий немцев-переселенцев грубо нарушает Основной закон ФРГ и само пенсионное законодательство. В нём ясно указано на то, что пенсионное обеспечение в Германии достигается за счёт сбора текущих налогов, а не из каких-то ранее собранных пенсионных отчислений. А текущие налоговые сборы с работающей части немцев-переселенцев значительно превышают те суммы, которые нашим пенсионерам выделяют из пенсионного фонда. Это убедительно доказывает возрастная структура в среде российских немцев в Германии. В ней возрастная группа старше 65 лет у российских немцев в три-четыре раза меньше, чем у остального населения страны.

Удивляет, как это правящая коалиция христианских партий в Германии (ХДС-ХСС), за которую российские немцы долгие годы голосовали из ложно понятой благодарности за то, что были приняты в Германии, закрывала глаза на вопиющую несправедливость в пенсионной политике по отношению к нашей фольксгруппе. А с другой стороны, чему тут удивляться, если все ужесточения против приёма и интеграции немцев-переселенцев в Германии были введены именно при правлении христианских демократов. Посмотрим теперь, как христианские и другие демократы из парламентских партий поддержат законопроект двух наших депутатов и всей фракции АдГ о ликвидации дискриминации наших пенсионеров. Если они заблокируют этот законопроект, то это окончательно отшатнёт российских немцев от CDU/CSU и полностью дискредитирует в их глазах все партии, которые данный проект не поддержат.

Пресс-служба Международного конвента российских немцев
Берлин, 02.01.2018

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

Русские немцы: двойное отчуждение

В девяностые годы сотни тысяч поздних переселенцев прибыли в Германию, родину своих предков (поздними переселенцами в ФРГ считаются лица немецкой национальности, покинувшие республики бывшего СССР после 31 декабря 1992 года и прибывшие в Германию на постоянное место жительства, — прим. перев.). Многие только там поняли, что они, оказывается, еще и русские. Эта рассказ о людях, которым пришлось переосмыслить понятие «родина».

Вечеринки, о которых можно узнать на сайте resound.de, объединяют две вещи. Во-первых, там все говорят по-русски. Во-вторых, самый распространенный вопрос, который можно там услышать: «А как ты сюда приехал?» Этот вопрос — не просто одна из ничего не значащих фраз, которые слегка подвыпившие люди шепчут друг другу в ухо, чтобы завязать разговор. Вопрос совершенно не тривиален, потому что спрашивающий хочет узнать, из какой страны ты прибыл в Германию, сколько тебе лет и как тебе живется после переселения? Людей на этих вечеринках объединяет одна судьба: они родились не в Германии, но живут тут постоянно и предпочитают говорить по-русски.

Их можно встретить и в Мюнхене, в одну их холодных пятничных ночей, в кабачке под называнием Mint Club. Женщина за кассой требует по-русски пять евро за вход. На танцплощадке из динамиков гремит какой-то русский шлягер или попса, как говорят здесь, делая ударение на букву «а». Игорь, мужчина лет сорока пяти, выглядит как клубная версия Владимира Путина: черная облегающая майка из синтетики, толстенная серебряная цепь на шее, намечающаяся лысина, сросшиеся брови. Он рассказывает, конечно, на чистом русском, что приехал в Германию 19-летним парнем. Как молодой украинец, он к тому времени уже отслужил в советской армии. «Все равно, кто мы — русские, украинцы или казахи, все мы советские», — считает он. А таких он понимает лучше других, потому что у них «есть общие темы для разговора». А вот с немцами он толком так и не подружился. Тогда что он тут делает? «Так я же немец», — отвечает Игорь.

Игорь — один их тех, кого исследователи миграции относят к поколению 1,5. Многие их них в качестве поздних переселенцев приехали в девяностые годы на постоянное место жительство в Германию из России или других бывших советских республик. Они были подростками — слишком юными, чтобы причислить себя к первому поколению переселенцев, и слишком взрослыми, чтобы попасть в группу второго поколения, то есть молодых людей, уже родившихся в Германии. Будучи подростками в возрасте от 13 до 19 лет, они оказались не только в одном из самых непростых периодов своей жизни, но и попали между двумя поколениями мигрантов, поэтому и 1,5.

«Национальность: немец» — так было написано в их советских паспортах

Эти люди приехали сюда навсегда. Потому что они немцы. Согласно параграфу 6 Федерального закона об изгнанных (Bundesvertriebenengesetz), их родители, а соответственно и они сами были признаны принадлежащими к немецкому народу. После того как Горбачев своей политикой гласности упростил порядок выезда из Советского Союза, еще большее число поздних переселенцев подало заявления о разрешении на въезд в ФРГ. Для сравнения: в течение 19 лет (с 1970 по 1989 год) около 233 тысяч переселенцев из СССР прибыли в Германию, а только в 1994 году их было 214 тысяч.

В период между 1990 и 1999 годом более 1,5 миллионов человек решили жить «как немцы среди немцев». Эти люди получили немецкого гражданство — что и понятно, ведь они же вернулись на свою родину, на немецкую землю. И это после почти 200 лет жизни в своеобразной эмиграции в царской России и Советском Союзе. Их история — это история возвращенцев.

В 1763 году царица Екатерина Великая, немка по национальности, управлявшая тогда Российской империей, способствовала переселению большого числа своих соотечественников в Россию. Царица обещала им землю, освобождение от налогов и защиту от религиозных преследований. Приехавшие в Россию немцы и их потомки столетиями жили относительно спокойно в немецкоговорящих деревенских анклавах на берегах Волги. Но потом началась Вторая мировая война и в Россию вторглись нацисты.

Русские стали рассматривать живущих в стране немцев как потенциальных шпионов и врагов народа и депортировали их в Сибирь и Среднюю Азию. Многие быль отправлены в трудовые лагеря. Большинство немцев только там научилось говорить по-русски. После войны русские немцы рассеялись по всему Советскому Союзу, одни остались в Сибири, другие отправились в Казахстан. Немцев обзывали фашистами и ненавидели, потом что они были немцами. Но их дети уже пошли в русские школы и университеты. В их советских паспортах в графе «национальность» было записано «немец или немка».

Поздние переселенцы до сих пор приезжают в Германию, каждый год чуть менее 10 тысяч человек. 2,4 миллионов русских немцев уже живут тут. Но к этой цифре нужно относиться с осторожностью, считает Яннис Панагиотидис (Jannis Panagiotidis), младший профессор кафедры русско-немецкой миграции и интеграции университета Оснабрюка. Дело в том, что дети русских мигрантов, рожденные в Германии, в данных Федерального статистического ведомства уже не учитываются. То есть, сведений о втором поколении русских немцев практически нет. А ведь культурные различия, ощущение сидения между двух стульев могут и у этой группы проявляться довольно сильно.

Лучшие немцы — это русские

Дружба вопреки войне и санкциям

Русские и немцы в Германии

Русские в Финляндии — «на задворках общества»

«Мы называем это чувство „двойное отчуждение», — говорит исследователь проблем миграции Панагиотидис. — Это когда ты не чувствуешь своей принадлежности ни к этой, ни к той стране». Но Панагиотидис знает также, насколько велик спектр судеб и биографий русских немцев в Германии. Когда люди стали сотнями тысяч приезжать в Германию, они были не совсем немцами и не совсем русскими.

В бывшем Советском Союзе они считались немцами. Переселение в Германию означало для многих из них решение жить в стране, в которой они больше не будут чужаками. Но вместо этого как раз в Германии они и стали русскими, олицетворявшими собой избитые стереотипы. Из-за того, что их стали рассматривать как чужаков и русских, у многих детей и подростков произошла своего рода русификация, как считает Панагиотидис. Этим, например, можно объяснить пристрастие некоторых молодых русских немцев к автомобилям BMW с низкой посадкой и с бело-сине-красными наклейками со словом «Россия» на кириллице.

«Я навсегда останусь русской», — говорит 41-летняя Светлана Юнгкинд. Она поняла, что никогда не станет просто немкой. Но это ее совершенно не расстраивает. Каждый год она организует в Ной-Ульме большие новогодние праздники на старорусский манер. Иногда она приглашает на них русских музыкантов и готовит с помощниками традиционными пельмени.

Но есть и такие люди, которые после депортаций во время Второй мировой войны, упорно держатся на немецкую самобытность. Такие, которые даже в девяностые годы с трудом говорили по-русски и сберегли немецкую культуру предков.

Интеграция русских немцев — это еще и история успеха

Одного из тех, кто в Ингольштадте уже много лет содействует сохранению культуры немцев из бывшего СССР, зовут Йоханнес Хёрнер (Johannes Hörner). Он — немец из Казахстана. Это он говорит не задумываясь. «Для меня всегда было ясно, кто я». Его родословная уходит корнями в XVII век, в Пфальц, откуда его предки уехали, последовав приглашению царицы Екатерины. А в 1987 году для него и семьи настало время возвращаться домой. «Мы хотели жить в стране, где нас не будут дискриминировать и где действительно наше место». Теперь Хёрнер — психотерапевт, работающий с детьми и подростками. В том числе и с русскими немцами, которых он знает лучше других. В одном он уверен: «Когда я знаю, кто я, я силен. Трудно, когда не чувствуешь, к какому из миров ты принадлежишь».

Социологическими методами это чувство проанализировать невозможно, говорит Панагиотидис, хотя поколение 1,5, его называют еще «привезенным поколением», является популярным объектом исследований ученых. Однако в своей работе они используют измеряемые критерии, такие как уровень преступности, число лиц, получивших дипломы о профессиональном образование или закончивших школу. Все это — обычные интеграционные индикаторы. Но как измерить ощущение родины? Может быть, оно вообще исчезает с годами?

Но несмотря ни на что, история русских немцев в Германии — это еще и история успешной интеграции, говорит Панагиотидис. Большинство из них после обучения на вспомогательных курсах получили профессии и сумели быстро встроиться в рынок труда. Многие, в особенности те, что приехали в Германию маленькими детьми, полностью ассимилировались. «В том, что все эти процессы были связаны с серьезными идентификационными кризисами, я сомневаюсь». Кризисов, может быть, и правда не было, но многоплановые эмоции наверняка имели место. А что, если возможно и то, и другое? Светлана Юнгкинд, например, говорит: «Мы взяли все самое лучшее из России и теперь пытаемся применять это лучшее здесь».

Прошло более 20 лет. Тогдашним пятнадцатилетним сегодня от 39 до 45 лет. Именно таков средний возраст посетителей клуба Mint Club, в котором этим вечером собрались мюнхенские русские. Интересно, что теперь не только русские немцы отплясывают под русские шлягеры, напоминающие им девяностые годы и молодость. Они составляют приблизительно треть посетителей, остальные — это эмигранты-евреи, как правило, с Украины, а также русские, которые эмигрировали по экономическим причинам. Ди-джей Иван, уроженец Барнаула, живущий в Мюнхене, кладет на диск проигрывателя пластинку украинской певицы Светланы Лободы. «Твои глаза чисты как небо!» — поет она, и все присутствующие от души ей громко подпевают.

Рядом с баром танцует небольшая компания молодых людей — они завсегдатаи русских вечеринок. Смеясь и перебивая друг друга, они рассказывают свои биографии. Среди них — парень, прибывший в Германию из Киева вместе с родителями в возрасте двух лет по линии еврейской иммиграции. Рядом с ним — молодой мужчина из Петербурга, приехавший два года назад в Мюнхен, чтобы в одном из здешних университетов изучать музыковедение. Тут и русский немец, эмигрировавший в Германию в 15 лет и обнаруживший, что в его классе все ученики говорят по-русски. А вот молодая украинка, приехавшая работать няней в немецкую семью и оставшаяся, чтобы продолжить образование.

Если бы в тот вечер в клуб Mint Club забрел какой-нибудь немец, то он не понял бы, чем эти молодые люди отличаются друг от друга. «Мы здесь все просто русские!» — объясняет бывшая няня, широким жестом указывая на присутствующих, как бы говоря: все мы сидим в одной лодке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Шок! Этническая дискриминация в Германии! Как с ней бороться?

Такова ли на самом деле жизнь в Германии, какой мечтали ее видеть из менее благополучных стран? Да, здесь спокойно, надежно и попросту хорошо. Однако каждое явление в нашей жизни имеет две стороны.

Как и каждое явление, «сладкая» жизнь в Германии имеет свою изнанку. Обратная сторона стабильности и безопасности очень тяжело переносится нашими соотечественниками. Речь идет об этнической дискриминации. Огромное количество писем и звонков, поступающих в редакцию нашей газеты, является подтверждением тому, что коренные немцы вовсе не хотят признавать своими согражданами русскоговорящих людей.

Практически каждый немец русского происхождения сможет припомнить одну или несколько историй, ситуаций, в которых он чувствовал себя «чужим среди своих». Истории разные, подчас кажущиеся совершенно ничем не связанными. И, тем не менее, мораль у них будет одна: далеко не каждому переселенцу немцы будут рады, зато не преминут возможностью напомнить, что Германия очень избирательно подходит к своим гражданам. Несмотря на всевозможные законодательные инициативы по защите прав населения без оглядки на происхождение, вероисповедание, родной язык и культуру, в общественной повседневной жизни редкий русскоязычный немец не почувствовал на себе предвзятого отношения со стороны местных бюргеров.

Водка, мафия, матрешки.

В отношении стереотипов русские являются рекордсменами в Германии. Таким количеством ярлыков, пожалуй, не сможет похвастаться ни одна другая диаспора. Услышав про выходцев из Турции, Сирии, Ирана или Палестины, переехавших в Германию, среднестатистический немец, прежде всего, думает про «людей, испытавших дурное влияние судьбы, прибывших из менее благополучных стран и нуждающихся в помощи от сильного немецкого государства». Говоря про румын, болгар и выходцев из стран бывшей Югославии немцы могут снизойти даже до обозначений «младшие братья», намекая на общее европейское пространство или географическую близость. В разговорах промелькнут нотки неподдельной озабоченности судьбой этих людей. Однако русскоязычным гражданам приходится бороться с целым рядом исключительно негативных стереотипов. К примеру, русский соискатель вакансии на любую должность тотчас же ассоциируется у работодателя с такими понятиями, как «водка», «мафия» или «мордобой».

Отдельно стоит отметить, что негативные коннотации у немцев вызывает не гражданство, а именно язык и культурная принадлежность. Стоит лишь украинцу, русскому, белорусу или даже казаху заговорить на русском, упомянуть свое происхождение или назвать фамилию, и немецкий визави, скорее всего, сразу же сформирует собственное мнение о человеке, основанное на расхожих в германском обществе стереотипах: русский, а значит ─ чужой.

Русские фамилии

С поступлением в высшие учебные заведения у русскоязычных граждан тоже нередко возникают значительные затруднения. К примеру, Ирина, желая поступить на факультет журналистики после немецкой гимназии, на 17 заявлений получила отказ без объяснения причин. «Один преподаватель как-то спросил, русская ли я», ─ рассказывает Ирина. «Нет, ─ говорю, ─ папа ─ русский, а мама ─ немка». После этого он посоветовал мне взять фамилию мамы». Вслед за изменением фамилии и новой порцией заявлений Ирине удалось успешно поступить.

Сталкиваются с подобным обращением даже дети. В частности, зачастую классные руководители избегают давать рекомендации, необходимые для поступления в гимназию, русскоговорящим детям. Помимо отказов и косвенных ущемлений, существует и прямая дискриминация. К примеру, в некоторых школах детям напрямую запрещено общаться между собой на русском языке, в том числе и на переменах. А в качестве домашних заданий иногда задают сочинения, в которых Россия выступает агрессором и разрушителем мирового правопорядка.

Разумеется, доказать тот факт, что именно родная культура и язык ребенка являются причиной отказа, практически невозможно, на стороне учителя будет «объективная преподавательская оценка, основанная на уровне знаний». Одной из полезных рекомендаций может стать требование письменного отказа с изложением причины. Подобный документ поможет заново подавать заявку в гимназию, апеллируя к устранению указанной в нем причины предыдущего отказа.

Со стороны большинства немцев несправедливость по отношению к русскоязычным гражданам выражена в том, что при всех прочих равных они отдают предпочтение своим соотечественникам. Однако временами попадаются откровенно оскорбительные случаи. Василий, прибывший из Пскова, живет в Гамбурге больше десяти лет, первые семь из которых он занимался поиском работы. Однажды его пригласили на собеседование за 250 км от Гамбурга. Несмотря на расстояние, Василий согласился. Все было отлично, однако в конце директор немецкой фирмы заявил: «Я просто никогда не видел немца с именем Василий и фамилией Краснов. Вот решил посмотреть». «Но ведь я вам подхожу», ─ пытался возражать кандидат. «Да, но как вы себе представляете: менеджер Василий Краснов в компании, где одни немцы?».

Стоило ли Василию обратиться к юристу? Смог бы он доказать факт дискриминации по языковому или культурному признаку? Случаев, когда работнику несправедливо дают «от ворот поворот» десятки тысяч. Но до суда доходят единицы. Люди, которых не приняли на работу по таким субъективным причинам, вряд ли могут защитить свои права. Прежде всего, само понятие «дискриминация» очень размыто и каждый из судей понимает его по-своему. Помимо этого, работнику нужно обеспечить аргументационную базу. При этом доказывать он (или его адвокат) должен то, что именно язык или происхождение, а не какая-либо другая характеристика кандидата стали причиной отказа. Ну и, конечно же, не стоит забывать о средствах, которые нужно потратить на юридическую волокиту, выигрыш в которой можно считать весьма сомнительным. В результате работник ищет другую компанию, а случай дискриминации попросту исчезает в анналах истории.

Интеграция русскоязычных в Германии

На фоне всего описанного, стоит заметить, что русскоязычные граждане, живущие в Германии, интегрируются в немецкое общество очень успешно. Исследование «Неиспользованные потенциалы. К ситуации интеграции в Германии» Берлинского института, опубликованное в 2009 году сопоставило степень интеграции в немецкое общество самых различных групп мигрантов ─ иностранцев, проживающих в ФРГ, и граждан Германии иностранного происхождения. В общей сложности первые и вторые составляют почти 20 процентов всех жителей страны. При этом самые многочисленные группы мигрантов ─ поздние переселенцы из стран бывшего СССР, турки и выходцы из южно-европейских стран.

В исследовании Берлинского института указывается, что немецкие переселенцы из СНГ демонстрируют очень высокий образовательный уровень и высокую степень интеграции. Только 3 процента из них не окончили школу, а 28 процентов имеют полное среднее образование; по этому показателю они лишь незначительно отстают от коренного населения! Более того, среди наших соотечественников число женщин, получивших высшее образование, примерно равно числу мужчин-обладателей диплома. А доля женщин, посвятивших себя дому и семье, нисколько не отличается от того же показателя среди коренного населения и составляет 20 процентов.

Скрытность дискриминации

В современной Германии русский язык занимает пятое место среди изучаемых иностранных языков. Более 23 процентов иммигрантов ─ это русскоговорящие люди. Однако, даже, несмотря на это, в немецких государственных школах ведется все меньше языковых групп русского языка, в университетах страны закрываются факультеты славистики, администрация многих немецких городов порою очень негативно воспринимает культурные инициативы русских обществ. Стоит ли предположить, что в Германии существует госзаказ ─ не решать эту проблему? Многие бы ответили утвердительно. Среди немцев нарастает русофобия, и России заново и в удвоенном темпе присваивается привычный образ конкурента и врага.

Дискриминация и несправедливое обращение встречаются во всех бытовых сферах.

При этом доказать такие случаи практически невозможно, поскольку любой отказ по причине «русскоязычности» прекрасно обставлен внешними признаками: не приняли на работу ─ не подходите по профессиональным критериям; отказали в учебе ─ низкие вступительные баллы; взыскали за проступок больше обычного ─ имеются отягощающие обстоятельства. Кроме того, в конкретной ситуации мотивация дискриминирующей стороны может иметь сложный характер. Обычно бывает нетрудно доказать, что решение, неблагоприятное для русскоговорящего человека, было обусловлено законными и оправданными соображениями. Ко всему этому добавляется еще и то, что отношения сторон обычно асимметричны: чаще всего тот, кто обвиняется в дискриминации, занимает более сильные социальные позиции и имеет больше возможностей защиты своих интересов. Работодатель, владелец жилья, администрация, представители полиции могут скрывать неблагоприятную для себя информацию. А вот предполагаемая жертва дискриминации лишена возможности самостоятельно найти и представить доказательства несправедливого обращения.

Основную проблему в доказательной базе составляет, конечно, скрытность дискриминации. Несправедливое решение, будучи замаскированным под обычное и продиктованное абсолютно объективными причинами, практически невозможно опровергнуть. Именно таковыми и является большинство случаев дискриминации. И именно поэтому, из-за их скрытости, доказать дискриминацию практически невозможно.

Существуют ли способы избавиться от подобного отношения со стороны коренных немцев? Для того, чтобы развеялись дурные ассоциации, однозначно, должно пройти время. Тем не менее, отдельные проявления дискриминации можно попытаться свести к минимуму.

К примеру, при приеме на работу самым эффективным методом борьбы считается так называемое «анонимное резюме», суть которого заключается в том, что работодатель получает только профессиональные характеристики кандидата. Таким образом, биография соискателя составляется так, чтобы в ней ни в коем случае не фигурировали имя, фамилия, дата рождения, семейное положение, гражданство и другие персональные данные. А только сведения о квалификации и рекомендации. Причем эти данные должны заноситься в специальные электронные бланки, выставляемые фирмами в Интернете.

Упомянутый метод ─ всего лишь пример. Капля в огромном море борьбы с дискриминацией. Крайне мало, кто из работодателей понимает, зачем использовать такие методы и что это дает. Соответственно, мало кому из претендующих на работу удается это практиковать. Нашим соотечественникам приходится самим выискивать необходимые знакомства, налаживать связи и заниматься «народной дипломатией». С другой же стороны, России и фондам стоило бы занять более активную позицию по защите интересов своих граждан, живущих за границей. Многие русскоговорящие жители Германии ожидают, например, когда Фонд по защите и поддержке прав соотечественников, проживающих за рубежом, перейдет от декларации защиты прав к конкретной защите хотя бы в самых вопиющих случаях.

Несмотря на всестороннее оказание помощи и консультации нашей редакции, работающей в режиме «общественной приемной», людям крайне необходимо оказание конкретной правовой помощи. Не менее важной является и информационная поддержка. Проблема есть. Они требует решения. И о ней нельзя забывать!