Применение закона по аналогии ук рф

Почему недопустима аналогия закона в уголовном праве. Статьи по предмету Уголовное право

ПОЧЕМУ НЕДОПУСТИМА АНАЛОГИЯ ЗАКОНА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

А.К. РОМАНОВ

Применение закона по аналогии (аналогия закона) в уголовном праве не допускается (ч. 2 ст. 3 УК РФ). Легальное определение понятия аналогии закона есть в положениях гражданского процессуального права, нормами которого применение аналогии закона допускается. В современных условиях обоснованность запрета на аналогию закона в уголовном праве продолжает сохранять свою актуальность и значимость.
В соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона). Аналогия закона допускается и в некоторых других отраслях права (гражданское, административно-процессуальное, уголовно-процессуальное). Здесь к аналогии закона прибегают в тех случаях, когда нормы, регулирующей рассматриваемый конкретный случай, нет, но в законодательстве есть другие нормы, регулирующие сходные отношения. В уголовном праве аналогия закона не допускается (ч. 2 ст. 3 УК). Сложившаяся ситуация порождает разное отношение к запрету аналогии закона в уголовном праве как в теории, так и на практике.
Многие авторы применение аналогии закона в уголовном праве рассматривают как нарушение закона. На этом основании считается, что аналогия закона при применении норм уголовного права на практике должна быть полностью исключена, а ее запрет необходимо соблюдать неукоснительно . В учебной литературе по уголовному праву эта позиция по вполне понятным причинам преобладает: авторы учебников исходят из требований закона. Вследствие этого запрет на применение уголовного закона по аналогии принимается либо в силу закона, либо потому, что исключает «возможность привлечения к уголовной ответственности за сходные, но не предусмотренные прямо в УК РФ деяния, даже если они являются общественно опасными» .
———————————
См.: Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. СПб.: Издательство Р. Асланова, 2004. С. 183 — 184; Кругликов Л.Л., Клименцова О.О. К вопросу о проблемах в уголовном праве и путях их преодоления // Государство и право на рубеже веков: криминология, уголовное право, судебное право: Материалы Всероссийской конференции. М., 2001. С. 75; и др.
См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, 2008. С. 10.

На наш взгляд, первое объяснение, по сути, объяснением не является. Ведь в этом случае в качестве объяснения используется то, что как раз и нуждается в объяснении, — запрет аналогии закона законодателем.
Второе объяснение некорректно по иной причине. Оно противоречит задаче уголовного законодательства — определять, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями (ч. 2 ст. 2 УК). Если применение уголовного закона по аналогии отвечает задачам УК, то, спрашивается, зачем же его запрещать?
В то же время другие авторы определяют природу аналогии закона в уголовном праве иначе. Так, А. Наумов полагает, что аналогией закона «называется восполнение пробела в праве» . В связи с этим раздаются призывы к отмене запрета аналогии закона ввиду того, что она позволяет устранять пробелы в уголовном праве .
———————————
Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрид. литература, 2004. С. 50.
Хабаров А.В. Об аналогии уголовного закона / Уголовное право на стыке тысячелетий. Материалы региональной научно-практической конференции. Тюмень: Изд-во Тюмен. юрид. ин-та МВД РФ, 2004. С. 21.

Авторы, ратующие за отмену запрета аналогии закона в уголовном праве, ссылаются на его отсутствие в других отраслях права. Действительно, во многих отраслях отношение к аналогии закона иное. Законодательно она не исключается, и прибегают к ней нередко. Например, в практике мировых судей законы зачастую применяются по аналогии при рассмотрении административных дел в связи с недостатком процессуальных норм. Здесь аналогия закона обеспечивает возможность проверки правильности разрешения административных дел в условиях дефицита административно-процессуальных норм .
———————————
См.: Родина Л. Применение аналогии закона при рассмотрении дел об административных правонарушениях. Законность. 2008. N 2. С. 32.

Вместе с тем, на наш взгляд, ссылки на другие отрасли права, где аналогия закона допускается, применительно к уголовному праву несостоятельны. В других отраслях права речь не идет о применении по аналогии уголовного закона. Кроме того, предложения об отмене запрета на аналогию закона в уголовном праве неприемлемы и по другим соображениям.
Во-первых, представления, согласно которым аналогия закона позволяет устранять пробелы в уголовном праве, не соответствуют природе и содержанию применения уголовного закона по аналогии. В уголовном праве (ч. 2 ст. 3 УК) запрещена не аналогия как таковая, а применение уголовного закона по аналогии. «Применение уголовного закона по аналогии, — отмечает Г. Цепляева, — является нарушением принципа законности и влечет отмену неправосудного решения» . Как видим, аналогия уголовного закона является нарушением принципа законности, а не восполнением пробелов в праве.
———————————
Цепляева Г.И. Аналогия Общей части УК РФ, или как определить пределы сокращения наказания на основании ч. 2 ст. 10 УК РФ // Российский судья. 2005. N 4. С. 33.

Во-вторых, согласившись с отменой запрета на аналогию уголовного закона, мы должны прийти к выводу, что законодатель, вводя запрет, стремился ограничить устранение возможных пробелов в уголовном праве. Это предположение абсурдно, поскольку противоречит основной функции и назначению законотворческой деятельности, которая как раз и состоит в том, чтобы восполнять пробелы в праве, ибо закон — это и есть в некотором смысле устранение пробела в праве.
В-третьих, как показывает анализ, применение уголовного закона по аналогии влечет нарушение принципа законности, а вовсе не восполнение пробелов в праве. Ничего нового применение закона имеющегося вместо закона отсутствующего к праву не добавляет. Аналогия закона в уголовном праве ведет не к устранению пробелов в праве, а к извращению духа закона при сохранности его буквы. Ее можно определить как применение закона в ситуации дефицита законодательных норм. Применение закона имеющегося в случаях, им не предусмотренных, не приводит к ликвидации дефицита нормативного регулирования. Новая норма вследствие этого не возникает.
В связи с этим исследование вопроса о допустимости аналогии закона в уголовном праве и, главное, об основаниях ее законодательного запрета представляет интерес не только с теоретической, но и с правоприменительной и законотворческой точек зрения.
Прежде всего, следует отметить, что аналогия и законность составляют два принципиально различных начала в применении уголовного закона. Аналогия — начало социальное, тогда как законность — начало юридическое. Аналогия требует обоснования, законность — следования закону, подчинения его требованиям, исходит из признания верховенства закона и не допускает никаких отклонений от закона.
По мысли законодателя, аналогия закона, т.е. его применение на началах аналогии, противоречит его применению на началах законности. Этот вывод следует из сопоставления положений ч. ч. 1 и 2 ст. 3 УК («Принцип законности»). В ч. 1 ст. 3 УК речь идет о требованиях законности, в силу которых преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются лишь УК. Аналогия уголовного закона, на наш взгляд, размывает требования принципа законности, позволяя отступать от них на практике.
По существу, при аналогии уголовного закона преступность и наказуемость деяний определяются на основании усмотрения правоприменительных органов, а не УК, как этого требует закон. При аналогии уголовного закона суды применяют его к случаям, к которым он неприменим. При этом речь идет не о расширительном толковании закона, а о его извращении. Аналогия уголовного закона является ничем иным, как посягательством на верховенство законодательной ветви государственной власти в сфере законотворческой деятельности (в определении преступности деяний, их наказуемости и иных уголовно-правовых последствий). Аналогия уголовного закона, таким образом, есть не что иное, как грубейшее нарушение принципа законности.
Как видим, недопустимость аналогии уголовного закона является одним из слагаемых принципа законности. По этим соображениям законодатель предписывает применять уголовный закон на началах законности, а не по аналогии.
Анализ положений ч. 2 ст. 3 УК позволяет прийти к еще одному важному выводу: не допускается не сама аналогия, а применение уголовного закона на началах аналогии. Что же запрещается? Ответ на этот вопрос следует из легального определения аналогии закона. О нем говорилось выше — это применение закона имеющегося вместо закона отсутствующего. Здесь же остается уточнить, что понимается под «законом имеющимся» и «законом отсутствующим».
Под законом имеющимся понимается закон действующий. Что собой представляет закон действующий? Это закон, принятый и вступивший в силу. Только такой закон можно считать имеющимся. К закону отсутствующему относятся законопроекты («закон непринятый») либо закон, принятый, но не вступивший в силу. До тех пор пока закон не вступил в силу, он не подлежит применению, а потому его можно считать юридически ничтожным (отсутствующим). Аналогия закона состоит в применении закона имеющегося вместо закона отсутствующего. Эту практику и стремятся исключить нормы УК, содержащиеся в ч. 2 ст. 3 УК.
Классическое понятие аналогии закона дано коллективом авторов под руководством В. Нерсесянца: «Аналогия закона означает решение дела на основании закона, регулирующего отношения, сходные с рассматриваемыми, аналогия права — это принятие решения исходя из общих начал и смысла законодательства» . Сходным образом аналогия закона понимается и судебной практикой.
———————————
См.: Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2002. С. 472.

Так, Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по протесту прокурора, отменил приговор в отношении В., осужденного по ч. 1 ст. 325 УК, а дело производством прекратил за отсутствием состава преступления. В этом деле речь шла о том, что В. отобрал, порвал и выбросил паспорт потерпевшего. Частью 1 ст. 325 УК предусмотрена ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов. Паспорт является важным личным документом и к официальным документам не относится. Ответственность за похищение важного личного документа, в том числе паспорта, законодателем была установлена позднее, в 2003 г. (ныне это ч. 2 ст. 325 УК). Президиум Верховного Суда РФ отметил, что специальная ответственность за уничтожение, повреждение или сокрытие похищенного паспорта и военного билета законом (на тот момент) не предусмотрена, поэтому квалификация содеянного по ч. 1 ст. 325 УК РФ стала применением уголовного закона по аналогии .
———————————
Постановление N 1276п99пр по делу В. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 1999 г. по уголовным делам (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 апреля 2000 г.).

Анализ понятия аналогии закона в уголовном праве приводит к выводу о том, что слова «применять уголовный закон» в тексте ст. 3 УК значат квалифицировать совершенное деяние. Применение уголовного закона по аналогии, таким образом, буквально означает квалификацию совершенного деяния по норме, его не предусматривающей. Эти случаи нарушают принцип законности, а не восполняют пробел в уголовном праве.
По мысли законодателя, запрет на аналогию уголовного закона дополняет положения ч. 1 ст. 3 УК, которыми запрещается устанавливать преступность и наказуемость деяния, а также другие уголовно-правовые последствия иными, кроме УК, законами. Положения ч. 2 ст. 3 УК не допускают другую угрозу законности — применять имеющийся уголовный закон вместо закона отсутствующего.
Неоднозначность отношения к запрету аналогии закона в теории уголовного права на практике оборачивается нарушениями принципа законности из благих побуждений, из ложно понятых общественных интересов, оправдывается необходимостью борьбы с преступными и иными общественно опасными проявлениями.
Так, в печати отмечается, что в последнее время применение уголовного закона на началах аналогии получило широкое распространение по делам о вовлечении малолетних в совершение преступления или антиобщественных действий. Согласно закону (ст. ст. 150 и 151 УК) преступным и наказуемым является вовлечение в совершение преступления или антиобщественных действий лишь несовершеннолетних. Несовершеннолетними (ст. 87 УК) признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. В УК положений, которыми бы устанавливалась преступность и наказуемость указанных действий, совершенных в отношении малолетних, т.е. лиц, которым ко времени совершения преступления не исполнилось 14 лет, нет. На практике суды, исходя из того, что подобные посягательства в отношении малолетних не менее (а в некоторых случаях и более) общественно опасны, чем такие же посягательства в отношении несовершеннолетних, привлекают виновных к уголовной ответственности, применяя закон имеющийся (ст. ст. 150, 151 УК РФ) вместо закона отсутствующего .
———————————
См.: Каплунов В., Широков В. Уголовно-правовая охрана детства // Законность. 2007. N 8. С. 46 — 48.

Аналогию закона следует отличать от ошибочной квалификации.
Общим у ошибочной квалификации и аналогии закона является то, что и та и другая связаны с применением действующего закона. В то же время если аналогия закона, как мы видели это выше, представляет собой применение имеющегося закона вместо закона отсутствующего, то при ошибочной квалификации один имеющийся закон применяется вместо другого, также имеющегося, закона.
На практике ошибочная квалификация возникает вследствие разных причин. Наиболее распространенная — конкуренция уголовно-правовых норм, которая осложняет квалификацию, поскольку предполагает выбор между двумя или более нормами уголовного права. Следствием такого выбора может быть ошибочная квалификация. Она является ненамеренной.
Другая разновидность ошибочной квалификации — так называемая квалификация с подходом. Ее можно определить как намеренно ошибочную. Не секрет: у следователей и сотрудников оперативных подразделений практикуется заведомое вменение более строгой статьи УК (из числа однородных) в надежде, что суд в процессе судебного рассмотрения дела может изменить квалификацию, вменив более мягкий состав преступления, что не считается браком в работе . Помимо этого, намеренная ошибочная квалификация может быть связана не только со злоупотреблением служебным положением, но и с профессионально грамотными и обоснованными действиями субъекта квалификации, подчиненными конечной цели обвинительной деятельности в соответствии с требованиями законодательства.
———————————
См.: Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): Научно-практическое пособие. М.: Проспект; Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2010. С. 4; Акперов Р. Квалификация преступления при возбуждении дела // Законность. 2009. N 4. С. 51 — 52.

В заключение следует отметить, что анализ природы и содержания запрета на применение уголовного закона по аналогии позволяет определить его связь с общими требованиями принципа законности, практическую направленность и обоснованность в уголовном праве.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Аналогия (греч. analogia — сходство, подобие) — это решение дела, имеющего юридическую значимость на основании: 1) общих начал и принципов права; 2) нормы права, регулирующей сходные по содержанию общественные отношения.

Первый вид аналогии — это аналогия права. Она принципиально не применяется в сфере уголовного права.

Второй вид аналогии — аналогия закона. Аналогия уголовного закона — это применение к деянию, признаваемому общественно опасным, ответственность за которое не была предусмотрена законом в момент его совершения, уголовного закона, устанавливающего ответственность за наиболее сходное преступление.

В отличие от расширительного толкования уголовного закона, когда уясняется прямое волеизъявление законодателя, при аналогии закон сознательно применяется к случаям, в отношении которых законодатель прямо не выразил своей оценки.

Аналогия закона (и права) направлена на восполнение пробелов в праве.

Пробел в праве — это отсутствие в действующем праве нормы, под которую подпадал бы рассматриваемый случай. При этом рассматриваемый случай находится в сфере правового регулирования (в данном случае уголовным правом).

Аналогия закона, отчасти и права, довольно широко распространена в отраслях законодательства цивильного права.

Исходя из принципов законности, гуманизма, цели обеспечить гражданскую свободу и спокойствие каждого, применение уголовного закона по аналогии в настоящее время в большинстве государств не допускается. В Российской Федерации данный вопрос разрешен таким же образом в ч. 2 ст. 3 УК РФ, прямо запретившей применение уголовного закона по аналогии. До 1958 г. советское уголовное законодательство допускало применение закона по аналогии.

Запрет аналогии должен пониматься в том смысле, что пробелы уголовного закона, касающиеся установления преступности деяния, вправе восполнить только законодатель. Однако в отношении вопросов уголовного права, все же урегулированных в законе, но неполно, применение закона по аналогии считается допустимым. Чаще всего это случается при толковании по аналогии терминов и понятий уголовного закона, здесь аналогия граничит с расширительным толкованием закона.

ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ПО АНАЛОГИИ

Термин «аналогия» произошел от греческого слова, означающего сходство, подобие, соответствие. В связи с этим аналогия уголовного закона означает применение сходной, близкой по смыслу уголовно­правовой нормы к тем случаям, которые ею прямо не предусмотрены.

В теории права различают два вида аналогии — аналогия закона и аналогия права.

Под аналогией закона понимается применение к неурегулированному конкретной нормой права общественному отношению нормы, регламентирующей сходные по своему характеру отношения. Под аналогией права понимают применение к неурегулированному в конкретной норме спорному отношению при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, общих начал и смысла законодательства[2].

Аналогия как институт уголовного права известна еще со времен рабовладения. Но широкое распространение она получила в средние века. Так, например, такой документ средневековья как Каролина (XVI в.) при отсутствии уголовной ответственности за какое-либо общественно опасное деяние предоставлял судам право применять дух и смысл закона для наказания виновных лиц, получив при этом поддержку высшего суда или высшей королевской власти [3, с.142].

Прообраз аналогии закона можно наблюдать и в уголовном законодательстве России XVI–XVIII вв. В частности, в Судебнике Иоанна IV (1550 г.) в одной из статей содержалось следующее указание: «… а которому будет жалобнику, без Государьского ведома, управы учинити немочно: ино челобитье его сказати царю Государю … А которые будут новые дела в сем судебнике неписаны, и как те дела со Государева указу и со всех бояр приговору варшатца, и те дела в сем судебнике приписывати» (цит. по: [3. С. 142]).

А еще раньше Судебник 1497 г. предусматривал такую категорию преступного деяния как «лихое дело». В ст. 8 Судебника давался только примерный перечень того, что включало в себя это деяние: «Адове-дуть на кого татбу, или разбой, или душегубство, или ябедничество, или иное какое лихое дело, и будет ведомой лихой, и боярину того велети казнити смертною казнью», то есть боярин сам определял какое деяние будет признаваться лихим.

Как показывают приведенные примеры, в истории человечества с ранних этапов существует аналогия, причем она была закреплена в законах, которые обязывали правоприменителей квалифицировать сходные деяния как одно преступление. Понятие преступления напрямую связано с явлением аналогии уголовного закона, так как от того насколько четко и полно будет сформулировано понятие преступления зависит возможность или невозможность проявление аналогии.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года и принятый в их развитие УК РСФСР 1960 года, по сути, положили конец аналогии в российском уголовном праве.

Данные законы сформулировали новое понятие преступления: «Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок, общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом» (ст. 7 Основ уголовного законодательства 1958 г.). Именно фраза «предусмотренное уголовным законом» стала указывать на то, что аналогия в уголовном праве недопустима.

Обратимся к действующему уголовному законодательству РФ. В УК РФ 1996 г. в соответствии с ч. 1 ст. 14 «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания», то есть и современная дефиниция преступления также исключает возможность аналогии. Но в отличие от предыдущих уголовных законов УК РФ 1996 года прямо закрепил положение, согласно которому «применение уголовного закона по аналогии не допускается» (ч. 2 ст. 3 УК РФ).

Таким образом, в настоящее время при существовании прямого запрета применения уголовного закона по аналогии, возможности усмотрения суда при разрешении уголовных дел весьма ограничены. Усмотрение может иметь место, во-первых, при альтернативных санкциях, во-вторых, при относительно определенных санкциях, и, в-третьих, в тех случаях, когда законодатель при изложении уголовно-правовых норм использует оценочные понятия [1].

Но на сегодняшний день все равно встречаются случаи применения сходных по своим признакам норм уголовно закона к деяниям, которые не являются преступлением согласно УК РФ.

Ярким примером аналогии права, на наш взгляд, является уголовное дело женской панк — группы «Пусси Райот». Двое участниц Pussy Riot были осуждены к реальным срокам лишения свободы за известный панк-молебен, который был совершен ими в Храме Христа Спасителя. Их поступок был квалифицирован по ст. 213 УК РФ «Хулиганство», ч.1 которой устанавливает:

  1. Хулиганство, то естьгрубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу,совершенное:

…б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Понятно, что не любое действие, названное нарушением общественного порядка, может квалифицироваться по указанной статье, а именно то действие, которое совершено по мотивам религиозной ненависти или вражды.

Еще раз повторим: по мотивам религиозной ненависти или вражды, а основным словами Pussy Riot, как мы знаем, стали слова «Богородица Дева, Путина прогони», а не слова ненависти по религиозным мотивам. Слова «срань господня» явно оскорбляют, но не вызывают ненависти или вражды к христианству. На наш взгляд, суд неверно квалифицировал их поступок, более того к ним была еще применена такая мера пресечения как заключение под стражу. Мера, которая согласно букве закона, может применяться в исключительных случаях, если имеются основания полагать, что подозреваемый в совершении преступления, находясь на свободе, к примеру, сможет влиять на ход следствия или попытается скрыться от следствия.

Конечно, совершать такие поступки нельзя, а нарушителей следует привлекать к ответственности. Но их совершенно точно, на наш взгляд, нельзя квалифицировать по ст. 213 УК РФ. Квалификация данного поступка, по нашему мнению, должна быть осуществлена по одной из статей КоАП РФ, а именно по ст. 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях», часть 2 которой устанавливает: «Оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики…». По мнению авторов, ни о какой уголовной ответственности, а тем более реальном сроке наказания речи быть не может. Однако суд решил иначе и назначил мамам двоих малолетних детей (4 и 5 лет) лишение свободы.

Ряд авторов также указывают на имеющие место случаи применения уголовного закона по аналогии [4, с.83]. Так, например, попытки применения аналогии уголовного закона неоднократно предпринимались сотрудниками правоохранительных органов до внесения в УК РФ 1996 г. Федеральным законом от 20 июля 2011 г. № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» ст. 171.2 «Незаконная организация азартных игр». Необходимость введения данной статьи была вызвана сложившейся на тот момент в обществе и не урегулированной на законодательном уровне ситуацией. С 1 июля 2009 г. Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» был введен запрет на деятельность игорных заведений вне игорных зон. Этим же ФЗ предусматривалась выдача разрешений на проведение азартных игр в игорных зонах и лицензий на организацию и проведение азартных игр в игорных зонах, и лицензий на организацию и проведение азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорных зон. Федеральным законом от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 171 «Незаконное предпринимательство» УК РФ была проведена частичная декриминализация деяний, связанная с исключением из диспозиции ст. 171 деяний, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности без специального разрешения и с нарушением лицензионных требований и условий. Вопрос об организации азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, сети Интернет и других средств связи законодательно урегулирован не был.

После указанных изменений органами МВД стали возбуждаться уголовные дела по фактам незаконной организации азартных игр по ст. 171 (Незаконное предпринимательство) УК РФ, которые прекращались судами за отсутствием состава преступления на основании ч. 2 ст.3 УК РФ – запрет аналогии уголовного закона. Такая позиция судов поддерживалась только учеными , а обществом такие решения судов воспринимались как незаконные и способствующие повсеместному процветанию индустрии азартных игр.

Законодательно не определенной указанная ситуация оставалась до внесения в УК РФ в 2011 году ст. 171.2 (Незаконная организация азартных игр), предусматривающей уголовную ответственность за незаконную организацию и проведение азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в т.ч. сети Интернет, средств связи, а также подвижной связи.

Можно привести еще один случай, когда была попытка применить уголовный закон по аналогии. Верховный Суд РФ по одному из дел указал следующее: В. осужден за уничтожение похищенных им паспорта и военного билета по ч. 1 ст. 325 УК РФ и ч. 2 ст. 325 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по протесту прокурора, отменил приговор в части осуждения В. по ч. 1 ст. 325 УК РФ и дело производством прекратил за отсутствием состава преступления. Частью 1 ст. 325 УК РФ предусмотрена ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности. Ответственность же за похищение важных личных документов, в том числе паспорта, законодателем выделена в ч. 2 ст. 325 УК РФ и с диспозицией ч. 1 ст. 325 УК РФ не связана. Таким образом, специальная ответственность за уничтожение, повреждение или сокрытие похищенного паспорта и военного билета законом не предусмотрена, и квалификация содеянного по ч. 1 ст. 325 УК РФ явилась применением уголовного закона по аналогии.

Таким образом, мнение о беспробельности уголовного закона, а, следовательно, отсутствии практического применения аналогии уголовного закона является ошибочным.

По поводу решения обозначенной проблемы среди ученых существуют разные мнения. Так, например, ряд ученых, среди которых М.И. Бажанов, Ю.В. Баулин, М.А. Кауфман, В.П. Коняхин, Л.Л. Кругликов, В. В. Лазарев, считают, что суд должен быть наделен правомочиями преодолевать пробел с помощью аналогии уголовного закона. Они предлагают изменить формулировку ч. 2 ст. 3 УК РФ следующим образом: «Применение уголовного закона по аналогии допускается в исключительном случае – когда совершенное лицом общественно опасное деяние признается настоящим кодексом преступным, но не урегулированы отдельные вопросы, необходимые для решения дела по существу. Во всех такого рода случаях недопустимо ущемление прав и законных интересов личности, прямое противоречие закону» [4, с.85].

Мы не разделяем данную точку зрения, так как, предоставив судам право рассматривать спорные вопросы согласно своим убеждениям, основываясь на нормы, в которых описано сходное по своему существу деяние, но не оно, наша правовая система придет к появлению судебных прецедентов, что характерно для англо-саксонской системы права, а это будет противоречить запрету, содержащемуся в ч.2 ст. 22 (Nullum crimen sine lege) Римского статута Международного уголовного суда, принятого в Риме 17 июля 1998 г. дипломатической конференцией полномочных представителей по учреждению Международного уголовного суда под эгидой ООН, установившему: «Определение преступления должно быть точно истолковано и не должно применяться по аналогии. В случае двусмысленности определение толкуется в пользу лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным» [4, с.85]. Россией указанный статут подписан, но пока не ратифицирован.

В уголовном праве (ч. 2 ст. 3 УК) запрещена не аналогия как таковая, а применение уголовного закона по аналогии. «Применение уголовного закона по аналогии, — отмечает Г. Цепляева, — является нарушением принципа законности и влечет отмену неправосудного решения [5]. Ничего нового применение закона, имеющегося вместо закона отсутствующего, к праву не добавляет. Аналогия закона в уголовном праве ведет не к устранению пробелов в праве, а к извращению духа закона при сохранности его буквы. Ее можно определить как применение закона в ситуации дефицита законодательных норм. Применение закона, имеющегося в случаях, им не предусмотренных, не приводит к ликвидации дефицита нормативного регулирования. Новая норма вследствие этого не возникает.

Итак, перечислим последствия, к которым приводит применение уголовного закона по аналогии:

Во – первых, нарушаются основные принципы на которых строится все уголовное законодательство — принципы законности, справедливости, а также принцип презумпции невиновности, предусмотренный УПК РФ.

Во-вторых, рассматривать аналогию как средство восполнения пробелов в законодательстве тоже не предоставляется возможным, так как новой нормы вследствие этого процесса не возникает.

В-третьих, применение аналогии закона и аналогии права ведет к возможности отмене вынесенного приговора, так как такие решения не соответствуют международным нормам и УК РФ, а соответственно являются незаконными.

На наш взгляд, допустить явление аналогии на законодательном уровне -это сделать шаг назад всей системе российского уголовного права. При появлении подобных прецедентов, все сомнения относить в пользу виновного. В случае отсутствия нормы лицо не может подлежать уголовной ответственности. А для устранения пробелов, обнаружившихся в законе, в том числе в уголовном, создать, например, соответствующую федеральную службу, обязанность которой будет своевременно реагировать на подобные проявления, разрабатывать новые нормы, в том числе и уголовно-правовые, которые бы регулировали вновь возникшие отношения, и вносить законодателю предложения по изменению нормативной базы. Быстрое реагирование и профессиональный подход позволит исключить применение аналогии закона или права. Таким образом, на наш взгляд, можно будет избавиться от неблагоприятных последствий применения аналогии. Применить уголовную норму по аналогии — это значит поступить вопреки закону, т.е. совершить преступление. Допускать такие случаи со стороны государственных органов недопустимо.

Принципы уголовного права

Принципы уголовного права

Принципы уголовного права — это вытекающие из социально-экономической природы российского общества, его интересов и особенностей культуры, нравственных, этических, политических, правовых и иных воззрений, основанные на положениях Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права основополагающие начала, руководящие идеи, которые, получив воплощение в нормах отечественного уголовного права, определяют характер и содержание уголовного права в целом, всех его институтов и норм, всего уголовного законодательства и практики его применения.

Принципы служат регуляторами, призванными обеспечивать не только целесообразное, но и одновременно разумное, наиболее рациональное осуществление уголовно-правовых задач, чтобы социальный и в том числе уголовно-правовой эффект от использования уголовно-правовых средств был наивысшим, а отрицательные последствия их применения были сведены к минимуму.

В УК сформулированы пять принципов уголовного права: законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма (ст. 3-7). Каждый из принципов качественно определен, имеет свое специфическое содержание и самостоятельное значение, но при этом все они тесно взаимосвязаны, представляют собой целостную систему принципов, во взаимодействии оказывающих определяющее влияние как на процесс создания уголовно-правовых норм, так и на процесс их применения.

Принцип законности

Принцип законности — это конституционный принцип государственной и общественной жизни Российской Федерации (ст. 4, 15, 54, 55 и др. Конституции РФ). Содержание уголовно-правового принципа законности раскрывается в ст. 3 УК, согласно которой преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно- правовые последствия определяются только УК. Применение уголовного закона по аналогии не допускается. Это означает, что:

  • только действующий уголовный закон, т.е. УК, определяет, какие деяния (действия или бездействие) признаются преступными;
  • к уголовной ответственности может быть привлечено лишь лицо, совершившее преступление;
  • за совершение преступления могут быть применены только такие меры уголовно-правового воздействия и в таких пределах, которые предусматриваются уголовным законом.

Принцип законности содержит запрет применения к лицу, совершившему деяние (даже если оно общественно опасное), ответственность за которое в УК не предусмотрена, сходной нормы уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК).

Принцип равенства граждан перед законом

Согласно ст. 4 УК «лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, местожительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Это фундаментальный конституционный (ст. 19 Конституции РФ) принцип жизнедеятельности российского общества, устройства и функционирования правового государства, лежащий в основе всех отраслей права и системы права России в целом. В уголовном праве он означает равенство всех перед уголовным законом, равное право всех лиц, находящихся на территории страны, на уголовно-правовую защиту, а также равную ответственность всех и каждого за совершенное преступление, т.е. равенство оснований уголовной ответственности и применения мер уголовно-правового воздействия. Вместе с тем данный принцип не означает уравнительность в уголовно-правовом воздействии на виновных в одинаковых преступлениях, их равной ответственности и наказания. Этот принцип предполагает индивидуализацию уголовно-правового воздействия, когда суд принимает в расчет характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения и личность виновного.

Принцип вины

В соответствии со ст. 5 УК «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается». Согласно этому принципу уголовная ответственность может быть возложена лишь налицо, виновное в совершении преступления, т.е. умышленно или по неосторожности совершившее указанное в законе общественно опасное деяние. Соответственно, не подлежит уголовной ответственности лицо, причинившее своими действиями (бездействием) общественно опасные последствия при отсутствии его вины. Объективное вменение не допускается. Возможна только личная (персональная) ответственность тех, кто своими виновными действиями (бездействием) причинил вред право- охраняемым объектам, она не может возлагаться вместо виновного на других лиц (например, родителей, супругов), даже если последние выразят готовность понести ее вместо виновного.

Принцип справедливости

Согласно ст. 6 УК «наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление». В соответствии с данным принципом как явная несправедливость рассматривается привлечение к ответственности невиновного или непривлечение к ней виновного; несправедливо также чрезмерно строгое наказание лица, совершившего преступление небольшой тяжести или необоснованно мягкое наказание лица, виновного в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Явная несправедливость наказания рассматривается законом (ст. 379, 383, 387 УПК) как одно из оснований отмены или изменения приговора.

Принцип гуманизма

Принцип гуманизма вытекает из основ конституционного строя России, в которых провозглашается приоритет личности. Согласно ст. 2 Конституции РФ «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Идея гуманизма нашла отражение в ст. 2 УК, где приоритетной задачей российского уголовного закона провозглашена охрана от преступных посягательств прав и свобод человека и гражданина. Согласно ст. 7 УК уголовное законодательство РФ обеспечивает безопасность человека. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. В уголовном законе подчеркнуты две стороны принципа гуманизма: с одной стороны, он предполагает надежную охрану от преступных посягательств прав и законных интересов законопослушных членов общества; с другой стороны, гуманизм выражается в определенном смятении карательного воздействия на преступника при наличии в деле смягчающих обстоятельств и предполагает тот минимум правоограничений, который необходим для обеспечения всесторонней охраны интересов российского общества и защиты прав граждан от преступных посягательств и достижения целей уголовно-правового воздействия.

Принцип неотвратимости уголовно-правового воздействия

Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г., Модельный Уголовный кодекс для стран — участниц СНГ (рекомендательный законодательный акт, принятый Межпарламентской ассамблеей СНГ в феврале 1996 г.), большинство уголовных кодексов государств СНГ и ряд отечественных ученых относят к числу принципов уголовного права также принцип неотвратимости ответственности. Этот принцип, который точнее было бы именовать принципом неотвратимости уголовно-правового воздействия, состоит в требовании обеспечить обязательную справедливую реакцию (уголовно-правовое воздействие) государства на каждый акт совершения преступления и имеет очень важное значение для эффективного предупреждения преступлений.

Задачи и принципы уголовного законодательства

Задачи уголовного закона определяют содержание уголовного законодательства и выражаются в правоохранительной функции уголовного закона, которая прежде всего заключается в защите конституционных прав и свобод, личных и общественных интересов. Задачи уголовного закона сформулированы вч. 1 ст. 2 УК РФ, и ими являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя России от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Часть вторая ст. 2 УК РФ устанавливает, что задачи, стоящие перед уголовным законодательством, решаются на основе его принципов. Принципы уголовного закона представляют собой основные, исходные начала, идеи, обязательные для законодателя, правоприменительных органов и граждан. Непосредственно в Кодексе (ст. 3-7) выделены пять основных принципов: законности, равенства граждан перед законом, виновной ответственности, справедливости, гуманизма.

Принцип законности (ст. 3 УК РФ) выражается в том, что преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только уголовным законом, а правоохранительные органы, решая вопрос о привлечении лиц к уголовной ответственности, назначении и исполнении наказания, обязаны руководствоваться только им.

Принцип равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ) означает, что лица, совершившие преступление, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, имущественного и служебного положения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Данный принцип отражает положения ст. 19 Конституции РФ, подчеркивая тем самым его значение для решения задач по охране общественных отношений от преступных посягательств. Любое лицо, совершившее преступление, независимо от других каких-либо обстоятельств, должно быть привлечено к ответственности за содеянное, либо к нему должны быть приняты иные меры уголовно-правового характера.

Принцип равенства перед уголовным законом означает, что при наличии в действиях лица состава преступления социальные данные о его личности не могут служить препятствием для привлечения этого лица к ответственности.

Принцип вины (ст. 5 УК РФ) предполагает, что лицо подлежит уголовной ответственности только за действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Таким образом, уголовное законодательство исходит из субъективного вменения, т.е. привлечения к ответственности только за то деяние и те последствия, в отношении которых проявляются определенная воля лица, что находит свое отражение в умышленной или неосторожной вине, причем лицо, виновно совершившее общественно опасное деяние (действие или бездействие), отвечает лишь за то, что было совершено им лично. Невиновное причинение вреда, сколь бы тяжким оно ни было, исключает уголовную ответственность.

Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, в уголовном праве не допускается (в отличие от гражданского права).

Принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) воплощается в том, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Определяя меры уголовно-правового воздействия, в том числе и наказания лица, виновного в совершении преступления, следует исходить из того, что как чрезмерно суровая, так и чрезмерно мягкая мера ответственности будет несправедливой не только по отношению к виновному, но и в целом к обществу. Принцип справедливости сочетается с понятием достаточности, когда за совершенное преступление лицо получает то наказание, которого заслуживает.

Принцип справедливости закрепляет также положение, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ) устанавливает, что уголовное законодательство РФ обеспечивает безопасность человека. Обеспечение безопасности человека уголовно-правовыми средствами имеет двустороннюю направленность.

Принцип гуманизма предполагает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Воплощается принцип гуманизма в том, что правовое воздействие на лиц, совершивших преступление, не преследует цель возмездия. Напротив, устанавливая наказание виновному, уголовный закон требует, чтобы каждое из них преследовало цель исправления осужденного, а тем самым оказывало предупредительное воздействие на других лиц. При этом более строгий вид наказания из числа предусмотренных за содеянное применяется только в случае, если менее строгий вид не может обеспечить общие цели наказания. Даже лишение или ограничение прав и свобод лица, составляющие содержание наказания, не носят характера причинения физических страданий либо унижения человеческого достоинства.