Ордер адвоката дающий

Ордер адвоката Украины. Проблемы функционирования института

Ордер адвоката Украины чрезвычайно важный правовой инструмент адвокатуры, который выступает как основополагающий гарант адвокатской деятельности и имеет очень важное практическое значение.

В данной статье, исследовав историю ордера адвоката, действующую законодательную базу Украины и опыт соседних государств, а также доктринальные позиции ученых, я выяснила следующее:

Суть ордера адвоката заключается в

• экономии времени адвоката и клиента;

• упрощении доступа адвоката к ведению дел;

• обеспечению сохранения адвокатской тайны;

• повышению авторитета и уважения к статусу адвоката.

История ордера адвоката в национальном законодательстве.

На территории нашего государства ордер адвоката впервые появился в ст. 113 Гражданского процессуального кодекса УССР 1963 года (утратил силу 18 марта 2004 с принятием Гражданского процессуального кодекса Украины), где ордер определялся, как документ, который утверждает полномочия представителя (адвоката). Также из статьи следовало, что ордер мог быть выдан юридической консультацией (п. 4 ст. 113). Тоесть институт ордера адвоката не новелла украинского законодательства, а скорее рецепция советского права. На сегодня Ордер адвоката является неотъемлемой частью адвокатуры Украины.

В ЗУ от 19 декабря 1992 «Об адвокатуре» (утратил силу) понятие об Ордере отсутствовало, что затрудняло использование данного инструмента.

В новом законе Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» от 5 июля 2012 Ордер упоминается в ст. 13, 24, 26. В ст. 24 адвокатский ордер или поручение органа определяется как обязательное условие осуществления адвокатского запроса. В ст. 26 Ордер определяется как один из документов, который может удостоверять полномочия адвоката на оказание правовой помощи, часть вторая этой же статьи дает определение ордера: письменный документ, в случаях, установленных настоящим Законом и другими законами Украины, удостоверяющий полномочия адвоката на оказание правовой помощи. Сегодня ордер выдается адвокатом, адвокатским бюро или адвокатским объединением и должен быть подписан адвокатом. Совет адвокатов Украины утверждает типовую форму ордера.

От 5 мая 1993 действует Указ Президента «О Положении о квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры и Положение о Высшей квалификационной комиссии адвокатуры». В соответствии с подпунктом «е» п. 10 данного Положения, Высшая квалификационная комиссия адвокатуры «. утверждает образец ордера, который используется адвокатом для подтверждения своих полномочий по представительству или защите клиента . ». Это положение фактически закрепляет то, что образец ордера, разработанный ВККА может быть использован любым адвокатом вообще, даже таким, который не является членом адвокатского объединения, а использовать ордер адвокат может для защиты клиента везде, а не только в гражданском судопроизводстве. А также, в любых отношениях с государственными органами власти, их должностными лицами, физическими и юридическими лицами.

Согласно положению № 155/93 был разработан типовой ордер адвоката на ведение дел. Он был утвержден протоколом ВККА № 6/1 от 17 декабря 1999.

Несмотря на положения НПА, изложенные выше, 21 июня 2001 вступает в силу ЗУ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины», который вносит изменения в ст. 44 Уголовно-процессуального кодекса Украины. А именно определяет порядок использования ордера в уголовном процессе и устанавливает, что полномочия адвоката подтверждаются исключительно ордером соответствующего адвокатского объединения, а адвокаты, не члены адвокатского объединения — соглашением или доверенностью. Данное положение нарушило нормы действующего законодательства. Ведь согласно ЗУ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»: адвокатская деятельность осуществляется на принципе независимости индивидуально, или в организационно-правовых формах адвокатского бюро или адвокатского объединения (ст. 4). И никакими НПА не предусмотрены ограничения адвоката относительно своих прав из-за их несоответствия, или непринадлежности к адвокатским объединениям. То есть, ст. 44 УПК Украины, в части ограничения прав адвоката, который не является членом адвокатского объединения противоречит положению ст. 22 Конституции Украины, согласно которму при принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема прав и свобод.

Но это откровенное нарушение не было последним. Принятие ГПК Украины, КАС Украины продолжило практику пренебрежения ордера адвоката, который не является членом адвокатского объединения и поддержало позицию удостоверения полномочий адвоката по договору о предоставлении правовой помощи.

Практика сужения профессиональных прав адвокатов продолжалась до 7 июля 2010, вместе с принятием Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», которым внесены изменения в ст. 42 ГПК Украины, ст. 58 КАС Украины и ст. 28 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, обязывающие адвокатов добавлять ордеру удостоверенные клиентом положения договора об оказании юридической помощи.

Эти изменения так, как и ст. 44 действующего УПК, противоречат Конституции Украины, в части ограничения прав адвоката, который не является членом адвокатского объединения относительно использования ордера адвоката поскольку введены ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» дополнения по выдержке из договора сужают права адвоката и его клиента, вновь же противоречит ст. 22 Конституции.

Также эти изменения противоречат и требованиям ЗУ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и Правилам адвокатской этики (одобрены Высшей квалификационной комиссией адвокатуры 1 октября 1999 протокол от 1-2 октября 1999 № 6/VI) поскольку нарушают принцип конфиденциальности. Ведь возможны случаи, когда клиент желает сохранить полномочия адвоката или свою личность в тайне. Уже сам факт обращения к адвокату за помощью может быть объектом адвокатской тайны.

Приведенные примеры конечно не являются основой адвокатской деятельности или даже большей ее части, но факт их существования может привести к нарушению гарантированных законом прав из-за недостатков процессуального законодательства.

Такие примеры ярко выражают неприспособленность и несовершенство нашего законодательства.

Можно сделать вывод, что при принятии Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» законодателем полностью проигнорированы выводы Высшей квалификационной комиссии адвокатуры касательно ст. 44 УПК Украины, которые она сделала еще в решении № V/7-117 от 5 сентября 2008: «. УПК Украины предусмотрено, что адвокат, который не является членом адвокатского объединения, утверждает полномочия защитника на участие в деле не ордером, а соглашением, противоречит ЗУ «Об адвокатуре» и Правилам адвокатской этики относительно соблюдения адвокатской тайны, принципа конфиденциальности . ».

Практические сложности применения адвокатского ордера.

Кроме указанных правовых коллизий, могут возникать и чисто практические проблемы. Так, в случае, когда клиент не желает разглашать существенные условия договора с адвокатом (в части его полномочий), он будет вынужден воспользоваться доверенностью, которая согласно нормам процессуального законодательства должна быть нотариально удостоверена, что требует дополнительных материальных затрат.

Кроме этого, доверенность все равно должна содержать сведения, относительно полномочий адвоката, а потому законодательно предусмотренное право на сохранение конфиденциальности в полном объеме соблюдать невозможно.

Еще одно практическое неудобство заключается в следующем. В случае если клиент находится в одном месте, а ему срочно нужна юридическая помощь в другом. Средствами связи клиент договаривается с адвокатом о предоставлении правовой помощи за один день до рассмотрения дела. В данной ситуации адвокат оказывает правовую помощь на основании договора с клиентом, согласно ч. 1 ст. 640 ГК Украины договор считается заключенным с момента получения акцепта лицом, осуществившим оферту. Но с другой стороны, адвокат фактически не сможет подтвердить свои полномочия, поскольку подписание и почтовое отправление договора или его выписок займут не один день. А это, в свою очередь нарушает реализацию права человека на свободный выбор защитника, гарантированный ст. 59 Конституции Украины и профессиональные права адвоката по защите интересов и прав граждан и юридических лиц, которые определены ст. 20 ЗУ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Тогда как, ордер может быть выписан адвокатом в любое время и предъявлен по месту требования немедленно. Данное преимущество ордера очень актуально при необходимости оказания оперативной юридической помощи, когда клиент и адвокат уже договорились по договору, но не могут подтвердить его письменно. Для предотвращения таких неудобств и должен использоваться институт ордера адвоката, который на данный момент хотя и не отменен, однако фактически не действует через нормы, закрепленные в ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» относительно требования о прикреплении к ордеру заверенной подписью клиента выписки из договора по полномочиям адвоката. Фактически, такое законодательное положение означает недействительность ордера без выписки из договора, и сводит на нет все преимущества ордера и нарушает ряд уже указанных НПА.

Несмотря на то, что наши законодатели предпринимают попытки вытеснить упрощенную процедуру использования ордера путем законодательного упрощения и ликвидировать ордер вообще как институт, а должностные лица игнорируют адвокатский ордер на практике, украинские ученые и адвокаты придерживаются совершенно противоположных взглядов.

Так, Варфоломеева Т.В. и Гончаренко С.В. в научно-практическом комментарии к ЗУ «Об адвокатуре» считают «. ошибочной позицию, которая отстаивается работниками некоторых государственных органов (например, органов регистрации актов гражданского состояния), которые не признают ордер как документ, подтверждающий полномочия адвоката . » , а требование утверждения полномочий защитника на участие в деле НЕ ордером, а соглашением, что «. противоречит статье 9 ЗУ« Об адвокатуре »и статьям 9, 16, 17 Правил адвокатской этики относительно соблюдения адвокатской тайны, принципа конфиденциальности . ».

Также они отмечают, что ордер выступает подтверждающим документом полномочий адвоката, который выдается или адвокатским объединением, или выписывается адвокатом, который индивидуально занимается адвокатской деятельностью на основании договора об оказании правовой помощи.

А на основании уже указанных положений Указа № 155/93 и постановления Пленума Верховного Суда Украины от 7 июля 1995 № 10 «О применении законодательства, обеспечивающего подозреваемому, обвиняемому, подсудимому право на защиту», «. ордер рассматривается как документ , что представляется адвокатам для подтверждения полномочий по представительству или защите клиента . ».

Таким образом, вполне понятен вывод, что на данный момент ни одна из указанных в начале важных функций ордера адвоката, не обеспечена законодательно. А упрощение института ордера законом «О судоустройстве и статусе судей» свидетельствует о ненадлежащем доверии государства к адвокатам, как участников процесса.

В таких условиях вполне понятно стало принятие Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», разработанного Высшей квалификационной комиссией адвокатуры при участии региональных квалификационно-дисциплинарных комиссий адвокатуры, представителей Союза адвокатов Украины, Союза юристов Украины и Ассоциации адвокатов Украины. Следует отметить, что определение в данном законе ордера, как «. письменного документа, в случаях, установленных настоящим Законом и другими законами Украины, удостоверяющего полномочия адвоката на оказание правовой помощи» является логическим и оправданным, ведь ордер адвоката является прогрессивным и наиболее функциональным правом, которое обеспечивает его профессиональную деятельность.

Но закрепление этого определения в данном законе не решает всех перечисленных в этой статье проблем.

Выводы и возможные пути решения указанных проблем

Делая итоги, стоит отметить следующее. Все будущие попытки нашего государства относительно сужения прав адвокатов путем упрощения функций адвокатского ордера может привести к существенному вреду в виде уменьшения независимости и эффективности адвокатуры, как ведущего института защиты прав и свобод человека и гражданина в демократическом государстве.

Основным путями решения проблем, которые указываются в данной статье, по моему мнению, должны быть:

• Исключение из всех процессуальных НПА Украины положений об удостоверении полномочий адвоката по договорам и выданными на его основании доверенностями или любыми выписками из договоров, прилагаемых к адвокатским ордерам.

• Внесение изменений в ЗУ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», которые запретят органам власти и их должностным лицам, требовать от адвоката любых других подтверждающих документов, кроме ордера адвоката Украины.

• Также следует законодательно закрепить ответственность за попытки истребования у адвоката документов в подтверждение полномочий, кроме ордера, а иначе предложенные изменения попросту не выполняться.

1. Конституция Украины: [Электронный ресурс] / / Страница «Законодательство Украины» сайта Верховной Рады. — Режим доступа: http://zakon.rada.gov.ua/

2. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР: в редакции от 18.07.1963 [Электронный ресурс] / / Страница «Законодательство Украины» сайта Верховной Рады. — Режим доступа: http://zakon.rada.gov.ua/

3. Гражданский процессуальный кодекс Украины: в редакции от 18.03.2004 [Электронный ресурс] / / Страница «Законодательство Украины» сайта Верховной Рады. — Режим доступа: http://zakon.rada.gov.ua/

4. Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»: [Электронный ресурс] / / Страница «Законодательство Украины» сайта Верховной Рады. — Режим доступа: http://zakon.rada.gov.ua/

5. Закон Украины «Об адвокатуре» (утратил силу): [Электронный ресурс] / / Страница «Законодательство Украины» сайта Верховной Рады. — Режим доступа: http://zakon.rada.gov.ua/

6. Указ Президента Украины «О Положении о квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры и Положение о Высшей квалификационной комиссии адвокатуры» № 155/93 от 5 мая 1993: в редакции от 13.10.2010 [Электронный ресурс] / / Страница «Законодательство Украины» сайта Верховной Рады . — Режим доступа: http://zakon.rada.gov.ua/

7. Протокол Высшей квалификационной комиссии адвокатуры № 6/1 от 17 декабря 1999 [Электронный ресурс] / / Официальный сайт Высшей квалификационной комиссии адвокатуры при Кабинете Министров Украины. — Режим доступа: http://vkka.gov.ua/.

8. Варфоломеева Т.В., Гончаренко С.В. Научно-практический комментарий к Закону Украины «Об адвокатуре». Законодательство об адвокатуре и адво ¬ катську деятельность: 36. нормат. актов: Комментарий / Академия адвокатуры Украины. — М.: Юридическая литература, 2003. — 432 с. — (Серия «Настольная книга адвоката»).

Ордер адвоката України. Проблеми функціонування інституту

Ордер адвоката України є надзвичайно важливим правовим інструментом адвокатури, який виступає як основоположний гарант адвокатської діяльності та має дуже важливе практичне значення.

У даній статті, дослідивши історію ордеру адвоката, чинну законодавчу базу України та досвід сусідніх держав, а також доктринальні позиції вчених, я з’ясувала наступне:

Суть ордера адвоката полягає у

• економії часу адвоката та клієнта;

• спрощенні доступу адвоката до ведення справ;

• забезпеченні збереження адвокатської таємниці;

• підвищення авторитету та поваги до статусу адвоката.

Історія ордера адвоката в національному законодавстві.

На території нашої держави ордер адвоката вперше з’явився у ст. 113 Цивільного процесуального кодексу УРСР 1963 року (втратив чинність 18 березня 2004 року з прийняттям Цивільного процесуального кодексу України), де ордер визначався, як документ що стверджує повноваження представника (адвоката). Також із статті виливало, що ордер мав бути виданим юридичною консультацією (п. 4 ст. 113). Тобто інститут ордеру адвоката не новела Українського законодавства, а рецепція радянського права. На сьогодні Ордер адвоката є невід’ємною частиною адвокатури України.

У ЗУ від 19 грудня 1992 року «Про адвокатуру» (втратив чинність) поняття про Ордер було відсутнє, що ускладнювало використання даного інструменту.

У новому законі України «Про адвокатуру та адвокатську діяльність» від 5 липня 2012 року Ордер згадується у ст.ст.. 13, 24, 26. В ст. 24 адвокатський ордер або доручення органу визначається як обов’язкова умова здійснення адвокатського запиту. У ст. 26 Ордер визначається як один із документів, що може посвідчувати повноваження адвоката на надання правової допомоги, частина друга цієї ж статті дає визначення ордеру: письмовий документ, що у випадках, встановлених цим Законом та іншими законами України, посвідчує повноваження адвоката на надання правової допомоги. Сьогодні ордер видається адвокатом, адвокатським бюро або адвокатським об’єднанням та повинен містити підпис адвоката. Рада адвокатів України затверджує типову форму ордера.

Від 5 травня 1993 року діє Указ Президента «Про Положення про кваліфікаційно-дисциплінарну комісію адвокатури та Положення про Вищу кваліфікаційну комісію адвокатури». Відповідно до підпункту «є» п. 10 даного Положення, Вища кваліфікаційна комісія адвокатури «. затверджує зразок ордера, що використовується адвокатом для підтвердження своїх повноважень з представництва або захисту клієнта. ». Це положення фактично закріплює те, що зразок ордеру, розроблений ВККА може бути використаний будь-яким адвокатом взагалі, навіть таким, що не є членом адвокатського об’єднання, а використовувати ордер адвокат може для захисту клієнта будь-де, а не тільки у цивільному судочинстві. Та навіть не тільки в судочинстві, а взагалі у будь-яких відносинах із державними органами влади, їх посадовими особами, фізичними та юридичними особами.

Відповідно до положення № 155/93 було розроблено типовий ордер адвоката на ведення справ. Його було затверджено протоколом ВККА № 6/1 від 17 грудня 1999 року.

Не дивлячись на положення НПА, що викладені вище, 21 червня 2001 року набирає чинності ЗУ «Про внесення змін до Кримінально-процесуального кодексу України», який вносить зміни до ст. 44 Кримінально-процесуального кодексу України. А саме визначає порядок використання ордеру в кримі­нальному процесі та встановлює, що повноваження адвоката підтверджуються виключно ордером відповідного адвокатського об’єднання, а адвоката, не члена адвокатського об’єднання, – угодою, або дорученням. Дане положення порушило норми діючого законодавства. Адже відповідно до ЗУ «Про адвокатуру та адвокатську діяльність»: адвокатська діяльність здійснюється на принципі незалежності індивідуально, або в організаційно-правових формах адвокатського бюро чи адвокатського об’єднання (ст. 4). І жодними НПА не передбачені обмеження адвоката щодо своїх прав через їх неналежність, чи неналежність до адвокатських об’єднань. Тобто, ст. 44 КПК України, в частині обмеження прав адвоката, який не є членом адвокатського об’єднання суперечить положенню ст. 22 Конституції України, згідно з якою, при прийнятті нових законів, або внесенні змін до чинних законів не допускається звуження змісту та обсягу прав і свобод.

Але це відверте порушення не було останнім. Прийняття ЦПК України, КАС України продовжило практику нехтування ордеру адвоката, який не є членом адвокатського об’єднання та підтримало позицію посвідчення повноважень адвоката договором про надання правової допомоги.

Практика звуження професійних прав адвокатів продовжилася 07 липня 2010 року, разом із прийняттям ЗУ «Про судоустрій та статус суддів», яким внесено зміни до ст. 42 ЦПК України, ст. 58 КАС України і ст. 28 Господарського процесуального кодексу України, що зобов’язали адвокатів додавати до ордеру посвідчені клієнтом положення договору про надання юридичної допомоги.

Ці зміни так, як і ст. 44 чинного КПК, суперечать Конституції України, в частині обмеження прав адвоката, який не є членом адвокатського об’єднання відносно використання ордеру адвоката оскільки введені ЗУ «Про судоустрій та статус суддів» доповнення щодо витягів з договору звужують права адвоката та його клієнта, що знов таки суперечить ст. 22 Конституції.

Також ці зміни суперечать і вимогам ЗУ «Про адвокатуру та адвокатську діяльність» та Правилам адвокатської етики (схвалені Вищою кваліфікаційною комісією адвокатури 1 жовтня 1999 р. протокол від 1–2 жовтня 1999 р. № 6/VI) оскільки порушують принцип конфіденційності. Адже можливі випадки, коли клієнт бажає зберегти повноваження адвоката або свою особу у таємниці. Вже сам факт звернення до адвоката за допомогою може бути об’єктом адвокатської таємниці.

Наведені приклади звісно не є основою адвокатської діяльності чи навіть переважної її частини, але факт їх існування може призвести до порушення гарантованих законом прав через недоліки процесуального законодавства.

Такі приклади яскраво виражають непристосованість та недосконалість нашого законодавства.

Можна зробити висновок, що при прийнятті ЗУ «Про судоустрій та статус суддів» законодавцем повністю проігноровані висновки Вищої кваліфікаційної комісії адвокатури стовно ст. 44 КПК України, які вона зробила ще у рішенні №V/7-117 від 05 вересня 2008 року: «. КПК України передбачено, що адвокат, який не є членом адвокатського об’єднання, стверджує повноваження захисника на участь в справі не ордером, а угодою, що суперечить ЗУ «Про адвокатуру» та Правилам адвокатської етики стосовно дотримання адвокатської таємниці, принципу конфіденційності. ».

Практичні складності застосування адвокатського ордеру.

Окрім зазначених правових колізій, можуть виникати і суто практичні проблеми. Так, у випадку, коли клієнт не бажає розголошувати істотні умови договору із адвокатом (в частині його повноважень), він буде змушений скористатися довіреністю, яка відповідно до норм процесуального законодавства повинна бути нотаріально посвідчена, що потребує додаткових матеріальних витрат.

Окрім цього, довіреність все рівно повинна містити відомості, стосовно повноважень адвоката, а тому законодавчо передбачене право на збереження конфіденційності у повному обсязі взагалі неможливо.

Ще одна практична незручність полягає у наступному. У випадку коли клієнт знаходиться у одному місці, а йому терміново потрібна юридична допомога в іншому. Засобами зв’язку клієнт домовляється з адвокатом про надання правової допомоги за один день до розгляду справи. В даній ситуації адвокат надає правову допомогу на підставі договору з клієнтом, відповідно до ч. 1 ст. 640 ЦК України договір вважається укладеним з моменту одержання акцепту особою, яка здійснила оферту. Але з другого боку, адвокат фактично не зможе підтвердити свої повноваження, оскільки підписання і поштові відправлення договору чи його витягів займуть не один день. А це, в свою чергу порушує реалізацію права людини на вільний вибір захисника, гарантований ст. 59 Конституції України та професійні права адвоката стосовно захисту інтересів та прав громадян та юридичних осіб, визначені ст. 20 ЗУ «Про адвокатуру та адвокатську діяльність». Тоді як, ордер може бути виписаний адвокатом у будь-який час та пред’явлений за місцем вимоги негайно. Дана перевага ордеру є дуже актуальною за необхідності надання оперативної юридичної допомоги, коли клієнт і адвокат вже дійшли згоди щодо договору, але не можуть посвідчити його письмово. Для запобігання таких незручностей і має використовуватися інститут ордеру адвоката, який на даний момент хоча і не скасований, проте фактично не діє через норми, закріплені у ЗУ «Про судоустрій та статус суддів» щодо вимоги про додання до ордеру засвідченого підписом клієнта витягу із договору стосовно повноважень адвоката. Фактично, таке законодавче положення означає недійсність ордеру без витягу із договору, що і зводить нанівець усі переваги ордеру та порушує низку вже зазначених НПА.

Не дивлячись на те, що наші законодавці роблять спроби витіснити спрощену процедуру використання ордеру шляхом законодавчого спрощення та ліквідувати ордер взагалі як інститут, а посадові особи ігнорують адвокатський ордер на практиці, українські вчені та адвокати дотримуються зовсім протилежних поглядів.

Так, Варфоломеєва Т.В. та Гончаренко С.В. у науково-практичному коментарі до ЗУ «Про адвокатуру»[1] вважають «. помилковою позицію, яка обстоюється працівниками декотрих державних органів (наприклад, органів реєстрації актів цивільного стану), які не визнають ордер як документ, що підтверджує повноваження адвоката. », а вимогу ствердження повноважень захисника на участь у справі не ордером, а угодою такою, що «. суперечить статті 9 ЗУ «Про адвокатуру» та статтям 9, 16, 17 Правил адвокатської етики стосовно дотримання адвокатської таємниці, принципу конфіденційності. ».

Також, вони зазначають, що ордер виступає підтверджуючим документом повноважень адвоката, який видається або адвокатським об’єднанням, або виписується адвокатом, який індивідуально займається адвокатською діяльністю на підставі договору про подання правової допомоги.

А на підставі вже зазначених положень Указу № 155/93, та постанови Пленуму Верховного Суду України від 7 липня 1995 року № 10 «Про застосування законодавства, що забезпечує підозрюваному, обвинуваченому, підсудному право на захист», «. ордер розглядається як документ, що видається адвокатам для підтвердження повноважень з представництва або захисту клієнта. ».

Таким чином, цілком зрозумілим є висновок , що на даний момент, жодна з зазначених на початку важливим функцій ордеру адвоката, не забезпечена законодавчо. А спрощення інституту ордеру законом «Про судоустрій та статус суддів» свідчить про неналежну довіру держави до адвокатів, як учасників процесу.

В таких умовах цілком зрозумілим стало прийняття ЗУ «Про адвокатуру та адвокатську діяльність», розробленого Вищою кваліфікаційною комісію адвокатури за участю регіональних кваліфікаційно-дисциплінарних комісій адвокатури, представників Спілки адвокатів України, Союзу юристів України та Асоціації адвокатів України. Слід зазначити, що визначення у даному законі ордеру, як « . письмового документу, що у випадках, встановлених цим Законом та іншими законами України, посвідчує повноваження адвоката на надання правової допомоги» є логічним та виправданим, адже ордер адвоката є найпрогресивнішим та найфункціональним його правом, яке забезпечує його професійну діяльність.

Але закріплення цього визначення у даному законі не вирішує всіх перерахованих у цій статті проблем.

Висновки та можливі шляхи вирішення зазначених проблем

Роблячи підсумки, варто зазначити наступне. Всі майбутні спроби нашої держави щодо звуження прав адвокатів шляхом спрощення функцій адвокатського ордеру може призвести до суттєвої шкоди у вигляді зменшення незалежності та ефективності адвокатури, як провідного інституту захисту прав та свобод людини і громадянина у демократичній державі.

Основним шляхами вирішення проблем, які зазначаються в даній статті, на мою думку, мають бути:

• Виключення з усіх процесуальний НПА України положень щодо посвідчення повноважень адвоката договорами, виданими на їх підставі довіреностями або будь-якими витягами із договорів, які додаються до адвокатських ордерів.

• Внесення змін до ЗУ «Про адвокатуру та адвокатську діяльність», які заборонять органам влади та їх посадовим особам, вимагати від адвоката будь-яких інших підтверджуючих документів, крім ордеру адвоката України.

• Також слід законодавчо закріпити відповідальність за спроби витребування у адвоката документів на підтвердження повноважень, окрім ордеру, а інакше запропоновані зміни попросту не будуть функціонувати.

ЛІТЕРАТУРА:

1. Конституція України : [Електронний ресурс] // Сторінка «Законодавство України» сайту Верховної Ради. – Режим доступу : http://zakon.rada.gov.ua/

2. Цивільний процесуальний кодекс УРСР : в редакції від 18.07.1963 [Електронний ресурс] // Сторінка «Законодавство України» сайту Верховної Ради. – Режим доступу : http://zakon.rada.gov.ua/

3. Цивільний процесуальний кодекс України : в редакції від 18.03.2004 [Електронний ресурс] // Сторінка «Законодавство України» сайту Верховної Ради. – Режим доступу : http://zakon.rada.gov.ua/

4. Закон України «Про адвокатуру та адвокатську діяльність» : [Електронний ресурс] // Сторінка «Законодавство України» сайту Верховної Ради. – Режим доступу : http://zakon.rada.gov.ua/

5. Закон України «Про адвокатуру» (втратив чинність) : [Електронний ресурс] // Сторінка «Законодавство України» сайту Верховної Ради. – Режим доступу : http://zakon.rada.gov.ua/

6. Указ Президента України «Про Положення про кваліфікаційно-дисциплінарну комісію адвокатури та Положення про Вищу кваліфікаційну комісію адвокатури» №155/93 від 5 травня 1993 року : в редакції від 13.10.2010 [Електронний ресурс] // Сторінка «Законодавство України» сайту Верховної Ради. – Режим доступу : http://zakon.rada.gov.ua/

7. Протокол Вищої кваліфікаційної комісії адвокатури № 6/1 від 17 грудня 1999 р. [Електронний ресурс] // Офіційний сайт Вищої кваліфікаційної комісії адвокатури при Кабінеті Міністрів України. – Режим доступу : http://vkka.gov.ua/.

8. Варфоломеєва Т.В., Гончаренко С.В. Науково-практичний коментар до Закону України «Про адвокатуру». Законодавство про адвокатуру та адво­катську діяльність : 36. нормат. актів: Коментар / Академія адвокатури України. – К.: Юрінком Інтер, 2003. – 432 с. – (Серія «Настільна книга адвоката»).

Тема: утерян ордер на квартиру

Опции темы
Отображение
  • Линейный вид
  • Комбинированный вид
  • Древовидный вид

утерян ордер на квартиру

Никакой. И не «владение» является предметом определения, а «пользование». Если точнее, то определяется «правомерность пользования». Квартира в пользование предоставляется(лась) решением уполномоченного органа. На основании этого решения выписывался документ, дающий право на вселение — «ордер». После вселения заключался договор найма. Ордер изымался для бессрочного хранения в организации, эксплуатировавшей(щей) дом.

Если утрачен ордер, то, во-первых, это надо документально закрепить, во-вторых, «равной силой» (здесь) обладает копия договора найма. Если ни того, ни другого, то надо восстанавливать. Или то, или другое.

Сказанное уверенно обосновывается буквальным содержанием http://zakon0.rada.gov.ua/laws/show/z0109-10 Пункт 18.

Если так не получается, то. к гадалке. Овощ знает, что «иное» произведет впечатление именно на конкретную туземную комиссию по приватизации. Может быть, надо будет запрашивать/поднимать из архивов решение о предоставлении жилья. Тут, как говорится, нужно знать «местные традиции».

Ничего личного, но вместо задавания вопросов, овощ знает, где, овощ знает кому, надо слезть с дивана и официально общаться в реальной действительности с реальными лицами, облеченными соответствующими полномочиями. Никакие «советы из интернета» к делу не пришьёшь.

Ордер адвоката дающий

Ордер на надання правової допомоги — письмовий документ, що посвідчує повноваження адвоката на надання правової допомоги у випадках та порядку, встановлених Законом України «Про адвокатуру та адвокатську діяльність».

Пронумеровані бланки ордерів у кількості 50 примірників, із серією кожного регіону, які зброшуровані в ордерну книжку підлягають отриманню за заявами.

Адвокати, адвокатські об’єднання, або адвокатські бюро отримують ордерні книжки за заявами відповідно адвокатів, керівників (уповноважених осіб) адвокатського об’єднання або адвокатського бюро в раді адвокатів регіону, або, як виняток безпосередньо у Раді адвокатів України, про що здійснюється запис у Журналі реєстрації ордерних книжок відповідної ради.

Ордерні книжки видаються радами адвокатів регіону адвокатам, адвокатським бюро, адвокатським об’єднанням виключно за наступних умов:

— адвокатам, що здійснюють адвокатську діяльність індивідуально, у разі наявності відомостей про себе в Єдиному реєстрі адвокатів України та відміткою про сплату щорічного внеску на забезпечення реалізації адвокатського самоврядування;

— адвокатським бюро, створеним на виконання вимог частини 4 статті 14 Закону України «Про адвокатуру та адвокатську діяльність», при умові письмового повідомлення Ради адвокатів України про його створення та сплати адвокатом, який його створив, щорічного внеску на забезпечення реалізації адвокатського самоврядування;

— адвокатським об’єднанням, при умові письмового повідомлення Ради адвокатів України про його створення та сплати адвокатами – членами такого об’єднання щорічного внеску адвокатів на забезпечення реалізації адвокатського самоврядування.

Акти: Національна Асоціація Адвокатів України: Положення про ордер на надання;
Рішення №187 від 27 липня;
Положення про ордер адвоката та;
Рішення №79 від 16 лютого;
Ордер адвоката (зразок)

Частная практика

Формула о том, что защитник допускается на любой стадии процесса, создает иллюзию, что проблемы вступления адвоката в дело не существует. Надо только выписать ордер и предъявить его суду, следователю, прокурору, органу дознания. На самом деле здесь немало подводных рифов, связанных с неудачным урегулированием указанного вопроса. Что подвело авторов изменений, сказать трудно: то ли незнание проблемы (что вероятнее всего), то ли законодательная техника, а может, и то и другое, но сложности остаются.

Между тем на Украине имеются специалисты в области адвокатуры, защищены кандидатские и докторские диссертации, этой проблеме посвящено немало публикаций. Авторам проектов изменений к процессуальным кодексам с удовольствием пришли бы на помощь специалисты. Но их не спросили. В результате на Украине действуют три процессуальных кодекса, и каждый из них по-своему регулирует вопрос вступления адвоката в процесс.

Высшая квалификационная комиссия адвокатуры Украины утвердила единый для адвокатов образец ордера для ведения всех категорий дел (протокол № 6/1 от 17 декабря 1999 года). Указанный образец относится в равной мере к адвокатам, работающим в составе адвокатского объединения и индивидуально. В протоколе так и указано: «Бланк ордера является универсальным для ведения любых дел». Для этого в первом ряду указывается категория дела: уголовное, гражданское, административное, хозяйственное и т.д.

В Хозяйственном процессуальном кодексе Украины участие адвоката на основании ордера не предусмотрено. Статья 28 ХПК предусматривает, что представителями юридических лиц могут быть лица, полномочия которых подтверждены доверенностью от имени предприятия, организации. Граждане могут вести свои дела через представителей, полномочия которых подтверждены нотариально удостоверенной доверенностью.

Таким образом, для представительства в хозяйственном суде адвокат должен получить доверенность от предприятия, организации, а для оказания правовой помощи гражданину такая доверенность должна быть нотариально удостоверена.

Однако существует определенная проблема, почему-то ускользающая из поля зрения юристов. И в хозяйственном, и в гражданском процессах адвокат выступает не только представителем стороны, но и оказывает правовую помощь. Например, адвокат, участвующий в процессе в присутствии стороны, интересы которой он представляет, фактически выступает в качестве не представителя, а лица, предоставляющего правовую помощь.

Такая мысль выглядела бы крамольной, но статья 59 Конституции указывает, что каждый «имеет право на правовую помощь» и для «обеспечения права на защиту и предоставление правовой помощи при разрешении дел в судах и иных государственных органах на Украине действует адвокатура». Следовательно, авторы процессуальных кодексов должны учитывать, что адвокаты выступают в суде не только как представители сторон, но и в качестве лиц, оказывающих правовую помощь.

Адвокат, самостоятельно представляющий одну из сторон, совмещает функции представителя и лица, оказывающего правовую помощь. Для этого ему нужна доверенность. Если же он участвует в деле в присутствии стороны, то ему как лицу, оказывающему правовую помощь, достаточно ордера.

Из содержания статьи 44 ХПК Украины можно сделать вывод, что возможность участия в деле адвоката учитывается, поскольку предусмотрено, что в состав судебных издержек входят суммы на оплату правовой помощи (услуг) адвоката. Думаю, что ХПК следовало бы дополнить следующим указанием: адвокат принимает участие в процессе на основании ордера или доверенности.

Статья 113 ГПК Украины предусматривает участие адвоката в процессе по старинке — на основании ордера юридической консультации. Но ведь с 1 февраля 1993 года такой формы адвокатской деятельности не существует. Согласно статье 4 Закона «Об адвокатуре», существуют две организационные формы деятельности: занятие адвокатской деятельностью индивидуально либо в составе адвокатских объединений — бюро, контор, коллегий, фирм и т.д. Поэтому, независимо от организационной формы, адвокат может действовать на основании ордера. Адвокат, действующий индивидуально, сам выписывает ордер и заверяет его своей печатью. Если адвокат работает в составе объединения, то ордер подписывает руководитель и скрепляет печатью адвокатского объединения.

Однако вопреки Закону «Об адвокатуре» и утвержденному единому образцу ордера для всех форм адвокатской деятельности, от адвокатов, работающих индивидуально, требуют вместо ордера доверенность. Такое деление на адвокатов первого сорта (с ордером) и второго сорта (на основании доверенности) ошибочно, поскольку входит в коллизию с Законом «Об адвокатуре». Особо болезненно это отражается на участии адвоката в уголовном процессе.

Статьей 129 Конституции к основным принципам судопроизводства отнесены состязательность сторон и поддержание в суде государственного обвинения. Поскольку состязательность возможна только при равенстве сторон, следовало бы признать участие в деле защитника обязательным во всех случаях, когда в деле участвует прокурор, а также на досудебном следствии. И прокурор, и следователь вооружены знанием закона. Оставаясь наедине со следователем или в суде, обвиняемый (подсудимый) оказывается в неравном с ними положении. Ему не с кем посоветоваться, он не знает, как распорядиться предоставленными ему законом правами. В такой ситуации ни о какой состязательности и речи быть не может.

Как можно согласиться с нормой статьи 55 проекта УПК, предусматривающей, что защитник может иметь свидание с подозреваемым или обвиняемым только после первого допроса? Ведь именно на первом допросе подозреваемый (обвиняемый) должен определиться, как он распорядится своими правами: будет давать показания или воспользуется своим правом не давать их, будет настаивать на вызове и допросе свидетелей, дающих против него показания, или нет (в соответствии со статьей 5 Конвенции о защите прав и основных свобод).

Находясь в критической ситуации, человек может и не осознать, какие у него права, как ими пользоваться, чтобы не навредить себе. И если рядом нет защитника, то у обвиняемого или подозреваемого в такой ситуации может развиться «стокгольмский синдром» и он будет слепо выполнять требования следователя, порой действуя во вред себе: признает себя виновным при отсутствии вины или, наоборот, уклонится от признания вины, усугубляя свое положение. Следует иметь в виду, что нередки ситуации, когда в интересах обвиняемого признать свою вину, надеясь не только на смягчающие обстоятельства, но и на неприменение такой меры, как содержание под стражей.

Рассмотрим конкретный пример. Против Т. было выдвинуто обвинение в краже имущества. Применяя незаконные методы, от него требовали признания и в других кражах, к которым Т. отношения не имел. Защитник, учитывая сложившуюся ситуацию, наличие у следствия совокупности достаточных доказательств вины Т., посоветовал своему подопечному признать вину в том, что он действительно совершил. Вместе с тем адвокат побывал на приеме у прокурора, указал на неправильные действия следователей и факты избиения, подал соответствующую жалобу и ходатайство об изменении меры пресечения на подписку о невыезде. В результате Т. освобожден, к нему была применена амнистия.

Правило о том, что адвокат может вступить в процесс на любой стадии, содержит внутреннее противоречие. Адвоката не допустят к участию в деле, возбужденном против физического лица, до момента признания последнего обвиняемым или подозреваемым. При таком положении, по мнению следственных органов, отсутствует субъект защиты, то есть некого защищать. Думаю, что данная позиция весьма спорная. С момента возбуждения дела против конкретного лица до предъявления ему обвинения иногда проходит значительный срок — год и больше. Ведутся следственные действия, а защитник к участию в деле не допускается.

Совершенно правильной представляется позиция, определенная в проекте УПК, где в статье 45 указано, что подозреваемым считается лицо, против которого возбуждено уголовное дело. Следовательно, с момента возбуждения уголовного дела против конкретного лица адвокат может вступить в процесс в качестве защитника.

В соответствии со статьей 47 УПК защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, а также иными лицами. И здесь снова возникает та же проблема. Адвокат, являющийся сотрудником объединения, предъявляет ордер, а адвокат, работающий индивидуально, должен предоставить соглашение. Но если лицо задержано, то до встречи с ним адвокат, работающий индивидуально, соглашение предоставить не может. В такой ситуации следователь сам решает, допустить адвоката для заключения соглашения или нет.

Здесь перед адвокатом, работающим индивидуально, имеют преимущество даже специалисты в области права, предоставившие для допуска в дело доверенность от юридического лица.

В соответствии со статьей 47 УПК защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым или подсудимым, а также иными лицами по просьбе или по согласию подозреваемого, обвиняемого или подсудимого. Следователь обязан оказать помощь в установлении связи с адвокатом либо с лицами, которые могут пригласить защитника. Итак, получается, что все зависит от следователя либо органа дознания.

Проблема неразрешима, поскольку позволяет следователю регулировать вопрос, кому быть защитником. В результате появились «карманные адвокаты», работающие в паре со следователем, резко возросла коррупция. Профессиональные качества адвоката отходят на второй план. Па первый выходят взаимоотношения со следователем, прокурором, судьей. И это приобретает характер явления.

Появиться такому явлению, не совместимому с самим понятием защиты, помог законодатель, неудачно урегулировав вопрос приглашения и допуска адвоката.

До внесения изменений в УПК вопрос допуска и приглашения адвоката был урегулирован несравненно удачнее. Для задержанного лица адвоката могли пригласить родственники или знакомые, и этого было достаточно. Адвокат предъявлял ордер и вступал в процесс. Подозреваемый либо обвиняемый, как сейчас, так и ранее, мог в любое время отказаться от приглашенного адвоката.

Но в свете проекта нового УПК ситуация выглядит еще хуже. Часть 3 статьи 141 гласит: «В случае необходимости сохранения в интересах досудебного следствия тайны факта задержания подозреваемого, информирование близких родственников может не проводиться». В этой ситуации приглашение защитника полностью контролируется следователем. Хотя подобная норма прямо противоречит статье 29 Конституции Украины, устанавливающей, что «об аресте или задержании человека следует немедленно сообщать родственникам арестованного или задержанного».