Коап рф 1312

Статья 13.12. Нарушение правил защиты информации

1. Нарушение условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей; на юридических лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей.

2. Использование несертифицированных информационных систем, баз и банков данных, а также несертифицированных средств защиты информации, если они подлежат обязательной сертификации (за исключением средств защиты информации, составляющей государственную тайну), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией несертифицированных средств защиты информации или без таковой; на должностных лиц — от двух тысяч пятисот до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей с конфискацией несертифицированных средств защиты информации или без таковой.

3. Нарушение условий, предусмотренных лицензией на проведение работ, связанных с использованием и защитой информации, составляющей государственную тайну, созданием средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите информации, составляющей государственную тайну, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей.

4. Использование несертифицированных средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей с конфискацией несертифицированных средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, или без таковой.

5. Грубое нарушение условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), —

влечет наложение административного штрафа на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

6. Нарушение требований о защите информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), установленных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частями 1, 2 и 5 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей.

7. Нарушение требований о защите информации, составляющей государственную тайну, установленных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частями 3 и 4 настоящей статьи, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей.

Примечание. Понятие грубого нарушения устанавливается Правительством Российской Федерации в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.

Комментарий к статье 13.12 КОАП РФ

1. Объектом правонарушения, предусмотренного комментируемой статьей, является комплекс отношений, которые базируются на правовом режиме, установленном нормами нескольких федеральных законов. В первую очередь это Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ, Федеральный закон от 27.07.2006 года N 152-ФЗ и Федеральный закон от 04.05.2011 N 99-ФЗ. Детализация правового режима и формирование отношений, которые являются непосредственным объектом правонарушения, формируются на основе норм, закрепленных постановлениями Правительства РФ (Постановление Правительства РФ от 03.03.2012 N 171 «О лицензировании деятельности по разработке и производству средств защиты конфиденциальной информации»; Постановление Правительства РФ от 03.02.2012 N 79 «О лицензировании деятельности по технической защите конфиденциальной информации»).

Положение о лицензировании деятельности по разработке и производству средств защиты конфиденциальной информации, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 03.03.2012 N 171, определяет порядок лицензирования деятельности по разработке и производству средств защиты конфиденциальной информации (не содержащей сведения, составляющие государственную тайну, но защищаемой в соответствии с законодательством РФ), осуществляемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями. Лицензирование деятельности по разработке и производству средств защиты конфиденциальной информации осуществляет Федеральная служба по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК России). Лицензирование данной деятельности в части разработки и производства средств защиты, устанавливаемых в отдельных государственных органах (Администрации Президента РФ, Совета Безопасности РФ, Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ) осуществляет Федеральная служба безопасности РФ (ФСБ России).

Положением о лицензировании деятельности по технической защите конфиденциальной информации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 03.02.2012 N 79, определяется порядок лицензирования деятельности по технической защите конфиденциальной информации (не содержащей сведения, составляющие государственную тайну), осуществляемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями. Лицензирование деятельности по технической защите конфиденциальной информации осуществляет ФСТЭК России.

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного комментируемой статьей, проявляется в форме различных действий, которые недопустимы в соответствии с сформированным правовым режимом защиты информации. Под грубым нарушением лицензионных требований понимается невыполнение лицензиатом требований:

— о выполнении работ или оказании услуг штатным специалистом, имеющим профессиональное образование в области технической защиты информации;

— о наличии калиброванного, поверенного контрольно-измерительного оборудования;

— об использовании легитимных программных продуктов;

— о наличии системы производственного контроля качества.

2. Протокол о совершении проступка, предусмотренного ч. ч. 1, 2 и 5 комментируемой статьи, составляют (возбуждают дело) должностные лица органов внутренних дел (полиции).

Дела по ч. 5 комментируемой статьи возбуждают также должностные лица органа, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзора России), а также должностные лица федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, его территориальных органов (ФСТЭК России), а также должностные лица федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области безопасности Российской Федерации, его территориальных органов (ФСБ России).

Рассмотрение дела о правонарушении, предусмотренном ч. 5 комментируемой статьи, поручено органам, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзора России).

Рассмотрение дела о правонарушениях, предусмотренных ч. ч. 1, 2 и 6 комментируемой статьи, осуществляется органами, исполнительной власти, уполномоченными в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации (ФСТЭК России).

Рассмотрение дела о правонарушениях, предусмотренных ч. ч. 3, 4 и 7 комментируемой статьи, осуществляется органами, осуществляющими контроль за обеспечением защиты государственной тайны (ФСБ России).

Рассмотрение дела о правонарушении, предусмотренном ч. 5 комментируемой статьи, осуществляется также судьей.

Статья 13.12. Нарушение правил защиты информации

СТ 13.12 КоАП РФ

1. Нарушение условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей; на юридических лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей.

2. Использование несертифицированных информационных систем, баз и банков данных, а также несертифицированных средств защиты информации, если они подлежат обязательной сертификации (за исключением средств защиты информации, составляющей государственную тайну), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией несертифицированных средств защиты информации или без таковой; на должностных лиц — от двух тысяч пятисот до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей с конфискацией несертифицированных средств защиты информации или без таковой.

3. Нарушение условий, предусмотренных лицензией на проведение работ, связанных с использованием и защитой информации, составляющей государственную тайну, созданием средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите информации, составляющей государственную тайну, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей.

4. Использование несертифицированных средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей с конфискацией несертифицированных средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, или без таковой.

5. Грубое нарушение условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), —

влечет наложение административного штрафа на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

6. Нарушение требований о защите информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), установленных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частями 1, 2 и 5 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей.
7. Нарушение требований о защите информации, составляющей государственную тайну, установленных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частями 3 и 4 настоящей статьи, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей.

Примечание. Понятие грубого нарушения устанавливается Правительством Российской Федерации в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.

Комментарий к Ст. 13.12 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом административных правонарушений являются общественные отношения по защите информации. Порядок защиты информации регламентирован Федеральными законами от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне», от 06.04.2011 N 63-ФЗ «Об электронной подписи», от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании», ГК РФ и др.

2. Объективная сторона правонарушения выражается:

— в нарушении условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну) (ч. 1);

— в использовании несертифицированных информационных систем, баз и банков данных, а также несертифицированных средств защиты информации, если они подлежат обязательной сертификации (за исключением средств защиты информации, составляющей государственную тайну) (ч. 2);

— в нарушении условий, предусмотренных лицензией на проведение работ, связанных с использованием и защитой информации, составляющей государственную тайну, созданием средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите информации, составляющей государственную тайну (ч. 3);

— в использовании несертифицированных средств, предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну (ч. 4);

— в грубом нарушении условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну) (ч. 5);

— в нарушении требований о защите информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), установленных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами РФ, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 1, 2 и 5 ст. 13.12 КоАП РФ (ч. 6);

— в нарушении требований о защите информации, составляющей государственную тайну, установленных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами РФ, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 комментируемой статьи, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния (ч. 7).

3. Субъектами правонарушения являются граждане, должностные и юридические лица.

4. Субъективная сторона правонарушения характеризуется умыслом или неосторожностью.

5. Протоколы о правонарушениях составляют должностные лица органов, уполномоченных рассматривать дела данной категории, в частности, должностные лица органов внутренних дел (полиции) (п. п. 1, 55 и 58 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ).

6. Дела об административных правонарушениях по ч. ч. 1, 2 и 6 комментируемой статьи рассматривают должностные лица органов, осуществляющих государственный контроль в области обращения и защиты информации (ст. 23.46 КоАП РФ). Рассмотрение дел по ч. ч. 2 и 4 комментируемой статьи может быть передано судье, учитывая возможную конфискацию предмета правонарушения (ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ).

Дела об административных правонарушениях по ч. ч. 3, 4 и 7 комментируемой статьи рассматривают должностные лица органов, осуществляющих контроль за обеспечением защиты государственной тайны (ст. 23.45 КоАП РФ).

Дела по ч. 5 комментируемой статьи рассматриваются судьями (ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ).

Решение Челябинского областного суда от 13 сентября 2016 г. по делу N 7-1312/2016

Решение Челябинского областного суда от 13 сентября 2016 г. по делу N 7-1312/2016

Судья Челябинского областного суда Аганина Т.А., при секретаре Бойченко Ю.С., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Челябинского областного суда дело об административном правонарушении, предусмотренном частями 2, 2.1 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении заведующего судебно-химическим отделением ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» Мелентьева А.Б. по жалобе защитника Мелентьева А.Б. — Кузнецовой С.Э. на решение судьи Центрального районного суда г.Челябинска от 26 мая 2016 года,

постановлением заместителя руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области (далее УФАС России по Челябинской области) Р.Е.Г. N 7.30 — 2, 2.1/118-16 от 24 февраля 2016 года Мелентьев А.Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.30, ч. 2.1 ст. 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее -КоАП РФ), и ему в соответствии с положением ч.2 ст.4.4 КоАП РФ назначено наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 (тридцати тысяч) рублей.

Решением судьи Центрального районного суда г.Челябинска от 26 мая 2016 года указанное постановление оставлено без изменения, а жалоба Мелентьева А.Б. — без удовлетворения.

В жалобе в вышестоящий суд, защитник Мелентьева А.Б. — Кузнецова С.Э. просит отменить постановление должностного лица, решение судьи районного суда, производство по делу прекратить. Указывает, что все выявленные УФАС нарушения были оперативно устранены (закупочной комиссией повторно были рассмотрены все заявки и участник, который ранее был отклонен, допущен к участию в аукционе), отсутствует пренебрежительное отношение Мелентьева А.Б. к исполнению публично-правовых обязанностей, негативных последствий, нарушений эффективного использования средств бюджетного финансирования не произошло, гласность и прозрачность размещения заказа не нарушена, административное правонарушение Мелентьевым А.Б. совершено впервые, в связи с чем, полагает возможным применить ст.2.9 КоАП РФ и признать совершенное административное правонарушение малозначительным.

Одновременно ходатайствует о восстановлении срока обжалования решения, поскольку указанное решение получено 24 июня 2014 года.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления. В случае пропуска указанного срока по ходатайству лица, подающего жалобу, он может быть восстановлен судьей, правомочным рассматривать жалобу.

Согласно части 2 статьи 29.11 КоАП РФ копия постановления по делу об административном правонарушении вручается под расписку физическому лицу, или законному представителю физического лица, или законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, а также потерпевшему по его просьбе либо высылается указанным лицам по почте заказным почтовым отправлением в течение трех дней со дня вынесения указанного постановления.

Как следует из материалов дела, решение Центрального районного суда г.Челябинска от 26 мая 2016 года было получено защитником Мелентьева А.Б. — Кузнецовой С.Э. — 27 июля 2016 года. Краткая жалоба с заявлением о восстановлении срока на обжалование поступила в суд 07 июля 2016 года, жалоба поступила в суд — 05 августа 2016 года.

Соответственно, жалоба подана в суд в срок и оснований для восстановления процессуального срока обжалования решения судьи районного суда, не имеется.

Мелентьев А.Б., защитник Мелентьева А.Б. — Кузнецова С.Э. настаивали на доводах жалобы.

Представитель заинтересованного лица — УФАС России по Челябинской области в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом, доказательств уважительности неявки не представил, в связи с чем, судья областного суда на основании п. 2, 4 ч. 1 ст. 30.6 КоАП РФ признал возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, рассмотрев доводы жалобы, считаю, что жалоба подлежит удовлетворению.

В силу ч. 2 ст.7.30 КоАП РФ установлена административная ответственность за отклонение заявки на участие в конкурсе, отказ в допуске к участию в аукционе, признание заявки на участие в закупке товара, работы или услуги не соответствующей требованиям конкурсной документации,

документации об аукционе, отстранение участника закупки от участия в конкурсе, аукционе (далее в настоящей части — отказ в допуске к участию в закупке) по основаниям, не предусмотренным законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, признание заявки на участие в конкурсе надлежащей, соответствующей требованиям конкурсной документации, признание заявки на участие в аукционе надлежащей, соответствующей требованиям документации об аукционе, в случае, если участнику, подавшему такую заявку, должно быть отказано в допуске к участию в закупке в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, или нарушение порядка вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе, закрытом аукционе и (или) открытия доступа к таким заявкам, поданным в форме электронных документов, нарушение порядка рассмотрения и оценки таких заявок, окончательных предложений участников закупки, установленного конкурсной документацией.

Часть 2.1 ст.7.30 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок требований к содержанию протокола, составленного в ходе определения поставщика (подрядчика, исполнителя).

Согласно п.2 ч.1 ст. 64 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05 апреля 2013 года N 44-ФЗ (далее Закона о контрактной системе), документация об электронном аукционе наряду с информацией, указанной в извещении о проведении такого аукциона, должна содержать требования к содержанию, составу заявки на участие в таком аукционе в соответствии с частями 3-6 статьи 66 настоящего Федерального закона и инструкция по ее заполнению. При этом не допускается установление требований, влекущих за собой ограничение количества участников такого аукциона или ограничение доступа к участию в таком аукционе.

В соответствии с п.1 ч.З ст.66 Закона о контрактной системе первая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать указанную в одном из следующих подпунктов информацию: при заключении контракта на поставку товара; согласие участника такого аукциона на поставку товара в случае, если этот участник предлагает для поставки товар, в отношении которого в документации о таком аукционе содержится указание на товарный знак (его словесное обозначение) (при наличии), знак обслуживания (при наличии), фирменное наименование (при наличии), патенты (при наличии), полезные модели (при наличии), промышленные образцы (при наличии), наименование страны происхождения товара, и (или) такой участник предлагает для поставки товар, который является эквивалентным товару, указанному в данной документации, конкретные

показатели товара, соответствующие значениям эквивалентности, установленным данной документацией; конкретные показатели, соответствующие значениям, установленным документацией о таком аукционе, и указание на товарный знак (его словесное обозначение) (при наличии), знак обслуживания (при наличии), фирменное наименование (при наличии), патенты (при наличии), полезные модели (при наличии), промышленные образцы (при наличии), наименование страны происхождения товара.

Пункт 1 ст. 67 Закона о контрактной системе гласит, что аукционная комиссия проверяет первые части заявок на участие в электронном аукционе, содержащие информацию, предусмотренную частью 3 статьи 66 настоящего Федерального закона, на соответствие требованиям, установленным документацией о таком аукционе в отношении закупаемых товаров, работ, услуг.

Подпункт б пункта 19 информационной карты устанавливает требования соответствующие содержанию первой части заявки.

В силу ч.ч. 3, 4, 5 ст. 67 Закона о контрактной системе по результатам рассмотрения первых частей заявок на участие в электронном аукционе, содержащих информацию, предусмотренную частью 3 статьи 66 настоящего Федерального закона, аукционная комиссия принимает решение о допуске участника закупки, подавшего заявку на участие в таком аукционе, к участию в нем и признании этого участника закупки участником такого аукциона или об отказе в допуске к участию в таком аукционе в порядке и по основаниям, которые предусмотрены частью 4 настоящей статьи. Участник электронного аукциона не допускается к участию в нем в случае: непредставления информации, предусмотренной частью 3 статьи 66 настоящего Федерального закона, или предоставления недостоверной информации; несоответствия информации, предусмотренной частью 3 статьи 66 настоящего Федерального закона, требованиям документации о таком аукционе. Отказ в допуске к участию в электронном аукционе по основаниям, не предусмотренным частью 4 настоящей статьи, не допускается.

Из материалов дела следует, что приказом ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» от 23 марта 2004 года N 103л Мелентьев А.Б. переведен на должность заведующего судебно-химическим отделением ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы».

В УФАС по Челябинской области поступила жалоба ООО «Аэрокомфорт» на действия аукционной комиссии при проведении открытого аукциона в электронной форме на поставку аппаратно-программного комплекса газовый хроматограф с парофазным

пробоотборником для нужд ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» (извещение N 0369200001615000008). Извещение N 0369200001615000008 о проведении аукциона было опубликовано на официальном сайте www.zakupki.sov.ru — 13 ноября 2015 года. Начальная (максимальная) цена контракта — *** рублей. 01 декабря 2015 года вынесен протокол рассмотрения первых частей заявок на участие в электронном аукционе. На момент рассмотрения жалобы контракт по итогам аукциона не заключен. УФАС по Челябинской области, по результатам рассмотрения жалобы ООО «Аэрокомфорт», вынесено решение N 888-ж/2015 от 14 декабря 2015 года, в соответствии с которым, по результатам проведения внеплановой проверки в действиях заказчика выявлены нарушения п. 1 ч.1, ч.5 ст.31, ч.ч. 2, 3 ст.ЗЗ, ч.5 ст.34, ч.ч. 1, 3 ст.64, п.6 ч.З ст.66 Закона о контрактной системе, в действиях аукционной комиссии выявлены нарушения ч.ч. 4, 5, 6 ст. 67 Закона о контрактной системе.

Данные обстоятельства послужили основанием для привлечения члена аукционной комиссии, заведующего судебно-химическим отделением ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» Мелентьева А.Б. к административной ответственности по ч.ч. 2, 2.1 ст. 7.30 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность заведующего судебно-химическим отделением ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» Мелентьева А.Б. подтверждаются совокупностью собранных по делу об административном правонарушении доказательств, в том числе: сведениями, указанными в протоколе об административном правонарушении от 10 февраля 2016 года; аукционной документацией открытого аукциона в электронной форме на поставку аппаратно-программного комплекса газовый хроматограф с парофазным пробоотборником для нужд ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы»; протоколом от 21 декабря 2015 года рассмотрения первых частей заявок на участие в аукционе, полученными с соблюдением требований ст. 26.2 КоАП РФ.

Протокол об административных правонарушениях составлен в соответствии со ст. 28.2 КоАП РФ, в нем отражены все сведения, необходимые для разрешения дела, защитник Мелентьева А.Б. — Кузнецова С.Э., действующая на основании доверенности, участвовала при составлении протокола.

По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении заместителем руководителя УФАС России по Челябинской области Р.Е.Г. 24 февраля 2016 года в соответствии с требованиями ст. ст. 29.7, 29.9 КоАП РФ вынесено постановление N 7.30 — 2, 2.1/118-16, в котором содержатся все сведения, предусмотренные ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ,

отражено событие правонарушений, квалификация деяния. Копия постановления вручена защитнику Мелентьева А.Б. — Кузнецовой С.Э. в установленном законом порядке.

Вместе с тем, отказывая Мелентьеву А.Б. в освобождении от административной ответственности за малозначительностью, заместитель руководителя УФАС России по Челябинской области Р.Е.Г., судья районного суда исходили из того, что совершенное Мелентьевым А.Б. административное правонарушение существенным образом нарушает охраняемые законом общественные отношения, а также интересы государства, которое должно обеспечивать исполнение закона в интересах общества, кроме того, Мелентьев А.Б. как член аукционной комиссии в силу возложенных на него обязанностей должен был осознавать противоправный характер своих действий, мог предвидеть наступление вредных последствий.

С указанными выводами согласиться нельзя.

В соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Согласно пункту 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», малозначительным

административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Из вышеизложенного следует, что при решении вопроса о том, является ли административное правонарушение малозначительным, следует оценивать конкретные фактические обстоятельства дела об административном правонарушении. Однако, заместитель руководителя УФАС России по Челябинской области Р.Е.Г., судья районного суда не нашли оснований для признания совершенного правонарушения малозначительным.

Должностным лицом и судьей районного суда не учтено следующее.

Как видно из материалов дела, 21 декабря 2015 года закупочная комиссия приняла решение об отмене протоколов, составленных в ходе проведения аукциона, вновь рассмотрела заявки участников аукциона в соответствии с требованиями действующего законодательства и допустила всех трех участников к участию в аукционе. 24 декабря был проведен электронный аукцион, в котором приняли участие все участники, подавшие заявки, в том числе и участник ООО «Аэрокомфорт», заявка которого первоначально была отклонена.

Совершенное деяние заведующим судебно-химическим отделением ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» Мелентьевым А.Б., хотя формально и содержит состав административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения, размера вреда и тяжести наступивших последствий, не представляет существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений, в связи с чем, можно сделать вывод о наличии оснований для признания административного правонарушения малозначительным.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абз. 2 п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» если малозначительность административного правонарушения будет установлена при рассмотрении жалобы на постановление по делу о таком правонарушении, то на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу.

Из пункта 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 настоящего Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

На основании изложенного, нахожу постановление заместителя руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области (далее УФАС России по Челябинской области) Р.Е.Г. N 7.30 — 2, 2.1/118-16 от 24 февраля 2016 года, решение судьи Центрального районного суда г. Челябинска от 26 мая 2016 года, вынесенные в отношении заведующего судебно-химическим отделением ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» Мелентьева А.Б. по жалобе защитника Мелентьева А.Б. — Кузнецовой С.Э. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частями 2, 2.1 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных

правонарушениях, подлежащими отмене, а производство по данному делу об административном правонарушении — прекращению на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ, в связи с малозначительностью совершенного Мелентьевым А.Б. административного правонарушения.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 30.7, 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Челябинского областного суда

постановление заместителя руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области (далее УФАС России по Челябинской области) Р.Е.Г. N 7.30 — 2, 2.1/118-16 от 24 февраля 2016 года, решение судьи Центрального районного суда г. Челябинска от 26 мая 2016 года, вынесенные в отношении заведующего судебно-химическим отделением ГБУЗ «Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» Мелентьева А.Б. по жалобе защитника Мелентьева А.Б. — Кузнецовой С.Э. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частями 2, 2.1 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по административному делу в отношении Мелентьева А.Б. прекратить на основании статьи 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за малозначительностью административного правонарушения, объявить Мелентьеву А.Б. устное замечание.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 г. № 1311-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лепина Андрея Викторовича на нарушение его конституционных прав рядом положений глав 25, 29 и 30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Лепина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Лепин оспаривает конституционность ряда положений глав 25 «Участники производства по делам об административных правонарушениях, их права и обязанности», 29 «Рассмотрение дела об административном правонарушении» и 30 «Пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях» КоАП Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, постановлениями должностного лица Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Омской области А.В. Лепин был признан виновным в совершении административных правонарушений, предусмотренных статьей 8.1 «Несоблюдение экологических требований при осуществлении градостроительной деятельности и эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов» и частью 1 статьи 8.6 «Порча земель» КоАП Российской Федерации.

По мнению заявителя, положения, содержащиеся в главах 25, 29 и 30 КоАП Российской Федерации, не соответствуют статьям 2, 17 (части 1 и 2), 18, 19, 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 48 (часть 1), 50 (часть 1), 55 (части 1 и 3), 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку не обеспечивают состязательность и равноправие сторон в процессе по делу об административном правонарушении, не предусматривают обязанность суда обеспечить участие в рассмотрении дела стороны, поддерживающей обвинение, и не устанавливают право должностного лица, вынесшего постановление по делу, обжаловать решения судов по результатам рассмотрения жалобы на данное постановление. Заявитель утверждает, что его дела об административных правонарушениях рассматривались на основе оспариваемых положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, тогда как должен был, с его точки зрения, применяться порядок, предусмотренный гражданским процессуальным законодательством.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Лепиным материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что право на судебную защиту, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Российской Федерации, не свидетельствует о возможности выбора гражданином по своему усмотрению того или иного способа и процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются федеральными законами (определения от 20 февраля 2014 года № 332-О, от 20 марта 2014 года № 574-О, от 22 апреля 2014 года № 806-О и др.).

Порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях устанавливается не Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, а Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, который основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации (часть 2 статьи 1.1 данного Кодекса). При этом в силу статей 118 (части 1 и 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации производство по делам об административных правонарушениях осуществляется судом на основании принципов состязательности и равноправия сторон.

Главы 25, 29 и 30 КоАП Российской Федерации определяют права и обязанности участников производства по делу об административных правонарушениях, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении и пересмотра постановлений (решений), вынесенных по результатам рассмотрения дела (жалоб, протестов). Следовательно, их положения составляют основу процедурного механизма производства по делам об административных правонарушениях, а потому в целом они не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан.

Само по себе отсутствие должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, в числе участников производства по делу об административном правонарушении (глава 25 КоАП Российской Федерации) не означает возложение на суд обвинительной функции: процессуальные действия, направленные на сбор доказательств, осуществляются должностными лицами (статьи 26.3, 26.5, 26.9, глава 27 КоАП Российской Федерации и др.). Собранные же и представленные этими лицами доказательства — наряду с доказательствами, представленными участниками производства по делу, имеющими на это право, — исследуются судом, который тем самым осуществляет функцию правосудия, но не обвинения. Вместе с тем при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд должностных лиц, составивших протокол об административном правонарушении, равно как и должностных лиц, вынесших постановление по делу об административном правонарушении (пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Что касается утверждения заявителя о том, что оспариваемые законоположения не предусматривают право должностного лица, вынесшего постановление по делу об административном правонарушении, обжаловать решение суда по жалобе на данное постановление, то они не соответствуют действительности. Указанные должностные лица, наряду с лицами, упомянутыми в части 1 статьи 30.1 данного Кодекса, могут обжаловать решение суда по результатам рассмотрения жалобы на вынесенное ими постановление, в том числе в порядке надзора (часть 5 статьи 30.9 и часть 4 статьи 30.12 КоАП Российской Федерации).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лепина Андрея Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.