С455 гк рф

Статья 409 ГК РФ. Отступное

Ст 409 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018 года.

По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного — уплатой денежных средств или передачей иного имущества.

(Статья в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

Комментарий к статье 409 ГК РФ:

В ГК РСФСР отсутствовало такое основание прекращения обязательства. Однако в дореволюционном гражданском праве России существовала возможность прекратить обязательство путем предоставления должником по согласию с кредитором взамен предмета обязательства другого имущества или денег. Такая возможность не была установлена в законе, а выводилась путем толкования нормы о праве сторон прекратить обязательство в любое время по взаимному соглашению .

См.: Анненков А. Система русского гражданского права. СПб., 1991. Т. III. С. 455.

В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. имелась статья об отступном, в которой оно трактовалось как одна из разновидностей задатка.

Пункт 3 ст. 396 ГК устанавливает, что в качестве отступного может выступать неустойка. Это означает, что стороны в своем соглашении могут договориться, что сумма неустойки, в том размере, которого она достигла на момент платежа, будет являться отступным и ее уплата прекращает обязательство.

Краткость данной статьи не позволяет дать однозначный ответ на некоторые вопросы, в частности каковы предмет отступного, вид обязательства, которое может быть прекращено с помощью отступного (договорное, внедоговорное) .

Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве России. М., 1999. С. 135, 136.

Статья 409. Отступное

По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного — уплатой денежных средств или передачей иного имущества.

(Статья в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

Комментарий к статье 409 ГК РФ

В ГК РСФСР отсутствовало такое основание прекращения обязательства. Однако в дореволюционном гражданском праве России существовала возможность прекратить обязательство путем предоставления должником по согласию с кредитором взамен предмета обязательства другого имущества или денег. Такая возможность не была установлена в законе, а выводилась путем толкования нормы о праве сторон прекратить обязательство в любое время по взаимному соглашению .

———————————
См.: Анненков А. Система русского гражданского права. СПб., 1991. Т. III. С. 455.

В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. имелась статья об отступном, в которой оно трактовалось как одна из разновидностей задатка.

Пункт 3 ст. 396 ГК устанавливает, что в качестве отступного может выступать неустойка. Это означает, что стороны в своем соглашении могут договориться, что сумма неустойки, в том размере, которого она достигла на момент платежа, будет являться отступным и ее уплата прекращает обязательство.

Краткость данной статьи не позволяет дать однозначный ответ на некоторые вопросы, в частности каковы предмет отступного, вид обязательства, которое может быть прекращено с помощью отступного (договорное, внедоговорное) .

———————————
Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве России. М., 1999. С. 135, 136.

Другой комментарий к статье 409 Гражданского Кодекса РФ

1. Отступное представляет собой способ прекращения обязательств, в силу которого по соглашению сторон взамен исполнения производится передача указанного в соглашении объекта. Этот способ может быть использован в различных ситуациях, в том числе когда низка вероятность надлежащего исполнения должником обязательства или когда кредитор утрачивает интерес в предмете исполнения. В практике банков, например, распространены случаи заключения с должником по кредитному договору или его поручителями соглашения об отступном, в силу которого взамен выплаты задолженности в собственность банка предоставляется имущество. При этом при передаче предмета соглашения об отступном происходит полное прекращение как основного, так и обеспечивающих обязательств. Иное может вытекать из соглашения об отступном, которое, например, предусматривает частичное прекращение обязательства.

В случае, когда стороны предусмотрели предоставление отступного по частям, при предоставлении части отступного обязательство считается прекращенным пропорционально фактически предоставленному отступному (п. 5 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ ).

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102.

Форма соглашения об отступном определяется в соответствии с общими положениями о форме сделки (ст. ст. 158 — 163 ГК). Требование о государственной регистрации такого соглашения, предусматривающего предоставление недвижимого имущества, законом не установлено, однако переход права собственности на основании исполненного соглашения об отступном требует государственной регистрации.

2. Соглашение об отступном определяет, как указано в комментируемой статье, размер, сроки и порядок предоставления отступного. При этом следует иметь в виду сложившееся в судебной практике толкование, в силу которого обязательство прекращается с момента предоставления отступного взамен исполнения, а не с момента достижения сторонами соглашения об отступном. Соглашение об отступном порождает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное (п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ). Поэтому достигнутое соглашение об отступном не обязывает должника передать указанный в таком соглашении предмет, т.е. не порождает нового обязательства.

До момента передачи отступного правовые последствия, на которые направлено соглашение об отступном (прекращение обязательства), не наступают. В одном из случаев предметом судебного рассмотрения было соглашение об отступном, заключенное между ОАО (должник) и ООО (кредитор). На основании этого соглашения был зарегистрирован переход права собственности к ООО, которое спустя три дня произвело отчуждение имущества (здания), указанного в соглашении, осуществив государственную регистрацию перехода права собственности к покупателю. Оценивая обстоятельства дела, Высший Арбитражный Суд РФ обратил внимание на то, что спорное здание находится во владении ОАО и не передавалось ООО, т.е. исполнение соглашения об отступном не состоялось. В п. 2.4 соглашения стороны установили, что передача отчуждаемого недвижимого имущества будет произведена по передаточному акту, который стороны обязуются подписать после государственной регистрации перехода права собственности на отчуждаемое недвижимое имущество в течение 10 дней с момента получения свидетельства о государственной регистрации права собственности. Как отметил ВАС РФ, исполнение соглашения есть реальное предоставление кредитору отступного .

———————————
Определение ВАС РФ от 11 января 2010 г. N ВАС-14882/09 по делу N А40-553/2008-53-6.

3. Несмотря на то что, как отмечалось, заключенное соглашение об отступном не обязывает должника к передаче предмета соглашения, оно тем не менее порождает важные последствия. Как указывается в Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ, в случае заключения соглашения об отступном кредитор не вправе требовать исполнения первоначального обязательства до истечения установленного сторонами срока предоставления отступного.

Так, банк и его должник по кредитному договору заключили соглашение об отступном, которым предусматривалось право должника предоставить кредитору в качестве отступного автомобиль. Сторонами был определен трехмесячный срок предоставления отступного. Спустя месяц банк обратился в суд с иском о взыскании задолженности по кредитному договору, ссылаясь на то, что соглашение об отступном не прекратило обязательств должника по кредитному договору, так как для его прекращения по основанию, предусмотренному ст. 409 ГК РФ, необходимо также и предоставление отступного. Высший Арбитражный Суд РФ отметил в этой связи, что, «заключив соглашение об отступном, банк фактически предоставил предпринимателю отсрочку в исполнении первоначального обязательства и может требовать исполнения должником обязательства по кредитному договору при неисполнении последним соглашения об отступном» .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102.

Статья 1216 ГК РФ. Право, подлежащее применению к уступке требования

Текущая редакция ст. 1216 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Право, подлежащее применению к соглашению между первоначальным и новым кредиторами об уступке требования, определяется в соответствии с правилами настоящего Кодекса о праве, подлежащем применению к договору. (Пункт в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

2. Допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником определяются по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки. (Пункт в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1216 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит неизвестные действовавшему ранее законодательству правила, относящиеся к определению права, подлежащего применению к уступке требования по договору (цессии).

При уступке требования производится перемена кредитора в обязательстве, при которой его права переходят к другому лицу. Возникающие при этом отношения между первоначальным (цедентом) и новым (цессионарием) кредиторами, а также новым кредитором и должником, которые могут находиться в различных государствах, зависят от решения вопроса о подчиненности их праву того или иного государства.

Используемый в статье подход к возникающим при уступке требования коллизионным вопросам соответствует сложившейся международной практике и законодательству зарубежных стран. При ее формулировании были восприняты нормы ст. 12 Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам. Аналогичное решение содержится в настоящее время в законодательстве Германии (ст. 33 Вводного закона к ГГУ от 18 августа 1896 г.), Швейцарии (Федеральный закон 1987 г. «О международном частном праве»), а также Англии (Закон 1990 г. «О договорах (применимое право)») и Италии (Закон 1995 г. «Реформа итальянской системы международного частного права»), инкорпорировавших во внутреннее право положения Римской конвенции.

Подобным образом решен вопрос в ст. 37 Закона Грузии 1998 г. «О международном частном праве». В то же время содержащееся в нем регулирование, как и правила рассматриваемой статьи, отступает от положений ст. 1227 Модели ГК для стран СНГ и законодательства отдельных стран СНГ (ст. 1287 ГК Армении, 1127 ГК Белоруссии, ст. 1201 ГК Киргизии, ст. 1192 ГК Узбекистана), согласно которым уступка требования в связи с договором входит в сферу действия права, подлежащего применению к самому договору.

2. Сфера действия права, подлежащего применению к соглашению об уступке требования, определяется в соответствии с общими положениями ст. 1215 ГК. В нее входят, в частности: толкование договора, права и обязанности сторон, исполнение договора, последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, прекращение договора, последствия недействительности договора (см. комментарий к ст. 1215).

Когда отношения, возникающие из уступки требования, подчинены российскому праву, следует учитывать норму ст. 390 ГК, устанавливающей пределы ответственности цедента перед цессионарием; согласно этой норме первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

3. При определении права, подлежащего применению к соглашению между первоначальным и новым кредиторами об уступке требования, п. 1 отсылает к общим нормам п. 1 и 2 ст. 1211 ГК. Из этого следует, что стороны могут сами выбрать право, подлежащее применению к их правам и обязанностям по такому соглашению. В случае отсутствия договоренности между ними вопрос решается на основании коллизионной привязки к праву страны, с которой договор наиболее тесно связан (см. комментарий к ст. 1211).

В связи с определением используемого п. 2 ст. 1211 ГК критерия наиболее тесной связи применительно к соглашению об уступке требования следует учитывать, что речь идет о сделке, связанной с возмездной (либо безвозмездной) передачей цедентом имущественных прав цессионарию, т.е. о передаче прав, осуществляемой в рамках соответствующего гражданско-правового договора (купли-продажи, мены, дарения и др.). Особый случай представляет договор финансирования под уступку денежного требования, предметом которого является переход прав к цессионарию.

Решающую роль в исполнении таких договоров играет сторона, уступающая требование (цедент). Соответственно, к соглашению об уступке требования, с учетом критерия наиболее тесной связи с договором, подлежит применению право страны цедента. Вместе с тем, исходя из формулировки п. 2 ст. 1211 ГК, допускаются и иные решения, принимаемые в зависимости от совокупности обстоятельств дела, условий или существа договора.

4. Право, подлежащее применению к форме соглашения об уступке требования, определяется в соответствии с положениями ст. 1209 ГК, подчиняющей (в виде общего правила) форму сделки праву места ее заключения (см. комментарий к ст. 1209).

Должна ли форма такого соглашения соответствовать праву, подлежащему применению к форме основной сделки, заключенной между первоначальным кредитором и должником, по которой уступаются требования? В российском праве этот вопрос решается на основании ст. 389 ГК, предусматривающей соблюдение письменной формы договора об уступке требования (простой письменной или нотариальной), если в этой форме совершена основная сделка.

В законодательстве отдельных зарубежных стран, в отличие от российского права, данный вопрос решается при помощи коллизионной нормы, подчиняющей форму соглашения об уступке требования праву, подлежащему применению к основному договору (см., например, ст. 145 Закона Швейцарии 1987 г. «О международном частном праве»). В международном торговом праве имеются и иные решения. Примером может служить Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г. . Согласно указанной Конвенции в зависимости от того, заключен ли договор об уступке между цедентом и цессионарием, находящимися в одном государстве либо в разных государствах, форма этого договора определяется с использованием коллизионных привязок к «праву, регулирующему договор», «праву страны места его заключения» либо «праву одного из государств».

———————————
Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности (Нью-Йорк, 12 декабря 2001 г.). Принята 12 декабря 2001 г. Резолюцией 56/81 на 85-ом пленарном заседании 56-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Конвенция открыта для подписания до 31 декабря 2003 г.

5. В п. 2 решаются коллизионные вопросы применительно к отношениям, тесно связанным с требованием, являющимся предметом уступки.

Указанное требование может возникать как из договорных, так и из других обязательств — односторонних сделок возмещения вреда, неосновательного обогащения и т.д. Подлежащее применению право, согласно п. 2, в каждом случае должно определяться на основании правил, установленных для каждого вида обязательств. Если требование, являющееся предметом уступки, вытекает из договорного обязательства, применимое право определяется с учетом положений ст. 1210 ГК, предусматривающей выбор права сторонами по соглашению сторон.

Правило п. 2 исходит из того, что, поскольку уступка требования означает перемену стороны в обязательстве, при которой цессионарий занимает место первоначального кредитора, а содержание прав и обязанностей сторон не меняется, на должника и нового кредитора распространяется право, подлежащее применению к обязательству (уступаемому требованию). Не исключается также возможность дополнительно определить по соглашению между должником и новым кредитором, какое право будет применяться к их обязательству.

К вопросам, разрешаемым на основе указанного права, отнесены: допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником.

6. Допустимость уступки требования связана с выяснением того, какие специальные правила и ограничения установлены соответствующими нормами применимого права.

Если применению подлежит российское право, следует иметь в виду ограничение ст. 383 ГК, согласно которой не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Уступка требования, как общее правило, не связывается с необходимостью получения согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК). Однако оно необходимо при уступке требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение (п. 2 ст. 388 ГК). Различного рода ограничения установлены и для отдельных обязательств. Так, не допускается передача принадлежащего бенефициару права требования по банковской гарантии другому лицу, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 372 ГК).

Существуют и нормы, исключающие возможность включать в договор условия, направленные на запрещение передачи прав. Согласно п. 3 ст. 993 ГК уступка прав комитенту по сделке допускается независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом, запрещающего или ограничивающего такую уступку.

Особенности уступки требования, значимые для определения ее допустимости, установлены также в различных федеральных законах: «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 9 июля 1999 г. (ст. 7), «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. (ст. 21), «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. (ст. 112, 140), «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16 июля 1998 г. (ст. 47) и т.д.

7. В соответствии с правом, подлежащим применению к уступаемому требованию, определяются отношения между новым кредитором и должником.

В практике МКАС возникали вопросы об объеме и условиях, на которых права цедента передаются цессионарию по договору об уступке требования. В подобных случаях при подчинении российскому праву сделки, из которой вытекают требования, являющиеся предметом уступки, должна применяться норма ст. 384 ГК о передаче прав в объеме, существовавшем на момент перехода прав, а также прав, которые обеспечивают исполнение обязательства.

Так, при рассмотрении спора, предметом которого явилась передача новому кредитору прав залога на имущество, предоставленного в обеспечение обязательства, в отношении которого должником было произведено исполнение, МКАС указал, что, поскольку залог является акцессорным обязательством, обеспечивающим основное обязательство, а оно не существует без основного обязательства, залоговые права не могут быть переданы в отношении исполненного обязательства .

———————————
См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации за 1998 г. Сост. М.Г. Розенберг. М: Статут, 1999. С. 105.

В связи с определением объема и условий, на которых передаются права цессионарию, практическую значимость имеет вопрос, связанный с признанием действительности арбитражной оговорки, включенной во внешнеэкономический договор.

В случаях применения российского права при рассмотрении отдельных дел суд исходил из того, что к упоминаемым в ст. 384 ГК условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору, может быть отнесено также условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров между участниками договора.

В связи с позицией цессионария о том, что арбитражная оговорка является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием, и имеет не материальный, а процессуальный характер и потому не могла быть передана ему по договору цессии, арбитражный суд указал, что предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору. Ранее же установленный сторонами порядок разрешения споров не ущемляет прав цессионария и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника .

———————————
Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц. Информационное письмо Президиума ВАС от 16 февраля 1998 г. N 29 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 4.

8. Коллизионная норма п. 2 распространяет свое действие на условия, при которых требование может быть предъявлено должнику. Таким условием, если речь идет о российском праве, является, например, представление должнику доказательств (договора, передаточного акта и др.) перехода требования к новому кредитору в целях защиты должника, который может не знать о свершившейся без его согласия цессии (ст. 385 ГК).

9. Надлежащее исполнение обязательства должником, упоминаемое в п. 2, в законодательстве различных стран нередко ставится в зависимость от того, знал ли должник о такой передаче прав новому кредитору. Должник считается свободным от обязательств перед новым кредитором, поскольку выполнил обязательство непосредственно цеденту, если в момент погашения задолженности не знал о передаче прав новому кредитору. Указанное правило признается законодательством Германии, Швейцарии, Австрии и др. В российском праве соответствующее правило установлено в п. 3 ст. 382 ГК.

10. Включение в ГК коллизионных норм, относящихся к уступке требования, ставит вопрос о том, распространяются ли они на случаи, когда в результате цессии стороной договора становится новый кредитор с местонахождением в том же государстве, что и должник. В российской правовой доктрине высказано мнение, что коль скоро отношения возникли в сфере действия соответствующего права и таковое определяет содержание отношений, объем прав и обязанностей сторон, то они не должны, как общее правило, автоматически ставиться в зависимость от перемены субъектного состава, с учетом возможности отдельных исключений, в частности связанных с действием строго императивных норм .

———————————
См.: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике международного коммерческого арбитражного суда. Изд. 2-е, перераб. и доп. , М.: Статут. 2000. С. 30 — 34; Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. Маковского А.Л., Суханова Е.А. М.: Юристъ, 2002. С. 455.

Консультации и комментарии юристов по ст 1216 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1216 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Гражданский кодекс Российской Федерации: федер. закон от

30.11.1994 № 51-ФЗ / СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

3. Градостроительный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 29.12.2004 № 190-ФЗ/ СЗ РФ.

4. Жилищный кодекс Российской Федерации: федер. закон от

29.12.2004 № 188-ФЗ / СЗ РФ. — 2005. — № 1 (ч. 1). — Ст. 14.

5. Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты российской федерации: федер. законот

30.12.2004 № 214-ФЗ /СЗРФ.- 2005. — № 1 (ч. 1). — Ст. 40.

6. Семейный кодекс Российской Федерации: федер. закон от

29.12.1995 № 223-ФЗ / СЗ РФ. — 1996.- № 1.- Ст. 16.

7. О бухгалтерском учете: федер. закон от 06.12.2011 № 402-ФЗ / СЗ РФ. — 2011. — № 50. — Ст. 7344.

8. О государственном кадастре недвижимости: федер. закон от 24.07. 2007 № 221-ФЗ / СЗ РФ. — 2007. — № 31. — Ст. 4017.

9. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним: федер. закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ / СЗ РФ. — 1997. — № 30. — Ст. 3594.

10. О жилищных накопительных кооперативах: федер. закон от

01.04.2005 № 215-ФЗ/ СЗ РФ. — 2005. — № 1 (ч.1). — Ст. 41.

11. О приватизации жилого фонда в РФ: федер. закон от 04.07.1991 № 1541-1 // Бюллетень нормативных актов. — 1992. — № 1.

12. Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции: постановление Правительства РФ от 28.01.2006 № 47 / СЗ РФ. — 2006. — № 6. — Ст. 702.

13. О главном государственном жилищном инспекторе Российской Федерации и порядке согласования назначения на должность и освобождения от должности руководителя органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющего региональный государственный жилищный надзор: постановление Правительства РФ от 12.09.2014 № 927 / СЗ РФ. — 2014. — № 38. — Ст. 5068.

14. О государственном жилищном надзоре: постановление Правительства РФ от 11.06.2013 № 493 / СЗ РФ. — 2013. — № 25. — Ст. 3156.

15. Положение О государственном учете жилищного фонда в Российской Федерации: постановление Правительства РФ от 13.10.1997 № 1301 / СЗ РФ. — 1997. — № 42. — Ст. 4787.

16. Положение о государственном жилищном надзоре: постановление Правительства РФ от 11.06.2013 № 493 / СЗ РФ. — 2013. — № 25. — Ст. 3156.

17. О муниципальном жилищном контроле и порядке взаимодействия органов муниципального жилищного контроля с органом регионального государственного жилищного надзора при организации и осуществлении муниципального жилищного контроля на территории Краснодарского края: закон Краснодарского края от 27.09.2012 № 2589-КЗ / Информационный бюллетень ЗС Краснодарского края.- 2012.

18. Об утверждении Порядка организации и осуществления регионального государственного жилищного надзора на территории Краснодарского края: постановление главы администрации (губернатора) Краснодарского края от 12.12.2013 № 1464 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.http://admkrai.krasnodar.ru/

19. Об утверждении административного регламента осуществления муниципального жилищного контроля на территории муниципального образования город Краснодар: постановление администрации МО город Краснодар от 26.09.2013 № 7327 / Вестник органов местного самоуправления МО г. Краснодар. — 2013. — № 21 (ч. II).

20. Об основах федеральной жилищной политики: федер. закон от 24.12.1992 № 4218-1 (Утратил силу) / Российская газета. -1993.- № 15.

21. О собственности в СССР: Закон СССР от 06.03.1990 № 1305-1 (Утратил силу) / Свод законов СССР. — Т. 2. — С. 44-1.

22. О собственности в РСФСР: Закон РСФСР от 24.12.1990 № 443-1 (Утратил силу) / Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. — 1990. — № 30. — Ст. 416.

23. Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства. СП 30-102-99: постановление Госстроя России от 30.12.1999 № 94. — М.: Госстрой России. ЦНИИЭП гражданстрой. ГУП ЦПП, 2000.

24. Решение Курганинского районного суда Краснодарского края по делу № 2-1695/2015 от 07.10.2015 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.http://sudact.ru.

25. Решение Прикубанского районного суда г. Краснодара по делу № 2-402/2014[Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.http://krasnodar-prikubansky.krd.sudrf.ru.

26. Андропов В.В. Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации /В.В. Андропов [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут.- 2012. — С. 620.

27. Грудцына Л.Ю. Жилищное право России /Л.Ю. Грудцына. — М.: ЭКСМО, 2005. — С. 656.

28. Гонгало Б.М. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу V: Наследственное право / Б.М. Гонгало [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2013. — С. 264.

29. Гражданское право: учебник. Ч. 2 / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: Проспект, 1998.- С. 784.

30. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1 / под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. — М.: ТК Велби, 2006. — С. 455.

31. Научно-практический комментарий к Жилищному кодексу РФ / под ред. Л.Ю. Грудцына, А.А. Спектор, Е.С. Филиппова. — М.,2009.

Новация как способ прекращения обязательства

Свит Юлия Павловна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина.

В статье дается характеристика одного из способов прекращения обязательств по соглашению сторон — новации, рассматриваются проблемы, возникающие в практической деятельности при применении данного способа прекращения обязательств.

Ключевые слова: новация; отступное; прекращение обязательства; банкротство.

Novation as a method of obligation termination

Svit Yulia Pavlovna, Candidate of Laws, associate professor of the Civil and family law department of the Moscow state legal academy n.a. O.E. Kutafin.

The one of methods to terminate an obligation under the parties’ agreement, i.e. novation, characteristics is given in the article. The problems emerging in practice by using the aforementioned method to terminate an obligation are analyzed.

Key words: novation; kickback; obligation termination; bankruptcy.

Новация (от лат. novatio — изменение, обновление) — один из широко распространенных способов прекращения обязательства по соглашению сторон. Возможность прекращения обязательства по соглашению сторон основывается на положении п. 2 ст. 1 ГК РФ, в соответствии с которым граждане (физические лица) и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Под новацией понимается соглашение сторон о замене одного обязательства другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (п. 1 ст. 414 ГК РФ) .

Изначально новацией считалась также замена обязательства на основании судебного решения (см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 2. М., 1997. С. 341 — 342).

Новация как способ прекращения обязательств была известна еще римскому праву. В тот период она связывалась, прежде всего, с заменой должника в обязательстве. Также допускалась новация и по другим причинам, например ввиду отсрочки исполнения договора .

См.: Черниловский З.М. Римское частное право. М., 1997. С. 154.

Условиями новации являются:

  1. Допустимость замены первоначального обязательства.
  2. Действительность основания возникновения первоначального обязательства.
  3. Наличие соглашения сторон о прекращении обязательства путем замены его новым.
  4. Отличие нового обязательства от первоначального по предмету или способу исполнения.
  5. Сохранение состава участников.

Допустимость предполагает отсутствие законодательного запрета на замену существующего обязательства новым. Новацией может быть прекращено любое обязательство, в том числе имеющее внедоговорный характер, если такая возможность прямо не исключена законодательством, в том числе обязательство по возмещению вреда имуществу, обязательство о возврате неосновательного обогащения.

В п. 2 ст. 414 ГК РФ предусмотрено два вида обязательств, новация по которым исключается: обязательства из причинения вреда жизни и здоровью, а также обязательства по уплате алиментов (п. 2 ст. 414 ГК РФ). Высказывалась точка зрения, что новация в отношении указанных обязательств невозможна, поскольку предмет и способ их исполнения определяются императивными нормами законодательства . Однако семейное законодательство допускает возможность изменения предмета или способа исполнения алиментного обязательства (ст. ст. 101, 118 СК РФ). Для решения данной проблемы в п. 6.6 раздела V Концепции развития гражданского законодательства предполагается включение в п. 2 ст. 414 ГК РФ оговорки «если иное не установлено законом». Это уточнение предлагается ввести в целях гармонизации положений о новации с диспозитивными нормами, закрепленными в семейном законодательстве применительно к алиментным обязательствам .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. М., 1997. С. 455.
Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

Указание на запрещение новации в отношении алиментных обязательств свидетельствует о том, что положения гл. 26 ГК РФ могут быть применены к алиментным обязательствам в части, не урегулированной специальными нормами ст. 120 СК РФ. Представляется, что гл. 26 ГК РФ может субсидиарно применяться и в отношении других имущественных обязательств, предусмотренных семейным законодательством. Этот вывод следует из ст. 4 СК РФ.

Решение проблемы допустимости новации алиментного обязательства невозможно без учета цели и последствий данной сделки: прекращение первоначального обязательства предполагает согласование заново не только условия о предмете или способе исполнения, но и иных условий исполнения. Кроме того, новация исключает возможность предъявления любых требований, вытекающих из первоначального обязательства, в том числе о взыскании задолженности, возникшей из первоначального обязательства. Семейное же законодательство предусматривает в императивном порядке возможность взыскания алиментов за прошедший период (п. 1 ст. 113 СК РФ). Таким образом, по сути, новация алиментного обязательства лишена смысла, если не внести соответствующие изменения в семейное законодательство. Если сохраняются ранее возникшие обязанности, по умолчанию сохраняются иные условия, то изменение предмета или способа исполнения является не новацией, а изменением действующего обязательства.

Запрещена новация в рамках конкурсного производства (ч. 2 п. 9 ст. 142 ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ). Данный запрет обусловлен несовместимостью прекращения обязательства с целями и задачами конкурсного производства: данная процедура направлена на ликвидацию организации и, соответственно, прекращение всех ее прав и обязанностей. В этих условиях появление нового обязательства будет лишь препятствовать формированию конкурсной массы. Кроме того, обязательство кредитора, заключившего соглашение о новации, может быть квалифицировано как текущие платежи в соответствии со ст. 5 Закона о банкротстве, что изменит правовой статус конкурсного кредитора в рамках рассмотрения дела о банкротстве (ч. 2 ст. 5 Закона о банкротстве).

СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Таким образом, новация на стадии конкурсного производства может нарушить пропорциональность и очередность удовлетворения требований конкурсных кредиторов .

См.: Аминов Е.Р. Особенности соглашения о новации в процедуре несостоятельности (банкротства) // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 5. С. 28 — 33.

Осуществление новации в период проведения иных процедур, а также в преддверии банкротства ограничивается положениями п. 1 ст. 61.2 Закона о несостоятельности, согласно которому сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия судом заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана недействительной, если она носит неравноценный характер или существенно ухудшает положение должника.

При новации обязательств в рамках банкротства необходимо учитывать не только ограничения, касающиеся самого соглашения о новации, но и условия совершения той сделки, на основании которой возникнет новое обязательство. Так, совершение сделок, связанных с приобретением, отчуждением имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов балансовой стоимости активов должника, сделок, связанных с выдачей займов и некоторых других в ходе финансового оздоровления, может осуществляться только с согласия собрания (комитета) кредиторов. При несоблюдении установленной процедуры согласования такие сделки могут быть признаны недействительными (ст. 82 Закона о несостоятельности). Таким образом, если новация основана на сделке, требующей соответствующего согласования, оно должно быть произведено.

Не исключается новация в отношении дополнительных (субсидиарных) обязательств. К примеру, обязательство по уплате неустойки может быть новировано в заемное обязательство (п. 5 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 414 Гражданского кодекса РФ) .

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 103 // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.

Возникает вопрос о возможности применения новации в качестве способа прекращения обязательств в иных отраслях права. Новация — субинститут гражданского права, однако, как уже указывалось выше, не исключено применение гражданско-правовых способов прекращения обязательства к обязательствам семейно-правового характера. Представляется, что новация, если это прямо не запрещено законодательством и не противоречит существу правоотношений, может применяться и к обязательствам, регулируемым другими отраслями, относящимися к частному праву. Для прекращения административных, финансовых и других публично-правовых обязательств новация может быть использована только при наличии прямого указания закона (п. 3 ст. 2 ГК РФ).

Не исключается применение новации в случаях, когда правоотношение, по сути, относится к числу гражданско-правовых, но в силу участия в нем публичного образования регулируется не только гражданским, но и иными отраслями законодательства, например бюджетным. Так, ст. 105 БК РФ содержит норму о реструктуризации государственного (муниципального) долга. Под реструктуризацией долга в Бюджетном кодексе понимается основанное на соглашении прекращение долговых обязательств, составляющих государственный или муниципальный долг, с заменой указанных долговых обязательств иными долговыми обязательствами, предусматривающими другие условия обслуживания и погашения обязательств.

В судебной практике правовая природа реструктуризации, предусмотренной ст. 105 БК РФ, оценивалась неоднозначно. Различие в подходах можно проследить на примере новации облигаций внутреннего государственного валютного облигационного займа после кризиса 1998 г., осуществлявшейся на основании Постановления Правительства от 29 ноября 1999 г. N 1306 «О новации облигаций внутреннего государственного валютного облигационного займа III серии» . В Постановлении ФАС Московского округа от 16 марта 2000 г. по делу N КГ-А40/723-00 указывалось, что названное Постановление регулирует порядок реструктуризации государственного долга, содержание которой существенно отличается от новации как способа прекращения обязательств, предусмотренной ст. 414 Гражданского кодекса РФ .

СЗ РФ. 1999. N 49. Ст. 5999.
СПС «КонсультантПлюс».

В Постановлении от 31 июля 2001 г. по делу N КГ-А40/3865-01 ФАС Московского округа занял противоположную позицию: Постановлением от 29 ноября 1999 г. N 1306 предоставлена возможность участия в реструктуризации государственного долга в форме направления средств долга на покупку государственных ценных бумаг. Результатом новации является совокупность обязательств по вновь выпускаемым ценным бумагам.

Выводы судов низших инстанций о новации обязательств спорных ГКО в другие ценные бумаги со ссылкой на ст. 414 ГК РФ являются правильными .

Отношения по государственным займам, несмотря на их специфику, все же следует считать гражданско-правовыми. Общие положения о государственном займе установлены ст. 817 ГК РФ. Поэтому подобное обязательство можно прекратить новацией, в том числе проводимой с целью реструктуризации долга.

Однако понятие «реструктуризация долга» нельзя отождествлять с новацией. Последняя может быть использована как один из способов проведения реструктуризации.

Новация может использоваться как способ прекращения внутренних долговых обязательств, а также при урегулировании отношений погашения внешнего долга. В частности, в 1993 г. государства — бывшие республики Союза ССР погашали свои государственные долги перед Российской Федерацией в имущественной форме: поставками товаров, передачей пакетов акций ключевых производственных объектов; в 1995 — 1996 гг. государственный долг Российской Федерации перед странами — членами бывшего Совета экономической взаимопомощи погашался поставками российских товаров .

См.: Крохина Ю.А. Государственный кредит и государственный долг: политические причины и правовые последствия // Финансовое право. 2003. N 2.

Не исключена замена на одно новое обязательство нескольких существующих обязательств между теми же лицами, в том числе возникших из разнородных сделок или иных правовых оснований. К примеру, судом была признана новацией замена на единое обязательство обязательств, возникших между теми же сторонами из агентского договора и договора займа .

Постановление ФАС Московского округа от 14 апреля 2010 г. N КГ-А40/2885-10 по делу N А40-57392/09-73-190 // СПС «КонсультантПлюс».

Новация допускается в отношении действующего обязательства. Если обязательство прекратилось, его новировать невозможно. Так, суд признал ничтожной новацию долга, возникшего из договора хранения, пояснив, что, «поскольку истец распорядился всем количеством переданного на хранение зерна и до конца действия договора ответчику больше не передавал зерно на хранение, обязательства между сторонами по договору об оказании услуг хранения прекратились исполнением» .

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 ноября 2000 г. по делу N Ф04/2945-730/А46-2000 // СПС «КонсультантПлюс».

Требование действительности основания возникновения первоначального обязательства объясняется тем, что новация исходит из презумпции наличия обязательства. Если же недействительна сделка, являвшаяся основанием возникновения первоначального обязательства, такое обязательство считается несуществующим, а следовательно, оно не может быть прекращено. Однако при этом следует учитывать, что если ничтожная сделка изначально недействительна и не требует ее признания таковой, оспоримая сделка должна порождать предусмотренные ею правовые последствия, пока в установленном порядке не признана судом недействительной (ст. 166 ГК РФ). Таким образом, если оспоримая сделка не оспорена в установленном порядке, она подлежит исполнению. Следовательно, новация обязательств, возникших из такой сделки, не будет считаться недействительной. Ничтожная сделка может породить обусловленные в ней правовые последствия только при санации, т.е. признании ее действительной, что допускается в отношении сделок малолетних и недееспособных (п. 2 ст. 171, ст. 172 ГК РФ). В остальных случаях правовых последствий, предусмотренных ничтожной сделкой, не возникает, соответственно соглашение о новации будет ничтожно, независимо от того, была ли оспорена ничтожная сделка и заявлялось ли требование о применении последствий недействительности. Аналогичные случаям недействительности сделки последствия для соглашения о новации возникают при признании соглашения, из которого должно было возникнуть первоначальное обязательство, незаключенным. Однако следует учитывать, что в некоторых случаях суды признают обязательства возникшими даже при отсутствии согласования всех существенных условий на стадии заключения договора. Так, ОАО «Электротехмаш» обратилось с иском к ОАО «Северсталь» о признании недействительным (ничтожным) соглашения о новации от 25 декабря 2006 г. и взыскании с ответчика неосновательного обогащения со ссылкой на незаключенность договора займа, обязательства из которого были прекращены новацией. По мнению истца, договор займа, послуживший основанием для заключения оспариваемого соглашения о новации, является незаключенным, так как стороны договора не достигли соглашения о наименовании и количестве вещей, передаваемых в собственность заемщику. Кроме того, в регистрах бухгалтерского учета истца отсутствует информация о получении от ответчика займа в виде денежных средств или вещей. Как было установлено судом, в приложениях к договору стороны согласовали перечень передаваемой дебиторской задолженности, запасов, металлопроката, горюче-смазочных материалов и другой продукции заимодавца. Кроме того, стороны в соглашении о новации констатировали, что заимодавец предоставил заем. Следовательно, для признания новации недействительной оснований не было .

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 октября 2009 г. по делу N А13-1829/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

Также не признано недействительным соглашение о новации, предусматривавшее прекращение обязательств по договору на выполнение проектно-изыскательских работ, в котором не было согласовано существенное условие — сроки выполнения работ. При этом суд указал, что положения ст. ст. 432, 433 ГК РФ о моменте заключения договора не исключают возможности согласования его существенных условий и после составления письменного соглашения, в том числе путем совершения конклюдентных действий в порядке п. 3 ст. 438 ГК РФ. По данному делу суд пришел к выводу о том, что сроки выполнения работ согласовывались сторонами в процессе исполнения договора и указаны в актах выполненных работ, оформленных истцом и ответчиком, следовательно, оснований считать первоначальный договор незаключенным не имеется .

Постановление ФАС Центрального округа от 24 августа 2010 г. по делу N А14-20321/2009/634/1 // СПС «КонсультантПлюс».

Требование о достижении соглашения о замене обязательства новым имеет два аспекта.

Во-первых, требование о наличии соглашения означает, что не будет считаться новацией прекращение обязательства путем замены его новым с иным предметом или способом исполнения, если такая замена основана на ином юридическом факте, нежели договор.

Во-вторых, достижение соглашения о замене означает, что воля произвести новацию должна быть четко выражена в соглашении, иначе такое соглашение не будет считаться новацией.

Не считается новацией замена обязательства по решению суда, в том числе, когда производится изменение способа исполнения судебного решения (ст. 324 АПК РФ). Вместе с тем до вынесения судом решения и на стадии исполнительного производства стороны могут заключить мировое соглашение, предусматривающее осуществление новации обязательства . Не исключено также совершение новации обязательства, возникшего на основании решения суда. Вступившим в законную силу решением суда первой инстанции было признано ничтожным соглашение о новации, предусматривавшее изменение порядка и способа исполнения судебных решений. По мнению суда, стороны должны были обратиться в арбитражный суд с заявлением об изменении порядка и способа исполнения судебных решений. Отменяя данное решение, суд кассационной инстанции указал, что данное соглашение не противоречит ст. ст. 309, 310 ГК РФ .

В теории иногда мировое соглашение рассматривается как способ прекращения обязательств, что представляется не совсем верным, поскольку мировое соглашение — прежде всего, институт процессуального права, имеющий целью прекращение судебного спора. Мировое соглашение не всегда предусматривает прекращение обязательств. Кроме того, в мировом соглашении могут предусматриваться и иные способы прекращения обязательств. Например, путем предоставления отступного.
См.: Постановление ФАС Московского округа от 25, 27 декабря 2006 г. по делу N КГ-А40/12503-06 // СПС «КонсультантПлюс».

Судебная практика признает новацией только те случаи, когда стороны прямо оговаривают прекращение первоначального обязательства новым. То есть намерение произвести новацию не предполагается. Если стороны намерены совершить новацию, то они должны это определенно выразить (п. 2 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 414 Гражданского кодекса РФ).

В случаях, когда четкого намерения прекратить первоначальное обязательство новым не усматривается, изменение предмета или способа исполнения рассматривается как изменение существующего обязательства.

Кроме того, стороны должны согласовать существенные условия обязательства, которым прекращается первоначальное обязательство. Иначе соглашение о новации будет считаться незаключенным (п. 3 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 414 Гражданского кодекса РФ).

Иногда как новацию ошибочно квалифицируют отдельный этап исполнения существующего обязательства, в частности, в случаях, когда имущество передается в аренду с правом выкупа .

Как новацию при этом рассматривают заключаемый во исполнение аренды договор купли-продажи. Однако заключение соглашения о выкупе на условиях, определенных первоначальным договором, является необходимым этапом развития отношений, возникших из первоначального договора. См., например: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12 апреля 2010 г. по делу N А56-434/2008 // СПС «КонсультантПлюс».

ГК не определяет форму соглашения о новации. Соответственно при оформлении соглашения о новации должны соблюдаться общие положения о форме сделки. Специально оговорена форма соглашения о новации лишь в отношении новации в заемное обязательство, предусмотренной ст. 818 ГК РФ. Замена обязательств из купли-продажи, аренды и т.д. на заемное обязательство производится в форме, установленной для договора займа (п. 2 ст. 818 ГК). Вывод о том, что форма соглашения о новации «автономна» от формы соглашения, лежащего в основе новируемого обязательства, подтверждается судебной практикой .

См., например: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 августа 2010 г. N 09АП-18642/2010-ГК // СПС «КонсультантПлюс».

Новация предполагает изменение предмета или способа исполнения. Под предметом исполнения понимается материальное или иное благо, на которое направлены действия сторон. Изменением предмета исполнения — замена первоначального предмета исполнения предметом другого рода, а также изменение его количественных характеристик, ассортимента и т.п. Изменением предмета исполнения будет передача взамен одного индивидуально-определенного объекта другим, обладающим аналогичными характеристиками, например предоставление иного нежилого помещения . Способ исполнения определяет, каким образом должно исполняться обязательство. Понятие изменения способа исполнения является предметом дискуссий. В науке и судебной практике отсутствует единство в решении вопроса об изменении способа исполнения. Высший Арбитражный Суд РФ толкует понятие «способ исполнения обязательства» достаточно узко и не признает изменением способа исполнения изменение условий осуществления предусмотренных обязательством действий, например изменение порядка расчетов (замена разового платежа на оплату в рассрочку и т.п.) . В то же время имеются судебные решения, в которых новацией признается изменение формы расчетов (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 декабря 2000 г. N А56-21261/2000) . В научной литературе обычно вместо выработки четкого понятия и признаков способа исполнения приводятся отдельные казусы.

См.: Там же.
Пункт 1 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 414 Гражданского кодекса РФ // СПС «КонсультантПлюс».
СПС «КонсультантПлюс».

Если обратиться к законодательству, в нем можно обнаружить иной, нежели у ВАС РФ, подход к понятию «способ исполнения обязательства». Так, ст. 104 СК РФ рассматривает как различные способы уплаты алиментов их предоставление в твердой денежной сумме, уплачиваемой периодически, и в твердой денежной сумме, уплачиваемой единовременно. Учитывая, что Гражданский кодекс не выделяет порядка осуществления действий по исполнению обязательства, а указывает только на способ, можно рассматривать порядок совершения действий как составляющую способа исполнения. К тому же в теории принято относить к способу исполнения обязательства исполнение полностью или по частям (ст. 311 ГК РФ).

Изменение иных условий обязательства (срока, места исполнения и т.д.) не считается новацией.

Статья 414 ГК РФ не связывает новацию с изменением вида обязательства. Следовательно, обязательство может быть заменено новым обязательством того же вида, но с другим предметом или способом исполнения. К примеру, новацией была признана арбитражным судом замена нескольких кредитных договоров одним кредитным договором между теми же сторонами (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 января 1997 г. N 3544/96) . Данный пример свидетельствует также о возможности замены нескольких обязательств одним новым. Соответственно возможны варианты, когда одно обязательство будет заменено несколькими новыми обязательствами.

Вестник ВАС РФ. 1997. N 5.

С точки зрения необходимости изменения предмета или способа исполнения обязательства при новации интересно положение ст. 818 ГК РФ о замене заемным обязательством долга по договорам купли-продажи, аренды и т.п. В данном случае предмет исполнения (определенная денежная сумма) и способ исполнения (форма передачи денег) могут остаться прежними, изменяется лишь вид обязательства.

В связи с проблемой изменения предмета и способа исполнения в правоприменительной практике возник вопрос, будет ли считаться новацией соглашение сторон о замене одного предварительного договора другим, предусматривающим обязанность заключить иной основной договор или тот же основной договор, но на иных условиях.

Суть предварительного договора — принятие сторонами на себя обязательства заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Таким образом, содержание предварительного договора представляет собой единственное обязательство, а именно обязательство сторон по заключению в будущем соответствующего договора на условиях, предусмотренных предварительным договором. Возникновение непосредственно из предварительного договора каких-либо прав на имущество, которое должно быть предметом основного договора, противоречит природе предварительного договора.

Поэтому, если изменится вид договора, который стороны собираются заключить в будущем, либо условия этого договора, это не изменит ни предмет, ни способ исполнения предварительного договора .

Постановление ФАС Московского округа от 18 сентября 2008 г. N КГ-А41/8020-08 по делу N А41-К1-20932/07 // СПС «КонсультантПлюс».

Из определения новации следует, что субъектный состав обязательства должен остаться прежним. Изменение субъектного состава по соглашению сторон осуществляется в порядке уступки требования и перевода долга (гл. 24 ГК).

Последствиями новации обязательства являются:

  1. Прекращение действия первоначального обязательства и, соответственно, невозможность предъявления исков из первоначального обязательства после его замены.
  2. Сроки исковой давности текут исходя из условий нового обязательства.
  3. Дополнительные обязательства, связанные с первоначальным (залог, поручительство), прекращают свое действие, если иное не предусмотрено соглашением сторон. При этом следует обратить внимание на то, что не всегда обеспечение предоставляется контрагентом, его может предоставить третье лицо.

Соглашением о новации могут быть сохранены только те дополнительные обязательства, которые существуют между теми же сторонами. Если в дополнительном обязательстве участвует третье лицо (например, залогодатель, не являющийся должником по основному обязательству), это обязательство не может быть сохранено (п. 6 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 414 Гражданского кодекса РФ). Данное ограничение основано на положении п. 3 ст. 308 ГК РФ: обязательство не может создавать обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон. Формулировка п. 3 ст. 414 ГК РФ не позволяет сделать однозначный вывод по поводу того, как следует оформить согласие третьего лица на сохранение ранее предоставленного обеспечения. Прежде всего следует выяснить, будет ли идти в данном случае речь о сохранении дополнительного обязательства или о возникновении нового обеспечительного обязательства с аналогичными условиями. Если речь идет о сохранении дополнительного обязательства, для этого будет достаточно выражения третьим лицом согласия на это. Если обеспечивавшее первоначальное дополнительное обязательство прекращается, вместо него может возникнуть лишь новое дополнительное обязательство. Следовательно, с третьим лицом должно быть заключено новое соглашение о предоставлении обеспечения .

См.: Бациев В.В. Практический комментарий отдельных положений главы 26 Гражданского кодекса РФ о прекращении обязательств (за исключением положений о зачете) // Арбитражные споры. 2007. N 4. С. 120.

Невозможность предъявления требований, вытекающих из первоначального и связанных с ним дополнительных обязательств, распространяется и на те требования, право предъявления которых возникло до заключения соглашения о новации. Так, арбитражный суд отказал во взыскании после заключения соглашения о новации начисленной за предшествовавший новации период неустойки (п. 4 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 414 Гражданского кодекса РФ).

Новация имеет значительное сходство с иным способом прекращения обязательства по соглашению сторон — отступным. Вместе с тем эти способы имеют и существенные различия, главное из которых — момент прекращения первоначального обязательства.

При отступном основное обязательство прекращается только после исполнения соглашения об отступном, тогда как при новации основное обязательство прекращается сразу после заключения соглашения о новации. При этом исполнение нового обязательства производится уже после прекращения основного. Соглашение об отступном предполагает совершение действий по предоставлению определенных благ только одной стороной, тогда как новое обязательство, возникающее при новации, не исключает взаимных прав и обязанностей. При предоставлении отступного не действует условие о сохранении состава участников первоначального обязательства, следовательно, соглашение о предоставлении отступного с кредитором может заключить и третье лицо, не участвовавшее в первоначальном обязательстве.

Несмотря на отмеченные различия, в некоторых случаях на практике весьма сложно разграничить данные способы и определить, какой из них стороны имели в виду. В частности, это касается выдачи векселя взамен первоначального исполнения. Судебная практика основывается на разъяснениях, данных в п. 35 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей». В нем указывается, что в случаях, когда соглашением предусматривается, что одна сторона передает товары, производит работы или оказывает услуги, а другая выдает (передает) вексель или акцептует выставленный на нее вексель на согласованных условиях, то обязательства последней считаются исполненными при совершении этих действий. Обязанность должника уплатить денежную сумму может быть прекращена выдачей (передачей) или акцептом векселя на согласованных с кредитором условиях. В этом случае денежное обязательство по договору следует считать прекращенным на основании ст. 409 ГК РФ (отступное), если сторона, выдавшая (передавшая) вексель, не несет по нему ответственности, либо на основании ст. 414 ГК РФ (новация), если эта сторона принимает на себя ответственность по векселю .

См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 сентября 2010 г. по делу N А56-67307/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

Проблемы возникают также с квалификацией различного рода соглашений о погашении задолженности, заключаемых сторонами первоначального обязательства. В теории отмечается, что «главным критерием отличия отступного от новации является волеизъявление сторон, направленное на выбор момента, с наступлением которого они связывают прекращение первоначального обязательства. Сомнения, возникающие при квалификации правоотношения сторон, сложившегося в результате заключения соглашения «о порядке погашения задолженности» и решении вопроса: произошла ли новация обязательства или было согласовано условие о замене исполнения, должны разрешаться в пользу последнего. Необходимо исходить из презумпции отступного и считать достигнутым именно соглашение о замене исполнения, если сторона, ссылающаяся на новацию, не смогла доказать наличие соглашения по этому поводу» . Замена предмета исполнения возможна и в рамках действующего обязательства. Поскольку предполагать прекращение обязательств нельзя, если это очевидно не следует из соглашения сторон, презумпция отступного может быть применена лишь при наличии определенно выраженного намерения прекратить существующее обязательство.

Бациев В.В. Указ. соч. С. 119.

В заключение можно отметить, что существующие в правоприменительной практике проблемы свидетельствуют о необходимости дополнения положений ГК РФ о новации, в частности, установления требований к форме соглашения о новации, определения понятий «предмет исполнения» и «способ исполнения», допустимости применения новации к обязательствам, регулируемым иными отраслями права. Также важно установить более четкое разграничение новации и отступного.

Библиографический список

  1. Аминов Е.Р. Особенности соглашения о новации в процедуре несостоятельности (банкротства) // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 5.
  2. Бациев В.В. Практический комментарий отдельных положений главы 26 Гражданского кодекса РФ о прекращении обязательств (за исключением положений о зачете) // Арбитражные споры. 2007. N 4.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

  1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. М., 1997. С. 455.
  2. Крохина Ю.А. Государственный кредит и государственный долг: политические причины и правовые последствия // Финансовое право. 2003. N 2.
  3. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 2. М., 1997.
  4. Черниловский З.М. Римское частное право. М., 1997.