Группы амортизации 2012

Группы амортизации 2012

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 1 января 2002 г. N 1

О КЛАССИФИКАЦИИ ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ,
ВКЛЮЧАЕМЫХ В АМОРТИЗАЦИОННЫЕ ГРУППЫ

В соответствии со статьей 258 Налогового кодекса Российской Федерации Правительство Российской Федерации постановляет:

1. Утвердить прилагаемую Классификацию основных средств, включаемых в амортизационные группы. Указанная Классификация может использоваться для целей бухгалтерского учета.

2. Министерству экономического развития и торговли Российской Федерации совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти представлять в Правительство Российской Федерации в месячный срок с даты внесения изменений и дополнений в Общероссийский классификатор основных фондов предложения по уточнению и дополнению Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы.

3. Установить, что Классификация основных средств, включаемых в амортизационные группы, применяется с 1 января 2002 г.

Председатель Правительства
Российской Федерации
М.КАСЬЯНОВ

Утверждена
Постановлением Правительства
Российской Федерации
от 1 января 2002 г. N 1

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2012 г. N 02АП-6038/12 (ключевые темы: основные средства — амортизационные группы — выездная налоговая проверка — вертолетная площадка — срок полезного использования)

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2012 г. N 02АП-6038/12

17 октября 2012 г.

Дело N А29-4831/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 04 октября 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 17 октября 2012 года.

Второй арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Черных Л.И.,

судей Ившиной Г.Г., Немчаниновой М.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Печенкиной Ю.А.,

при участии представителей

от заявителя: Тимофеева К.В. по доверенности от 01.01.2012, Шорина В.В. по доверенности от 29.05.2012, Медведевой С.В. по доверенности от 05.06.2012,

от заинтересованного лица: Туркиной С.А. по доверенности от 14.11.2011, Фроловой Г.Д. по доверенности от 01.10.2012, Купар Е.М. по доверенности от 29.08.2011, Малашенко Т.М. по доверенности от 04.04.2012,

рассмотрел в судебном заседании апелляционные жалобы открытого акционерного общества «Северные магистральные нефтепроводы» и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми

на решение Арбитражного суда Республики Коми от 20.07.2012 по делу N А29-4831/2012, принятое судом в составе судьи Макаровой Л.Ф.

по заявлению открытого акционерного общества «Северные магистральные нефтепроводы»

(ИНН: 1102016594, ОГРН: 1021100730353)

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми

(ИНН: 1101482803, ОГРН: 1041130401070)

о признании частично недействительным решения Инспекции от 22.02.2012 N 09-06/1 в редакции решения Управления от 20.04.2012 N 111-А,

открытое акционерное общество «Северные магистральные нефтепроводы» обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми от 22.02.2012 N 09-06/1 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми от 20.04.2012 N 111-А в части:

— пункт 1 — в части привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 602 184 рублей 50 копеек и за неполную уплату налога на имущество в виде штрафа в сумме 479 рублей 70 копеек, на основании пункта 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное представление в налоговый орган документов в виде штрафа в сумме 18 300 рублей,

— пункт 2 — в части начисления пени по налогу на прибыль в сумме 588 502 рублей 58 копеек и по налогу на имущество в сумме 1 002 рублей 96 копеек, — пункт 3.1 — в части наличия обязанности уплатить налог на прибыль в сумме 6 145 173 рублей и налог на имущество в сумме 5 054 рублей,

— пункты 3.2, 3.3, 3.4 — в части наличия обязанности уплатить вышеуказанные суммы штрафов и пени, а также внести необходимые исправления в документы бухгалтерского учета и налогового учета в части, относящейся к налогу на прибыль и налогу на имущество.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 20.07.2012 заявленные требования удовлетворены частично: решение Инспекции от 22.02.2012 N 09-06/1 в редакции решения Управления от 20.04.2012 N 111-А признано недействительным:

— пункт 1 — в части привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 576 896 рублей 70 копеек и за неполную уплату налога на имущество в виде штрафа в сумме 128 рублей 90 копеек, на основании пункта 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное представление в налоговый орган документов в виде штрафа в сумме 18 300 рублей,

— пункт 2 — в части начисления пени по налогу на прибыль в сумме 583 667 рублей 71 копейки и по налогу на имущество в сумме 50 рублей 34 копеек,

— пункт 3.1 — в части наличия обязанности уплатить налог на прибыль в сумме 5 868 233 рублей и налог на имущество в сумме 1 546 рублей, — пункты 3.2, 3.3, 3.4 — в части наличия обязанности уплатить штрафы в общей сумме 595 325 рублей 60 копеек и пени в общей сумме 583 718 рублей 05 копеек, а также внести необходимые исправления в документы бухгалтерского учета и налогового учета в части, относящейся к налогу на прибыль в сумме 5 868 233 рублей и налогу на имущество в сумме 1 546 рублей.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Инспекция с принятым решением суда частично не согласилась, обратилась во Второй арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой.

По мнению Инспекции из экспертных заключений можно сделать вывод о том, что спорные объекты являются зданиями с металлическим каркасом и со стенами из панелей, покрытия зданий являются металлическими, имеют монолитный железобетонный фундамент, что соответствует описанию зданий, относящихся к десятой амортизационной группе. Представленные Инспекцией документы (инвентарные карточки, выписки из технических паспортов, общая пояснительная записка на нефтепровод, рабочая документация и другие) также свидетельствуют о том, что материалы, из которых сделаны основные конструкции спорных объектов, являются прочными. В экспертных заключениях сделан вывод о том, что спорные объекты не относятся к категории «здания деревянные, каркасные и щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркасно-обшивные и панельные, глинобитные, сырцовые, саманные и другие аналогичные». Инспекция считает, что письма ЗАО «НИПИ ИнжГео» и ООО «Комистройпроект» не могут опровергать выводы эксперта и сведения Сковородинского отделения Амурского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ».

Инспекция указывает на то, что статья 93 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает исчерпывающий перечень способов исполнения требования о предоставлении документов, а также устанавливает, что документы представляются в налоговый орган. Информирование налогового органа о подготовке копий документов и их нахождении на территории налогоплательщика в качестве способа исполнения требования Налоговым кодексом Российской Федерации не предусмотрено.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу возражает против доводов налогового органа, просит в указанной части решение суда оставить без изменения.

Общество также не согласилось с принятым решением суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований, обратилось во Второй арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой указывает на то, что ОАО «СМН» правомерно определена амортизационная группа основных средств — «Вертолетная площадка» НПС «Таежная» и «Вертолетная площадка» НПС «Печора», как площадки производственные с покрытиями (щебеночными и гравийными, грунтовыми, стабилизированными вяжущими материалами, покрытиями и колейные железобетонные) со сроком полезного использования 240 месяцев. Общество указывает на то, что данные площадки не являются аэродромами, частью аэродрома или аэропорта, при этом отмечает, что «аэродромы» и «вертодромы» обладают отличительными свойствами и предназначены для выполнения разных по своей сути задач. Общество обращает внимание на то, что объекты основных средств не могут быть отнесены к сооружениям воздушного транспорта, так как ОАО «СМН» не является авиапредприятием и не располагает воздушными судами и авиационным персоналом, основным видом деятельности Общества является не оказание авиационных услуг, а транспортирование нефти по трубопроводам. Вертолетные площадки не участвуют в процессе производства и не составляют единого целого с магистральными трубопроводами.

Общество просит учесть, что хозяйствующие субъекты имеют право самостоятельно по своему усмотрению выбирать способы достижения результата от предпринимательской деятельности, в том числе при использовании в указанной деятельность объектов основных средств.

Инспекция в отзыве на апелляционную жалобу с доводами налогоплательщика не согласна, просит решение суда в указанной части оставить без изменения.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в отзывах на апелляционные жалобы.

Законность решения Арбитражного суда Республики Коми проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258 , 266 , 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка в отношении Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2008 по 31.12.2009, результаты которой оформлены в акте от 08.12.2011 N 13-19/5.

По итогам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки начальником Инспекции принято решение от 22.02.2012 N 09-06/1 (с учетом решения о внесении изменений от 15.03.2012 N 09-06/1-1) о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 , пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафов в размере 624 606 рублей 90 копеек. Данным решением Обществу предложено уплатить указанную сумму налоговых санкций, а также 6 183 803 рубля налогов, 611 591 рубль 27 копеек пеней.

Решением Управления от 20.04.2012 N 111-А решение Инспекции изменено: Обществу предложено уплатить 620 964 рубля 20 копеек штрафов, 6 150 227 рублей налогов, 604 992 рубля 65 копеек пеней.

Не согласившись в указанной части с решением Инспекции (в редакции решения Управления) Общество обратилось в арбитражный суд.

При принятии судебного акта Арбитражный суд Республики Коми руководствовался пунктами 1 , 2 статьи 252 , пунктом 2 статьи 253 , пунктом 1 статьи 256 , пунктом 1 статьи 257 , пунктами 1 , 4 , 6 статьи 258 , пунктом 1 статьи 374 , пунктом 1 статьи 375 Налогового кодекса Российской Федерации, Положением по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденным приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2011 N 26н, Методическими указаниями по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденными приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.10.2003 N 91н, и исходил из того, что спорные объекты, входящие в комплекс «Нефтепровод НПС «Сковородино» — железнодорожный комплекс нефти», относятся к зданиям каркасным, каркасно-обшивным и панельным (к седьмой амортизационной группе); объекты «Вертолетная площадка» НПС «Таежная» и НПС «Печора» относятся к девятой амортизационной группе.

Руководствуясь подпунктом 6 пункта 1 статьи 23 , подпунктом 1 пункта 1 статьи 31 , статьями 89 , 93 , пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Республики Коми пришел к выводу о том, что Обществом не допущено налогового правонарушения, ответственность за которое установлена пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев апелляционные жалобы, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для их удовлетворения.

1. В соответствии с пунктом 1 статьи 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях настоящей главы признается для российских организаций — полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

На основании пунктов 1 и 2 статьи 252 Кодекса в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Пунктом 2 статьи 253 Кодекса предусмотрено, что расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются на материальные расходы; расходы на оплату труда; суммы начисленной амортизации; прочие расходы.

В силу пункта 1 статьи 256 Кодекса амортизируемым имуществом в целях настоящей главы признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20 000 рублей.

Согласно пункту 1 статьи 257 Кодекса под основными средствами в целях настоящей главы понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией первоначальной стоимостью более 20 000 рублей.

Согласно пункту 1 статьи 258 Кодекса амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

В пункте 4 статьи 258 Кодекса установлено, что классификация основных средств, включаемых в амортизационные группы, утверждается Правительством Российской Федерации.

На основании пункта 1 статьи 374 Кодекса объектами налогообложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

В соответствии с пунктом 1 статьи 375 Кодекса налоговая база определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения. При определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации.

Порядок учета объектов основных средств и формирования их стоимости установлен Положением по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденным приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2011 N 26н, (далее — ПБУ 6/01); Методическими указаниями по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденными приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.10.2003 N 91н (далее — Методические указания).

Согласно пункту 4 ПБУ 6/01 актив принимается организацией к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия: а) объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование; б) объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; в) организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта; г) объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Согласно пункту 2 Методических указаний при принятии к бухгалтерскому учету активов в качестве основных средств необходимо единовременное выполнение следующих условий: а) использование в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг либо для управленческих нужд организации; б) использование в течение длительного времени, т.е. срока полезного использования, продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев.

Сроком полезного использования является период, в течение которого использование основных средств приносит экономические выгоды (доход) организации. Для отдельных групп основных средств срок полезного использования определяется исходя из количества продукции (объема работ в натуральном выражении), ожидаемого к получению в результате использования этих основных средств;

в) организацией не предполагается последующая перепродажа данных активов; г) способность приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

В соответствии с пунктами 7, 8 ПБУ 6/01 основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости.

Первоначальной стоимостью основных средств, приобретенных за плату, признается сумма фактических затрат организации на приобретение, сооружение и изготовление, за исключением налога на добавленную стоимость и иных возмещаемых налогов (кроме случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации).

Фактическими затратами на приобретение, сооружение и изготовление основных средств являются: суммы, уплачиваемые в соответствии с договором поставщику (продавцу), а также суммы, уплачиваемые за доставку объекта и приведение его в состояние, пригодное для использования; суммы, уплачиваемые организациям за осуществление работ по договору строительного подряда и иным договорам; суммы, уплачиваемые организациям за информационные и консультационные услуги, связанные с приобретением основных средств; таможенные пошлины и таможенные сборы; невозмещаемые налоги, государственная пошлина, уплачиваемые в связи с приобретением объекта основных средств; вознаграждения, уплачиваемые посреднической организации, через которую приобретен объект основных средств; иные затраты, непосредственно связанные с приобретением, сооружением и изготовлением объекта основных средств.

Не включаются в фактические затраты на приобретение, сооружение или изготовление основных средств общехозяйственные и иные аналогичные расходы, кроме случаев, когда они непосредственно связаны с приобретением, сооружением или изготовлением основных средств.

Пунктами 17, 19, 20 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, пунктами 49, 54, 59 Методических указаний по учету основных средств установлено, что стоимость объектов основных средств погашается посредством начисления амортизации.

Для погашения стоимости объектов основных средств определяется годовая сумма амортизационных отчислений.

При исчислении годовой суммы амортизационных отчислений учитывается срок полезного использования объекта, который определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету.

Определение срока полезного использования объекта основных средств производится исходя из: ожидаемого срока использования этого объекта с ожидаемой производительностью или мощностью; ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта; нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта (например, срока аренды).

Таким образом, определение размера расходов при исчислении налога на прибыль и среднегодовой стоимости основных средств при исчислении налога на имущество производится исходя из годовой суммы амортизационных отчислений, определяемых исходя из срока полезного использования объекта.

Классификация основных средств, включаемых в амортизационные группы, утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 (далее — Классификация основных средств), построена с учетом основных средств согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94 (утвержден постановлением Комитета Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации от 26.12.1994 N 359 (с изменениями и дополнениями) (далее — Общероссийский классификатор основных средств).

Пунктами 1.6 Правил ведения бухгалтерского и налогового учета в ОАО «СМН» на 2008 год, утвержденных приказом генерального директора Общества от 29.12.2007 N 1405, Правил ведения бухгалтерского и налогового учета в ОАО «СМН» на 2009 год, утвержденных приказом генерального директора Общества от 31.12.2008 N 1477 (листы дела 1-92 том 9) предусмотрено, что начисление амортизации по объектам основных средств, введенным в эксплуатацию начиная с 01.01.2002, производится линейным способом по нормам, исчисленным исходя из сроков полезного использования, установленных Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1, а также в соответствии с утвержденным ОАО «АК «Транснефть» регламентом по определению срока полезного использования основных средств и нематериальных активов, применение специальных коэффициентов к нормам амортизации.

Таким образом, согласно принятой организацией учетной политике для целей исчисления налога на прибыль и налога на имущество срок полезного использования основных средств определяется в соответствии с Классификацией основных средств, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1.

1.1. В ходе налоговой проверки установлено, что Обществом при исчислении налога на прибыль за 2008-2009 годы завышена сумма расходов в виде начисленной амортизации по объектам основных средств «Вертолетные площадки» (инвентарные номера 009754/009766; 011678), в связи с неправильной их классификацией и неверным определением амортизационной группы, и соответственно, срока полезного использования, а также занижена налоговая база по налогу на имущество за 2008-2009 годы в отношении данных объектов основных средств в связи с занижением срока их полезного использования в результате неправильного определения амортизационной группы.

Общество отнесло объекты основных средств «Вертолетные площадки» к седьмой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 15 лет и до 20 лет включительно как объекты, относящиеся к группе «площадки производственные с покрытиями» (с щебеночными и гравийными, грунтовыми, стабилизированными вяжущими материалами, покрытиями и колейные железобетонные).

Инспекция считает, что данные объекты должны относится к девятой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 25 лет до 30 лет включительно как объекты, относящиеся к группе «полоса взлетно-посадочная» (искусственные взлетно-посадочные полосы, места стоянок, рулежные дорожки, летное поле грунтовое; цементобетонные и асфальтобетонные покрытия площадок аэродромов) (код ОКФ 124526452 — сооружение воздушного транспорта).

Как следует из материалов дела, в рамках строительства нефтеперекачивающей станции «Таежная» и «Печора» построены вертолетная площадка НПС «Таежная» (инвентарный номер 009754/009766) и вертолетная площадка НПС «Печора» (инвентарный номер 011678), принадлежащие Обществу.

Вертолетные площадки построены с целью обеспечения доступа к находящимся в труднодоступных местах объектам и предназначены для приема (отправки, погрузки, выгрузки) людей и грузов транспортируемыми вертолетами на нефтеперекачивающие станции «Печора» и «Таежная».

Общество воздушных судов и соответствующих специалистов не имеет, воздушные перевозки осуществляло ГУП РК «Комиавиатранс» по договорам на авиационное обслуживание, заключенным с Обществом (листы дела 98-108 том 11).

Согласно письму Коми МТУ ВТ ФАВТ от 20.06.2011 N 021-800 (лист дела 129 том 8) вертолетные площадки, находящиеся в собственности ОАО «СМН», являются посадочными площадками. В связи с тем, что ОАО «СМН» не является авиапредприятием и не располагает авиационным персоналом, в качестве эксплуатанта (оператора) посадочных площадок для вертолетов, принадлежащих Обществу, выступает ГУП РК «Комиавитранс». ГУП РК «Комиавитранс» вносит данные площадки в свой Реестр посадочных площадок, оформляет на них свидетельства, в установленном порядке разрабатывает и утверждает инструкции по производству полетов в районах посадочных площадок. Коми МТУ ВТ ФАВТ в соответствии с пунктом 13.15 Положения о Коми межрегиональном территориальном управлении воздушного транспорта Федерального агентства воздушного транспорта, утвержденного приказом Федерального агентства воздушного транспорта от 29.07.2008 N 222 (в редакции приказа от 24.11.2008 N 515) ведет учет посадочных площадок, расположенных на территории деятельности управления.

По состоянию на 01.01.2011 посадочные площадки НПС «Таежная» и НПС «Печора» числятся в Реестре посадочных площадок ГУП РК «Комиавиатранс» и внесены в «Сборник аэронавигационной информации по посадочным площадкам Республики Коми».

Согласно инвентарным карточкам учета объектов основных средств, актам о приеме-передаче здания (сооружения), техническим паспортам вертолетные площадки имеют следующие характеристики: размер 80х80м, общая площадь 6 400 кв.м, материал покрытия — железобетонная плита ПАГ-14 в количестве 40 штук, высота насыпи 0,5-0,8 м, конструкция — железобетонная плита ПАГ-14, выравнивающий слой из цементно-песчаной смеси, гидроизолирующий слой, основание из цементно-песчаной смеси, подсыпка песчаным грунтом.

Из Инструкций по производству полетов на посадочных площадках гражданской авиации НПС «Печора» и НПС «Таежная» (листы дела 120-123 том 11) следует, что спорные площадки представляют собой летное поле с грунтовым покрытием (суглинок) размером 50х50 м, в центре которых расположены посадочные площадки с покрытием из железобетонных плит размером 20х20 м (площадка НПС «Таежная» — 25х25 м); на объектах имеется дневная маркировка (на объекте НПС «Таежная» — дневная и ночная маркировка); объекты предназначены для взлета и посадки вертолетов Ми-2 и Ми-8, максимальная взлетная масса которых не превышает 13 тонн.

С учетом изложенного, оценив представленные в материалы дела доказательства, доводы сторон, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что вертолетные площадки были созданы для осуществления воздушных перевозок, используются в соответствии со своим целевым назначением (воздушные перевозки, оказание услуг воздушного транспорта), а значит, могут быть отнесены к сооружениям воздушного транспорта. Вертолетные площадки по своим характеристикам соответствуют понятию взлетно-посадочной полосы, приведенному в Классификации основных средств (искусственные взлетно-посадочные полосы, места стоянок, рулежные дорожки, летное поле грунтовое; цементобетонные и асфальтобетонные покрытия площадок аэродромов), предназначены для взлета и посадки вертолетов, внесены в Реестр посадочных площадок ГУП РК «Комиавиатранс» и в «Сборник аэронавигационной информации по посадочным площадкам Республики Коми». По результатам налоговой проверки вертолетные площадки правомерно отнесены Инспекцией к девятой амортизационной группе.

Доводы Общества о том, что вертолетные площадки не являются аэродромами, правильно отклонены судом первой инстанции, поскольку Классификация основных средств не содержит указания на то, что в девятую амортизационную группу включаются исключительно объекты, относящиеся к взлетно-посадочной полосе аэродромов.

На указанном основании судом апелляционной инстанции также отклоняются ссылки Общества на Приказ «Об утверждении Федеральных авиационных правил полетов в воздушном пространстве Российской Федерации», согласно которым взлетно-посадочная полоса — это часть аэродрома, предназначенная для разбега при взлете и пробеге после посадки воздушных судов.

Объект основного средства в целях определения срока полезного использования определяется на основании Классификации основных средств, которая определяет объект основных средств «полоса взлетно-посадочная» как искусственные взлетно-посадочные полосы, места стоянок, рулежные дорожки, летное поле грунтовое, а также цементобетонные и асфальтобетонные покрытия площадок аэродромов. Основания для применения к рассматриваемым правоотношениям определения взлетно-посадочная полоса, закрепленного в указанном налогоплательщиком Приказе, отсутствуют.

Ссылки Общества на то, что основным видом деятельности ОАО «СМН» является не оказание авиационных услуг, а транспортирование нефти по трубопроводам, Общество не является авиапредприятием и не располагает воздушными судами, авиационным персоналом, в данном случае правового значения не имеют. Названные Обществом обстоятельства сами по себе не означают, что вертолетные площадки, которые используются Обществом по их назначению, не относятся к сооружениям воздушного транспорта (полоса взлетно-посадочная). Основания рассматривать как сооружения воздушного транспорта только объекты, которые принадлежат специализированным предприятиям, отсутствуют.

Во введении к Общероссийскому классификатору основных средств указано, что группировки объектов в ОКОФ образованы в основном по признакам назначения, связанным с видами деятельности, осуществляемыми с использованием этих объектов и производимыми в результате этой деятельности продукцией и услугами. Таким образом, определение кода основного средства зависит не от основного вида деятельности собственника объекта, а от предназначения и фактического использования основного средства.

В данном случае вертолетные площадки используются для приема (отправки, погрузки, выгрузки) людей и грузов, транспортируемых вертолетами авиапредприятия на нефтеперекачивающие станции, то есть предназначены для выполнения авиационных услуг на воздушном транспорте, которые непосредственно связаны с основной производственной деятельностью Общества.

Отнесение вертолетных площадок к объектам, относящимся к группе «площадки производственные с покрытиями» (с щебеночным и гравийным, грунтовыми, стабилизированными вяжущими материалами, покрытиями и колейные железобетонные), без учета характера и назначения объектов (в данном случае перевозок воздушным транспортом) является неправомерным.

Доводы Общества о том, что обоснованность установления сроков полезного использования спорных объектов не может оцениваться налоговым органом с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности, вероятного срока службы, судом апелляционной инстанции не принимаются, поскольку решение Инспекции, а также оспариваемый судебный акт таких оценок не содержат.

Ссылки Общества на Отраслевой классификатор сооружений, объектов магистрального трубопроводного транспорта нефти, разработанный ОАО «АК «Транснефть», ОАО «ВНИИСТ» и ОАО «Гипротрубпровод», утвержденный руководителем ОАО «АК «Транснефть» 27.05.2005, Руководящий документ «Нормы технологического проектирования магистральных нефтепроводов РД 153-39.4-113-091», утвержденный приказом Минэнерго России от 24.04.2002 N 129, по согласованию с Госгортехнадзором России и ОАО «АК «Транснефть», правильно не приняты судом первой инстанции. Данные документы не относятся к числу нормативных правовых актов, подлежащих применению в сфере налоговых правоотношений; не определяют иное (отличное от установленного, как полоса взлетно-посадочная) назначение спорных объектов.

При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Республики Коми в данной части подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба Общества — без удовлетворения.

1.2. В ходе налоговой проверки установлено, что Обществом при исчислении налога на прибыль за 2009 год завышена сумма расходов в виде начисленной амортизации по объектам основных средств «Здания объекта «Нефтепровод НПС «Сковородино», в связи с неправильной их классификацией и неверным определением амортизационной группы, и соответственно, срока полезного использования, а также занижена налоговая база по налогу на имущество за 2009 год в отношении данных объектов в связи с занижением срока их полезного использования в результате неправильного определения амортизационной группы.

Общество отнесло объекты основных средств «Здания объекта «Нефтепровод НПС «Сковородино» к седьмой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно, к которой относятся «здания (кроме жилых)» (деревянные, каркасные и щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркасно-обшивные и панельные, глинобитные, сырцовые, саманные и другие аналогичные).

Инспекция считает, что данные объекты должны относится к десятой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 30 лет, как объекты, относящиеся к группе «здания (кроме жилых)», здания кроме вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями).

Как следует из материалов дела, 01.01.2008 между ООО «Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы» (заказчик-застройщик, инвестор), ОАО «СМН» (инвестор), ОАО «Магистральные нефтепроводы Центральной Сибири» (инвестор), ОАО «Магистральные нефтепроводы «Дружба» (инвестор) и ОАО «Северо-Западные магистральные нефтепроводы» (инвестор) был заключен договор инвестирования N 186/33-04-08 (листы дела 100-129 том 9).

По условиям договора инвесторы осуществляют финансирование строительства объекта «Нефтепровод НПС «Сковородино» — железнодорожный комплекс перевалки нефти» в г. Сковородино Амурской области, который по окончании строительства передается заказчиком-застройщиком инвесторам в общую долевую собственность.

По окончании строительства в общую долевую собственность инвесторов (доля Общества составила 15,95 процентов) были переданы следующие объекты недвижимого имущества, входящие в железнодорожный комплекс перевалки нефти «Нефтепровод НПС «Сковородино»: «Здание административно-бытового корпуса (АБК) и контрольно-пропускного пункта (КПП)», «Здание узла количества нефти», «Здание КТП, ЩСУ, ЗРУ», «Здание химико-аналитической лаборатории», «Здание операторной с узлом связи», «Блок-бокс измерения параметров качества нефти», «Здание ПКУ без трансформатора».

Согласно приказу ОАО «Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы» от 30.11.2009 N 1730Д вышеуказанные объекты введены в эксплуатацию в ноябре 2009 года (лист дела 131 том 9).

Общество приняло здания объекта «Нефтепровод НПС «Сковородино» к учету в качестве объектов основных средств (инвентарные номера 015057, 015092, 015102, 015056, 015055, 015011, 015099) по актам о приеме-передаче здания (сооружения)) от 30.11.2009 (листы дела 33-59 том 6).

Согласно проектной документации на «Нефтепровод НПС «Сковородино» — железнодорожный комплекс перевалки нефти» (том 5) объекты, входящие в указанный комплекс представляют собой быстровозводимые каркасные здания из сборных металлических конструкций заводского изготовления и здания в блочно-комплектном исполнении полной заводской готовности.

Несущим каркасом зданий являются поперченные рамы, состоящие из колонн, жестко защемленных в фундаменте, и стропильной фермы. Фермы кровли шарнирно опираются на колонны. Продольная жесткость и устойчивость каркаса и его отдельных элементов обеспечивается системой связей: вертикальными связями по колоннам, воспринимающим продольные усилия от действий ветра на торец здания и продольного торможения кранов, горизонтальными и вертикальными связями между фермами, обеспечивающими устойчивость покрытия.

Наружные ограждающие конструкции — стены и покрытия — трехслойные панели заводской готовности типа «Сэндвич» с утеплителем из минераловатных негорючих плит. Профилированный лист трехслойных панелей типа «Сэндвич» выполнен из стали тонколистовой оцинкованной с цинковым покрытием 1 класса. Высота гофр профлиста покрытия кровли не мене 44 мм.

Колонны каркаса здания — металлические двутаврового сечения.

Конструкция кровли состоит из комплексных панелей покрытия, монтируемых по металлическим прогоном из прокатных профилей, установленных по верхним поясам ферм.

Основным типом фундаментов являются монолитные железобетонные столбчатые фундаменты с подошвой ниже нормативной глубины промерзания.

Технический паспорт (листы дела 7-40 том 4) содержит, в том числе следующие описания конструктивных элементов зданий:

— фундамент: свайные, монолитные железобетонные ростверки;

— стены: стальные колонны, балки, фермы, секции 3-х слойные (типа «Сэндвич») с утеплителем из минераловатных негорючих плит;

— перегородки: гипсокартонные по металлическому каркасу с утеплителем из минераловатных негорючих плит, окраска;

— перекрытия: каркас, панели «Сэндвич»,

— крыша: двускатная, секции типа «Сэндвич».

Согласно экспертным заключениям от 31.10.2011 N N 014/2011, 015/2011, 016/2011, 017/2011, 018/2011, 019/2011, 020/2011, от 15.02.2012 NN 03/2012, 04/2012, 05/2012, 06/2012, 07/2012, 08/2012, 09/2012 (том 3) спорные объекты относятся к зданиям, кроме вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями).

В экспертных заключениях указано, что для определения того, относятся ли объекты к зданиям «каркасно-обшивным и панельным», необходимо провести исследование его несущих и ограждающих конструкций.

Несущие конструкции являются основными конструктивными элементами здания, так как они воспринимают постоянную и временную нагрузку, в том числе нагрузку от других частей здания. Для несущей конструкции применяют материалы, обладающие такими основными строительными свойствами, как механическая прочность, влагостойкость и морозостойкость. Несущими конструкциями являются стены и каркасные конструкции.

Ограждающие конструкции — конструкции, выполняющие функции ограждения или разделения объемов (помещений) здания. Ограждающие конструкции изолируют помещения от колебаний температуры наружного воздуха, атмосферных осадков, внешних и внутренних шумов. Материалы для ограждающих конструкций должны обладать теплотехническими и звукоизоляционными свойствами. Ограждающие конструкции могут совмещать функции несущих (в том числе самонесущих, то есть воспринимающих нагрузку только от собственного веса) и ограждающих конструкций. Ограждающими конструкциями являются стены, перегородки, покрытия и перекрытия.

Основными конструктивными элементами, определяющими категорию здания, являются как ограждающие конструкции, так и несущие конструкции. При этом стены здания выполняют либо функцию только ограждающей конструкции (при наличии каркаса здания, выполняющего функцию несущей конструкции), либо одновременно функцию и ограждающей, и несущей конструкций (когда стены сами являются несущей конструкцией). Если стены здания одновременно выполняют функцию и ограждающей, и несущей конструкцией, то каркасные конструкции не требуются.

В каркасно-обшивных зданиях стены выполняются, как каркас, обшитый с наружной и внутренней сторон (каркас с прогонами обшивается снаружи профлистом, затем в ячейки, образованные прогонами, закладывается утеплитель в один или несколько слоев; далее каркас покрывается пароизоляционным материалом (пленкой), обшивается досками, а затем внутренней обшивкой, которая определена в техническом задании). Следовательно, стены выполняют одновременно функцию и ограждающей, и несущей конструкции.

По мнению эксперта, в зданиях каркасно-обшивных и панельных стены должны выполнять одновременно функцию и ограждающей и несущей конструкций.

Поскольку спорные здания имеют металлический каркас, выполняющий функцию несущей конструкции, а стены (стальные секции 3-х слойные (типа «Сэндвич») с утеплителем из минераловатных негорючих плит) выполняют функцию только ограждающей конструкции, они не относятся к зданиям «каркасно-обшивным и панельным».

Оценивая экспертные заключения, суд первой инстанции правильно указал на то, что в экспертных заключениях отсутствуют ссылки на нормативные, иные акты, документы, где было бы указано, что в зданиях каркасно-обшивных и панельных стены должны выполнять одновременно функцию ограждающей и несущей конструкций.

В суде первой инстанции эксперт Цыпанова Т.П. подтвердила, что при проведении экспертизы исходила из того, что для отнесения объекта к категории «здания деревянные, каркасные и щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркасно-обшивные и панельные, глинобитные, сырцовые, саманные и другие аналогичные» необходимо, чтобы здание было одновременно каркасным и щитовым, каркасно-обшивным и панельным, а критерием для отнесения здания к каркасно-обшивным и панельным является функциональное назначение стен, которые должны выполнять одновременно функцию и ограждающей и несущей конструкций.

Эксперт указала, что данный вывод очевиден для специалистов в области строительства, а также сослалась на свой опыт работы. Нормативно обоснования своих выводов эксперт не привела (листы дела 43, 44 том 14).

Согласно письму от 29.09.2011 N 05/823 Амурского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» спорные объекты относятся к зданиям, кроме вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями) (лист дела 1 том 4).

При этом в письме отсутствует нормативное обоснование данных выводов. Нормативное обоснование указанных выводов, обоснование с приведением обстоятельств, свидетельствующих об указанном выводе, не подтверждено материалами дела.

В силу части 2 и 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

В силу пункта 7 статьи 3 Кодекса все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Судом первой инстанции правильно отмечено, что Классификация основных средств предназначена для целей налогообложения, что предполагает применение данного нормативного акта лицами, не являющимися специалистами-строителями со значительным стажем практической работы, а налоговое законодательство не содержит норм, в силу которых налогоплательщик для отнесения объекта к той или иной амортизационной группе обязан привлекать специалистов. Следовательно, понятия, применяемые в Классификации основных средств, должны быть известными и понятными, либо их значение должно быть закреплено в нормативных актах, в том числе строительных нормах и правилах, стандартах.

Указанные заключения эксперта и сведения Амурского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» не являются достаточным доказательством того, что спорные объекты относятся к зданиям, кроме вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями), поскольку в них не отражено и не представлено в дело сведений, на основании каких норм и установленных правил, классификаций сделаны такие заключения, обоснованность данных выводов не подтверждена. Из анализа Классификации основных средств, описания характеристик объектов, подпадающих под спорные амортизационные группы не следует, что критериями отнесения объектов в ту или иную амортизационную группу являются критерии, описываемые экспертом (в том числе функциональное назначение стен).

Ссылки Инспекции на то, что спорные здания являются зданиями с металлическим каркасом, имеют металлические покрытия, монолитный железобетонный фундамент, а значит должно быть отнесено к десятой амортизационной группе, обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Из анализа Классификации основных средств можно сделать вывод, что критерием распределения зданий по амортизационным группам является прочность используемых при создании объекта материалов, и, соответственно, к последней десятой амортизационной группе относятся объекты повышенной прочности. Исходя из описания характеристики объектов десятой амортизационной группы, следует, что в указанную амортизационную группу входят здания с железобетонными и металлическими каркасами, со степами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями.

В данном случае материалами дела подтверждается, что спорные здания имеют металлический каркас, обшитый профилированными листами панелей типа «Сэндвич» с утеплителем из минераловатных негорючих плит.

Следовательно, спорные здания не входят в десятую амортизационную группу, стены данных зданий не являются стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей; ни каркас, ни стены и покрытия зданий не состоят из железобетонных (каменных) материалов.

То обстоятельство, что спорные здания имеют металлический каркас и панели типа «Сэндвич» с утеплителем из минераловатных негорючих плит, не означает, что спорные здания подпадают под описание характеристики и понятия зданий, относящихся к десятой амортизационной форме, поскольку в десятую амортизационную группу входят здания с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями, а не каркасно-обшивные здания. Согласно проектной документации, технических паспортов, указанных заключений эксперта (и из иных доказательств не следует иного) видно, что спорные здания являются зданиями каркасно-обшивными.

В данном случае вывод налогового органа о том, что спорные здания подлежат включению в десятую амортизационную группу, и не подлежали отнесению к седьмой амортизационной группе («здания деревянные, каркасные и щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркасно-обшивные и панельные, глинобитные, сырцовые, саманные и другие аналогичные»), является неправомерным, не подтвержден.

Выводы эксперта о том, что спорные здания не относятся к зданиям каркасно-обшивным и панельным только потому, что имеют металлический каркас, выполняющий функцию несущей конструкции, а стены выполняют функцию только ограждающей конструкции (при этом не выполняют функцию несущей конструкции), нормативно не обоснованны и не могут служить достаточным и убедительным доказательством позиции налогового органа, поскольку Классификация основных средств, описание характеристик и понятий зданий, относящихся к спорным амортизационным группам, такого критерия распределения объектов по амортизационным группам не содержит; из анализа описания характеристик объектов, относящихся к спорным амортизационным группам, в совокупности также не следует, что критерием отнесения объектов является именно функциональное назначение каркаса и панелей. Согласно Классификации основных средств к десятой амортизационной группе относятся здания, не вошедшие в другие группы.

Материалы дела свидетельствуют, что спорные здания представляют собой металлический каркас, на котором смонтированы стеновые панели типа «Сэндвич», что позволяет отнести данные объекты к зданиям каркасным, каркасно-обшивным и панельным.

Ссылки Инспекции на отнесение к седьмой амортизационной группе саманных домов (и указание на другие аналогичные объекты) подлежат отклонению, поскольку это не означает, что в указанную амортизационную группу не могут быть отнесены спорные объекты, также указанное не свидетельствует о том, что спорные объекты подпадают под определение, относящее их к десятой амортизационной группе.

Указание в заключениях эксперта Цыпановов Т.П. ВСН 58-88 (р) «Положение об организации и проведении реконструкции, ремонта и технического обслуживания жилых зданий, объектов коммунального и социально-культурного назначения» (1988 года) и ссылки Инспекции на указанные ведомственные строительные нормы подлежат отклонению. Указанный документ не может быть признан нормативным обоснованием обстоятельств, послуживших основанием для вывода эксперта, поскольку используемых экспертом критериев отнесения объектов к рассматриваемым группам данный документ не содержит; в указанном документе отсутствует понятие (указание элементов, стен, продолжительности эксплуатации) в виде каркасно-обшивных конструкций (объектов); отсутствуют сведения об отнесение спорных объектов к имеющим каркасно-засыпные стены, а также отсутствуют основания относить спорные объекты к объектам, названным в ВСН 58-88 (р).

Кроме того, согласно заключению специалиста ООО «Комистройпроект» от 31.01.2012 спорные здания относятся к категории «здания деревянные, каркасные и щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркасно-обшивные и панельные, глинобитные, сырцовые, саманные и другие аналогичные», поскольку при их сооружении выполнена каркасно-обшивная конструкция — изготовлен каркас (колонны, балки, фермы), на котором смонтированы стеновые панели типа «Сэндвич». Кроме того, имеется ссылка на п. 2.1.10 СТО 36554501-014-2008 «Надежность строительных конструкций и оснований», согласно которому срок службы определяется как продолжительность нормальной эксплуатации строительного объекта до состоянию, при котором его дальнейшая эксплуатация недопустима или нецелесообразна. Срок полезного использования зданий определяется с учетом пригодности к эксплуатации их основных элементов — несущих и ограждающих конструкций, которая обеспечивается проведением их своевременного ремонта. В соответствии с техническими характеристиками примененных на объекте стеновых сэндвич-панелей по ТУ 52-84-001-74935819-2006 срок их службы (гарантированный срок эксплуатации) составляет 15 лет с момента отгрузки с предприятия. Принимая во внимание невозможность эксплуатации зданий и сооружений свыше срока эксплуатации ограждающих конструкций, максимальный срок полезного использования зданий, входящих в комплекс объектов «Нефтепровод НПС «Сковородино» железнодорожный комплекс перевалки нефти», составляет 15 лет (листы дела 1-9 том 6).

В материалы дела представлены сведения о наличии специальных познаний специалиста ООО «Комистройпроект» в рассматриваемой области (листы дела 10-27 том 6).

Согласно письму ООО «ИнжГео» от 05.06.2012 N 03/5222 (генеральный проектировщик железнодорожного комплекса перевалки нефти «Нефтепровод НПС «Сковородино») объект с металлическим каркасом и ограждающими конструкциями из сэндвич-панелей относится к зданиям каркасно-обшивным. Конструктивные особенности позволяют, в случае необходимости, произвести демонтаж и повторное использование сэндвич-панелей при сборке здания в другом месте (лист дела 30 том 12).

Исходя из толкований положений Классификации основных средств к категории «здания деревянные, каркасные и щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркасно-обшивные и панельные, глинобитные, сырцовые, саманные и другие аналогичные» могут быть отнесены здания с каркасом, обшитым панелями.

Таким образом, конструктивные особенности объектов, входящих в железнодорожный комплекс перевалки нефти «Нефтепровод НПС «Сковородино», дают основания для отнесения данных объектов к зданиям каркасным, каркасно-обшивным и панельным (к седьмой амортизационной группе), и не позволяют отнести спорные объекты к зданиям с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями.

В связи с этим Инспекцией неправомерно отнесены по результатам выездной налоговой проверки спорные здания к десятой амортизационной группе со сроком полезного использования 30 лет и доначислены Обществу налог на прибыль, налог на имущество за 2009 год, а также соответствующие суммы пеней и штрафов.

При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Республики Коми в указанной части подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба Инспекции — без удовлетворения.

2. По результатам выездной налоговой проверки Общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Кодекса в виде штрафа в размере 18 300 рублей за несвоевременное представление в налоговый орган документов.

На основании пункта 1 статьи 126 Кодекса непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 119 и 129.4 настоящего Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 31 Кодекса налоговые органы вправе требовать в соответствии с законодательством о налогах и сборах от налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента документы по формам и (или) форматам в электронном виде, установленным государственными органами и органами местного самоуправления, служащие основаниями для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов, а также документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов.

Согласно подпункту 6 пункта 1 статьи 23 Кодекса налогоплательщики обязаны представлять в налоговые органы и их должностным лицам в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом , документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93 Кодекса должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы.

В пункте 2 статьи 93 Кодекса установлено, что истребуемые документы могут быть представлены в налоговый орган лично или через представителя, направлены по почте заказным письмом или переданы в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи.

Представление документов на бумажном носителе производится в виде заверенных проверяемым лицом копий.

Согласно пункту 3 и пункту 4 статьи 93 Кодекса документы, которые были истребованы в ходе налоговой проверки, представляются в течение 10 дней со дня получения соответствующего требования.

Отказ проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную статьей 126 настоящего Кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 89 Кодекса выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа.

В случае, если у налогоплательщика отсутствует возможность предоставить помещение для проведения выездной налоговой проверки, выездная налоговая проверка может проводиться по месту нахождения налогового органа.

На основании пункта 9 статьи 89 Кодекса руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе приостановить проведение выездной налоговой проверки.

На период действия срока приостановления проведения выездной налоговой проверки приостанавливаются действия налогового органа по истребованию документов у налогоплательщика, которому в этом случае возвращаются все подлинники, истребованные при проведении проверки, за исключением документов, полученных в ходе проведения выемки, а также приостанавливаются действия налогового органа на территории (в помещении) налогоплательщика, связанные с указанной проверкой.

В соответствии с пунктом 12 статьи 89 Кодекса налогоплательщик обязан обеспечить возможность должностных лиц налоговых органов, проводящих выездную налоговую проверку, ознакомиться с документами, связанными с исчислением и уплатой налогов.

При проведении выездной налоговой проверки у налогоплательщика могут быть истребованы необходимые для проверки документы в порядке, установленном статьей 93 настоящего Кодекса.

Ознакомление должностных лиц налоговых органов с подлинниками документов допускается только на территории налогоплательщика, за исключением случаев проведения выездной налоговой проверки по месту нахождения налогового органа, а также случаев, предусмотренных статьей 94 настоящего Кодекса.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, выездная налоговая проверка в отношении Общества проводилась на территории ОАО «СМН» по адресу: Республика Коми, г. Ухта, пр. А.И. Зерюнова, д. 2/1, кабинет N 161.

Инспекция направила Обществу требования от 21.02.2011 N 1, от 04.03.2011 N 2, N 3, от 02.06.2011 N 5, от 30.06.2011 N 6, от 23.09.2011 N 8 о предоставлении документов, необходимых для проведения выездной налоговой проверки (листы дела 70-72, 76-78, 81-106, 116-123, 132-133 том 6).

В сроки, установленные для исполнения требований, Общество представило по месту проведения выездной налоговой проверки все документы (в виде заверенных копий), истребованные налоговым органом по указанным требованиям. Также Общество направило в адрес Инспекции письма, в которых указало на то, что копии истребованных документов подготовлены и находятся по месту проведения выездной налоговой проверки по адресу: Республика Коми, г. Ухта, пр. А.И. Зерюнова, д. 2/1, кабинет N 161 (листы дела 73-75, 79-80, 107-115, 124-131, 134-137 том 6).

Таким образом, Общество представило в установленный срок истребованные копии документов по месту проведения выездной налоговой проверки (территория ОАО «СМН»), уведомило об этом налоговый орган, тем самым выполнило обязанность по представлению в установленный срок документов налоговому органу (должностному лицу налогового органа, проводящему налоговую проверку и истребовавшему необходимые для проверки документы). Налоговый орган имел возможность получить копии документов, представленных Обществом по месту проведения выездной налоговой проверки, поскольку Кодекс не содержит запрета на получение налоговым органом (должностным лицом) копий документов в период приостановления выездной налоговой проверки.

Судом не установлено и из материалов дела не следует, что налогоплательщик отказался от представления документов, не представил документы налоговому органу (должностному лицу) или представил документы с нарушением срока.

Ссылки Инспекции на то, что предоставление возможности ознакомления с документами на территории налогоплательщика и представление копий документов не являются одним и тем же действием, судом апелляционной инстанции не принимаются. В данном случае из писем Общества в налоговый орган о том, что копии документов готовы и представлены по месту проведения выездной налоговой проверки, не следует, что копии документов представлены Обществом по месту проведения выездной налоговой проверки налоговому органу только для ознакомления.

По месту проведения выездной налоговой проверки налоговому органу до приостановления проведения проверки была предоставлена возможность ознакомиться с подлинниками в дальнейшем истребованных документов.

В связи с этим основания для привлечения Общества к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Кодекса у Инспекции отсутствовали.

С учетом изложенного Арбитражный суд Республики Коми правомерно признал недействительным решение Инспекции в части привлечения Общества к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Кодекса в виде штрафа в размере 18 300 рублей.

При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Республики Коми в указанной части подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба Инспекции — без удовлетворения.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе относятся на Общество.

В соответствии с подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы освобождены от уплаты государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 258 , 268 , пунктом 1 статьи 269 , статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

решение Арбитражного суда Республики Коми от 20.07.2012 по делу N А29-4831/2012 оставить без изменения, а апелляционные жалобы открытого акционерного общества «Северные магистральные нефтепроводы» и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в установленном порядке.