Неопровержимые доказательства в суде

Кинопоказ в суде: когда видеозапись является доказательством

Не так давно Президент России Владимир Путин подписал закон о поправках в КоАП РФ, которые сняли неопределенность в вопросе об использовании материалов фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, а также сведений, размещенных на иных носителях информации, в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Так, теперь фактические данные, зафиксированные указанными способами, признаются документами и выступают в качестве доказательств по административным делам (п. 2 ст. 26.7 КоАП РФ). По задумке авторов закона эти изменения должны решить проблему, когда судьи определяли по своему усмотрению приобщать ли к делам записи видеорегистраторов и иные подобные свидетельства или нет. Правда, пока поправки коснулись только административного судопроизводства – в АПК РФ, ГПК РФ и УПК РФ действуют правила, согласно которым решающий голос в вопросе об использовании для вынесения решения по делу сведений, закрепленных при помощи различных технических средств, остается за правоохранительными органами и судом (ст. 64, ст. 89 АПК РФ, абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ч. 2 ст. 84 УПК РФ). Отметим, что в Госдуме в настоящее время обсуждаются аналогичные инициативы 1 , согласно которым суды могут обязать рассматривать материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи в качестве доказательств в судебном процессе.

На первый взгляд может показаться, что бесспорное отнесение законом видеозаписи к источникам, содержащим сведения по делу, позволит участникам судебного процесса, опираясь на сделанную запись, безусловно отстоять свою позицию. Однако такой подход не вполне справедлив. Проблема доказывания тех или иных фактов в суде напрямую связана с допустимостью используемых при этом доказательств. К примеру, ст. 60 ГПК РФ устанавливает запрет на использование доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства – такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Аналогичные правила содержатся и в ст. 68 АПК РФ, и в ст. 75 УПК РФ, а также в ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ и ч .1 ст. 61 КАС РФ. Таким образом, произвести видеозапись того или иного события и отнести отснятый материал в суд – это только полдела. Самым главным условием легализации видеоматериала, то есть придания ему доказательственной силы, является соблюдение требований законов во время осуществления записи. Рассмотрим, в каких рамках должен действовать гражданин, собирая видеодоказательства.

Все средства хороши?

Конституция РФ гарантирует гражданам России право «искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом», а также право на судебную защиту прав и свобод (ч. 4 ст. 29, ст. 46 Конституции РФ). При этом под информацией понимаются сведения (сообщения) независимо от формы их представления (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон № 149-ФЗ). Кроме того, согласно п. 2 ст. 45 Конституции РФ, граждане вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одновременно гражданское законодательство допускает самозащиту гражданских прав (абз. 8 ст. 12 ГК РФ). В то же время право на самостоятельную защиту прав не абсолютно. «Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения», – говорит закон (абз. 2 ст. 14 ГК РФ). Между тем ГК РФ не ограничивает круг возможных действий гражданина, при помощи которых он может защитить принадлежащие ему права. Так, в качестве одной из форм самозащиты может выступать и видеосъемка, как способ доказывания факта нарушения права. При этом значение будет иметь лишь отсутствие несоразмерного вреда, причиненного нарушителю съемкой, и наличие оснований для применения данного способа защиты прав – нарушение принадлежащего гражданину права (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 сентября 2014 г. № С01-942/2014 по делу № А41-37813/2013).

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса МГУ имени М.В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов (Филиал № 91 МОКА), к. ю. н.:

«Режим видеозаписи как средства доказывания различен в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессах. От этого напрямую зависит порядок их представления, исследования, оценки, хранения и возврата сторонам. В целом различия заключаются в разном подходе к природе видеодоказательств. К примеру, в ст. 89 АПК РФ они обозначены как «иные документы и материалы», в ст. 84 УПК РФ – как «материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи», что юристами трактуется как их отнесение к письменным или вещественным доказательствам. Однако наиболее ценный и перспективный подход, на мой взгляд, реализован в ГПК РФ и КАС РФ, где аудио- и видеозаписи имеют собственный правовой регламент. Такой подход позволил создать достаточно прозрачный и понятный механизм вовлечения таких записей в процесс в качестве доказательств. УПК РФ, КоАП РФ, АПК РФ в этом смысле следует признать «отстающими», так как, по сути, самостоятельного регламента этого вида доказательств они не содержат».

Как правило основную сложность при самозащите права путем создания доказательств вызывают случаи, когда объектом съемки выступает человек. Практика легализации таких материалов крайне противоречива. В первую очередь это связано с тем, что Конституция РФ защищает право на неприкосновенность частной жизни и не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни граждан без его согласия (ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ). В частности, за нарушение неприкосновенности частной жизни предусмотрено наказание вплоть до двух лет лишения свободы (ч. 1 ст. 137 УК РФ). Кроме того, бытует мнение, что любая съемка человека является незаконной, если на это не было получено от него согласия. Так, согласно ГК РФ, изображение гражданина – это особо охраняемое и принадлежащее гражданину от рождения нематериальное благо (п. 2 ст. 150 ГК РФ). Право на охрану изображения гражданина закреплено в ст. 152.1 ГК РФ, в силу которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина. В то же время, такое согласие не требуется в случаях, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах – например, в ходе просмотра видеозаписи судьей, либо изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения (подп. 1-2 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ, п. 44 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Таким образом, очевидно, что запись, сделанная при помощи камеры видеонаблюдения, установленной, например, в магазине, или автомобильного видеорегистратора, не нарушает прав граждан и скорее всего будет принята судом в качестве доказательства (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25 апреля 2016 г. № 08АП-1065/16, апелляционное постановление Псковского областного суда от 30 марта 2016 г. по делу № 22-174/2016).

Другое дело – материалы, полученные в результате скрытой съемки, не говоря уже о видеодоказательствах, полученных в приватной обстановке, например, в жилище. Судебная практика легализации таких видеоматериалов неоднозначна. Так, суды отмечают, что доказательства, полученные в результате видеосъемки скрытой камерой незаконны, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2013 г. по делу № 33-2948/2013). Вместе с тем нередко суды признают право на ведение скрытой съемки, как соразмерный и допустимый способ самозащиты, который отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств, однако при условии, что при этом не была нарушена личная или семейная тайна (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2013 г. № 15АП-11730/13 по делу № А32-12818/2013, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 10 июля 2012 г. по делу № 33-8799/2012, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 16 января 2012 г. по делу № 33-142/2012). Кроме того, не следует забывать, что не только факт скрытой съемки может свидетельствовать о нарушении закона, но и технические средства видеозаписи сами по себе могут быть незаконными. Более того, УК РФ предусматривает уголовную ответственность за приобретение, изготовление и продажу специальных технических средств, предназначенных для получения негласной информации (ст. 138.1 УК РФ). Например, состав преступления может образовать камуфлирование видеокамеры под пожарный датчик, зажигалку часы и т. д.

Слово за экспертом

Не менее важной для суда характеристикой видеозаписи, помимо допустимости, является ее достоверность. Как рассказал порталу ГАРАНТ.РУ эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО «Судебный эксперт» Георгий Черепенько, в случае, если у судьи возникли сомнения в том, что видеозапись не подвергалась монтажу и является подлинной, ее достоверность может быть подтверждена, например, заключением эксперта, полученным в результате исследования видеосвидетельства. Так, круг проблем, решаемых видеотехнической экспертизой, достаточно широк и включает в себя вопросы, связанные как с обстоятельствами, зафиксированными на исследуемой видеозаписи, так и с техническими особенностями самой видеозаписи, способом ее получения и т. д. Инициатор проведения такого исследования может вынести на разрешение эксперта любой вопрос, связанный с данной видеозаписью и имеющий значение для рассматриваемого судом дела. Кроме того, специалист, пользуясь правом экспертной инициативы, может переформулировать его наиболее подходящим образом. Сама процедура исследования, добавляет эксперт, обычно не занимает много времени – как правило эксперту требуется на ее проведение от трех дней до двух недель. При этом, уточняет Георгий Черепенько, стоимость видеотехнической экспертизы записи длительностью до 10 минут составляет обычно около 15 тыс. руб.

Если обстоятельства не позволяют оперативно передать видеозапись для проведения экспертизы, или непосредственно в суд, носитель с записью можно поместить на хранение в банковскую ячейку, впоследствии доступ к которой будет получен в соответствии с постановлением суда. Дата и время помещения записи на хранение будут зафиксированы сотрудниками банка.

Между тем вердикт специалиста зависит от множества факторов. По словам Георгия Черепенько, основными обстоятельствами, влияющими на выводы эксперта, которые впоследствии могут стать основой для признания видеоматериала судом подлинным, принято считать достаточность в представленных на экспертизу материалах. То есть продолжительность видеозаписи и ее качество и иные технические особенности должны позволить произвести исследование. Для максимального снижения вероятности неопределенного вывода, а также для того, чтобы заключение эксперта имело наиболее весомое обоснование рекомендуется представить всю имеющуюся по исследуемой видеозаписи информацию и проинформировать его об обстоятельствах дела. В некоторых случаях может потребоваться представить для исследования само устройство, на которое производилась видеозапись. Если же выполнить это требование невозможно, рекомендуется сообщить все имеющиеся сведения о его технических характеристиках. Кроме того, наличие необходимой технической базы также влияет на мнение специалиста. «При проведении таких исследований нередко требуется привлечение специалистов не связанных с криминалистикой: сотрудников киностудий, звуко- видеорежиссеров и т. д.», – добавляет эксперт-криминалист.

Георгий Черепенько, эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО «Судебный эксперт»:

«Нередко выводы эксперта об отсутствии признаков монтажа в исследуемых видеозаписях носят вероятностный характер. То есть эксперт не в состоянии однозначно ответить на вопрос о подлинности представленных ему на исследование видеоматериалов. Обычно это объясняется техническими особенностями исследования видеоматериалов, а также большим количеством способов и методов их фальсификации. В таких случаях эксперт не в состоянии ответить на поставленный вопрос и вынужден признать влияние на результаты исследования «неизвестного науке фактора.

Если эксперт все же затруднился дать однозначный ответ, можно ходатайствовать перед судом о назначении дополнительной экспертизы. Необходимость проведения именно дополнительной экспертизы продиктована тем, что, согласно требованиям закона повторная экспертиза проводится по тем же материалам, что и первичная, а этого недостаточно для более глубокого исследования (ч. 2 ст. 87 ГПК РФ, п. 2 ст. 87 АПК РФ, ч. 2 ст. 207 УПК РФ, ч. 2 ст. 83 КАС РФ). При проведении дополнительной экспертизы можно представить иные материалы в дополнение к имеющимся. Например, можно представить эксперту техническое устройство, на которое была произведена (или предположительно на которое была произведена) исследуемая видеозапись. Нередко наличие устройства записи становится важным обстоятельством для однозначного вывода эксперта».

Для повышения вероятности признания судом записи подлинной важно, чтобы она попала в руки специалиста как можно раньше, то есть период времени, в течение которого видеозапись находится у заинтересованного лица, был как можно более коротким. Как пояснил Георгий Черепенько, это требование объясняется современными возможностями злоумышленников выполнить высококачественный монтаж. «Технически невозможно в течение одного или двух дней качественно смонтировать 20-минутную видеозапись с частотой кадра в 25 кадров в секунду, однако это становится возможным за больший отрезок времени, например за месяц», – объясняет эксперт. Так, самым распространенным видом модификации видеозаписей является «вырезание» отдельных фрагментов видеоматериала или изменении последовательности аудио- и видеоряда. Между тем некоторые современные средства видеофиксации позволяют встроить в метаданные видеозаписи электронную подпись, и это существенно повышает вероятность легализации самой видеозаписи судом, добавляет эксперт.

Анастасия Рагулина, директор Юридической группы «Яковлев и Партнеры», доцент МГЮУ имени О.Е. Кутафина, к. ю. н.:

«Чаще всего суд отклоняет видеодоказательства из-за плохого качества видеозаписи, поскольку невозможно установить лица и предметы, изображенные на них. Если суд отклонил видеозапись, следует привлечь эксперта к ее исследованию. По результатам экспертизы специалист сделает заключение, которое суд уже не сможет игнорировать. Однако не стоит думать, что привлечение эксперта – это панацея. Здесь все зависит от квалификации эксперта и учреждения, на базе которого проводится экспертиза. Например, в одном достаточно резонансном деле видеозапись, которая была цветной, экспертом признана черно-белой. Результатом этого стало признание судом видеозаписи «недопустимым доказательством», и, по мнению специалистов, невиновный человек был осужден».

С готовой записью в суд

Регламент представления видеозаписи в качестве доказательства по делу довольно четко прописан в ГПК РФ и КАС РФ (ст. 77 ГПК РФ, ч. 1 ст. 76 КАС РФ). Так, представляющая видеодоказательство сторона должна указать точные дату и время съемки, перечислить лиц, ответственных за ее проведение, условия съемки – наименование оборудования, при помощи которого произведена съемка, носителя данных, указать режим съемки, настройки оборудования. К примеру, для того, чтобы видеозапись автомобильного регистратора наверняка получила доказательственное значение по гражданскому делу о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, Всеволод Аргунов рекомендует представить ее на определенном материальном носителе, указав его конкретную марку и серийный номер (если имеется). Кроме того, юрист рекомендует сообщить суду следующие сведения: марку видеорегистратора, режим его работы (дневной, ночной, настройки цветопередачи, если использовались, режим записи – количество кадров в секунду); сведения о лице, производившем съемку; место установки регистратора в машине, время съемки, погодные условия съемки (ясно, дождь, снег и т. д.); обстоятельства, зафиксированные на записи, и имеющие значение для рассмотрения дела (например, номера транспортных средств, дорожную разметку, действия участников ДТП и т. д.). Также важно доказать факт соблюдения лицом, ответственным за съемку, прав иных лиц, попавших в поле зрения камеры – как правило, выполнить этот пункт сложнее всего, отмечает юрист. Только при наличии этих сведений суд сможет принять предъявленное видеодоказательство и объективно вынести решение по делу.

Доступность фото- и видеотехники для обычных граждан в последние годы возросла скачкообразно – сейчас довольно сложно найти человека, который не владел бы тем или иным записывающим устройством. Если еще в прошлом десятилетии случаи использования видеодоказательств в суде были единичными, то теперь ситуация в корне переменилась. Так, сейчас редкое дело о нарушении ПДД рассматривается без исследования видеозаписи, сделанной как сотрудником ГИБДД или стационарной камерой видеонаблюдения, так и самим нарушителем, либо другими участниками дорожного движения. Это же относится и к гражданским делам о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП.

В то же время ряд экспертов отмечает невысокую приспособленность процессуального законодательства для эффективного использования видеозаписей как судебных доказательств, в частности, по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. В этом они видят, помимо прочего, и поле для злоупотреблений. Так, по мнению Всеволода Аргунова, последние поправки в КоАП РФ по сути не вносят ничего нового в правовой режим видеозаписей по делам об административных правонарушениях. «Отсутствие в КоАП РФ специального регламента собирания, предъявления и оценки видеозаписей, как и в уголовном процессе, отдает вопросы их процессуального вовлечения и использования в суде полностью на усмотрение конкретного судьи, что нельзя признать оптимальным. Поэтому оба эти кодекса требуют серьезной доработки по модели ГПК РФ и КАС РФ, где в отношении таких доказательств закреплен хотя бы минимальный набор объективных требований, которые понятны и необходимы не только участникам процесса но и суду», – полагает эксперт.

Тем не менее анализ законодательства и судебной практики говорит, что видеозапись все же является достаточно эффективной формой самозащиты прав и при правильном закреплении видеодоказательств, они признаются судом допустимыми, относимыми и достоверными.

Чем докажешь?

Суд придет на помощь

В ходе судебного процесса зачастую возникает неприятная ситуация: одна из сторон спора, чувствуя шаткость своего положения, пытается утаить факты, которые свидетельствуют не в ее пользу и препятствует получению этой информации другой стороной. В таких случаях участник разбирательства, не имеющий возможности получить необходимые материалы самостоятельно, вправе составить ходатайство об истребовании доказательств и передать его судье. В этом документе необходимо четко указать, какое доказательство необходимо истребовать, где оно находится и какое значение имеет для правильного разрешения рассматриваемого спора. Кроме того, необходимо также объяснить, почему вы считаете, что не сможете получить его самостоятельно. Если ваши аргументы о том, что недоступная для вас информация действительно вам необходима, убедят служителей Фемиды, то дальнейшие события могут развиваться по двум сценариям.

Во-первых, суд может предоставить вам запрос на представление доказательства, чтобы вы смогли снова его получить, но уже под «судебной эгидой» (п. 7 ст. 66 АПК). Однако есть и другой вариант – арбитр может вынести определение об истребовании доказательства, направив его копии как сторонам спора, так и владельцу необходимой информации. Согласно этому документу последний будет обязан в строго установленный срок предоставить арбитражу данные, которые могут помочь в разрешении спора. Прибегнуть к помощи судей для получения необходимых вам подтверждений можно как в первой, так и в апелляционной инстанции (ст. 41 АПК). Однако помните – при попытке заручиться поддержкой апелляционных арбитров фирма будет обязана доказывать, что у нее не было возможности предъявить истребуемые доказательства в первой инстанции. В данном случае подойдут такие доводы, как, например, вновь открывшиеся обстоятельства или незаконный отказ в предоставлении этих материалов судом первой инстанции. А вот суд кассационной инстанции заниматься истребованием доказательств уже не сможет, поскольку у него нет таких полномочий (ст. 287 АПК).

Что написано пером.

Обратите внимание: судьи примут документ в качестве письменного доказательства только в том случае, если они без труда смогут установить, во-первых, когда, где и кто его составил и (или) подписал, а во-вторых, имел ли он право это делать. Говоря профессиональным языком, способ исполнения документа или его форма должны позволить арбитрам установить его достоверность (п. 1. ст. 75 АПК). Но даже правильно составленный и аккуратно подписанный документ не всегда может послужить арбитражным доказательством.

Так, одна компания пыталась доказать в суде факт принятия на ответственное хранение большой партии товара ее контрагентом. В подтверждение своих слов представитель фирмы предъявил арбитрам расписку о принятии на хранение соответствующей продукции. Однако суд постановил, что расписка не может служить доказательством, поскольку в ней отсутствуют сведения о том, от кого и на каких основаниях принимался товар (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 февраля 2007 г. по делу № А13-5603/2006-03).

Лучше всего предоставить письменные доказательства в суд в виде подлинника документа, а при себе иметь обыкновенную, никем не заверенную копию. «Дело в том, – поясняет адвокат Игорь Калмыков, – что с «надлежаще заверенными копиями» постоянно возникают проблемы. Ведь некоторые арбитры настаивают, чтобы им дали чистую копию и оригинал для сравнения. Других судей устраивают лишь копии, заверенные печатью фирмы и подписью руководителя».

Наконец, возможно, что стороны подготовили и подписали договор с помощью электронно-вычислительной техники, в которой использована система цифровой (электронной) подписи. Тогда они могут предоставить в арбитражный суд доказательства по спору, вытекающему из этого договора, также заверенные ЭЦП.

Если между сторонами возникли трения относительно договора и других документов, подписанных электронной подписью, арбитраж вправе попросить стороны предоставить само соглашение или же выписку из него. Из запрошенных материалов должно быть понятно, какую процедуру урегулирования разногласий установили стороны, а также на какой стороне лежит бремя доказывания достоверности электронного автографа. Если же в контракте отсутствуют такие условия, и при этом одна из сторон оспаривает подлинность подписи и контракта в целом, судьи могут не принимать в качестве доказательства документы, подписанные с по-мощью ЭЦП.

До вступления судебного акта в законную силу подлинные документы, послужившие письменными доказательствами, из дела не возвращаются, поскольку могут понадобиться судьям апелляционной инстанции. Однако если арбитры решат, что возвращение подлинников не нанесет ущерб правильному рассмотрению дела, их отдадут обратно владельцам.

Даже правильно составленный и аккуратно подписанный документ не всегда может быть арбитражным доказательством.

Полезные вещи

Законодательство определяет вещественные доказательства или «вещдоки» как окружающие нас вещи, предметы или строения, которые могут каким-то образом подтвердить или опровергнуть требования сторон спора (ст. 76 АПК). Например, если предметом дискуссии является качество алкогольной продукции, которую реализует та или иная фирма, то суду важно знать сорт напитка, его выдержку, крепость, состав компонентов и пр.

По общему правилу вещи-свидетельства доставляются прямо в суд. Если же с их получением у любой из сторон спора возникнут проблемы, арбитры могут выдать соответствующий запрос – точно так же, как это было описано выше.

Расходы за хранение вещественных доказательств полностью ложатся на проигравшую сторону. Если же иск будет удовлетворен частично, то они распределяются между спорщиками пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований (п. 2. ст. 77 АПК).

С вещественными доказательствами судьи знакомятся либо сами, либо через специалистов или экспертов. Последний вариант характерен для споров между компаниями, автомобили которых попали в ДТП. Но бывают случаи, когда непосредственное изучение вещдоков судьям недоступно. Арбитры выходят из такого положения по-разному. Во-первых, они вправе поручить «удаленное» исследование суду «по месту нахождения вещи». Такое мероприятие следует оформить специальным определением о судебном поручении. В данном документе должно быть кратко изложено существо рассматриваемого дела, обстоятельства, подлежащие выяснению, а также местонахождение и подробное описание вещественного доказательства, которое нужно осмотреть.

Если же вещдок в принципе невозможно доставить в зал суда (земельный участок, строение и т.п.), судьи вправе назначить его осмотр прямо по месту его нахождения, известив об этом всех участников разбирательства. Непосредственно после осмотра и исследования доказательств в месте их нахождения составляется протокол. Если при проведении осмотра, исследования проводилось фотографирование или видеозапись, то фото- и видеоматериалы должны быть приложены к протоколу.

Кто свидетель?

В арбитражном процессе к свидетельским показаниям прибегают не очень часто. Как правило, свидетели вызываются в суд для того, чтобы сообщить известные им сведения касательно рассматриваемого судом вопроса (ст. 56 АПК).

Однако свидетелем в арбитражном процессе может выступить далеко не каждый. Например, в таком качестве не может быть допрошен адвокат, поскольку его доверительные отношения с клиентом подпадают под режим адвокатской тайны (ст. 15 Федерального закона 26 апреля 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Препятствием к участию в процессе свидетеля может быть и его возраст, хотя данное правило действует не всегда.

Пригласить в процесс свидетелей имеют право как участники разбирательства, так и сам судья. В первом случае истец или ответчик, заинтересованные в показаниях очевидцев, обязаны обратиться к арбитражному суду с ходатайством о вызове свидетеля в суд. В документе необходимо указать его фамилию, имя, отчество, место жительства, а также обстоятельства, которые тот может подтвердить или опровергнуть (п. 3 ст. 88 АПК). Сами же судьи могут пригласить свидетеля только в том случае, если будет необходимо разобраться в составлении письменного доказательства или в появлении или изменении вещдока, исследуемых по этому же спору (ч. 2 ст. 88 АПК).

Комментарий специалиста

«Один раз, – комментирует судья Кирилл Талов, – в ходе судебного заседания был допрошен одиннадцатилетний ребенок, который, придя на работу к матери, запомнил, как ее сотрудница «красивой ярко-фиолетовой ручкой» подписывала документы. Оказалось, это были спецификации, существование которых и оспаривалось в суде. Безусловно, согласие на допрос дал отец мальчика, который также присутствовал на судебном заседании».

Сфабрикованные доводы

К сожалению, некоторые фирмы в своем стремлении предоставить суду неопровержимые доказательства собственной правоты заходят слишком далеко, и в арбитражных судах появляются фальсифицированные доказательства.

«Если вдруг вы заподозрили своего соперника в подобной махина-ции, – подсказывает эксперт, – то у вас есть право сразу же предъявить суду письменное заявление о том, что доказательство, предъявленное участником процесса, сфальсифицировано (ч. 1 ст. 161 АПК. – Прим. автора). После этого судья тут же пояснит вам уголовно-правовые последствия такого заявления, которое может быть в случае вашей неправоты квалифицировано как заведомо ложный донос (ст. 306 УК). Далее все будет зависеть от реакции того, кто предоставил сомнительное доказательство. Если участник сразу признается в подлоге, то суд исключает оспариваемый довод из числа доказательств по делу. Ну а если истец или ответчик не хочет отказываться от спорного доказательства, то арбитры должны будут тщательно проверить обоснованность заявления о фальсификации. Как показывает практика, обычно суд назначает для этого экспертизу».

Впрочем, некоторые выводы арбитры в состоянии сделать и самостоятельно. Например, они могут определить, подтверждаются ли сведения, приведенные в спорном доказательстве, из других источников, не вызывающих сомнения (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 апреля 2003 г. по делу № А56-29605/02). Также они вправе прежде чем подозревать участника спора в нарушении, разобраться, была ли вообще у него возможность сфальсифицировать доказательство (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 июня 2003 г. по делу № КГ-А40/3874-03). Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства суд отражает в протоколе судебного заседания (ч. 2 ст. 161 АПК).

Прослушка отменяется. Минюст предлагает прописать порядок обжалования секретных решений

05 ноября 2018 года

Договорная правда. В УПК прописали, как брать показания у человека, заключившего сделку со следствием

01 ноября 2018 года

Проверка третьей степени. Утвержден порядок рассмотрения жалоб в новых кассационных судах

14 октября 2018 года

18 июля 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

27 февраля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

Проверка следствия. Продлить арест станет сложнее.

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

11 ноября 2016 года

5 ноября 2016 года

3 ноября 2016 года

25 июля 2016 года

06 июня 2016 года

31 мая 2016 года

26 мая 2016 года

20 марта 2016 года

18 декабря 2015 года

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ

В соответствии со ст.74 УПК РФ, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

Показания подозреваемого, обвиняемого.

Показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым, в суде являются недопустимым доказательством и не могут быть положены судом в основу обвинительного приговора.

Не могут считаться достаточными, для обвинительного приговора суда, доказательства, состо­ящие только из признательных показаний подозреваемого, об­виняемого, подсудимого. В соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК РФ при­знание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвиненительного приговора лишь при подтверждении его ви­новности совокупностью других имеющихся в уголовном деле доказательств. Таким образом, если сведения изложенные в признательных показаниях не подтверждаются другими доказательствами исследованными в судебном заседании, то суд не может только на основании признательных показаний постановить обвинительный приговор.

Если в ходе досудебного производства (предварительное следствие или дознание) подозреваемым или обвиняемым были даны показания в присутствии адвоката, то такие показания могут быть признаны судом допустимым доказательством, даже в случае дальнейшего отказа от них на следствии или в судебном заседании. Обоснование подобными показаниями обвинительного приговора возможно в том случае, если они не были неопровержимо опровергнуты другими доказательствами представленными стороной защиты и получены в соответствии с требованиями УПК РФ с соблюдением всех процессуальных процедур.

Показания свидетеля — это устное сообщение лицом, непри­частным к совершению преступления, сведений о фактах, имеющих значение для дела, сделанное лицу, производящему дознание, следователю, прокурору, суду в порядке, установленном УПК (при проведении допроса свидетеля). Важным является то, что свидетель к совершению престу­пления непричастен и дача – получение информации, которой он располагает, с уголовным преследованием и с защитой от такого преследования не связана.

Сви­детель располагает фактическими данными об обстоятельствах дела как постороннее этому делу лицо. Таким образом, сотрудники полиции дающие показания по обстоятельствам дела, в исходе де­ла заин­тересованы, так как выступают на стороне обвинения и связаны с уголовным преследованием.

Предметом свидетельских показаний могут быть любые обсто­ятельства, подлежащие установлению по данному уголовному делу, в том числе о личности об­виняемого и о взаимоотношениях с ним.

Таким образом, УПК РФ допускает допрос свидетелей стороны защиты в том числе и по характеристики личность обвиняемого, обстоятельствах наличия смягчающих обстоятельств.

Согласно ч.4 ст.271 УПК РФ, Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Таким образом, при предоставлении доказательств стороной защиты, суд не вправе отклонить ходатайство стороны защиты о допросе в судебном заседании свидетеля или специалиста, если его явка в суд обеспечена (находится перед залом суда и готов дать показания).

Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности являются недопустимым доказательством по уголовному делу и не могут использоваться при доказывании.

Запрет использования показаний свидетеля и потерпевшего, если они не могут указать источник своей осведомленности, основан на том, что все показания должны быть доступны для проверки и оценки их достоверности. Так, ссылаясь на источник своей осведомленности, свидетель должен указать его достаточно определенно, например, если и не назвать конкретно лицо, от которого узнал о тех или иных обстоя­тельствах дела, то хотя бы сообщить о нем данные, которые позволят его установить. Такая проверка исключается, если в ее основе догадка, предположение или если лицо, дающее показание, скрывает или не может назвать источник своих знаний.

Тоже относится и к случаям, когда свидетель высказывает свои догадки «я думаю», «я так понял», «возможно» и т.д.

Экспертное заключение как доказательство в суде обладает определенной спецификой. Заключение эксперта — это фактические данные содержащиеся в выводах эксперта выполненные в соответствии с требованиям уголовно-процессуального закона. Так, форма заключения эксперта и его содержание одинаково важны при определении его доказательственной силы.

Суды оценивают выводы, содержащиеся в заключении эксперта, так как именно их наличие и является одной из задач назначения любой судебной экспертизы. Оценка выводов эксперта может стать основой решения суда по делу. По уголовным делам связанным с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст.228, 228.1 УК РФ), именно заключение эксперта является фундаментальным доказательством совершения преступления, так как является основанием для установления события совершения преступления.

Заключение эксперта — письменно оформленный категорический вывод лица, обладающего специальными познаниями в науке, технике, области знаний в котором он на основании произведенного исследования дает ответ на поставленные перед ним вопросы органом расследования, прокурором или судом (судьей), назначившим экспертизу.

Именно заключение эксперта имеет доказательное значение по уголовному делу, так справка о первоначальном исследовании вещества на предмет его отнесения к наркотическим или психотропным веществам, которая служит на начальном этапе проверки сообщения о преступлении, для установления события преступления, сама по себе (без заключения эксперта) не может являться в суде доказательством по уголовному делу. Однако, может являться источником сведений о первоначальном количестве наркотического средства.

Заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. Иногда выделяется еще четвертая (или раздел) — синтезирующая. Заключение должно быть составлено в соответствии с нормами закона и нормативных актах, изложено ясно, полно, объективно отражать процесс исследования и содержать аргументированные, научно обоснованные ответы на поставленные вопросы.

Требования к заключению эксперта содержатся в ст.204 УПК РФ.

Заключение эксперта, как и все другие доказательства, не имеет никакой заранее установленной силы и оценивается по общим правилам, т. е. по внутреннему убеждению (ст. 74 УПК РФ). Тем не менее, хотя заключение эксперта не имеет каких-либо преимуществ перед другими доказательствами, оно обладает по сравнению с ними весьма существенной спецификой, поскольку представляет собой вывод, умозаключение, сделанное на основе исследования, проведенного с использованием специальных познаний. Поэтому его оценка часто представляет для лиц, не обладающих познаниями, немалую сложность. По этой же причине судебные ошибки чаще всего допускаются при использовании именно этого вида доказательств. На практике довольно распространено чрезмерное доверие к заключению эксперта, завышенная оценка его доказательственного значения. Считается, что раз оно основано на точных научных расчетах, то не может быть и каких-либо сомнений в его достоверности.

При оценке заключения эксперта должно быть проверено, соблюден ли процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы, предусмотренная законом процедура (глава 27 УПК РФ). На предварительном следствии эта процедура включает в себя ознакомление обвиняемого (в некоторых случаях — подозреваемого) с постановлением о назначении экспертизы (ч.3 ст. 195 УПК РФ) и разъяснением ему его прав, которыми он обладает при производстве экспертизы (ст. 198 УПК РФ). После окончания экспертизы обвиняемый должен быть ознакомлен с заключением эксперта (или его сообщением о невозможности дачи заключения), при всём этом он опять приобретает ряд прав (ч.2 ст. 198 УПК РФ). На практике эти требования не всегда соблюдаются, особенно когда экспертиза проводится до привлечения лица в качестве обвиняемого. Следователи нередко знакомят обвиняемого с материалами экспертизы лишь при выполнении ст. 206 УПК РФ, когда предъявляют ему готовое заключение эксперта. В свою очередь суды не всегда реагируют на эти нарушения, полагая, что в конечном счете обвиняемый в этой стадии с материалами экспертизы ознакомлен и свои права, хоть и с опозданием, но реализовал.

Лицо, назначившее судебную экспертизу (судья, следователь, дознаватель), обязаны разъяснить эксперту его права и предупредить его об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ (ст. 192, 283 УПК РФ).

Если экспертиза проводится в экспертном учреждении, то разъяснение прав и предупреждение по ст. 307 УК РФ осуществляет руководитель экспертного учреждения (ст. 199 УПК РФ).

Эксперт не вправе самостоятельно (напрямую) получать от следователя расследующего уголовное дело поручение о проведении экспертизы.

Судебный эксперт, давший заключение на основе определения суда (постановления следователя, дознавателя) остается в этом качестве до окончания дела (вступления приговора в законную силу).

Судебный эксперт может быть вызван в судебное заседание только для допроса по его заключению, при этом показания эксперта данные им в судебном заседании будут являться доказательством по уголовному делу.

Если сторона обоснованно не согласна с заключением судебного эксперта, она может ходатайствовать перед судом о назначении дополнительной или повторной экспертизы.

В уголовном процессе наряду с этим сторона может обратиться к специалисту и предложить ему дать заключение по уже проведенной экспертизе, сформулировав надлежащим образом вопросы.

Судебная экспертиза может быть назначена в уголовном процессе только судом, следователем или дознавателем.

Заключение и показания специалиста.

В соответствии с ч.1 ст.58 УПК РФ, специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Согласно ч.3 и ч.4 ст.80 УПК РФ, з аключение специалиста — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Показания специалиста — сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 53 , 168 и 271 УПК РФ.

Специалист не проводит каких-либо исследований и потому не вправе делать какие-либо выводы, он лишь высказывает свое мнение по имеющим значение для дела вопросам. Специалист не может заменить собой эксперта, но эксперт может быть допрошен и как специалист для разъяснения суду вопросов, требующих специальных знаний.

УПК не предусматривает четкого механизма привлечения стороной защиты специалиста, для дачи обоснованного заключения по тем или иным вопросам. Вместе с тем, при использовании заключения специалиста, рекомендуется в обязательном порядке производить его допрос в судебном заседании.

5. В соответствии с ч.1 ст.81 УПК РФ, в ещественными доказательствами признаются любые предметы: которые служили орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления, на которые были направлены преступные действия, деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Предметы имеющие значение для уголовного дела осматриваются (составляется протокол осмотра предметов), признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление.

Процессуальными условиями допустимости в уголовный процесс объектов в качестве вещественных доказательств являются:

в уголовном деле должен находиться процессуальный документ, указывающий на обстоятельства появления (получения) объекта в качестве вещественного до­казательства (протокол осмотра места происшествия, протокол выемки, протокол личного досмотра, обыска и т.д.);

в уголовном деле должен быть протокол осмотра данного объ­екта в качестве вещественного доказательства (протокол осмотра предметов);

предмет должен быть признан вещественным доказательством и приобщен в этом качестве к уголовному делу постановлением доз­навателя, следователя, судьи или определением суда (протокол приобщения в качестве вещественного доказательства).

Только после проведения указанных действий, в уголовном процессе можно вести речь об объекте как о вещественном доказательстве.

Нарушение этих правил вполне может повлечь недопустимость вещественного доказательства.

В ходе доказывания предметы, признанные и приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств, оцениваются по общим правилам оценки доказательств.

Вещественные доказательства могут быть получены в ходе таких следственных действий, которые специально для этого предназначены. Это осмотр, обыск, выемка, в том числе почтово-телеграфной корреспонденции. Они могут быть обнаружены в ходе следственного эксперимента, проверки показаний на месте, а также при задержании. Связь обнаруженных предметов с подлежащими доказыванию обстоятельствами в дальнейшем может не подтвердиться или, наоборот, обнаружиться только после проведения дополнительных процессуальных действий, однако все обнаруженные предметы, имеющие признаки, указывающие на возможную связь с преступлением, требуют обращения с собой как с вещественными доказательствами.

В большинстве случаев процедура получения вещественных доказательств предусматривает обязательное участие понятых. Так участие понятых обязательно при осмотре, обыске, выемке, следственном эксперименте, осмотре и выемке почтовых отправлений, осмотре и прослушивании фонограммы (записи), а также при наложении ареста на имущество, предъявлении для опознания и проверке показаний на месте. Задача понятых в данном случае — удостоверить факт производства следственного действия, условия его проведения, факт и условия обнаружения вещественных доказательств, включая связь вещественных доказательств с обстановкой, в которой они находились, соблюдение порядка изъятия вещественных доказательств и совершения действий, направленных на возможность последующей их идентификации (упаковка, опечатывание), соблюдение прав участников следственного действия и обеспечение им возможности использовать данные права.

Протоколы следственных и судебных действий.

Протоколы следственных и судебных действий, это — письменные акты (документы), в которых в установленном уголовно-процессуальным законом порядке зафиксированы сведения об обстоятельствах, подлежа­щих установлению (доказыванию) по уголовному делу. К данным протоколам относятся протоколы следственного осмотра любого объекта, обыска, выемки, предъявления для опознания, освидетельствования, эксперимента (следственного), задержания подозреваемого, наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки, контроля и записи телефонных и иных переговоров, проверки показаний на месте, судебного заседания, отдельных судебных действий.

В соответствии со ст.83 УПК РФ, протоколы следственных действий и су­дебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они со­ответствуют требованиям, установленным уголовно-процессуальным законом.

Так, в законе не конкретизированы протоколы следственных действий, которые являются средствами доказывания. Вместе с тем, в уголовном судопроизводстве составляется значитель­ное число протоколов, которые не содержат и не могут содержать до­казательств (например, протокол предъявления участникам уголовного судопроизводства материалов уголовного дела для ознакомления).

Указанные в ст. 87 УПК РФ протоколы следственных действий отнесены в отдельный источник доказательств, т.к. в них отражаются обстановка, предметы или явления, непосредственно воспринятые следователем, понятыми или другими участниками следственного действия. Поэтому к данному виду доказательств не относятся протоколы допросов, поскольку они фиксируют Другой вид доказательств — показания свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или подозреваемого.

По каждому уголовному делу следствие проводится дважды: сначала следователем, а затем судом. Доказательствами являются протоколы тех следственных действий, которые произведены на стадии предварительного расследования и уже не будут производиться в суде (протокол осмотра места происшествия, предъявления для опознания, обыска, выемки, освидетельствования, воспроизведения обстановки и обстоятельств события и т.п.). Указанные протоколы оглашаются в судебном разбирательстве, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания. Содержащиеся в этих протоколах сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, наряду с другими доказательствами, кладутся в основу решения суда по существу уголовного дела.

В том случае, если протокол судебного заседания не содержит отметки об исследовании протокола следственного действия, то и сам протокол не может быть положен судом в основу приговора.

К протоколам следственных и судебных действий предъявляются высокие требования в части строгого соблюдения процессуальных норм, определяющих их содержание и форму (ст.ст. 85, 86, 87 УПК). Протокол следственного или судебного действия должен быть составлен только правомочным должностным лицом. В нем должны присутствовать все необходимые по закону атрибуты, в том числе подписи участвовавших в следственном действии лиц.

Нарушение правил составления протокола, создающее неустранимые сомнения в достоверности данных, исключает возможность его использования при доказывании (недопустимое доказательство). Например, составление протокола осмотра без понятых или «по памяти».

К протоколам следственных действий могут быть приобщены фотоснимки, материалы звукозаписи, киносъемок, видеозаписи, планы, схемы, слепки и другие материалы, поясняющие их содержание. Результаты применения технических средств при производстве следственных и судебных действий являются приложениями к протоколу. Они могут иметь доказательственное значение только при наличии протокола, в котором отражены условия и порядок применения технических средств

Проверка и оценка протоколов следственных и судебных действий, несмотря на то, что они исходят от должностных лиц, осуществляются на общих основаниях, так как они не имеют заранее установленной силы и не исключено, что в них могут содержаться ошибки и неточности.

При проверке и оценке этого вида доказательств учитывается наличие или отсутствие противоречий с другими доказательствами, наличие в них данных о разъяснении участникам следственного действия права делать замечания по поводу произведенных следователем действий, содержание поступивших замечаний. Суд, проверяя правильность протокола следственного действия, вправе вызвать и допросить понятых, присутствовавших при следственном действии и подписавших протокол. Вышестоящий суд при оценке правильности протокола судебного заседания учитывает замечания на него участников судебного разбирательства, если они поступили (ст. 88 УПК).

Особое место среди рассматриваемых средств доказывания за­нимает протокол судебного заседания, в котором фиксируются все проводимые в суде действия (за исключением производства экспер­тизы, результаты которой оформляются отдельным документом) и принимаемые решения, за исключением решений, принимаемых в совещательной комнате, и итогового решения — приговора, поста­новления или определения суда (или судьи).

Протокол судебного заседания является основным процессуальным документом, в котором должны быть отражены все данные о том, что происходило во время судебного разбирательства. Он содержит и необходимые сведения о доказательствах, на основании которых суд постановил решение по делу.

Протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При производстве следственного действия могут также применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки, материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле.

В протоколе указываются место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях его адрес и другие данные о его личности.

В протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии.

Протоколы составляются секретарем в самом судебном заседании или при совершении отдельного процессуального действия вне заседания.

Лица, участвующие в деле, и представители вправе ходатайствовать о занесении в протокол обстоятельств, которые они считают существенными им дела.

Протокол подписывается председательствующим и секретарем. Все изменения, поправки, добавления должны быть в протоколе оговорены.

Иные документы — средства доказывания в виде различных документов, если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложенные в них должностными лицами либо гражданами, имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела. Не являющиеся вещественными доказательствами, а равно протоколами следственных (судебных) действий (заключениями эксперта либо специалиста) «любые письменные или оформленные иным способом акты, удостоверяющие или излагающие факты и обстоятельства, которые имеют значение по делу»К этому средству доказывания относятся различные характеристики, справки, акты, доверенности, объяснения, права на управление транспортными средствами, дипломы, удостоверяющие получение соответствующего образования, и т.д.

Документы могут быть официальными (исходящими от государственных органов или должностных лиц) и неофициальными (личные письма и т.п.). Официальные документы должны иметь все необходимые реквизиты (дату, подпись, печать, штамп и т.п.). Неофициальные документы проверяются, как правило, путем допроса их автора.

Документы могут быть первоначальными (подлинники) и производными (копии). Желательно, чтобы в материалах уголовного дела фигурировал оригинал документа, а не его копия.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает процедуру приобщения документов к делу. Документы, в которых изложены или засвидетельствованы обстоятельства, имеющие значение для дела, приобщаются к материалам уголовного дела без вынесения какого-либо постановления органом дознания, досудебного следствия, прокурором и судом.

Доказательственное значение имеет содержание, а не форма документов. Если же документы важны для дела другими свойствами: внешним видом, временем и местом их обнаружения, материалом, из которого они изготовлены, следами подделок и т.п., то есть имеют признаки вещественного доказательства, то на них распространяются нормы, касающиеся вещественных доказательств (ст. ст. 78 — 81 УПК).

Подробная информация собрана в следующих статьях: