Пленум по статье 105 ук рф

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 января 1999 года №1

О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)

(В редакции Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 г. №7, 03.04.2008 г. №4, 03.12.2009 г. №27, 03.03.2015 г. №9)

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

2. Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

3. Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

4. По ч. 1 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений).

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Статья 105 УК РФ. Убийство

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

е.1) по мотиву кровной мести;

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего, —

н) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарии к ст. 105 УК РФ

1. Убийство — наиболее тяжкая разновидность посягательств на жизнь. В комментируемой статье дано законодательное определение рассматриваемого преступления: «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. «. Изложенное свидетельствует, что законодатель связывает понятие убийства лишь с умышленной формой вины. Неосторожное лишение жизни именуется причинением смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Уголовный закон дифференцирует ответственность за убийства по степени общественной опасности, выделяя простой (ч. 1 ст. 105 УК), квалифицированные (ч. 2 ст. 105 УК) и привилегированные (ст. ст. 106, 107, 108 УК) их составы.

Объект убийства — жизнь другого человека, начальным моментом которой является начало процесса физиологических родов, а конечным — биологическая смерть.

2. Вид убийства, описанный в ч. 1 комментируемой статьи и обычно именуемый простым, предполагает отсутствие как усиливающих (квалифицирующих), так и снижающих (привилегирующих) признаков. К преступлениям, влекущим наказуемость по ч. 1 статьи, теория и практика относят:

убийство из ревности; потерпевшим может быть один из супругов, действительный или мнимый соперник;

убийство из мести (за исключением тех ее видов, которые влекут усиленную ответственность, — п. п. «б», «е.1» и «л» ч. 2 ст. 105 УК). Для этого вида лишения жизни характерен мотив расплаты за предшествующее поведение потерпевшего, его близких;

убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских побуждений).

Эвтаназия по УК рассматривается как «простое» убийство.

3. К иным видам, квалифицируемым по ч. 1 комментируемой статьи, относят также умышленное лишение жизни из трусости, зависти, а также по так называемым темным мотивам. Ч., узнав, что его друг С. собирается жениться на В., стал его отговаривать от брака, неодобрительно отзываясь о поведении В. Тем не менее С. решил жениться и пригласил Ч. на свадьбу. Ночью пьяный Ч. зашел в спальню к новобрачным и в темноте металлическим прутом несколько раз ударил по изголовью края кровати, причинив смерть своему другу С. На предварительном следствии и в суде Ч. утверждал, что своих действий и мотива поведения не помнит. Суд признал Ч. виновным в «простом» убийстве.

4. Лишение жизни из ревности, мести следует отграничивать от убийства из хулиганских побуждений. В последнем случае виновным используется незначительный повод («косой» взгляд, отказ дать прикурить, несогласие девушки, чтобы ее проводили до дома, безобидная шутка и иные случаи посягательства на жизнь вообще без видимого повода). Напротив, если посягательство совершено из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, оно независимо от места его совершения не должно расцениваться как совершенное из хулиганских побуждений.

5. Представляет сложность квалификация убийств, учиненных в ссоре или драке, прежде всего отграничение их от лишения жизни из хулиганских побуждений. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» судам предложено исследовать, кто являлся инициатором конфликта и не спровоцирован ли конфликт виновным для использования его в качестве повода для расправы. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений, налицо основной состав умышленного лишения жизни .

БВС РФ. 1999. N 3. С. 4.

6. Квалифицируемые по ч. 2 комментируемой статьи убийства, составляя лишь около 15% всех регистрируемых убийств, представляют собой наиболее опасную разновидность рассматриваемого преступления. Не случайно Конституция РФ и УК допускают возможность применения за эти преступления пожизненного лишения свободы и смертной казни.

7. Часть 2 ст. 105 УК предусматривает 13 пунктов; надо иметь в виду, что некоторые из них содержат описание нескольких квалифицированных видов убийств. Они могут быть сгруппированы по элементам состава преступления.

Квалифицирующие признаки, характеризующие объект. Убийство:

двух или более лиц (п. «а»);

лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б»);

малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «в»);

женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г»).

Квалифицирующие признаки, характеризующие объективную сторону. Убийство:

сопряженное с похищением человека (п. «в»);

совершенное с особой жестокостью (п. «д»);

совершенное общеопасным способом (п. «е»);

сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з»);

сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к»).

Квалифицирующие признаки, характеризующие субъективную сторону. Убийство:

по мотиву кровной мести (п. «е.1»); из корыстных побуждений или по найму (п. «з»); из хулиганских побуждений (п. «и»);

с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к»);

по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л»);

в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м»). Квалифицирующие признаки, характеризующие субъекта убийства: совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж»).

8. В случаях, когда убийство совершается при наличии нескольких квалифицирующих признаков, предусмотренных разными пунктами ч. 2 ст. 105 УК, содеянное должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание в таких случаях по каждому пункту отдельно не назначается, однако при избрании его суд должен учитывать наличие нескольких квалифицирующих обстоятельств.

Не должна применяться ч. 2 ст. 105 УК при конкуренции норм, когда убийству сопутствуют одновременно и усиливающие (квалифицирующие), и снижающие опасность обстоятельства, предусмотренные ст. ст. 106 — 108 УК. Предпочтение в этом случае отдается последним.

9. Убийство двух или более лиц (п. «а»). «В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам ч. 2 названной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден» (п. 5 указанного Постановления).

Если преступное намерение не было реализовано по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК.

10. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б»). Данный квалифицированный вид предполагает особого потерпевшего: им является лицо, осуществляющее служебную деятельность или выполняющее общественный долг, и его близкие.

Под близкими понимаются не только родственники (родители, дети и т.д., а также супруг), но и иные лица, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся отношений небезразлично потерпевшему, в судьбе которых он заинтересован (например, приемные родители, падчерица, сожитель и т.д.). Осознавая, что эти лица небезразличны потерпевшему и лишение их жизни причинит ему боль и страдания, убийца использует данное обстоятельство, преследуя цель прекратить его правомерную деятельность либо отомстить ему.

Под осуществлением служебной деятельности необходимо понимать действия не только должностного лица, а и любого служащего, работающего в системе государственной службы или в органах местного самоуправления, а также в иных учреждениях и организациях (например, секретари, помощники, референты, частные охранники).

Важно также, чтобы осуществляемая лицом деятельность имела отношение к кругу его служебных обязанностей и носила правомерный характер, не противоречила интересам службы. Если же лицо лишают жизни в отместку за его неправомерное поведение, то п. «б» ч. 2 ст. 105 УК в этом случае неприменим; содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 указанной статьи или по ст. 107 либо ст. 108 УК.

Еще одна особенность рассматриваемого вида убийства — осуществление его в связи со служебной деятельностью потерпевшего. Это означает, что, во-первых, лицо лишается жизни на почве недовольства именно его служебной деятельностью, во-вторых, лишение жизни может быть не только в момент исполнения потерпевшим служебных обязанностей, но и до и после этого. Эта особенность характерна также и для ситуации, когда лицо выполняет общественный долг.

Под выполнением общественного долга понимается осуществление гражданином как специально возложенной на него общественной обязанности (общественного контролера, дружинника, старшего по подъезду, дому и т.д.), так и совершение других общественно полезных действий в интересах общества или отдельных лиц (например, лицо сообщает в милицию о совершенном другим лицом преступлении, пытается пресечь правонарушение; дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления).

Специфичны мотив и цель поведения виновного. Они обусловлены недовольством служебной или общественной деятельностью лица и осуществляются с целью воспрепятствовать правомерной деятельности потерпевшего либо отомстить за уже осуществленную деятельность.

11. Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «в»), и женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г»). Объединяют оба названных квалифицирующих признака, во-первых, наличие особых качеств у потерпевших и, во-вторых, знание виновного об этих качествах. Не случайно в перечне отягчающих наказание обстоятельств они изложены вместе (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК); правда, здесь о заведомости относительно беспомощного состояния потерпевшего уже не упоминается и, кроме того, наряду с беспомощностью говорится о беззащитности лица. Думается, редакция п. «в» ч. 2 ст. 105 УК в этом плане выглядит предпочтительнее, так как беззащитность ведет к беспомощному состоянию лица.

К числу таких лиц следует отнести прежде всего тяжело-, в том числе послеоперационных, больных, престарелых, немощных лиц и малолетних (исключая убийство матерью новорожденного ребенка — ст. 106 УК), а также лиц, страдающих такими психическими расстройствами, которые лишают их способности правильно воспринимать происходящее. В беспомощном состоянии потерпевшие неспособны в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление убийце, избежать расправы, что осознается виновным. В итоге совершение преступления облегчается, возможность причинения вреда возрастает; коль скоро речь идет о лицах, нуждающихся в особой защите, внимательности, заботе, в преступлении отражаются такие стороны личности виновного, как исключительная его аморальность и бессердечие. Немощность может возникнуть и ввиду тяжелой степени опьянения, бессознательного состояния лица, его сна. Практика подчас идет по пути вменения и в этом случае п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, хотя вряд ли здесь происходит заметное возрастание уровня общественной опасности содеянного. Можно, напротив, утверждать, что в таких ситуациях потерпевший не испытывает тех мучений и страданий, которые сопровождают обычно убийство.

Тем более спорно предложение еще более расширить содержание данного квалифицирующего признака путем указания в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК не только на беспомощное состояние, но и на опасное для жизни положение. При убийстве всегда возникает для жертвы такое положение, и следовательно, всякое лишение жизни признавалось бы совершенным при усиливающих наказуемость обстоятельствах.

Указание на заведомость как субъективный признак рассматриваемого квалифицирующего обстоятельства означает, что виновный не просто осознает, а знает, что потерпевший находится в беспомощном состоянии, немощен; такое состояние облегчает преступление, благоприятствует убийству, используется виновным, причиняя дополнительные страдания потерпевшему.

Квалифицирующий признак, предусмотренный п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, обусловливает повышение ответственности за убийство в связи с тем, что вред как бы удваивается — лишается жизни и женщина, и ее плод.

При этом не имеют значения для квалификации ни продолжительность (сроки) беременности, ни то, остался ли плод живым либо же также погиб в результате убийства женщины.

Для вменения виновному указанного квалифицирующего признака необходимо установить, что он знал о состоянии беременности жертвы. Об этом могут свидетельствовать внешние или иные данные. Если лицо заблуждалось относительно факта беременности, лишение жизни женщины квалифицируется по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК как покушение на квалифицированное убийство.

12. Убийство, сопряженное с похищением человека (п. «в»); сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з»); сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к»). Данные квалифицирующие признаки объединяет то, что во всех трех случаях имеет место сочетание (сопряженность) убийства с другими деяниями, которые сами по себе признаются самостоятельными видами преступлений и относятся к категории тяжких или особо тяжких, а именно: похищение человека, разбой, вымогательство, бандитизм; изнасилование, насильственные действия сексуального характера.

Сопряженность означает, что указанные деяния: а) либо предшествуют убийству; б) либо совпадают с ним по времени совершения; в) либо убийство следует непосредственно или вскоре за совершением таких деяний. В первых двух случаях лишение жизни выступает средством, облегчающим совершение упомянутых деяний, таким путем преодолевается сопротивление жертвы (возможен и мотив мести). В третьем случае убийство совершается либо из мести, либо с целью скрыть совершенные преступления — разбой, изнасилование и т.д. (при наличии цели скрыть убийство либо облегчить его совершение должен вменяться п. «к» ч. 2 ст. 105 УК).

Сказанное свидетельствует, что первоначально у лица может отсутствовать умысел на убийство: в таком случае он возникает в процессе либо даже после осуществления разбоя, вымогательства и т.д. Видами умысла при убийстве, сопряженном с упомянутыми деяниями, выступают как прямой, так и косвенный, как заранее обдуманный, так и внезапно возникший, как определенный, так и неопределенный.

Сопряженность также означает, что потерпевший от упомянутых деяний (насильственных действий сексуального характера, разбоя и т.д.) и жертва убийства могут не совпадать. Например, лишается жизни лицо, пытавшееся помешать совершению изнасилования либо явившееся свидетелем такого преступления.

Наконец, сопряженность означает, что нарушаются не один, а два объекта: помимо жизни терпят урон свобода человека, отношения собственности, общественная безопасность. Поэтому во всех таких случаях требуется квалификация содеянного виновным по совокупности п. п. «в», «з» или «к» ч. 2 ст. 105 и соответствующей части ст. ст. 126, 206, 162, 163, 209, 131 или 132 УК.

13. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д»). Согласно выборочным данным, из числа квалифицированных видов убийств свыше 48% совершаются с особой жестокостью. В то же время в связи с различным толкованием этого признака на практике допускается немало ошибок .

БВС РФ. 1993. N 3. С. 13.

Различают проявление особой жестокости до, в процессе и после совершения убийства. В процессе исполнения она может выражаться в пытках, истязании, глумлении и иных действиях, глубоко унижающих достоинство потерпевшего. Намерение лишить жизни может возникнуть сразу же после этих действий, но и тогда не требуется квалификации по совокупности, поскольку они суть звенья одной цепи — убийства.

Особая жестокость после лишения жизни может выражаться в глумлении над трупом, каннибализме. Ранее практика рассматривала такое поведение в качестве разновидности особой жестокости, что вряд ли было верно, поскольку в законе сказано об убийстве с особой жестокостью, а не о лишении жизни, «сопряженном» с проявлениями особой жестокости. Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 Постановления от 27.01.1999 N 1 занял следующую позицию: не включив в круг разновидностей квалифицирующего признака глумление над трупом, он в то же время указал, что уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может служить основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью. Получается, что не исключена квалификация по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК, когда уничтожение или расчленение трупа осуществляется не с целью сокрытия преступления, а по иным причинам, в том числе в силу садистских наклонностей убийцы. Следуя той же логике, каннибализм убийцы должен влечь ответственность по анализируемому пункту, что вряд ли верно.

Особая жестокость в процессе лишения жизни чаще всего выражается в способе, особо мучительном для жертвы: использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение потерпевшего пищи, воды или тепла, воспрепятствование оказанию помощи истекающему кровью лицу и т.п. Общее, что объединяет эти способы, равно как и пытки, истязания, — причинение явно излишних, не обусловливаемых целью лишения жизни страданий.

С этих позиций следует оценивать правовое значение множественности ранений: в большинстве случаев убийство признается совершенным с особой жестокостью именно по этому признаку. Весьма часто нанесение большого количества повреждений расценивается практикой в качестве бесспорного свидетельства проявления особой жестокости. В действительности же необходимо учитывать и иные обстоятельства дела, поскольку нанесение большого числа повреждений может объясняться, в частности, слабой физической силой совершающего убийство лица, малой поражающей способностью орудия или средства убийства (не избираемого специально виновным). Множественность ударов, ранений может вовсе не вызвать у потерпевшего особых мучений и страданий (например, при нанесении их в пылу борьбы; в силу одномоментности, стремительности нанесения, влекущей мгновенную смерть; когда уже первое или одно из первых ранений вызвали смерть потерпевшего).

Теория и практика связывают понятие особой жестокости как со способом убийства, так и с иными обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным крайнего бессердечия, как правило, с обстановкой (убийство в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания).

Особая жестокость свидетельствует об исключительном бессердечии, беспощадности, наслаждении чужими страданиями. Рассматриваемый квалифицирующий признак, хотя и является объективным, неизменно несет на себе и субъективную окраску. В судебных решениях используются различные термины для обозначения субъективного восприятия убийцы, действовавшего с особой жестокостью: «виновный действовал с умыслом, направленным на совершение преступления с особой жестокостью»; «потерпевшему заведомо для виновного причинялись особые мучения или страдания»; «виновный сознательно допускал особую жестокость своих действий»; «виновный осознавал, что причиняет потерпевшему особые страдания». Последнее выражение соответствует Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 (абз. 2 п. 8) и представляется наиболее точным. К лишению жизни (причинению смерти) субъективное отношение может выражаться в виде как прямого, так и косвенного умысла.

14. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е»). Отнесение данного способа к квалифицирующим признакам объясняется тем, что при его применении под угрозу ставится не один, а неограниченное количество потерпевших, объектов уголовно-правовой охраны, т.е. имеет место увеличение объема (массы) вреда. Кроме того, усиливается вероятность достижения преступного результата.

Для правильного понимания общеопасного способа важно четкое представление о круге и характере применяемых средств. К ним теория и практика относят: огонь, взрывчатые, отравляющие, удушающие, радиоактивные, легковоспламеняющиеся вещества, взрывные устройства и т.п.

Для всех этих средств характерно, что они обладают значительной поражающей и разрушительной силой, способны одновременно воздействовать на ряд объектов. Виновный, приведший такие средства в активное состояние, освобождает заключенный в них значительный запас энергии, во многих случаях теряя затем за ними контроль. В итоге порой причиняется совершенно бессмысленный вред тем объектам и людям, на которые виновный свои действия не направлял.

Если в процессе совершения преступления указанные выше свойства средств не используются, нельзя говорить об общеопасном способе действия (например, в ситуации, когда преступник с целью лишения жизни наносит удары прикладом ружья). Однако надо иметь в виду, что применение общеопасных свойств средства убийства само по себе еще не является основанием для квалификации содеянного по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК. По смыслу закона данный квалифицирующий признак налицо, если упомянутые средства применены в условиях, при которых их использование создает реальную возможность причинения вреда одновременно нескольким непосредственным объектам, потерпевшим.

Поэтому, например, убийство путем сжигания жертвы в печи не может считаться совершенным общеопасным способом. Данного способа не усмотрел Верховный Суд РФ в действиях С., с близкого расстояния произведшего прицельный выстрел дробовым зарядом в К., стоявшего вблизи других лиц .

БВС РФ. 1996. N 5. С. 7.

К квалифицируемым по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК видам лишения жизни относятся убийства путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, источников общего пользования, обвала и т.п.

Следовательно, понятие общеопасного способа предполагает как наличие определенной категории средств, так и соответствующую обстановку, в которой они реализуются, создавая угрозу наступления множественности преступных последствий . Общеопасный — представляющий в конкретном случае общую, для многих, опасность.

БВС РСФСР. 1974. N 8. С. 14, 15.

Встречаются утверждения, что общеопасный способ наличествует в ситуации, когда примененное убийцей орудие объективно способно причинить вред лишь одному объекту (лицу), но им в силу возникшей обстановки может стать любой из оказавшихся в зоне поражения. Например, виновный бросает нож в потерпевшего, рядом с которым находится другой человек. Такое понимание ведет к отождествлению двух разных явлений: совершение действий общеопасным способом и отклонение действия. Именно опасность одновременного поражения не одного, а ряда объектов (потерпевших) одним деянием определяет сущность общеопасного способа.

Поэтому, если, скажем, выстрел произведен в толпу, для квалификации нельзя ограничиваться констатацией данного факта. Необходимо установить, какое конкретно средство поражения виновным использовано (пуля, дробь и т.п.), способно ли оно было в конкретной обстановке причинить смерть одновременно нескольким потерпевшим и кому именно. В п. 9 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ особо подчеркнуто, что такой способ причинения смерти должен создавать «опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица».

Квалифицирующим убийство обстоятельством признается сам по себе общеопасный способ, а не последствия его применения. Поэтому для вменения п. «е» ч. 2 ст. 105 УК достаточно установить, что имело место использование в процессе посягательства на жизнь способа, который угрожал одновременно поразить ряд объектов, лиц. При причинении фактического вреда иным объектам содеянное виновным надлежит квалифицировать по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК и статьям, предусматривающим ответственность за причинение такого вреда (например, при нанесении вреда здоровью — по ст. ст. 111, 112 или ст. 115 УК, а при убийстве нескольких лиц — по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК).

В случаях, когда убийство путем поджога, взрыва и т.п. было сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества, лесных насаждений, содеянное следует дополнительно квалифицировать по ст. 167 или ст. 261 УК.

Спорен вопрос о субъективной стороне убийства общеопасным способом. Обычная, наиболее часто встречаемая на практике схема: прямой умысел на убийство определенного лица и косвенный — относительно побочных последствий. Но возможен общий косвенный, неконкретизированный умысел (виновный учиняет беспорядочную стрельбу в людном месте или из хулиганских побуждений направляет машину в сторону людей).

Относительно общеопасного способа необходимо установить сознание того, что: а) используются средства, наделенные свойством повышенной поражающей силы; б) применение этих средств в ходе убийства происходит в обстановке, когда создается угроза лишения жизни не одного лица.

15. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж»). Групповые убийства не только распространены, но и более опасны, так как в этом случае облегчается совершение преступления.

Убийство следует считать совершенным группой лиц (без предварительного сговора, по предварительному сговору, организованной — о понятии данных групп см. коммент. к ст. 35), если в этом преступлении принимали участие два или более лица. «Принимали участие» означает, что лица, сознавая характер совершаемого преступления, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. Участие может выразиться не только в нанесении смертельных ударов, даче яда и т.п., но и в иных насильственных действиях, направленных на подавление воли потерпевшего либо на лишение его фактической возможности оказать противодействие.

Посягательство на жизнь следует признавать совершенным группой лиц без предварительного сговора и в том случае, когда другое лицо присоединилось к совершению убийцей действий, направленных на умышленное причинение смерти. При убийстве по предварительному сговору наряду с соисполнителями преступления в группу могут входить другие участники, которые выполняют функции организатора, подстрекателя или пособника (абз. 3 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 N 1). Спорной, однако, является рекомендация о квалификации действий таких лиц по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК (там же). Если эти лица входят в состав группы, то дополнительная ссылка на ст. 33 УК представляется неуместной. Не требуется ссылка на ст. 33 УК и при убийстве с распределением ролей в составе организованной группы.

16. Убийство по мотиву кровной мести (п. «е.1»). Кровная месть — обычай, бытующий у некоторых народностей Северного Кавказа, в соответствии с которым сам пострадавший или родственники обиженного тяжким оскорблением, надругательством, убийством и т.п. «обязаны» отомстить обидчику. Нередко это вызывает цепную реакцию, в случае мести уже другая сторона вправе считать себя обиженной и обязанной осуществить ответный акт кровной мести.

17. Убийство из корыстных побуждений или по найму (п. «з»). Долгое время в теории и практике этот признак трактовался расширительно: в него включались не только побуждения, направленные на получение материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавление от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.д.), но и «иные». Ныне указание на последнюю разновидность корыстных побуждений («иные») из упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ (п. 11) исключено, что следует признать правильным.

Для вменения п. «з» ч. 2 ст. 105 УК необязательно, чтобы виновный в результате убийства получил материальную выгоду или избавился от материальных затрат. Важны сами по себе корыстные побуждения, которыми руководствовался убийца при лишении жизни потерпевшего.

Убийство по найму предполагает совершение данного преступления при обусловленности получения его исполнителем (киллером) материального или иного вознаграждения. В абсолютном большинстве случаев лишение другого человека жизни по найму есть убийство из корысти. Однако не исключаются ситуации, когда наемник руководствуется иными побуждениями, например совершает убийство из солидарности или по мотивам борьбы с иноверцами.

Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или выполнившие функцию пособника, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК (абз. 2 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 N 1).

18. Убийство из хулиганских побуждений (п. «и»). Большинство юристов обращают внимание на такое свойство хулиганских побуждений, как озорство, грубое озорство. Но это свойство не исчерпывает анализируемого понятия: являясь открытым вызовом обществу, окружающим, поведение хулигана обусловлено желанием противопоставить себя людям, показать пренебрежительное к ним отношение, продемонстрировать грубую силу и нередко — пьяную удаль.

Чаще всего убийство из хулиганских побуждений совершается без видимого повода или с использованием незначительного повода, т.е. на фоне резкого несоответствия последнего ответной реакции, что сознается и виновным. Отсутствие видимого повода приводит некоторых юристов к выводу, что совершается безмотивное лишение жизни. Фактически за этим скрываются хулиганские побуждения, которые необходимо вскрыть и доказать.

Иногда заключение о наличии хулиганских побуждений делается исходя из места совершения убийства (общественное место). Такой подход неправилен; лишение жизни другого человека из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от места его совершения, не может квалифицироваться по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК.

Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, содержащие признаки деяния, предусмотренного ст. 213 УК, содеянное должно быть квалифицировано по правилам о совокупности преступлений (абз. 2 п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1).

19. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к»). Упомянутый вид деяния по общему правилу направлен на сокрытие тяжкого или особо тяжкого преступления. Но таковым может быть деяние средней или даже небольшой тяжести. Для вменения данного квалифицирующего признака не имеет значения, кем — самим убийцей или иным лицом — совершено (или совершается) такое преступление, окончено ли оно.

Законодатель связывает характеризуемый вид убийства с определенной целью, поэтому оно может быть совершено только с прямым умыслом. Для констатации оконченного состава убийства не имеет значения, удалось ли виновному в результате лишения жизни потерпевшего достичь цели, важно само ее наличие.

В законе выделено две разновидности цели: а) скрыть другое преступление; б) облегчить совершение другого преступления.

Цель скрыть другое преступление имеет место тогда, когда еще до убийства было совершено какое-либо преступление, о котором еще неизвестно правоохранительным органам (во всяком случае, в представлении убийцы). Жертвой может стать потерпевший, очевидец совершенного преступления (например, разбоя, похищения человека), а равно любое иное лицо, которое обладает информацией о таком преступлении и может содействовать его обнаружению и раскрытию.

Цель облегчить совершение преступления при убийстве налицо, когда лишение жизни предшествует осуществлению задуманного преступления либо совпадает с последним по времени.

В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 N 1 говорится, что по смыслу закона квалификация убийства по п. «к» исключает возможность квалификации этого же преступления, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК, предусматривающему иные цель или мотив убийства. Если установлено, что лишение жизни совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться и по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

20. Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л»). В данном случае называется несколько квалифицирующих обстоятельств, наличие одного из которых достаточно для вменения данного пункта. Роднит их то, что подчас именуется «пережитками прошлого». Третье — пятое обстоятельства из числа указанных характеризуют нетерпимость к лицам другой национальности, расы, религии, основанную на идеологии превосходства своей и, напротив, о неполноценности всех иных наций, рас, конфессий.

Для квалификации действий по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК недостаточно установить, что убийца и жертва принадлежат к разным национальностям, расам и т.д., необходимо, чтобы существовали на этой почве вражда или ненависть (по крайней мере, со стороны виновного) в момент посягательства и именно они послужили мотивом убийства. Следовательно, не исключается конфликтная ситуация между лицами враждующих национальностей на иной основе, например на бытовой почве (не поделили участок для пастьбы скота, не сошлись в правилах водопользования и т.д.).

В современном мире отношения между нациями и народностями, между различными конфессиями должны строиться на началах взаимоуважения и равенства. В случае, если в умах начинает господствовать идея превосходства одной и соответственно неполноценности, неприемлемости другой идеологии, социальной группы, религии, нации или расы, возникает почва для экстремизма, взаимной вражды и ненависти, для межличностных и, более того, для внутри- и межгосударственных конфликтных отношений.

По общему правилу жертвами преступления становятся представители иной этнической или социальной группы, конфессии, расы, нежели та, к которой принадлежит виновный. Возможна ситуация, когда потерпевшим становится единоверец либо лицо той же национальности (в случае, например, мести за пассивность, примиренческое отношение к иноверцам или убийства с тем, чтобы возложить вину за содеянное на враждебную сторону и тем самым разжечь или усилить вражду).

21. Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м»). Потерпевшим от преступления могут быть лица, находящиеся на излечении, поступившие в медицинское учреждение с места происшествия (аварии, катастрофы, драки и т.д.) и др.

Субъектом преступления (исполнителем, соисполнителем) обычно выступают медицинские работники, поскольку требуются специальные познания для изъятия органов или тканей в процессе убийства либо после него. Но исполнить такое убийство может и иное лицо, например, пользуясь консультацией специалиста.

С субъективной стороны анализируемый вид преступления предполагает только прямой умысел и специальную цель — использование органов или тканей убитого. При этом не имеет значения, удалось ли достичь виновному указанную цель.

Согласно Закону РФ от 22.12.92 N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» к органам и тканям относятся, во-первых, те, которые включены в Перечень, утверждаемый Минздравом РФ; во-вторых, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека; в-третьих, — кровь и ее компоненты.

Совершение убийства в упомянутых целях возможно из корыстных (они являются преобладающими) и из иных побуждений (обеспечить проведение медицинского эксперимента, спасти жизнь или здоровье близкого человека и т.п.). Если цель использования органов или тканей потерпевшего при убийстве сочетается с корыстными побуждениями, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности п. п. «м» и «з» ч. 2 ст. 105 УК.

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УБИЙСТВО С ЦЕЛЬЮ СКРЫТЬ ДРУГОЕ
ПРЕСТУПЛЕНИЕ ИЛИ ОБЛЕГЧИТЬ ЕГО СОВЕРШЕНИЕ

Ответственность за убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение предусмотрена п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В современном законодательстве многих государств Европы, Азии, Южной Америки цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение учтена как обстоятельство, отягчающее наказание за убийство.

Формулировка данного квалифицирующего признака убийства в п. «л» ст. 109 УК Грузии, в п. 9 ч. 2 ст. 115 УК Украины, в п. 11 ч. 2 ст. 104 УК Республики Армения, п. 8 ч. 2 ст. 139 УК Республики Беларусь, в п. 8 ч. 1 ст. 116 УК Республики Болгария, в п. «к» ч. 2 ст. 96 УК Республики Казахстан, в п. «i» ч. 3 ст. 145 УК Республики Молдова, в п. «м» ч. 2 ст. 104 УК Республики Таджикистан, в п. «о» ч. 2 ст. 97 УК Республики Узбекистан, в ст. 120.2.6 УК Азербайджанской Республики, в п. 13 ч. 2 ст. 97 УК Кыргызской Республики, в п. 8 ст. 117 УК Латвийской Республики, в п. 3 ст. 101 УК Эстонской Республики аналогична закрепленной в п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В УК ФРГ включен состав убийства человека «для того, чтобы сделать возможным или сокрыть другое преступление» (ч. 2 § 211).

По УК Республики Молдова убийство, «совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение», является особо квалифицированным составом умышленного причинения смерти другому человеку (п. «i» ч. 3 ст. 145).

Двумя разными пунктами ст. 450 УК Турции предусмотрена ответственность за убийство «с целью подготовить или облегчить совершение или совершить другое преступление, если даже оно не было доведено до конца» (п. 7) и «с целью скрыть другое преступление, уничтожить доказательства и признаки совершения преступления или обеспечить для себя или другого лица уклонение от наказания» (п. 9). Обращает на себя внимание нормативное закрепление в УК Турции состава убийства с целью облегчить совершение другого преступления, даже если убийство не было доведено до конца.

УК Литовской Республики, предусматривая состав убийства «с целью скрыть другое преступление» (п. 11 ч. 2 ст. 129), такого квалифицирующего признака умышленного лишения жизни другого человека, как «с целью облегчить совершение другого преступления», не содержит.

Уголовное законодательство Норвегии (абз. 2 § 233) устанавливает наказание в виде тюремного заключения сроком до 21 года, «если виновный действовал предумышленно или совершил убийство с целью облегчить совершение другого убийства, скрыть его или избежать наказания». Таким образом, норвежским законодателем усилена ответственность за убийство с целью скрыть или облегчить не любое иное преступление, а только убийство.

В УК Франции имеется состав умышленного убийства «с целью подготовки или облегчения совершения какого-либо проступка либо с целью содействия бегству или обеспечения безнаказанности исполнителя или соучастника проступка» (абз. 2 ст. 221-2). При этом необходимо отметить, что во Франции проступок — один из видов преступных деяний (наряду с преступлением и нарушением). К проступкам относятся, например, подлог и использование подлога (ст. 441-1), прерывание беременности другого лица (ст. 223-11), мошенничество (ст. 313-1).

В УК Аргентины пожизненными каторжными работами или пожизненным тюремным заключением карается убийство «с целью подготовки, облегчения совершения, исполнения или сокрытия другого преступления [любого] либо для того, чтобы гарантировать его эффективность или обеспечить собственную или иного лица безнаказанность, либо потому, что не удалось добиться желаемого результата при покушении на другое преступление» (п. 7 ч. 2 ст. 80).

Цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение в УК РФ является квалифицирующим признаком не только убийства (п. «к» ч. 2 ст. 105), но и подделки,

изготовления или сбыта поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ч. 2 ст. 327), а также обстоятельством, отягчающим наказание (п. «е¹» ч. 1 ст. 63), и элементом основного состава подделки или уничтожения идентификационного номера транспортного средства (ст. 326).

Установление цели скрыть другое преступление или облегчить его совершение необходимо для отграничения убийства, предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, от «простого» убийства (ч. 1 ст. 105 УК РФ).

Так, приговором Смоленского областного суда Понасенков был признан виновным в том, что 20 октября 1965 г. с целью скрыть кражу 210 кг меда у Кизяковой совершил умышленное убийство Мухина, и осужден по п. «е» ст. 102 УК РСФСР (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В августе 1965 года Понасенков украл у Кизяковой бидон меда, а в начале сентября — и бочку меда. В числе жителей деревни, которые заподозрили в краже Понасенкова, был и Мухин.

В процессе предварительного следствия и во время судебного разбирательства дела Понасенков отрицал свою вину в умышленном убийстве с целью сокрытия другого преступления и пояснил, что на протяжении многих лет у него с Мухиным складывались неприязненные отношения. Такие отношения еще больше усугубились после рассмотрения Ярцевским районным народным судом уголовного дела по факту избиения племянниками Мухина (Ященковым и Петровым) Егорова, где Понасенков выступал в качестве свидетеля.

Понасенков показал, что в день происшествия он встретился с Мухиным в лесу по дороге домой и у них произошла ссора на почве личных счетов. Мухин оскорбил его нецензурно, сказал, что он украл мед, угрожал расправой, ударил его; тогда он сбегал в лес, взял спрятанный там карабин и выстрелом в упор убил Мухина.

Утверждения Понасенкова о том, что он убил Мухина во время ссоры, возникшей на почве существовавших между ними неприязненных взаимоотношений, не опровергнуты материалами дела(1).

Установив, что виновный не преследовал цели сокрытия другого преступления, а совершил убийство потерпевшего по мотивам неприязни, возникшей на почве личных отношений, суд справедливо исключил из обвинения п. «е» ст. 102 УК РСФСР (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Для вменения п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установить, что убийство имело целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а не являлось продолжением насилия, примененного к потерпевшему ранее.

Так, Ф. и К., находясь в наряде по охране строительного объекта, распивали спиртные напитки с Р. и В., а затем между ними возникла ссора. Ф. и К. стали избивать Р., который заступился за В., Ф. нанес Р. не менее десяти ударов ногой по голове и туловищу, а К. ударил потерпевшего ногой в живот и не менее двух раз металлическим гвоздодером по голове и бедрам. Нанесенными ударами Ф. и К. причинили потерпевшему перелом свода черепа, контузию головного мозга, закрытую черепно-мозговую травму и другие телесные повреждения, относящиеся к категории тяжких.

После этого они перенесли Р. к котловану с водой и утопили его.

Органы следствия действия Ф. и К. квалифицировали по пп. «г» и «н» ст. 102 УК РСФСР (пп. «д» и «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), как убийство, совершенное с особой жестокостью, по предварительному сговору группой лиц.

Военный суд СКВО возвратил дело на дополнительное расследование для вменения обвиняемым и п. «е» ст. 102 УК РСФСР (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ) — совершение умышленного убийства с целью скрыть другое преступление.

Прокурор в частном протесте указал, что совместные действия Ф. и К. в отношении Р. носили непрерывный и продолжительный характер и с самого начала были направлены на лишение его жизни. Об этом намерении свидетельствует нанесение ими ударов металлическим гвоздодером и ногами по голове.

После избиения они сразу же, без какого-либо временного перерыва, отнесли Р. к котловану с водой и утопили.

Разделение этих действий на два самостоятельных эпизода — указывалось в протесте — на избиение возле сторожевого помещения и на утопление в котловане, как это фактически предписывается в постановлении судьи путем вменения п. «е» ст. 102 УК РСФСР (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ), является искусственным, противоречащим

установленным данным об объективной стороне этого преступления.

Военная коллегия Верховного Суда Рос-сийской Федерации согласилась с проте-стом, отменила постановление судьи и дело направила на судебное рассмотрение(1).

В данном случае утопление в котловане являлось частью непрерывного насилия, применяемого виновными к потерпевшему. Такому насилию уже была дана уголовно-правовая оценка при квалификации действий виновных по пп. «г» и «н» ст. 102 УК РСФСР (пп. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), поэтому дополнительной квалификации содеянного по п. «е» ст. 102 УК РСФСР (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ) не требовалось.

Рассмотрим соотношение признака убийства «с целью скрыть другое преступ-ление или облегчить его совершение» и признака «сопряженности» убийства с иными преступлениями, указанными в пп. «в», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — похи-щением человека, разбоем, вымогатель-ством или бандитизмом, изнасилованием или насильственными действиями сексу-ального характера.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1999 года отмечается следующее: по смыслу закона умышленное причинение смерти другому человеку надлежит квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ в случаях, когда квалифицирующий признак убийства — с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение — является основным мотивом убийства.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации исключил из приговоров п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку преступления совершены только из корыстных побуждений, а не с целью сокрытия разбойного нападения либо облегчения его совершения (Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 22 сен-тября 1999 г. № 905п99, от 7 июля 1999 г. № 694п99, от 6 октября 1999 г. № 834п99).

По мнению Г. А. Есакова(2) , Т. В. Кондрашовой(3) и А. Н. Попова(4) , убийство, сопряженное с преступлениями, названными в ч. 2 ст. 105 УК РФ, не может дополнительно квалифицироваться по п. «к» этой статьи по признаку «с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение», потому что оно представляет собой частный случай данного преступления.

Относительно квалификации убийств, сопряженных с иными преступлениями, в 2007—2008 годах нами был проведен опрос работников прокуратуры Российской Федерации (государственных обвинителей и следователей) из 65 регионов России. Из 170 опрошенных оперативных работников прокуратуры 103, т. е. 61%, пришли к аналогичному выводу.

Следует согласиться с таким подходом, поскольку сопряженность убийства с ины-ми посягательствами включает в себя слу-чаи умышленного причинения смерти в целях скрыть такие преступления или об-легчить их совершение: убийство, сопря-женное с изнасилованием, насильственными действиями сексуального характера и пр., является частным случаем убийства с целью их сокрытия или облегчения их совершения, специально выделенным законодателем в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поэтому уголовно-правовая оценка убийства с целью скрыть, например, изнасилование или облегчить его совершение должна осуществляться по правилу квалификации общей и специальной нормы, в пользу признака сопряженности убийства с иным преступлением. При этом необходимо иметь в виду, что убийство, сопряженное с изнасилованием, может совершаться не только в целях скрыть изнасилование или облегчить его совершение, но и из мести за сопротивление, оказанное в ходе, например, его совершения(5) .

Это подтверждается и судебной практикой.

Так, по приговору Воронежского областного суда Б. осужден по п. «к» ч. 2 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации исключила из приговора квалифицирующий признак, предусмотренный п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — совершение убийства с целью скрыть другое преступление или об-легчить его совершение, поскольку содеянное полностью охватывается таким признаком, как «убийство, сопряженное с изнасилованием»(1) .

В Обзоре качества рассмотрения окружными (флотскими) военными судами уголовных дел по первой инстанции за 2001—2003 годы и первое полугодие 2004 года также отмечается, что «убийство, сопряженное с изнасилованием, специально выделено из числа убийств с целью скрыть другое преступление, является их частным случаем, своеобразной специальной нормой»(2) .

Однако сочетание указанных квалифицирующих признаков убийства не исключается, если умышленное лишение жизни потерпевшего совершается с целью сокрытия или облегчения совершения не только «сопряженных» преступлений (например, изнасилования), но и иных преступлений . Не исключается сочетание п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ с пп. «а», «в», «г», «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, когда, например, с целью облегчить торговлю людьми с особой жестокостью группой лиц по предварительному сговору умышленно причиняется смерть женщине, заведомо для виновных находящейся в состоянии беременности, и ее семилетнему ребенку(3).

При совершении убийства двух лиц с единым умыслом действия виновного не могут квалифицироваться одновременно по п. «а» и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как причинение смерти двум лицам и убийство с целью скрыть другое преступление(4).

В случае же умышленного причинения смерти потерпевшему в целях сокрытия убийства, совершенного по иным мотивам (например, на почве личных неприязнен-ных отношений), содеянное, на наш взгляд, должно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Так, приговором Архангельского об-ластного суда Ч., Ю. и З. были осуждены по п. «ж» ч. 2 ст. 105, пп. «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и признаны виновными в том, что группой лиц совершили убийство Д., а также по предварительному сговору между собой с целью сокрытия другого преступления и с особой жестокостью совершили убийство Г. Преступления совершены в г. Коряжме Архангельской области при следующих обстоятельствах:

4 января 2007 г. около 19 ч. Ч. и Ю. пришли в квартиру, где находились Д., Г. и З. При выяснении обстоятельств пропажи принадлежащих Ч. и Ю. вещей, которые, как они полагали, присвоила Д., между ними произошла ссора, в ходе которой Ч. и Ю. и присоединившийся к ним З. умышленно причинили смерть Д.;

после совершенного преступления, опасаясь, что присутствующий в квартире Г. видел убийство Д. и может сообщить об этом в правоохранительные органы, Ю. предложила Ч. и З. убить Г., на что те согласились. Осуществляя задуманное, желая скрыть ранее совершенное убийство, Ч., Ю., З. умышленно с особой жестокостью лишили жизни Г. Убедившись, что Г. мертв, Ч., Ю. и З. ушли из квартиры(5).

В данном случае Ч., Ю. и З. совершили два преступления: первоначально убийство на почве личных неприязненных отношений группой лиц, а затем, по вновь возникшему умыслу, убийство с целью его сокрытия группой лиц по предварительному сговору с особой жестокостью, поэтому суд квалифицировал содеянное по совокупно-сти п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и пп. «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ(6).