Есть ли в ук конфискация

Конфискация имущества в уголовном праве РФ

Конфискация имущества в уголовном праве РФ отменена как мера наказания в 2003 году.

До этого в УК РСФСР (и в первой редакции УК 1997 года) она признавалась таковой и имела печальные последствия: «разоблачение кулаков», «отбирание жилья» и всего имущества.

Это не значит, что конфискация полностью «ушла» из уголовно-правового законодательства. Она используется и по сей день в качестве принудительной меры уголовно-правового характера.

Чем отличается «современная» конфискация имущества в уголовном праве РФ от той, которая была раньше?

Есть ли конфискация имущества в России?

Да, есть. Но конфискация имущества в уголовном праве РФ – это не наказание. Это больше мера, которая помогает восстановить справедливость, защитить общество от опасного противоправного деяния и последствий его совершения.

Какое имущество могут конфисковать?

Статья 104.1 УК РФ прямо указывает 4 вида имущества, которое могут безвозмездно изъять в пользу потерпевшего или же в пользу государства:

  1. Орудия/средства совершения преступления.
  2. Имущество, которое использовалось или же предназначалось для «террористических целей». К примеру, это деньги для финансирования терроризма, средства для деятельности организованной группы, плакаты и оборудование для экстремистской деятельности, оружие для незаконного вооруженного формирования или же преступного сообщества (преступной организации).
  3. Преобразованные деньги, ценности, доход. К примеру, когда в результате преступной деятельности получено имущество, а потом оно «якобы под видом гражданско-правовой сделки» передается третьему лицу.
  4. Имущество, которое получено в результате совершения преступлений.

За какие преступления могут конфисковать имущество?

Конфискация имущества как мера уголовно правового характера применяется только в отношении закрытого (исключительного) перечня преступлений.

Статья 104.1 УК РФ прямо называет эти преступления:

  1. За вред человеку и его здоровью. Ч.2 ст. 105. Убийство с квалифицирующим составом, ч.2-4 ст. 111 за причинение тяжкого вреда здоровью с квалифицирующим составом, ч.2 ст. 126 за Похищение человека (с квалифицирующим составом), ст. 127.1. за торговлю людьми, ст. 127.2.за использование рабского труда.
  2. За ущемление избирательных прав. Ч.2 ст. 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав/работе избирательных комиссий (состав квалифицирующий), вся ст. 141.1 о порядке финансирования, ч. 2 ст. 142. о фальсификации избирательных документов, а также документов референдума, ст. 145.1 невыплата зарплаты, а также пенсий, стипендий, пособий и прочих выплат (но здесь нужно доказывать наличие корыстных побуждений, что требуется еще и доказать).
  3. За нарушение интеллектуальной собственности. Вся ст. 146. Нарушение авторских и смежных прав, а также вся ст. 147. Нарушение изобретательских, а также патентных прав.
  4. За преступления против детей. Ст. 153-155. Подмена ребенка/незаконное усыновление/разглашение тайны усыновления (при доказанности наличия корыстных побуждений).
  5. За нарушение порядка осуществления деятельности. Это вся ст. 171.1. Производство, а также приобретение, перевозка, хранение, сбыт товаров/продукции без маркировки и (или) без нанесения информации, предусмотренной законодательством; вся ст. 171.2. Незаконные организация и проведение азартных игр; вся ст. 174. Отмывание денежных средств; вся ст. 174.1. Легализация (отмывание) денежных средств/иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления; вся ст. 183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, а также налоговую или банковскую тайну; ч.3 и ч.4 ст. 184. Противоправное влияния на итог официального спортивного соревнования или же зрелищного коммерческого конкурса (только в отношении квалифицирующих составов).
  6. За финансовые преступления. Ст. 186 за оборот поддельных денег/ценных бумаг; ст. 187. Неправомерный оборот средств платежей; ст. 189 за незаконный экспорт предметов для оружия массового поражения, вооружения и военной техники; ст. 191.1. за незаконную заготовку древесины; ч.5-8 ст. 204 за коммерческий подкуп.
  7. За «террористические преступления». Это ст. 205. Террористический акт; вся ст. 205.1. Содействие террористической деятельности; вся ст. 205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или же публичное оправдание терроризма (6 июля 2016 года в нее внесены сенсационные правки, которые коснулись призывов в социальных сетях, интернете и на сайтах). Также сюда включены вся ст. 205.3, вся ст. 205.4, ст. 205.5; вся ст. 206 о захвате заложника;
  8. За «бандформирования. Вся ст. 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем; вся ст. 209. Бандитизм; вся ст. 210. Организация преступного сообщества (или преступной организации) или участие в нем (ней); вся ст. 212. Массовые беспорядки; вся ст. 222. Незаконный оборот или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов; вся ст. 227. Пиратство (в отношении морских судов).
  9. Ряд «наркотических статей. Вся статья 228.1 за незаконный сбыт; ч.2 ст. 228.2 за нарушение правил оборота наркотических средств (повлекшее по неосторожности вред здоровью, другие тяжкие последствия, а равно с ним и совершенное из корыстных побуждений); вся ст. 228.4 за незаконные производство, сбыт или же пересылка прекурсоров наркотических средств; вся ст. 229 за хищение наркотиков; ст. 231 за выращивание наркотических растений; ст. 232 за содержание притонов; вся ст. 234 за незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ; вся ст. 235.1 за незаконное производство лекарственных средств; ряд других «наркотических статей».
  10. Ст. 240. Вовлечение в занятие проституцией, а также организация занятия проституцией, оборот порнографических материалов.
  11. Статья 258.1. Незаконные добыча, а также оборот объектов, занесенных в Красную книгу.
  12. Ст. 275. Государственная измена, ряд государственных преступлений.
  13. Статья 290. Получение взятки и другие.

Всего в УК 74 статьи, за которые предусматривается конфискация. Но для конфискации мало «только статьи». Необходимо дополнительно доказать как минимум 1 из фактов.

  • что имущество было добыто в результате совершения преступления;
  • что это имущество было орудием или же средством для совершения преступления;
  • что это имущество было приобретено на средства от преступной деятельности.

Конфискация имущества: правовая природа и вопросы применения

Конфискация имущества, правовая природа и вопросы применения давно разрешены в законодательстве:

  1. Если изъять имущество, полученное в результате преступной деятельности, невозможно, то допускается конфискация денежной суммы.
  2. Решение о конфискации имущества как мере уголовно-правового характера принимает суд.
  3. В постановлении суда четко перечисляют все вещи, которые подлежат конфискации.
  4. Орудия преступления уничтожаются или передаются в государственные учреждения по решению суда.
  5. Добытые преступным путем вещи передаются законному владельцу (или третьим лицам).

Ситуация из жизни. К примеру, в результате убийства, сопряженного с разбоем преступник Ваня завладел золотой цепочкой Ирины. После этого он подарил эту цепочку своей жене Василине. Имущество получено преступным путем, у Василины заберут это украшение и передадут Ирине (законной владелице). Если вернуть украшение «в натуре» не представляется возможным, то Ваня должен будет вернуть Ирине денежную стоимость золотой цепочки.

Какое имущество не подлежит конфискации? Что говорит закон о конфискации имущества?

Отдельного закона о конфискации имущества нет. В УК также не указывается перечень объектов, которые нельзя изъять. Поэтому для ответа на вопрос обращаемся к статье 446 ГПК.

В ней указывается, какое имущество не могут конфисковать:

  1. Единственное пригодное для проживания жилье.
  2. Земельные участки, где находится это жилье.
  3. Вещи индивидуального пользования: одежда, обувь (а вот ювелирные украшения могут конфисковать!).
  4. Предметы обычной домашней обстановки, домашнего обихода.
  5. Имущество для профессиональных занятий (кисти и холсты художника, рукописи писателя).
  6. Домашних животных, которые используются НЕ для осуществления предпринимательской деятельности (куры, коровы, свиньи, пчелы).
  7. Продукты питания, которые предназначаются для совершившего общественно опасное деяние и для его семьи.
  8. Семена для очередного посева.
  9. Топливо и ресурсы, которые необходимы для приготовления пищи.
  10. Имущество и транспортные средства, которые необходимы преступнику в связи с инвалидностью.
  11. Государственные награды, призы и грамоты.

Если указанный в перечень предмет является прямым результатом преступной деятельности (к примеру, дом куплен за взятку или за деньги от продажи наркотиков), то такое имущество также могут конфисковать.

Порядок конфискации имущества судебными приставами

  1. Суд выносит приговор.
  2. Составляется исполнительный лист и направляется судебным приставам.
  3. На собственность накладывается арест.
  4. Составляется акт приема и акт описи имущества (в присутствии понятных, а также пристава и должника).
  5. Акт приема и описи направляют должнику в течение 5-ти дней, чтобы он указал на собственность, не подлежащую отчуждению.
  6. Имущество передается в распоряжение государственных органов.

Порядок конфискации имущества судебными приставами описан кратко, чтобы вы представляли последовательность действий.

На практике все регламентируется сроками, процедура растягивается на 2-5 недель.

Краткие итоги специально для тех, кому лень читать весь материал:

  1. Конфискация имущества в уголовном праве РФ с 2003 года не рассматривается как наказание, а считается мерой уголовно-правового характера.
  2. УК содержит перечисление 74 преступлений, за которые предусматривается конфискация. Конфискация предусматривается за терроризм, призыв к террористической деятельности (в том числе и с использованием сети «Интернет»), отмывание денег, вовлечение/принуждение к проституции, оборот наркотических средств, взяточничество и другие преступления.
  3. Статья 104.1 УК РФ содержит 4 категории имущества, которое может подлежать конфискации.
  4. Перечень имущества, не подлежащего конфискации, находится в ст. 446 ГПК (но все зависит от особенностей совершенного противозаконного деяния).
  5. Имущество может передаваться потерпевшему или же в собственность государства.
  6. Порядок и процедура конфискации регулируются в ГПК, основанием является судебный акт. Исключением являются так называемые «таможенные преступления» (ввоз незадекларированного товара и другие). В таком случае конфискацию вправе осуществлять и сотрудник таможенной службы без решения суда.

В статье мы разобрали основные моменты, связанные с конфискацией имущества в уголовном праве РФ. В УК 2018 года конфискация как мера уголовно-правового воздействия предусмотрена за 74 вида преступлений. Помните, что окончательное решение принимает суд, он же определяет правовое положение вещей.

Видео: Конфискация имущества

Конфискация: условия применения

Конфискация имущества – дополнительный вид наказания, который заключается в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, принадлежащего осужденному на праве собственности.

Конфискация имущества в качестве дополнительного наказания может назначаться только при условии, что:

— совершенное лицом преступление является тяжким или особо тяжким;

— это преступление является корыстным;

— либо совершенное преступление является преступлением против основ национальной безопасности или общественной безопасности независимо от степени тяжести.

Сама по себе конфискация, как законная форма лишения права собственности, может быть полной или частичной. При этом если конфискация частичная, то в приговоре суда должно быть четко определена и часть имущества, конфискуется или перечислены все предметы, котрые конфискуются (например, предприятие, являющееся собственностью виновного, его дом, дача, автомобиль, гараж, телевизор). Замена имущества, которое конфискуется, на эквивалентную денежную сумму не допускается.

Имущество, которое конфискуется равно как и гражданский иск может быть обеспечено путем наложения ареста на вклады, ценности и другое имущество обвиняемого или подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за его действия. Кроме того арестованное имущество может быть изъято. Изъятые деньги, ценные бумаги и драгоценности передаются по описанию в финансовые органы для хранения. Транспортные средства описываются, опечатываются и передаются на хранение в органы полиции.

Сокрытие имущества, подлежащего конфискации или на которое наложен арест или которое описано, образует состав преступления, предусмотренный ст.388 УК Украины (незаконные действия в отношении имущества, на которое наложен арест, заложенного имущества или имущества, которое описано или подлежит конфискации).

Осужденный может быть освобожден от конфискации имущества по амнистии, если до дня вступления в силу закона об амнистии не был выполнен приговор суда в части конфискации имущества. Конфискация как вид наказания не применяется к несовершеннолетним.

Однако не все имущество подлежит конфискации в приложении к УК Украины есть Перечень имущества, не подлежащего конфискации. Т.е. конфискация не имеет абсолютного характера, поскольку минимум имущества (предметы первой необходимости), принадлежащие осужденному не подлежит конфискации.

Законодательство Украины регламентирует следующие виды конфискации:

1) конфискаций имущества в качестве дополнительного наказания;

2) специальная конфискация;

3) конфискация имущества как мера уголовно-правового характера в отношении юридических лиц (принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства имущества юридического лица, которое будет применяться судом в случае ликвидации юридического лица согласно УК).

Специальная конфискация состоит в принудительном безвозмездном изъятии по приговору суда в собственность государства денег, ценностей и иного имущества, при условии совершения умышленного преступления, за которые предусмотрено основное наказание в виде лишения свободы или штрафа более три тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан.

Данный вид конфискации применяется в случае, если деньги, ценности и иное имущество:

1) получены в результате совершения преступления и/или являются доходами от такого имущества;

2) предназначались (использовались) для склонения лица к совершению преступления, финансирования и/или материального обеспечения преступления или вознаграждения за его совершение;

3) были предметом преступления (предметы преступления возвращаются владельцу (законному владельцу), а в случае, когда он не установлен, — переходят в собственность государства);

4) были подысканы, изготовлены, приспособлены или использованы как средства или орудия совершения преступления (такие предметы возвращаются владельцу (законному владельцу), который не знал и не мог знать об их незаконном использовании).

В случаях, когда объектом специальной конфискации является имущество, изъятое из гражданского оборота, она может быть применена и в случае прекращения уголовного производства. Предметом специальной конфискации могут быть не только деньги, ценности или иное имущество, но и предметы, которые не имеют некоторых признаков имущества.

Деньги, ценности, в том числе средства, находящиеся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях, иное имущество, подлежит специальной конфискации у третьего лица, если лицо получило такое имущество от подозреваемого (обвиняемого) лица и знало или должно было и могло знать, что такое имущество приобретено преступным путем. Вышеупомянутые сведения в отношении третьего лица должны быть установлены в судебном порядке на основании достаточности доказательств. Специальная конфискация не может быть применена к имуществу, которое находится в собственности добросовестного приобретателя.

Конфискация имущества юридического лица – отдельный вид конфискации имущества, который не является наказанием. Данный вид конфискации является одним из видов уголовно правовых мер в отношении юридических лиц. Он заключается в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства имущества юридического лица и применяется судом в случае ликвидации юридического лица в соответствии с Уголовным законом Украины.

Криворучко Виктория

адвокат АО «АФ «ДОМИНАНТА»

Депутаты предложили вернуть конфискацию в Уголовный кодекс

Конфискация имущества в качестве наказания отменена в 2003 году, однако одноименная мера уголовно-правового характера действует до сих пор. В настоящее время ее применяют в качестве принудительной меры – из списка основных и дополнительных наказаний ее исключили.

Если раньше конфисковано могло быть любое имущество, кроме того, которое не подлежало изъятию, то сейчас конфисковать можно только имущество и деньги, полученные преступным путем, оружие и наркотики и орудия преступления.

Фактически законопроект предлагает восстановить институт конфискации имущества, который существовал раньше.

Кроме того, законопроект предлагает внести в УК ряд интересных новелл, которых до этого не было в уголовном праве. Например, если имущество, приобретенное преступным путем, было присоединено к имуществу, приобретенному законным путем, то конфискации подлежит только его часть.

Также конфисковать могут то имущество, которое осужденный продал или подарил другому человеку, знавшему о его незаконном происхождении.

Законопроект устанавливает, что при конфискации первоочередную важность будет иметь возмещение вреда пострадавшему.

В ряде статей особенной части УК РФ конфискация вводится в качестве дополнительного наказания. В частности, речь идет о преступлениях против жизни и здоровья личности, а также против собственности.

По мнению авторов законопроекта, отказ от института конфискации в российском уголовном праве создал коллизию с рядом международно-правовых договоров – например, со ст. 1 Страсбургской конвенции 1990 года.

Существующие в настоящий момент в УК нормы о конфискации не применяются к «экономическим» статьям, напоминают авторы. А ведь именно экономические преступления наносят наибольший ущерб интересам государства и общества.

Стоит отметить, что к этому законопроекту со стороны как правительства, так и Верховного суда, имеются замечания и правительство рекомендовало его отклонить.

С текстом законопроекта № 336097-7 вы можете ознакомиться, перейдя по ссылке.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

ЧТО ДЕЛАТЬ

Posted by admin on Понедельник, Январь 1, 2018 · Оставить комментарий

А мы тут возмущаемся, что сердюковская “дама сердца” требует возврата изъятых картин и драгоценностей. Оказывается, она на 100% права, потому что нынешние очень либеральные к ворюгам законы вообще не предусматривают конфискацию имущества. Что называется, приехали!

В декабре 2003 года под грохот лозунгов о гуманизации уголовного законодательства из Уголовного кодекса бесследно исчезла статья о конфискации имущества преступников в качестве дополнительной меры наказания. Не было ли за этими событиями какой-либо неведомой нам, простым смертным, тайны? Рассказывает доктор юридических наук, профессор, прошедший путь от рядового до генерал-лейтенанта милиции, Александр Гуров.

Действительно, когда статья о конфискации имущества преступников как дополнительная мера наказания вдруг исчезла из УК РФ, видные учёные-юристы, знатоки отечественного и международного права были в шоке. В Государственную Думу, в администрацию президента посыпались петиции за подписями академиков, профессоров, практиков. Обеспокоенные учёные писали, в частности: «Мы убеждены, что таким решением будут защищены многомиллионные преступные доходы, что будет способствовать лишь дальнейшему безнаказанному ограблению страны». Бесполезно. Никто из власть имущих и пальцем не пошевелил, чтобы исправить явную ошибку. Но было ли это ошибкой.

Полноценная конфискация имущества преступника, как это прописано в международном праве или исторически столетиями присутствовало в нашей стране до 2003 года, российским законом не предусмотрена! Правда, в 2008 году, слово «конфискация», благодаря настойчивости группы депутатов и ряда сотрудников аппарата президента, удалось вернуть в УК, пусть и не в прежнем юридическом смысле. Но и такую акцию уже можно считать гражданским подвигом.

Однако конфискация в нынешнем виде – это не более чем изъятие орудий преступления: ножей, пистолетов, ну, может быть, стареньких «Жигулей», а также того, что конкретно доказано как уворованное… В 2008 году на круглом столе по проблемам конфискации имущества, инициированном мною и Михаилом Гришанковым, я привёл примеры того, что конфисковывалось: брючный ремень, трактор б/у, тонна мороженой рыбы, тара и ещё кое-что по мелочи. Где же, спрашивал я аудиторию, конфискованные яхты, самолёты и особняки? Ведь на это закон и должен быть направлен, как во всех цивилизованных странах. Выходит, российский закон работает во благо расхитителям и коррупционерам!

Ситуация просто абсурдная. Вот, скажем, идёт человек, сбытчик наркотиков. В одном кармане наркотики, в другом – деньги. В соответствии с законом мы у него можем изъять наркотики, а деньги так и останутся при нём. А как доказать, что эти деньги произошли от продажи наркотиков? Никак! Или возьмите наркобарона: у него особняк за 10 миллионов долларов, построенный «на костях» наркоманов, больных людей. Можно конфисковать у него лишь то, что доказано, лишь несколько тысяч, с которыми его взяли с поличным при продаже каких-то граммов наркотиков. А как быть с остальным имуществом, заработанным «непосильным трудом»? Этот вопрос я задал шведскому судье, который работал тогда инспектором по финансовому мониторингу в Евросоюзе. Он мне ответил просто: мы бы конфисковали всю недвижимость.

Так неужели коррупция и воровство без конфискации, это уникальное изобретение современной России, поддерживается кем-то сверху? И тогда получается, что существуют некие «высшие» политические интересы, ради которых людям и дальше надо терпеть глумящуюся роскошь жулья в нашей небогатой стране? А ведь мы небогаты, потому что за наш счёт незаконно обогатились мастера криминала…

Я тогда уже не был руководителем Комитета Государственной Думы по безопасности, и мы с моим преемником на этом посту Владимиром Васильевым стали работать над законопроектом о конфискации. К нам подключились ещё семь депутатов Госдумы и семь членов Совета Федерации. Я пригласил ведущих учёных, работала большая группа известных не только в нашей стране докторов наук…

В чём, по нашему мнению, должен был быть смысл конфискации как дополнительной меры наказания? В том, что все корыстные преступления ориентированы на обогащение, на получение незаконной прибыли. Если преступник будет знать, что всё будет конфисковано с лихвой, то корыстные преступления станут просто экономически невыгодными. Более того – проигрышными.

Мы трудились в течение года, собирались много раз в Госдуме и у наших партнёров. Выпестовали всё-таки статью о конфискации! Она полноценно базировалась на нормах международного права. Эта статья позволяла конфисковывать имущество не только добытое преступным путём, но и иное имущество в качестве наказания за совершённые тяжкие и особо тяжкие преступления. Были и положения, которые не препятствовали изымать ценности, переведённые преступником на третьих лиц.

Законопроект был направлен на согласование во все ведомства, связанные с правоохранительной тематикой. Мнение, выраженное в ответных письменных заключениях, было на редкость однозначным – непременно ввести в УК статью о конфискации как дополнительную меру наказания. Мы уже собирались запустить документ на обсуждение в комитеты и комиссии, как пошла встречная атака на законопроект и его инициаторов, в первую очередь на меня. Известные адвокаты, общественные деятели, что сейчас занимают места в разных общественных советах, некоторые журналисты, политологи выступили с резкими статьями, организовали телеэфиры, радиопередачи, интернет-атаки. Руководили этой корыстной кампанией из-за кулис коррумпированные чиновники и наш родной олигархат. Риторика была давно известна: как такой произвол возможен в демократическом государстве, итоги приватизации признаны незыблемыми, опять грядёт 1937 год и прочее.

Никакие наши доводы, ссылки на опыт самых демократичных стран западного мира, международный авторитет привлечённой профессуры, круглые столы и парламентские слушания, специально приглашаемых на них из-за рубежа экспертов воздействия не имели. Проблему так запутали и замылили, что ни в какие планы обсуждения Госдумой наш закон не попал.

Хотя, казалось бы, ну чего вам бояться – закон обратной силы не имеет! Значит, всё, что «нажито» до его вступления в силу, остаётся при вас. Требуется совсем немного – прервать нить преступной деятельности, прекратить давать взятки чиновникам. Просто остановиться и прекратить грабить народ, общество, государство. Боюсь, что борьба с коррупцией в нынешней ситуации – бесполезное занятие, бутафория, кукольный спектакль для бедных детей в холодном сельском клубе, с помпой транслируемый почему-то по всем телеканалам…

Досье

В ряде стран только одно установление незаконного обогащения является основанием судебного применения конфискации. Согласно статье 20 Конвенции ООН против коррупции, под незаконным обогащением понимается значительное увеличение активов лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным способом обосновать.

В Италии недвижимость подлежит конфискации, даже когда уголовное дело прекращено за недоказанностью в связи с так называемой омертой, т.е. при исчезновении свидетелей или наличии других форм уничтожения доказательств, если мафиози не может объяснить происхождение своего имущества.

Во Франции общая конфискация назначается лишь за так называемые «преступления против человечества», а также за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. В то же время французский Уголовный кодекс предусматривает самые различные виды специальной конфискации, как-то: транспортного средства, оружия, вещи, предназначенной для совершения преступления или которая была получена в результате его совершения, а также конфискацию торгового капитала.

В Китае конфискация имущества заключается в изъятии части либо всего имущества, являющегося личной собственностью осуждённого. У семьи осуждённого оставляют лишь имущество, необходимое для жизни. Также не подлежат конфискации предметы первой необходимости, принадлежащие осуждённому.

В США по федеральному законодательству уголовная конфискация может быть назначена виновному в таких преступлениях, как получение дохода от рэкета, за незаконный оборот наркотиков… Наряду с конфискацией в данном случае может применяться и реституция. По реституции суд вправе потребовать от осуждённого возвращения приобретённого им в результате совершения преступления имущества или компенсации за причинённый ущерб, возмещения медицинских расходов потерпевшего на лечение. Когда-то гражданам США не нужно было декларировать свои иностранные счета и платить по ним какие-либо налоги. Однако широкомасштабная кампания по борьбе с организованной преступностью, наркотрафиком и терроризмом дала повод американскому правительству серьёзно подкорректировать законы. В результате теперь активы и банковские счета как граждан США, так и иностранцев могут быть оперативно «заморожены» или конфискованы.

В Австрии довольно специфичной мерой является «изъятие выгоды», заключающееся в выплате определённой денежной суммы, размер которой устанавливается судом с учётом полученного лицом обогащения.

Конфискация считалась одной из самых популярных мер дополнительного наказания и в СССР, и в Российской империи – всё как в просвещённой Европе. В советское время крупные расхитители народного добра, взяточники не так боялись длительных сроков, как конфискации.

February 28th, 2013

Читать полностью здесь: http://otchizna.su/society/8196

Tags: воровство, жульничество, коррупция, наглость

Конфискация имущества

Конфискация имущества

Конфискация имущества как вид уголовного наказания известна истории всех уголовных законодательств с древнейших времен. В отечественном уголовном праве она встречается со времен Русской Правды. Весьма распространена была конфискация имущества в советском уголовном праве. Законодательство зарубежных буржуазных государств со времен Великой французской революции негативно относилось к использованию данной меры наказания, хотя, как и в России, периоды ее полного исключения из системы наказаний сменялись периодами признания се целесообразности и возвращения в систему наказаний в том или ином виде.

Конфискация имущества первоначально предусматривалась и УК РФ 1996 г. как дополнительное наказание, которое состояло в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного, и применялось только в случаях, предусмотренных санкциями статей Особенной части УК за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений (ст. 52 УК). Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ конфискация имущества как вид уголовного наказания была исключена из УК, что, по мнению многих специалистов, значительно снизило превентивную роль закона в борьбе с организованной преступностью, коррупцией, другими наиболее тяжкими видами преступлений, поскольку сделало практически невозможным изъятие доходов, полученных преступным путем, и воздействие на экономические основы преступности.

Сохраненная в уголовно-процессуальном законодательстве (п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК), так называемая специальная конфискация «имущества, денег и иных ценностей, полученных в результате преступных действий либо нажитых преступным путем» проблемы не решает: чтобы добраться до указанного имущества, следствие должно доказать не только вину владельца, но и незаконное происхождение денег и ценностей.

Возможность конфискации преступно нажитого имущества предусмотрена законодательством многих стран, эта мера является одним из самых эффективных правовых инструментов противодействия преступности. В отношении ряда преступлений она предусмотрена соглашениями в рамках ООН, в некоторых из них участвует и Россия. Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»» раздел VI УК назван «Иные меры уголовно-правового характера» и дополнен гл. 15 «Конфискация имущества». Новая глава включает три статьи (104 1 -104 3 ), нормы которых регулируют условия и порядок применения конфискации имущества как «иной меры уголовно-правового характера».

Согласно ст. 104 1 УК конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора суда следующего имущества:

  • денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных ч. 2-4 ст. 105 УК (убийство при квалифицирующих признаках), ч. 2 ст. 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью при квалифицирующих признаках), ч. 2 ст. 126 УК (похищение человека), ст. 127 1 УК (торговля людьми), ст. 205 УК (терроризм), ст. 206 УК (захват заложника), ст. 209 УК (бандитизм), ст. 278 УК (насильственный захват власти) и другими статьями УК, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную фаницу РФ, ответственность за которое установлена ст. 188 УК, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;
  • денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных указанными в п. «а» статьями, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;
  • денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);
  • орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому (ч. 1 ст. 104 1 УК).

Такая мера подлежит применению только в случаях совершения перечисленных видов преступлений и при условии доказанности связи соответствующих денег, ценностей и иного имущества с совершением преступления.

Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него (ч. 2 ст. 104 1 УК).

Имущество, указанное в ч. 1 и 2 ст. 104 1 УК, переданное осужденным другому лицу (организации), также подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий (ч. 3 ст. 104 1 УК).

Если конфискация определенного предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104′ УК, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета (ст. 104 2 УК).

При решении вопроса о конфискации имущества в соответствии со ст. 104 1 и 104 2 УК в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу (ч. 1 ст. 104 3 УК).

При отсутствии у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кроме указанного в ч. 1 и 2 ст. 104 1 УК, из его стоимости возмещается вред, причиненный законному владельцу, а оставшаяся часть обращается в доход государства (ч. 2 ст. 104 3 УК).

Положения ст. 104′ УК, касающиеся конфискации доходов от использования имущества, полученного в результате совершения преступления, применяются только к правоотношениям, возникшим после 1 января 2007 г. Это связано с правилами применения обратной силы уголовного закона (ст. 54 Конституции РФ, ст. 10 УК).

Институт конфискации

Институт конфискации с уверенностью можно назвать одним из самых сложных и спорных не только в отечественной уголовно-правовой науке, но и в российском обществе в целом.

Конфискация имущества относится к числу древнейших наказаний. Она широко применялась уже в императорском Древнем Риме. В эпоху буржуазных революций в Европе сложилось резко критическое отношение к этой мерс как подрывающей «священность» и «неприкосновенность» права частной собственности. Во Франции конфискация была отменена в 1790 г., т. е. сразу же после победы первой буржуазной революции; при Наполеоне восстановлена, а в 1814 г. вновь отменена (последнее было подтверждено Хартией 1830 г. и Конституцией 1848 г.). В Пруссии конфискация имущества как мера уголовного наказания была отменена в 1850 г.

В России конфискация фигурировала уже в Русской Правде и в Уложении 1649 г. За политические преступления эта мера уголовного наказания предусматривалась позднее Сводом законов 1832 г. и Уложением о наказаниях 1845 г. В Уложении о наказаниях 1885 г. конфискация среди мер наказания уже не упоминалась. О ней вновь вспомнили после революции 1917 г. и уже не забывали во всех российских УК.

Отмененный в 2003 г. институт конфискации в очередной раз был введен Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ, в соответствии с которым УК дополнен гл. 15 1 «Конфискация имущества». Последняя, в свою очередь, вошла в разд. VI «Иные меры уголовно-правового характера» (прежде именовавшийся «Принудительные меры медицинского характера»).

Таким образом, российский законодатель фактически ввел так называемую двухколейную систему уголовно-правовых санкций, известную большинству европейских стран (наказания и меры безопасности).

В соответствии со ст. 104 1 УК конфискация имущества есть принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства следующего имущества:

  • денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных специально перечисленными статьями УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением подлежащих возврату потерпевшему;
  • денег, ценностей и иного имущества, в которые доходы от преступления были частично или полностью превращены или преобразованы;
  • денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества или преступления;
  • орудий, оборудования или иных средств совершения преступления.

Такое решение вопроса о восстановлении института конфискации в российском уголовном законодательстве было выбрано не без влияния зарубежного опыта.

Нынешняя российская правовая система, включая уголовное и уголовно-процессуальное право, развивается в тесной связи с правовыми системами других государств. Зарубежное же законодательство о конфискации достаточно противоречиво и демонстрирует разнообразие моделей как на концептуальном, так и на технико-юридическом уровне. И уже хотя бы в силу этого представляется целесообразным дать краткий сравнительный обзор подходов к регулированию института уголовно-пра- вовой конфискации в современном мире.

В уголовном праве четко разграничиваются общая и специальная конфискации имущества. Под последней понимается безвозмездное изъятие не всего имущества, а только следующих его видов:

  • предметов, использованных для совершения или подготовки преступления;
  • предметов (имущества, денег), полученных в результате преступления;
  • предметов, запрещенных к свободному обороту.

По общему правилу в современных национальных законодательствах закрепляется либо общая, либо специальная конфискация. Лишь в отдельных странах уголовные кодексы предусматривают одновременно обе эти разновидности (Беларусь, Болгария, Кот-д’Ивуар, Куба, Лаос, Мадагаскар, Монголия, Судан).

Институт конфискации в международном праве

На сегодня конфискация, пожалуй, единственный вид правовой санкции, законодательное закрепление и применение которой прямо предписано международным правом как обязанность государств. Ее особое положение объясняется той ролью, которую отводит ей мировое сообщество в борьбе с такими видами транснациональной организованной преступности, как терроризм, наркоторговля, легализация преступных доходов и коррупция.

Возлагая на государства-участники обязанность предусмотреть в своих законодательствах рассматриваемую меру, международные конвенции тем не менее оставляют национальным законодателям широкий простор для самостоятельного определения ее юридического формата в соответствии с местными правовыми традициями.

Так, ст. 1 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (заключена в г. Страсбурге 8 ноября 1990 г., ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. № 62-ФЗ и вступила в силу для Российской Федерации 1 декабря 2001 г.) установлено, что термин «конфискация» означает не только наказание, но и «меру, назначенную судом в результате судопроизводства по уголовному делу или уголовным делам и состоящую в лишении имущества» (п. 1).

Из текстов международно-правовых документов со всей определенностью вытекает, что обязанностью государств-участников являются закрепление и применение института специальной (а отнюдь не общей) конфискации. Приведем характерный пример: в соответствии со ст. 12 Конвенции против транснациональной организованной преступности (принята 15 ноября 2000 г. Генеральной Ассамблеей ООН и ратифицирована Федеральным законом от 26 апреля 2004 г. № 26-ФЗ) государства — участники этой Конвенции принимают в максимальной степени, возможной в рамках их внутренних правовых систем, такие меры, которые могут потребоваться для обеспечения возможности конфискации как доходов от преступлений, так и имущества, оборудования или других средств, использовавшихся или предназначавшихся для использования при совершении преступлений (п. 1).

В том что касается уголовно-правовой конфискации, вышеприведенные формулировки международных конвенций весьма четко отражают реалии, сложившиеся в современных уголовно- правовых системах.

Общая конфискация

Почти повсеместно применявшаяся еще в недавнем прошлом к настоящему моменту общая конфискация имущества исключена из уголовного законодательства подавляющего большинства государств мира. Во многих странах она прямо запрещена конституцией (Азербайджан, Аргентина, Барбадос, Бахрейн, Бельгия, Греция, Кипр, Колумбия, Коста-Рика, Ливан, Малайзия, Мальдивская Республика, Мексика, Никарагуа, ОАЭ, Парагвай, Румыния, Сирия, Турция, Чили и др.).

В Азербайджане и Грузии этот вид наказания был признан неконституционным.

В настоящее время общая конфискация имущества сохраняется в законодательстве относительно небольшого числа стран. Среди них Беларусь, Болгария, Вьетнам, Дания, Казахстан, КНР, КНДР, Конго, Кот-д’Ивуар, Куба, Лаос, Латвия, Мавритания, Мадагаскар, Монголия, Судан, Таджикистан, Того, Украина, Франция, Эфиопия.

Во Франции эта разновидность конфискации носит исключительный характер и предусматривается только за преступления против человечества, а также за незаконные производство, ввоз или вывоз наркотиков.

В Армении конфискация имущества сохранена в УК 2003 г. как вид наказания (ст. 55), однако с важной оговоркой: «Размер конфискуемого имущества не может превышать размера имущественного вреда, причиненного преступлением, или размера выгоды, полученной преступным путем».

В Германии в 1992 г. и по ее образцу в Парагвае (1998 г.) и Эстонии (2001 г.) в уголовное законодательство было введено так называемое имущественное наказание. Оно назначается в качестве дополнительного к лишению свободы наказания в виде денежной суммы, которая может достигать стоимости всего имущества осужденного. Считаясь формально разновидностью штрафа, «имущественное наказание» также по сути выступает как общая конфискация. В тех странах, где она сохранена, это только дополнительное наказание.

Признавая, что общая конфискация — весьма суровая кара не только для самого осужденного, но и для членов его семьи, современный законодатель стремится ограничить ее применение.

Прежде всего, общая конфискация может применяться в отношении достаточно узкого круга преступных деяний. Так, в Беларуси и Таджикистане она устанавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначена судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Только за корыстные преступления это наказание назначается и в Казахстане.

По УК Мавритании, Мадагаскара, Судана общая конфискация вообще носит исключительный характер и применяется в единичных случаях. Так, в Мадагаскаре обшая конфискация может применяться только в двух случаях: при совершении преступлений против безопасности государства во время войны и если виновные в любом преступлении скроются от правосудия за пределами территории страны. В Судане конфискации всего имущества (в дополнение к смертной казни или заключению) подвергается лишь лицо, совершающее действия в целях разрушения конституционного строя, существующего в стране, или в целях создания угрозы для ее независимости и целостности.

Другое важное ограничение применения общей конфискации — это установление перечня неотчуждаемого имущества. В странах, где общая конфискация имущества применяется, уголовные кодексы содержат специальную норму, согласно которой не подлежит конфискации имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении: квартира или жилой дом, земельный участок, мебель, минимально необходимая одежда, детские товары и др.

Специальная конфискация

В отличие от обшей специальная конфискация предусматривается уголовным законодательством большинства стран мира. Однако в большинстве стран СНГ специальная конфискация признается институтом не уголовного, а уголовно-процессуального права.

Прежде всего, далеко не везде существует единое понятие (институт) специальной конфискации. Так, в уголовном праве Австрии, Англии, Боснии и Герцеговины, Германии, Парагвая, США, Швейцарии и ряда других стран четко различаются два вида этой меры: конфискация имущества (материальной выгоды, полученной в результате преступления) и конфискация (изъятие) средств и орудий преступления.

Далее, специальная конфискация в двух ее видах в большинстве стран (Австрия, Германия, Исландия, Испания, Литва, Марокко, Молдова, Парагвай, Румыния, Хорватия и др.) рассматривается не как наказание, а как иная (помимо наказания) мера уголовного воздействия. Однако юридическая природа таких мер различна. Например, по УК Боснии и Герцеговины, Сербии, Македонии и Хорватии конфискация орудий преступления рассматривается как мера безопасности, а нормы о конфискации преступных доходов вообще выделены в отдельную главу. По УК Испании, Мальты, Перу, Сальвадора специальная конфискация — «дополнительное последствие» наказания.

В качестве наказания (дополнительного) специальная конфискация признается в Азербайджане, Албании, Туркменистане, Филиппинах, Франции, Японии. Во Франции допускается также назначение специальной конфискации в качестве основного наказания.

Поскольку в большинстве стран специальная конфискация не считается наказанием, для се назначения не требуется специального упоминания об этом в санкциях соответствующих статей Особенной части УК. Столь же свободно такая конфискация применяется в тех странах, где она не уголовный, а уголовно-процессуальный институт.

Особенностью специальной конфискации является то, что она может применяться и к третьим лицам, непосредственно не участвовавшим в совершении преступления, если они каким- либо образом получили доходы от преступной деятельности (например, в качестве правопреемников).

Так, согласно УК Австрии (п. 4 § 20) тот, кто обогатился в результате совершения другим лицом деяния, запрещенного под угрозой наказания, или непосредственно и незаконно обогатился за счет имущественной выгоды, полученной при совершении данного деяния, приговаривается к выплате денежной суммы в размере такого обогащения.

Аналогичные нормы имеются в УК Боснии и Герцеговины (ст. 111), Венгрии (ст. 63), Германии (§ 73), Дании (§ 76), Литвы (п. 3 ст. 72), Норвегии (ст. 34).

С другой стороны, предметы не могут быть конфискованы в пользу государства в том случае, если по закону они подлежат возврату потерпевшему или иному субъекту.

Специальная конфискация может также применяться к виновному и в том случае, когда ему не назначается уголовное наказание (например, по причине невменяемости лица или в силу малозначительности деяния).

Еще одной характерной чертой института специальной конфискации следует считать правило, согласно которому, если подлежащее конфискации имущество спрятано, израсходовано либо отсутствует по другим причинам, суд взыскивает с виновника, его сообщников или других лиц денежную сумму, соответствующую ценности подлежащего конфискации имущества. Это правило прямо закреплено в уголовном законодательстве Австрии, Германии, Литвы, Македонии, Нидерландов, Польши, Франции и некоторых других стран.

В отдельных случаях законодатель из гуманных соображений устанавливает ограничения в отношении специальной конфискации. Так, согласно УК Австрии (п. 3 § 20а) от изъятия незаконной выгоды можно отказаться, если выплата денежной суммы несоизмеримо осложнила бы или сделала бы несправедливо тяжелым финансовое положение обогатившегося лица, в особенности если на момент вынесения решения об изъятии выгоды ее уже не существовало; следует учитывать и другие неблагоприятные имущественные последствия, возникающие в связи с вынесением приговора. Аналогичные нормы есть в УК Германии, Швейцарии и некоторых других стран.

В целом сравнительный анализ современного законодательства позволяет говорить о наличии устойчивой тенденции: все больше государств отказываются от обшей конфискации имущества как вида наказания в пользу института специальной конфискации.