Проценты за пользование чужими денежными средствами по договору займа

Содержание:

Проценты за пользование чужими денежными средствами по договору займа

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Проценты по ст. 395 ГК РФ и проценты по кредитному договору или займу

Следует отличать проценты за пользование чужими денежными средствами и проценты за пользование суммой кредита (займа).

Если вы взяли в долг 1000 рублей под 20 процентов годовых, то через год должны отдать 1200 рублей, а в случае просрочки исполнения своего обязательства по возврату суммы займа, кредитор будет вправе взыскать с вас и проценты, механизм определения которых установлен статьей 395 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 настоящего Кодекса, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 настоящего Кодекса.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 Кодекса, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (статья 809 Кодекса), кредитному договору (статья 819 Кодекса) либо в качестве коммерческого кредита (статья 823 Кодекса). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 Кодекса).

Примеры и образцы исковых заявлений о взыскании процентов за пользование займом и процентов по ст. 395 ГК РФ

  1. Исковое заявление о взыскании долга по расписке, процентов на сумму займа, процентов за незаконное пользование денежными средствами;
  2. Исковое заявление о взыскании долга по договору займа и процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами;
  3. Исковое заявление о взыскании денежных средств по расписке (договору займа) с расчетом процентов. Образец
  4. Исковое заявление о взыскании долга по расписке, процентов на сумму займа, процентов за незаконное пользование денежными средствами

Вернуться к оглавлению обзора судебной практики: Взыскание неустойки, пени, штрафа за просрочку. Размер, расчет, формулы. Судебная практика

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 октября 2017 г. N 4-КГ17-50 Апелляционное определение по иску о взыскании в солидарном порядке суммы займа, пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами отменено, дело передано на новое рассмотрение, поскольку суд не оценил доказательства, приведенные в материалах дела, а также допустил существенное нарушение норм материального права, выразившееся в одновременном взыскании за нарушение денежного обязательства предусмотренных договором пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску компании «Бетафин Лимитед» к Ниценко Сергею Георгиевичу, обществу с ограниченной ответственностью «Монолит» о взыскании в солидарном порядке суммы займа, процентов за пользование займом, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Монолит» на решение Солнечногорского городского суда Московской области от 26 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя ООО «Монолит» Феоктистову Е.А., выступающую по доверенности и ордеру, поддержавшую доводы кассационной жалобы, представителей компании «Бетафин Лимитед» Лесина С.Ю., Киселевскую Л.Е., выступающих по ордерам, а также представителя этой компании Левинсона О.М., выступающего по доверенности, возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

компания «Бетафин Лимитед» обратилась в суд с иском к ООО «Монолит» и Ниценко С.Г. о взыскании долга, процентов и пени по договору займа, в обоснование которого указала, что 27 марта 2013 г. между истцом и ООО «Монолит» заключён договор займа на сумму 103 000 000 руб., по условиям которого истец перечислил на расчётный счёт ООО «Монолит» денежные средства в размере 1 200 000 долларов США, 600 000 евро, 830 000 фунтов стерлингов, а ООО «Монолит» приняло на себя обязательства вернуть денежные средства в срок не позднее 5 июля 2013 г., уплатив 12% годовых. По условиям договора в случае несвоевременного возврата займа заёмщиком уплачивается пеня в размере 3% от просроченной суммы ежемесячно. Способом обеспечения исполнения обязательства ООО «Монолит» сторонами определено поручительство Ниценко С.Г., с которым истцом в тот же день заключён договор поручительства.

Поскольку ООО «Монолит» обязательства по возврату суммы займа и уплате процентов не исполнило, истец просил взыскать с ответчиков в солидарном порядке указанные выше денежные суммы, 12% годовых за пользование займом, а также пеню в размере 1 698 592 доллара США, 848 859 евро, 1 172 441 фунт стерлингов и проценты за пользование чужими денежными средствами — 56 830 414 руб.

Решением Солнечногорского городского суда Московской области от 26 мая 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г., иск удовлетворён частично, с ООО «Монолит» в пользу компании «Бетафин Лимитед» взыскано в качестве возврата займа 1 200 000 долларов США, 600 000 евро, 830 000 фунтов стерлингов в рублёвом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда, взысканы проценты за пользование займом в размере 449 993 доллара США, 224 602 евро, 309 062 фунта стерлингов в рублёвом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда, а также пеня — 900 000 долларов США, 500 000 евро, 600 000 фунтов стерлингов в рублёвом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда и проценты за пользование чужими денежными средствами — 36 633 413 руб. В иске к Ниценко С.Г. отказано в связи с прекращением поручительства по истечении срока.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене указанных выше судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 29 августа 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

От компании «Бетафин Лимитед» в Верховный Суд Российской Федерации поступили письменные возражения, в которых содержится просьба об отказе в удовлетворении кассационной жалобы заявителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Из установленных судами обстоятельств следует, что 27 марта 2013 г. между компанией «Бетафин Лимитед» и ООО «Монолит» заключён договор займа на сумму 103 000 000 руб., по условиям которого ООО «Монолит» приняло на себя обязательства вернуть денежные средства в срок не позднее 5 июля 2013 г., уплатив 12% годовых (т. 1, л.д. 18-29).

Согласно пункту 1 договора, озаглавленного «Определения», заём означает сумму 103 000 000 руб.

В силу пункта 3.1 из раздела 3 договора — «Выдача» — заём (часть займа) может быть выдан в рублях или в иностранной валюте.

В пункте 4.1 этого договора (раздел 4 «Проценты») указано, что за пользование займом заёмщик уплачивает проценты в размере 12% в год. Проценты начисляются в тех валютах, в которых соответствующие суммы займа были получены. Базой начисления процентов являются соответствующие суммы займа в валюте поступления.

В соответствии с пунктом 5.3 договора (раздел 5 «Возврат займа») займ должен быть возвращён в тех же суммах и валютах, в которых был получен. Проценты должны быть уплачены в тех же валютах, в которых соответствующие суммы займа были получены.

Пунктом 7.4 договора предусмотрено, что заём обеспечивается поручительством Ниценко С.Г.

В пункте 1 договора поручительства от 27 марта 2013 г., заключённого между компанией «Бетафин Лимитед» и Ниценко С.Г., указано, что этот договор является неотъемлемой частью указанного выше соглашения о займе от 27 марта 2013 г., по которому кредитор предоставил заёмщику (он же должник) заём в сумме 103 000 000 руб. до 5 июля 2013 г. с уплатой 12% в год (т. 1, л.д. 30).

Пунктом 2 этого договора предусмотрено, что поручитель обязуется перед кредитором нести солидарную ответственность за исполнение заёмщиком обязательств по договору займа и возместить кредитору в случае несвоевременного исполнения заёмщиком обязательств полученную сумму займа 103 000 000 руб., проценты за пользование займом в размере 12% годовых, неустойку (пеню) в размере 3% от просроченной суммы в месяц, расходы кредитора на возврат займа, процентов, неустойки.

Во исполнение договора займа истец в апреле 2013 года перечислил на расчётный счёт ООО «Монолит» денежные средства в размере 1 200 000 долларов США, 600 000 евро, 830 000 фунтов стерлингов (т. 1, л.д. 24-28).

ООО «Монолит» обязательства по возврату суммы займа и процентов не исполнило.

Разрешая спор и удовлетворяя иск частично, суд указал, что ООО «Монолит» обязательства по договору займа в установленный договором срок не исполнило, в связи с чем в пользу истца подлежат взысканию сумма долга, проценты за пользование займом, а также пеня и проценты за пользование чужими денежными средствами. При этом суд пришёл к выводу о том, что поскольку денежные средства по договору займа перечислены в иностранной валюте, то должник обязан вернуть истцу денежные средства в рублях в размере, эквивалентном полученной иностранной валюте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда.

С указанными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьёй 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нём слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путём сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой названной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учётом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Статьёй 140 названного кодекса установлено, что рубль является законным платёжным средством, обязательным к приёму по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации.

Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путём наличных и безналичных расчётов (пункт 1).

Случаи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории Российской Федерации определяются законом или в установленном им порядке (пункт 2).

Согласно статье 317 этого же кодекса денежные обязательства должны быть выражены в рублях (пункт 1).

В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определённой сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон (пункт 2).

Использование иностранной валюты, а также платёжных документов в иностранной валюте при осуществлении расчётов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определённых законом или в установленном им порядке (пункт 3).

В пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» разъяснено, что в силу статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении споров, связанных с исполнением денежных обязательств, следует различать валюту, в которой денежное обязательство выражено (валюту долга), и валюту, в которой это денежное обязательство должно быть исполнено (валюту платежа). По общему правилу валютой долга и валютой платежа является рубль.

В пункте 32 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации указано, что требование о взыскании денежных средств в иностранной валюте, выступающей валютой платежа, подлежит удовлетворению, если будет установлено, что в соответствии с законодательством, действующим на момент вынесения решения, денежное обязательство может быть исполнено в этой валюте (статья 140 и пункты 1 и 3 статьи 317 Гражданского кодекса Российской Федерации). В таком случае взыскиваемые суммы указываются в резолютивной части решения суда в иностранной валюте.

По смыслу приведённых положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, валютой, в которой выражено денежное обязательство (валюта долга), по общему правилу является рубль, если договором не установлено иное.

Соответственно, пока не установлено иное, следует исходить из того, что валютой долга является рубль.

При этом договором может быть предусмотрено и то, что определённая в рублях денежная сумма может быть уплачена в иностранной валюте, если это допускается законодательством применительно к субъектам данного платежа.

Таким образом, предоставление займа путём осуществления платежа иностранной валютой само по себе не означает, что валютой долга является иностранная валюта.

Приведённые выше положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции по настоящему делу учтены не были.

Буквальное содержание пункта 1 («Определения») заключённого сторонами договора указывает на то, что займом является 103 000 000 руб.

Положения пунктов 3.1 и 5.3 (разделы 3 «Выдача» и 5 «Возврат займа») указывают на то, что средством платежа как при предоставлении займа, так и при его возврате может выступать иностранная валюта.

Наличие в пункте 5.3 слов «в тех же суммах» само по себе не указывает ни на валюту долга, ни на валюту платежа и подлежит толкованию в совокупности с иными условиями договора.

Платёж по предоставлению займа совершён займодавцем в иностранной валюте, что не противоречит условиям договора, а законность данного платежа, совершённого иностранным юридическим лицом, не оспаривается.

В нарушение положений статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации судами не приняты во внимание и не оценены в совокупности как буквальное содержание договора займа, так и все иные соответствующие обстоятельства, в том числе предшествующее и последующее поведение сторон, их переписка, положения договора поручительства, обеспечивающего обязательства по займу.

В частности, при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции обе стороны ссылались на имеющуюся в материалах дела переписку сторон, содержащую сведения о валюте займа, а ответчик — также на условия договора поручительства и паспорт сделки.

Однако в нарушение положений части 4 статьи 67 и части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебными инстанциями оценка данных доказательств либо указание на то, почему данные доказательства не приняты или отвергнуты судом, в мотивировочной части судебных постановлений не приведены.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судебных инстанций о валюте долга сделаны с нарушениями норм материального и процессуального права.

Кроме того, судами допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в одновременном взыскании за нарушение денежного обязательства предусмотренной договором пени и процентов, предусмотренных статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исходя из пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счёт другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учётной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учётной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Применительно к данной редакции закона пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (в редакции от 4 декабря 2000 г.) разъяснялось, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пеню) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесённых им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

В названном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации также разъяснялось, что в тех случаях, когда в договоре займа либо в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование займом, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесённых им при неисполнении денежного обязательства (пункт 15).

Таким образом, действовавшая на момент заключения договора редакция статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации при установлении в договоре неустойки (пени) или иного размера процентов за просрочку денежного обязательства допускала применение только одной из мер — либо договорной неустойки (пени, процентов за просрочку), либо процентов, предусмотренных статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В настоящей редакции статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации пунктом 4, действующим с 1 июня 2015 г., установлено, что в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные этой статьёй проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 4).

Таким образом, одновременное взыскание договорной неустойки и процентов, предусмотренных статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускалось ни ранее действующим, ни действующим в настоящее время законом.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Доводы возражений компании «Бетафин Лимитед» о пропуске ответчиком срока на подачу кассационной жалобы являются необоснованными.

В соответствии с частью 2 статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу.

Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», при исчислении указанного выше шестимесячного срока не учитывается время рассмотрения кассационных жалобы, представления в суде кассационной инстанции.

Решение Солнечногорского городского суда Московской области от 26 мая 2016 г. вступило в законную силу с момента вынесения апелляционного определения 28 сентября 2016 г.

Из определения судьи Московского областного суда, принятого по кассационной жалобе заявителя, следует, что кассационная жалоба подана в президиум Московского областного суда 22 февраля 2017 г., определение судьи вынесено 4 апреля 2017 г.

Таким образом, срок на подачу кассационной жалобы с учётом времени рассмотрения жалобы в Московском областном суде истекал 9 мая 2017 г., окончание срока приходилось на праздничный день, а следовательно, последним днём срока является следующий рабочий день — 10 мая 2017 г.

Согласно почтовому штемпелю на конверте и описи вложений в почтовое отправление, кассационная жалоба была сдана в отделение почтовой связи 10 мая 2017 г., то есть без нарушения срока.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

29.01.2018 г. Формула для расчета процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ?

Ранее при расчете подлежащих уплате годовых процентов по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации число дней в году (месяце) принималось равным соответственно 360 и 30 дням, если иное не установлено соглашением сторон, обязательными для сторон правилами, а также обычаями делового оборота. <Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 (ред. от 04.12.2000) "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" <КонсультантПлюс>>

Однако вышеуказанные положения утратили силу. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7, поэтому после принятия Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 основания исчисления процентов за период просрочки исходя из числа дней в году (месяце), равного соответственно 360 и 30 дням, отсутствуют.

При расчете процентов за указанный период число дней в году (месяце) определяется по фактическому количеству дней в периоде и делением на 365 (366) — фактическое количество дней в году.

Внимание! Указанная консультация может быть полезна при подготовке иска по шаблону:

Чтобы рассчитать проценты по ст. 395 ГК РФ с 01.08.2016 г., необходимо воспользоваться формулой:

П = З * С / 365(366) * Д,

где П – проценты взыскиваемые с должника по ст. 395 ГК РФ;

З – задолженность по денежному обязательству, не погашенная в установленные сроки;

С – ключевая ставка ЦБ РФ, действовавшая в периоде просрочки (в %);

Д – количество дней, за которые начисляются проценты.

Количество дней в формуле 365 или 366 зависит от того, високосный год, за который рассчитываются проценты, или нет.

Внимание!

Процентная ставка по ст. 395 ГК РФ в период просрочки начиная с 1 августа 2016 г.

С этой даты применяется ключевая ставка Банка России, действовавшая в соответствующие периоды, если иной размер процентов не установлен законом или договором (п. 1 ст. 395 ГК РФ).

Процентная ставка по ст. 395 ГК РФ в период просрочки с 1 июня 2015 г. по 31 июля 2016 г.

Применяются имевшие место в соответствующие периоды средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц, которые существовали в месте жительства кредитора (если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения) и были опубликованы Банком России (п. 1 ст. 395 ГК РФ в ред. с 1 июня 2015 г.). При расчете процентов применяются ставки по федеральному округу, в котором находится место жительства (место нахождения) кредитора в момент заключения договора

Процентная ставка по ст. 395 ГК РФ в период просрочки до 1 июня 2015 г.

При расчете процентов применяется учетная ставка банковского процента, существовавшая в месте жительства кредитора (в месте нахождения кредитора — юридического лица) на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, если иной размер процентов не предусмотрен законом или договором (п. 1 ст. 395 ГК РФ в ред. до 1 июня 2015 г.).

Внимание! Если ключевая ставка разнится в зависимости от периода просрочки, то за каждый такой период просрочки производится отдельный расчет, затем полученные суммы складываются.

Информацию о ключевой ставке, а также о средней ставке банковского процента по вкладам физических лиц для целей применения ст. 395 ГК РФ можно узнать на сайте ЦБ или в Системе Консультант Плюс

uristinfo.net

В гл. 42 ГК содержатся нормы о двух видах процентов, взыскиваемых по договору займа: согласно п. 1 ст. 809 ГК, если иное не предусмотрено договором, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором; при отсутствии в договоре такого условия размер процентов определяется ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части; согласно п. 1 ст. 811 ГК, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврату займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК.

Проценты первого вида (п. 1 ст. 809 ГК) символизируют возмездный характер договора займа и по своей правовой природе являются платой за пользование заемными средствами, которая с экономической точки зрения представляет собой компенсацию займодавцу утраченной последним возможности (в связи с передачей денежной суммы заемщику) получить прирост, который дало бы ему использование суммы займа в имущественном обороте. Такая квалификация названных процентов по договору займа не вызывает возражений в юридической литературе, а с практической точки зрения означает, что при неуплате указанных процентов заемщиком в добровольном порядке сумма причитающихся займодавцу процентов взимается с заемщика по требованию займодавца судом по правилам взыскания основного долга. Именно на такой позиции основана и судебно-арбитражная практика, о чем может свидетельствовать одно из разъяснений, содержащихся в совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, согласно которому при рассмотрении споров, связанных с исполнением заемщиком обязанностей по возврату банковского кредита, суды должны учитывать, что проценты на сумму займа, уплачиваемые заемщиком в размере и в порядке, определенных п. 1 ст. 809 ГК, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге (п. 15).

Проценты второго вида (п. 1 ст. 811 ГК) по своей правовой природе являются одной из форм гражданско-правовой ответственности. С.А. Хохлов по этому поводу писал: «Статья 811 устанавливает новые правила о последствиях просрочки возврата суммы займа. Такая просрочка рассматривается как один из случаев неправомерного пользования чужими денежными средствами, влекущего обязанность заемщика, если иное не предусмотрено договором или законом, уплатить проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395. В настоящее время размер таких процентов определяется ставкой рефинансирования, установленной Банком России. Уплата процентов за просрочку производится сверх процентов, начисленных на сумму займа в соответствии со статьей 809 в качестве вознаграждения за предоставление займа» .

Хохлов С.А. Указ. соч. С. 424.

Именно такой подход обнаруживает себя в настоящее время в судебно-арбитражной практике: в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 (п. 15) мы находим целый ряд разъяснений, очевидно свидетельствующих об отношении к процентам, предусмотренным ст. 395 ГК (применительно к договору займа — п. 1 ст. 811 ГК), как к одной из мер гражданско-правовой ответственности, подпадающей под регулирование норм гл. 25 ГК «Ответственность за нарушение обязательств».

Согласно п. 4 названного Постановления проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, представленными по договору займа (ст. 809 ГК), кредитному договору (ст. 819 ГК) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК). Суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК). Проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК, прямо названы мерой гражданско-правовой ответственности (п. 15 ранее упомянутого Постановления).

В совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 выделяется особенность применения этой меры ответственности, состоящая в том, что отсутствие у должника денежных средств, необходимых для уплаты долга по обязательству, связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности, не является основанием для освобождения должника от уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ГК. Относительно этой меры ответственности даются разъяснения о применении правил об ответственности должника за действия третьих лиц (ст. 403 ГК) и о просрочке кредитора (ст. 406 ГК).

В частности, судам предложено учитывать, что согласно ст. 403 ГК в случае нарушения денежного обязательства третьими лицами, на которых было возложено его исполнение, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, взыскиваются не с этих лиц, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения, если законом не установлено, что такую ответственность несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем (п. 9 вышеназванного Постановления).

В том случае, когда кредитор отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором, либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены средства, и т.п.), кредитор считается просрочившим, и на основании п. 3 ст. 406 ГК должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора (п. 10 рассматриваемого Постановления).

Таким образом, на сегодняшний день можно констатировать, что сложилась судебно-арбитражная практика, которая однозначно исходит из того, что проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предусмотренные ст. 395 ГК (а стало быть, и ст. 811 ГК), по своей правовой природе относятся к мерам гражданско-правовой ответственности.

Такой подход в настоящее время находит поддержку и в юридической литературе. Например, Л.А. Новоселова отмечает, что «избранный судебной практикой подход к определению правовой природы годовых процентов, установленных п. 1 ст. 395 ГК РФ, объясняется прежде всего тем, что возможность начисления процентов законодатель связывает с противоправным поведением должника, с фактом нарушения денежного обязательства. Главным для определения природы данной меры воздействия является указание на «неисполнение денежного обязательства», «неправомерность» удержания денежных средств. Сама цель компенсации (оплаты) за пользование чужим капиталом в связи с этим отходит на второй план и не может быть положена в основу правовой квалификации, поскольку такая цель характерна для всех видов гражданско-правовой ответственности, за исключением разве что штрафной неустойки» .

Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 54.

Д.А. Медведев указывает: «Ответственность в договоре займа также носит односторонний характер. Нарушение заемщиком договора (просрочка возврата суммы долга) влечет для него последствия, установленные ст. 811 ГК. Они заключаются в возложении на заемщика обязанности по уплате процентов за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной в общей форме ст. 395 ГК. Таким образом, начисление двух разновидностей процентов происходит кумулятивно, путем сложения процентов — цены займа и процентов-ответственности» .

Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 433 (автор гл. 39 — Д.А. Медведев).

К аналогичным выводам пришел и Е.А. Суханов, который подчеркивает, что «если в конкретном договоре займа не говорится о его возмездном или безвозмездном характере и не установлен размер процентов за взятые взаймы деньги, а также не предусмотрены санкции на случай просрочки их возврата, то, во-первых, этот договор считается возмездным, а размер подлежащих уплате процентов определяется ставкой рефинансирования, во-вторых, в случае просрочки возврата суммы долга заемщик должен будет не только вернуть ее с указанными процентами (начисленными до момента возврата всей суммы займа), но еще и уплатить в качестве санкции проценты на основную сумму долга по той же ставке рефинансирования за все время просрочки» .

См.: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 2 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 209 — 210 (автор гл. 49 — Е.А. Суханов).

Вместе с тем с момента введения в действие части первой ГК, включающей ст. 395, не прекращается дискуссия по вопросу о том, к какой из известных форм гражданско-правовой ответственности следует относить проценты за пользование чужими денежными средствами, предусмотренные указанной статьей.

Некоторые авторы полагают, что проценты представляют собой форму возмещения убытков, причиненных кредитору в связи с неисполнением должником денежного обязательства. Так, в одном из последних комментариев к части второй ГК можно обнаружить следующее утверждение: «В п. 1 ст. 811 речь идет об ответственности заемщика, не возвратившего в установленный договором срок сумму займа. Он должен возместить займодавцу убытки, размер которых определяется в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК. Иными словами, на сумму долга подлежат уплате проценты в размере, определенном в названной статье, и за период времени, определенный в п. 1 ст. 811. Необходимо, однако, учесть, что как федеральным законом, так и самим договором может быть предусмотрен другой размер процентов, подлежащих выплате заемщиком при невозврате долга» .

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. С. 501 — 502.

В последние годы особенно активно (и довольно своеобразно) отстаивает взгляд на проценты как на форму возмещения убытков в виде упущенной выгоды В.А. Белов, который, основываясь на том, что «на практике ставки коммерческих банков по депозитам и вкладам равны (вклады до востребования) либо более (краткосрочные вклады) или менее (долгосрочные вклады) близки по величинам к ставке рефинансирования (учетной ставке) Банка России», приходит к следующему выводу: «Учитывая, что толкованием понятия «учетная ставка», принятым в российской арбитражной практике, является именно его понимание как ставки рефинансирования Банка России, можно заключить, что по крайней мере практика применения ст. 395 ГК позволяет кредиторам взыскивать со своих должников неполученные доходы (упущенную выгоду)».

«На наш взгляд, — пишет далее В.А. Белов, — порядок определения, взыскания и природа неполученных доходов ничем не отличаются от характеристики процентов, исчисляемых на основании ст. 395 ГК. А основанием взыскания процентов является не сам факт неисполнения денежного обязательства. а факт пользования чужими денежными средствами, явившийся следствием такого неисполнения» . При этом автора нисколько не смущает то обстоятельство, что в самой ст. 395 ГК имеется положение, определяющее зачетный характер процентов за пользование чужими денежными средствами по отношению к убыткам (надо полагать, и той их части, которая признается упущенной выгодой). «Поскольку упущенная выгода — это часть убытков, — рассуждает В.А. Белов, — вполне естественно, что уплата суммы упущенной выгоды возмещает часть убытков, а следовательно, все остальные убытки взыскиваются в части, не покрытой суммой взысканной упущенной выгоды» . «Итак, — заключает он, — проценты, начисляемые в соответствии с нормами ст. 395 ГК, по своей юридической природе есть не что иное, как предполагаемый размер упущенной выгоды. Это предположение может опровергать должник, доказав отсутствие пользования денежными средствами или пользование ими таким образом, который привел к получению доходов в меньшем размере, и кредитор, доказав факт получения доходов должником в размере большем, чем сумма начисленных процентов» .

Белов В.А. Указ. соч. С. 104 — 105.

Белов В.А. Указ. соч. С. 106.

Очевидно, что в рассуждениях В.А. Белова, особенно при формулировании окончательного вывода, активно эксплуатируется одно из законоположений, касающихся определения размера упущенной выгоды (п. 2 ст. 15 ГК), согласно которому, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы. Однако данная норма не имеет никакого отношения к процентам за пользование чужими денежными средствами, предусмотренным ст. 395 ГК.

Складывается впечатление, что рассуждения В.А. Белова могли бы приобрести логическую стройность и последовательность, если бы из текста ГК была изъята ст. 395 со всеми содержащимися в ней специальными правилами о процентах, взимаемых за неправомерное пользование чужими денежными средствами. В этом случае кредитор для обоснования размера убытков (в форме упущенной выгоды) действительно мог бы воспользоваться ставкой рефинансирования в качестве расчетного показателя (наиболее близкого к значениям ставок по вкладам и депозитам), а должник мог бы добиться опровержения расчета кредитора, «доказав отсутствие пользования денежными средствами или пользование ими таким образом, который привел к получению доходов в меньшем размере», если, конечно, кредитор не докажет «факт получения доходов должником в размере большем, чем сумма начисленных процентов» (как себе представляет существо их спора В.А. Белов).

Однако такая «виртуальная» ситуация оказывается совершенно невозможной в условиях, когда соответствующие правоотношения регулируются специальными нормами, содержащимися в ст. 395 ГК.

Во-первых, предусмотренные данной статьей проценты взимаются не только за фактическое пользование чужими денежными средствами, но и во всяком случае, когда имеют место их неправомерное удержание, уклонение от их возврата, просрочки в их уплате. На это обстоятельство, в частности, было обращено внимание в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Согласно п. 50 данного Постановления проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК, подлежат уплате независимо от того, получены чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений; как пользование чужими денежными средствами следует квалифицировать также просрочку уплаты должником денежных сумм за переданные ему товары, выполненные работы, оказанные услуги. Напротив, не имеет никакого правового значения, получил ли должник какие-либо доходы от пользования чужими денежными средствами.

Во-вторых, размер процентов за пользование чужими денежными средствами определяется ставкой рефинансирования лишь в том случае, если сами стороны в договоре не установят иной размер процентов, взимаемых за просрочку денежного обязательства. В этом случае практически утрачивается та мифическая связь между ставкой рефинансирования и упущенной выгодой кредитора, о которой говорит В.А. Белов.

В-третьих, если сумма подлежащих уплате процентов за просрочку денежного обязательства определена (по ставке рефинансирования или по договорной ставке), то никакие доказательства со стороны должника или кредитора относительно предполагаемых или фактически полученных должником доходов не могут оказать никакого влияния на ее взыскание (именно потому, что уплата указанных процентов не является возмещением убытков, причиненных кредитору просрочкой погашения денежного долга).

Узаконенные проценты, взимаемые за просрочку денежного обязательства, не могут быть признаны разновидностью убытков и в силу формально-юридических причин: определяя зачетный по отношению к убыткам характер процентов и предусматривая правило о взыскании убытков в части, не покрытой процентами (п. 2 ст. 395 ГК), законодатель никак не мог исходить из того факта, что указанные проценты являются убытками. Кроме того, в целом ряде иных норм, содержащихся в ГК (ст. ст. 337, 363, 365, 384 и др.), можно обнаружить понятия «убытки», «проценты», «неустойка», употребляемые в качестве отдельных самостоятельных категорий, обозначающих различные меры гражданско-правовой ответственности.

Не менее распространенной в юридической литературе является точка зрения, согласно которой узаконенные проценты за пользование чужими денежными средствами, предусмотренные ст. 395 и п. 1 ст. 811 ГК, признаются не чем иным, как законной неустойкой. Например, Д.А. Медведев пишет: «В литературе возник вопрос о юридической природе ответственности за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной ст. 395 ГК. Казалось бы, сущность обязанности, заложенной в данной статье, раскрывается самим ее названием — речь идет об имущественной ответственности в форме зачетной неустойки» .

Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 433 (автор гл. 39 — Д.А. Медведев).