Семейный кодекс издан

Семейный Кодекс Украины — основной кодифицированный нормативный правовой акт, регулирующий семейные отношения на территории Украины.

Семейный кодекс Украины определяет основы брака, личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, основания возникновения, содержание личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей родителей и детей, усыновителей и усыновленных, других членов семьи и родственников.

Регулирование семейных отношений осуществляется настоящим Кодексом с целью: укрепления семьи как социального института и как союза конкретных лиц; утверждения чувства долга перед родителями, детьми и другими членами семьи; построения семейных отношений на паритетных началах, на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и поддержки; обеспечения каждого ребенка семейным воспитанием, возможностью духовного и физического развития.

СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Экономика и право: словарь-справочник. — М.: Вуз и школа . Л. П. Кураков, В. Л. Кураков, А. Л. Кураков . 2004 .

Смотреть что такое «СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» в других словарях:

Семейный кодекс Российской Федерации — Федеральный закон Российской Федерации «Семейный кодекс Российской Федерации» Номер: 223 ФЗ Принятие: Государственной думой 8 декабря 1995 Подписание: Президентом 29 декабря 1995 … Википедия

Семейный кодекс( Российской Федерации) — (СК РФ) систематизированный законодательный акт, вступил в действие с 1.3.1996. СК РФ является осн. законом, регулирующим условия и порядок вступления в брак, прекращения брака, признание его недействительным; имущественные и личные… … Педагогический терминологический словарь

СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — систематизированный законодательный акт, объединяющий нормы, которые регулируют отношения, вытекающие из брака и принадлежности к семье … Большой Энциклопедический словарь

Семейный кодекс РФ — федеральный закон «Семейный кодекс Российской Федерации» Номер: 223 ФЗ Принят: Государственной думой 8 декабря 1995 Подписан: Президентом 29 декабря 1995 Вступил в силу … Википедия

Семейный кодекс — федеральный закон «Семейный кодекс Российской Федерации» Номер: 223 ФЗ Принят: Государственной думой 8 декабря 1995 Подписан: Президентом 29 декабря 1995 Вступил в силу … Википедия

семейный кодекс — в Российской Федерации систематизированный законодательный акт, регулирующий условия и порядок вступления в брак, его прекращения и признания недействительным; личные неимущественные и имущественные отношения в семье (между супругами, родителями… … Энциклопедический словарь

КОДЕКС СЕМЕЙНЫЙ — СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. кодекс стандартной практики, относящейся к требованиям, предъявляемым к документам, связанным с импортом товаров документ, принятый странами членами ГАТТ в 1952 г., носит рекомендательный характер. В нем… … Юридическая энциклопедия

КОДЕКС СЕМЕЙНЫЙ — (см. СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ) … Энциклопедический словарь экономики и права

Кодекс о браке и семье — см. Семейный кодекс Российской Федерации … Энциклопедический словарь

Кодекс — (Code) Кодексы Российской Федерации, классификация кодексов РФ, система и доктрина кодекса Уголовный кодекс РФ, кодексы народов майя, трудовой кодекс, гражданский кодекс, налоговый кодекс, жилищный кодекс, административный кодекс, семейный кодекс … Энциклопедия инвестора

Тема номера: Семейное право

В СК Украины предусмотрен правовой режим незарегистрированных брачных отношений

Тенденция изменения традиционных правовых институтов коснулась практически всех отраслей права, в том числе и института брака в семейном праве, до этого казавшегося непоколебимым.

Смена отношения граждан к браку обусловлена целым комплексом социально-экономических, культурных и иных факторов. В первую очередь, это следствие социальных и экономических процессов, имевших место в 90-х годах прошлого столетия. Финансовые неурядицы и обусловленный ими низкий уровень жизни существенно изменили взгляды значительной части украинского общества на брак. Материальная неготовность большей части молодого населения содержать собственную семью способствовала переориентации на «свободные отношения», формально не обременяющие людей обязательствами относительно друг друга. Слабые позиции зарегистрированного брака подтверждаются и достаточно высоким процентом расторжения брачных уз (в последние годы разводом заканчивается около 50% зарегистрированных браков), а также широта упомянутых тенденций на Украине.

Для осмысления современных процессов в сфере законодательства о браке и семье кратко проанализируем опыт, сложившийся в практике правового регулирования брачных отношений.

Из истории вопроса

Еще 18 декабря 1917 года ВЦИК СНК РСФСР был издан Декретом «О гражданском браке, детях и о ведении книг актов гражданского состояния». На Украине существовал аналогичный Декрет Совнаркома Украины «О гражданском браке и ведении книг актов гражданского состояния» от 20 февраля 1919 года. Этими документами и вводилось понятие «гражданского брака», заменяющего церковный.

Обиходное понятие «фактический брак», по нашему мнению, не может быть использовано в данном случае, поскольку в отличие от гражданского брака фактический не создает соответствующих правовых последствий. В юридической литературе вместо него используется термин «фактические брачные отношения».

Поэтому наиболее удачным для раскрытия заданной темы представляется термин, распространенный в дореволюционной России, — конкубинат (от латинского concubinatus — длительное внебрачное сожительство с незамужней женщиной, незаконное сожительство).

Следует отметить, что в нашем государстве уже имелся не столь далекий опыт существования конкубината. Так, 30 мая 1926 года в УССР был принят Кодекс законов о семье, браке и актах гражданского состояния. Этот кодекс, как и кодексы некоторых других бывших союзных республик (РСФСР, БССР), наряду с зарегистрированным браком признавал и так называемый фактический брак, то есть не оформленный в органах ЗАГС. Интересно, что трактовка законного брака и фактических брачных отношений, по сути, изменила трактовку и самого понятия «регистрация брака». Природа брака фактически свелась к частно-правовой сделке. Например, С.И. Раевич писал, что регистрация по Кодексу 1926 года не является моментом заключения брака. По его мнению, брак не заключается, а лишь оформляется регистрацией. Аналогичные идеи и сегодня нередко используются для обоснования «второстепенной» роли регистрации брака в государственных органах.

На практике государство уже теряло контроль над ситуацией с заключением и расторжением брачных отношений. Это было последствием практического внедрения тезиса о невозможности разграничения отношений на частные и публичные.

Поучительны результаты деформализации брака, имевшие место на территории нашего государства в 20—30-х годах прошлого века. Тогда же возникла необходимость урегулирования конкуренции между фактическим и зарегистрированным браком. Так, в одном из определений Верховный Суд РСФСР указал, что в ситуации, когда лицо, не расторгшее зарегистрированный брак, прекращает брачные отношения с супругом и начинает фактические брачные отношения с иным лицом, преимущество имеет фактический брак.

Сегодня существование фактических брачных отношений также порождает целый ряд спорных вопросов, на которые мы пока не имеем конкретных законодательно ответов.

По нашему мнению, наиболее дискуссионным, даже без учета морально-этического аспекта, является вопрос критериев самого факта совместного проживания, сожительства. Иными словами, с какого момента возникают основания говорить о том, что конкубинат имеет или же имел место?

Отсутствие правового урегулирования существования конкубината автоматически исключает единообразный подход судебных органов при разрешении связанных с ним споров. Например, новым Семейным кодексом Украины (СКУ) определена лишь возможность лиц, пребывающих в конкубинате, претендовать на часть имущества, приобретенного во время совместного проживания. Но при зарегистрированном браке одному из супругов законодательно позволено не работать по объективным причинам (уход за ребенком и др.) без ущемления его материальных прав. Сможет ли сторона конкубината, фактически не принимавшая участия в формировании материальных благ, претендовать на получение определенной доли в имуществе и при каких условиях? Что в этом случае будет использоваться в качестве доказательств?

К тому же возникает вопрос, к какой очереди наследников будет относиться лицо, пребывавшее в конкубинате? Как усматривается из содержания статьи 1264 Гражданского кодекса Украины (ГК) «Четвертая очередь наследников по закону», в четвертую очередь право на наследование по закону имеют лица, проживавшие с наследодателем не менее пяти лет до момента открытия наследства. В этом аспекте интересен правовой подход судебных органов при определении факта наличия (существования) конкубината. На первый взгляд, исходя из анализа вышеуказанной нормы ГК, показателем такового может быть пятилетний срок пребывания в фактических брачных отношениях. Вместе с тем некоторые практики указывают, ссылаясь на часть 3 статьи 76 СКУ, что время проживания в конкубинате должно составлять не менее десяти лет.

Отсутствие четкого определения факта (даты) возникновения конкубината породит и сложности относительно процедуры исчисления сроков исковой давности.

Не проводя глубокого анализа этих норм, следует отметить, что их применение, скорее всего, значительно затруднит выработку единой судебной практики в таких делах.

Конкубинат как способ

Также следует иметь в виду и то, что конкубинат содержит в себе и потенциальную угрозу нивелирования такой превентивной функции брака, как запрет бракосочетания между близкими родственниками. В частности, статья 26 СКУ определяет, что ни при каких условиях не допускается брак между родственниками по восходящей линии; между полнородными и неполнородными братьями и сестрами, двоюродными братом и сестрой, родными тетей, дядей, племянником и племянницей. Кроме того, запрещается брак между лицами, хотя бы одно из которых признано судом недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия. В обоих случаях целью предупреждения таких брачных отношений является предотвращение возможности появления неполноценного потомства. Однако никаких ограничений относительно признания факта пребывания выше указанных лиц в конкубинате действующим законодательством Украины, в том числе СКУ, не предусмотрено.

Возникают и определенные опасения относительно подрыва фундаментального принципа брачно-семейных отношений — моногамии. Законодатель дает все основания (статья 74 СКУ) говорить о возможности существования двух «параллельных», одновременных браков: зарегистрированного (официального) и фактического (конкубината). Данный вывод подтверждается и анализом статей 75, 76, 91 СКУ Украины. Важно, что действующее законодательство предусматривает возможность получения алиментов в двух случаях, а именно в случае пребывания в браке (статья 75 СКУ) и пребывания в конкубинате (статьи 76, 91 СКУ).

Итак, фактически вышеизложенное положение противоречит принципу моногамии, четко закрепленному в статье 25 СКУ («Однобрачие»), исключающей возможность полигамии. Последствия такой позиции законодателя сложно предугадать, если это вообще возможно, ведь еще недавно принцип моногамии был неоспоримым и считался нерушимой основой брачно-семейных отношений. И хотя статья 74 СКУ Украины не приравнивает конкубинат к зарегистрированному браку в полном объеме, шаг к этому, по нашему мнению, сделан существенный.

Сугубо имущественные права участников конкубината, по нашему мнению, могут быть защищены только нормами гражданского права, совести и морали, отображенных в большинстве статей нового ГК. Поэтому опять-таки возразим против существования аналогичной нормы в Семейном кодексе. Согласно части 1 статьи 74 СКУ, если женщина и мужчина проживают одной семьей, но не пребывают в зарегистрированном браке между собой, то имущество, приобретенное ими за время совместного проживания, принадлежит им на праве совместной собственности, если иное не предусмотрено письменным договором между ними. Предложенный в СКУ подход может повлечь за собой непредвиденные правовые последствия, особенно в случае быстрого разрыва временного незарегистрированного союза. В этой связи хотим напомнить устоявшуюся в правовой системе дореволюционной России идею, нашедшую свое отображение в изречении известного философа права: «Не люди существуют для брака, а брак для людей».

На сегодня позиция судебных органов при применении законодательства о браке и семье определена Пленумом Верховного Суда Украины (ВСУ). В частности, в постановлении от 12 июня 1998 года № 16 «О применении судами некоторых норм Кодекса о браке и семье Украины» Пленум ВСУ указал, что в делах о расторжении брака не могут принимать участия третьи лица, предметом судебного рассмотрения не могут быть требования относительно имущества, право на которое оспаривается в установленном порядке третьими лицами. Из этого усматривается, что участники конкубината, не имея права на участие в процессе о расторжении брака и разделе имущества в качестве третьих лиц, фактически могут оспаривать права на любое имущество супругов в отдельном производстве. При этом сам факт оспаривания прав на имущество супругов участником конкубината автоматически исключает такое имущество из перечня делимого супругами в судебном порядке. Такие рекомендации ВСУ могут толковаться только в пользу участников конкубината и впоследствии будут ущемлять имущественные права участников зарегистрированного брака.

В проблеме конкубината есть еще один интересный аспект. Статья 63 Конституции Украины освобождает лицо (подозреваемого, обвиняемого) от обязанностей давать показания либо пояснения относительно себя, членов семьи или близких родственников. По мнению российских цивилистов, вышеуказанное конституционное право тесно связано с конкубинатом, поскольку в морально-этической сфере фактический брак приравнивается к зарегистрированному в плане отношений. Как усматривается из содержания пункта 1 статьи 51 Конституции России, правило об освобождении гражданина от обязанности давать показания относительно себя лично, своего супруга(и) и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, должно касаться и лиц, пребывающих в конкубинате. Действительно, в сфере личных отношений конкубинат и зарегистрированный брак не могут иметь существенных отличий, а возражения против этого факта привели бы к тому, что обязанность дачи показаний возлагалась бы и на лиц, пребывающих в конкубинате на протяжении десятилетий, что противоречит конституционным гарантиям. В то же время, рассматривая данный аспект в контексте уголовного процесса, следует понимать, что такой подход приведет к целому ряду сложностей, в частности в процедуре доказывания. Сравнение указанных конституционных норм Украины и РФ показывает, что украинский вариант еще более привлекателен для сторонников конкубината, поскольку говорит именно о членах семьи, а не близких родственниках, как российский.

Отсюда еще одна проблема. Как известно, законодательство Украины не имеет четкого определения термина «член семьи», за исключением разъяснения Конституционного суда Украины. Вместе с этим трактовка статьи 3 Семейного кодекса Украины позволяет сделать вывод, что к членам семьи следует относить лиц, пребывающих с субъектом права в правоотношениях, природа которых определяется, наряду с прочим, постоянным проживанием с ним.

Что хорошего в зарегистрированных отношениях

Одновременно законодатель предоставляет определенные преимущества зарегистрированным супругам перед участниками конкубината. В частности, согласно статье 13 Закона Украины «О налоге на доходы физических лиц», по нулевой ставке облагаются налогом основные виды наследства, полученные от мужа (жены), в то время как с доходов от наследства участнику конкубината следует уплатить налог в размере 5% от базы налогообложения.

Кстати, проект ГК от 25 августа 1996 года, одной из составляющих которого была книга «Семейное право» (книга шестая), в статье 1281 определял, что «наличие между женщиной и мужчиной фактических брачных отношений без зарегистрированного в государственном органе регистрации актов гражданского состояния брака не является основанием для распространения на указанных лиц норм этой Книги (кроме установления отцовства). Права и обязанности лиц, пребывающих в фактических брачных отношениях, не являются семейными и регулируются на общих основаниях». За шесть лет законодатель принципиально изменил свою позицию относительно фактических брачных отношений!

Понятно, что решить все вопросы в сфере семейного права, а точнее в сфере брачных отношений, ни с помощью Семейного кодекса, ни с помощью других нормативно-правовых актов невозможно. Но, с другой стороны, возникает вопрос, стоит ли законодателю поддаваться модным веяниям, как в этой ситуации с конкубинатом? В данном случае, по нашему мнению, эксперименты (имеются в виду новеллы действующего семейного законодательства) вряд ли уместны, поскольку «подопытными кроликами» могут стать несформировавшиеся молодые люди, по объективным причинам вряд ли способные до конца осмыслить значение и последствия распространенных на сегодня конкубинатов.

Резюмируя вышеизложенное, отметим, что решить обозначенную проблему, закрыв на нее глаза, как это происходит на Украине, не удастся. Легализировать конкубинат проще всего, но прежде, по нашему мнению, следует разобраться, какова истинная мотивация людей, отказывающихся от традиционных форм сожительства мужчины и женщины в цивилизованном сообществе.

МАХИНЧУК Виталий — ученый секретарь Института частного права и предпринимательства АПрН Украины, к.ю.н.;

ЗВЕЗДА Степан — научный сотрудник Института частного права и предпринимательства АПрН Украины.

Значение Кодекса законов о браке, семье и опеке (КЗоБСО) РСФСР 1926 г. в развитии советского семейного права

Главные вкладки

Номер журнала:

доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор, заведующая кафедрой международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

В статье проводится анализ новелл Кодекса законов о браке, семье и опеке (КЗоБСО) РСФСР 1926 г. по сравнению с предшествующими Декретами Советской власти и Кодексом 1918 г. Показано, что принципы и нормы данного Кодекса были одними из самых либеральных за всю историю российского семейного права. Однако реально они действовали около десяти лет, а затем стали заменяться нормативно-правовыми актами разного уровня.

Кодекс законов о браке, семье и опеке, семейное право, фактический брак, запись актов гражданского состояния, опека и попечительство, дети.

Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о государственной регистрации средства массовой информации — ЭЛ № ФС 77-55976.
Включен в систему Российского индекса научного цитирования (РИНЦ) — ID № 26872.

Кроме случаев, когда это отдельно отмечено, содержание издания распростроняется по международной открытой лицензии «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений».

Дело NГКПИ00-402.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 30 мая 2000 г. N ГКПИ 00-402

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда РФ Колычевой Г.А.,

при секретаре Суетовой Н.В.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе Панова Алексея Евстафьевича о признании незаконным (в части) Приказа Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 24 декабря 1999 года N АП-3-12/412 «О внесении изменений и дополнений в Приказ Государственной налоговой службы Российской Федерации от 27 ноября 1998 года N ГБ-3-12/309 «Об утверждении порядка и условий присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика и форм документов, используемых при учете в налоговом органе юридических и физических лиц»,

24 декабря 1999 года Министерством Российской Федерации по налогам и сборам был издан Приказ N АП-3-12/412 «О внесении изменений и дополнений в Приказ Государственной налоговой службы Российской Федерации от 27 ноября 1998 года N ГБ-3-12/309 «Об утверждении порядка и условий присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика и форм документов, используемых при учете в налоговом органе юридических и физических лиц».

Согласно пункту 3.4 Перечня изменений и дополнений, вносимых в Приказ Госналогслужбы России от 27 ноября 1998 года N ГБ-3-12/309 (приложение к Приказу МНС России от 24 декабря 1999 года N АП-3-12/412), пункт 3.1 раздела 3 Порядка и условий присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика (приложение N 1 к Приказу Госналогслужбы России от 27 ноября 1998 года N ГБ-3-12/309) изложен в следующей редакции:

«3.1. Идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) присваивается налоговым органом

— организации — при постановке на учет в налоговом органе по месту нахождения;

— физическому лицу по месту жительства:

— физическому лицу — налогоплательщику — при постановке на учет в налоговом органе;

— физическому лицу, не являющемуся налогоплательщиком, т.е. не имеющему обязанности уплачивать налоги и (или) сборы, — при учете сведений о нем, поступающих в налоговый орган в соответствии с нормами пунктов 3 и 5 статьи 85 Налогового кодекса РФ.» (л.д. 24).

Панов А.Е. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой о признании незаконным Приказа Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 24 декабря 1999 года N АП-3-12/412 в части, устанавливающей, что идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) присваивается налоговым органом физическому лицу, не являющемуся налогоплательщиком, т.е. не имеющему обязанности уплачивать налоги и (или) сборы, — при учете сведений о нем, поступающих в налоговый орган в соответствии с нормами пунктов 3 и 5 статьи 85 Налогового кодекса РФ.

В обоснование жалобы Панов А.Е. сослался на то, что данная норма Приказа Министерства Российской Федерации по налогам и сборам нарушает его конституционное право на неприкосновенность частной жизни (часть 1 статьи 23 Конституции РФ), издана МНС с превышением своих полномочий. Присваивая гражданину идентификационный номер, налоговый орган по существу присваивает ему второе имя, нарушая при этом статью 19 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункт 2 статьи 58 Семейного кодекса Российской Федерации.

Представитель Министерства Российской Федерации по налогам и сборам Кулагин А.Б. с требованием Панова А.Е. не согласился, просил оставить это требование без удовлетворения, ссылаясь на то, что оспариваемое Пановым положение нормативного акта соответствует действующему законодательству и не нарушает прав заявителя.

Заслушав объяснения Панова А.Е., представителя Министерства Российской Федерации по налогам и сборам Кулагина А.Б., исследовав материалы дела и выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей в удовлетворении жалобы отказать, Верховный Суд Российской Федерации находит жалобу Панова А.Е. не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации, статье 3 Налогового кодекса Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

Одной из основных обязанностей налоговых органов является контроль за правильностью и своевременностью уплаты установленных действующим законодательством налогов и сборов.

Порядок работы налоговых органов при осуществлении этих обязанностей определен нормами главы 14 Налогового кодекса Российской Федерации (ст. ст. 82 — 105).

Составной частью налогового контроля является учет налогоплательщиков на основании информации, поступающей в налоговые органы от самих налогоплательщиков и от органов, осуществляющих регистрацию и учет.

В соответствии с пунктом 7 статьи 84 Налогового кодекса Российской Федерации каждому налогоплательщику присваивается единый по всем видам налогов и сборов, в том числе подлежащих уплате в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, и на всей территории Российской Федерации идентификационный номер налогоплательщика.

Согласно пункту 8 статьи 84 Налогового кодекса Российской Федерации на основе данных учета Министерство Российской Федерации по налогам и сборам ведет Единый государственный реестр налогоплательщиков в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Как определено Правилами ведения Единого государственного реестра налогоплательщиков, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 10 марта 1999 года N 266, реестр представляет собой систему государственных баз учета налогоплательщиков, ведущихся Министерством Российской Федерации по налогам и сборам и его территориальными органами исходя из единых методологических и программно — технологических принципов и на основе документированной информации, поступающей в эти органы.

Реестр содержит перечни налогоплательщиков, налоговых агентов и физических лиц, документированная информация о которых поступает в налоговые органы от органов, перечисленных в пунктах 3 — 6 статьи 85 Налогового кодекса Российской Федерации (далее именуются объекты учета), с указанием присвоенного каждому из них идентификационного номера налогоплательщика, а также информацию об объектах учета, поступающую в налоговые органы в соответствии с законодательством Российской Федерации, и сведения по перечню согласно приложению (пункты 2, 3 Правил).

Из содержания приведенных выше норм федерального закона и нормативного акта Правительства Российской Федерации следует, что налоговые органы при учете сведений, поступающих к ним в порядке статьи 85 Налогового кодекса Российской Федерации, и включении указанных сведений в Единый государственный реестр налогоплательщиков вправе присвоить идентификационный номер налогоплательщика каждому физическому лицу.

Ввиду изложенного, довод Панова А.Е. о том, что физическому лицу, не являющемуся налогоплательщиком, идентификационный номер налогоплательщика присваиваться не должен, является неосновательным.

Министерство Российской Федерации по налогам и сборам при издании нормы о присвоении ИНН физическим лицам, не являющимся налогоплательщиками, не вышло за пределы своих полномочий, поскольку согласно пункту 7 статьи 84 Налогового кодекса Российской Федерации порядок и условия присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика определяются самим Министерством.

Суд не может согласиться с доводом Панова А.Е. о том, что Приказ МНС России нарушает конституционное право на неприкосновенность частной жизни. При этом суд учитывает, что идентификационный номер налогоплательщика не содержит в себе информации личного характера, касающейся семейного положения, родственных и дружеских связей, а также других личных отношений конкретного физического лица.

Утверждение заявителя о несоответствии оспариваемого положения нормативного акта федерального министерства статье 19 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункту 2 статьи 58 Семейного кодекса Российской Федерации суд также считает неосновательным.

Присвоение идентификационного номера налогоплательщика является действием, которое регулируется законодательством о налогах и сборах, а не нормами гражданского и семейного законодательства. Идентификационный номер, применяющийся исключительно в целях проведения налогового учета, не может отождествляться с именем человека.

Отказывая Панову А.Е. в удовлетворении жалобы, суд учитывает, что Приказ МНС России от 24 декабря 1999 года N АП-3-12/412 в оспариваемой части не нарушает его прав и потому, что Панов не относится к лицам, не имеющим обязанности уплачивать налоги и (или) сборы.

Так, Панов А.Е., обратившись с жалобой в суд, уплатил государственную пошлину (л.д. 1), являющуюся согласно статье 13 Налогового кодекса Российской Федерации одним из видов федеральных налогов и сборов, обязательных к уплате на всей территории Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191 — 197 и 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд РФ

Панову Алексею Евстафьевичу в удовлетворении жалобы на Приказ Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 24 декабря 1999 года N АП-3-12/412 отказать.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его вынесения в окончательной форме.