Система княжеской власти кратко

§ 7. Организация власти: князь, дружина, вече

Давайте вспомним

    Кто явился первым главой Древнерусского государства

Попробуйте

    Составить устный рассказ о характере власти князя в Древней Руси с опорой на известные вам источники

Функции княжеской власти в Древнерусском государстве

Наличие общественного договора между русскими князьями и населением предполагало, что общество делегировало княжеской власти вполне определённые функции.

Прежде всего князь являлся военным руководителем. Он обеспечивал внешнюю безопасность, охрану торговых путей, проходящих через восточнославянские земли (в первую очередь пути «из варяг в греки»), организовывал походы в чужие страны (походы на Царьград в 907 и 911 гг. совершил Олег и в 941 и 944 гг. — Игорь). Первые русские князья принимали непосредственное участие в сражениях, причём в качестве передовых воинов, увлекающих своей удалью и отвагой остальную рать. Чтобы поднять боевой дух воинов, князья по древней традиции произносили перед решающей битвой пламенные речи.

На Руси, как и в других странах, ценились не только ратные подвиги князей, но и умение мудро решать внутренние проблемы государства. Эта деятельность включала в себя несколько направлений. Княгиня Ольга первая среди русских правителей провела важнейшую государственную реформу, упорядочив систему уплаты дани. Ярослав Мудрый создал первый на Руси письменный свод законов — Правду Ярослава (около 1015 г.). Позже появились Правда Ярославичей, Устав Владимира Мономаха, церковные и княжеские уставы.

Помимо законотворческой работы, князья выполняли и судебные функции. Так, в своём «Поучении детям» Владимир Мономах говорил о необходимости для князя каждый день выделять специальное время для проведения судебных разбирательств. В компетенцию княжеского суда входили прежде всего разбойные дела, т. е. преступления, связанные с нарушениями внутреннего мира. Суд вершился гласно, в присутствии представителей местных общин. Значительную роль в судопроизводстве играли заинтересованные стороны. Потерпевшие сами разыскивали преступника, вызывали и доставляли его в суд, обеспечивали присутствие свидетелей и пр. Всё это свидетельствует об определённой демократичности княжеского суда в Древнерусском государстве, что значительно отличало его от западноевропейского сеньориального. Князья не только судили, но и взимали денежные судебные штрафы.

После принятия христианства на плечи князей легла обязанность всячески способствовать распространению христианства в стране и материально обеспечивать духовенство.

Важную роль в структуре государственности играла княжеская дружина, состоявшая из профессиональных воинов. Старшие дружинники, как правило, служили ещё отцу князя. Младшая дружина формировалась из сверстников князя, которые воспитывались вместе с ним с детства.

Дружина не только сопровождала князя в походах, но и помогала в управлении государством. На Руси укоренилась традиция совещания (думы) князя с дружиной. Так, в 944 г. князь Игорь созвал свою дружину на думу, чтобы решить, идти ли в поход на Царьград или принять от византийских послов щедрые подарки. Князь согласился с мнением дружины: «не бившись иметь злато и серебро и паволоки». В 1093 г. внуки Ярослава Мудрого князья Святополк Изяславич, Ростислав и Владимир Всеволодовичи обсуждали с дружинниками проблему: идти ли походом на половцев или заключить с ними мир. В 1103 и 1111 гг. князья, определяя сроки наступления на половцев, также советовались со своими дружинами. И если мнения князя и дружины расходились, то князю требовалось приложить много усилий, чтобы переубедить своих воинов. Известны и попытки дружины оказывать давление на князя. Именно дружинники убедили Игоря вторично отправиться за данью к древлянам. После смерти Владимира его дружина, игнорируя принцип старшинства, предложила занять киевский престол его младшему сыну Борису. Судя по «Поучению детям» Владимира Мономаха, князь советовался со своей дружиной едва ли не каждый день.

По мнению некоторых историков, древнерусские княжеско-дружинные связи коренным образом отличались от западноевропейских феодально-ленных отношений, в основе которых лежали земельные пожалования сеньора за службу своему вассалу. Древнерусские князья не наделяли своих дружинников земельными наделами, которые могли бы обеспечить их существование. Дружина находилась на полном княжеском обеспечении, а каждый дружинник имел право на часть военной добычи или дани, которую он получал вместе со своим князем.

В XI—XII вв. ситуация несколько меняется. Часть дружины всё настойчивее стремилась ограничить круг лиц, имеющих право давать советы князю. Дружина разделилась на «старшую» (переднюю, большую) и младшую («отроки», «детские»). К концу XII в. выработались даже понятия о «боярах думающих» и «мужах хоробрствующих». И если раньше перед лицом князя все дружинники были равны, то теперь происходит известная дифференциация не только прав дружинников, но и их материального положения.

В XI—XII вв. сократились возможности обогащения князя и старших дружинников-бояр за счёт дани. Князья, став собственниками своих «отчин», начинают отправлять бояр в города и волости в качестве наместников, жалуя их правом кормления. Однако «передача в кормление городов и сёл носила неземельный характер. Ведь передавалась не территория, а право сбора доходов с жившего на ней населения. Стало быть, вассалитет, строящийся на пожаловании кормлений, не имел феодального содержания, поскольку был лишён земельной основы» (И.Я. Фроянов).

Теперь большинство бояр уже не живут вместе с князем, но регулярно приезжают к княжескому двору. В то же время значительная часть младшей дружины продолжала жить при князе и находилась на его содержании.

Таким образом, древнерусская дружина в XI—XII вв. испытывала влияние двух противоречивых тенденций. С одной стороны, ещё действовали старые дружинные связи, привязывающие дружину к князю и заставляющие её быть подвижной, перемещаясь вслед за своим князем. С другой стороны, часть дружины испытывала определённую тягу к оседлости, что способствовало постепенному разрушению дружинной организации.

Формирование системы государственного управления в Киевской Руси

Историки, занимавшиеся изучением раннеславянской государственности, в качестве одной из специфических ее черт отмечали своеобразие социальной организации восточных славян и связанную с этим особенность славянского самоуправления. Считается, например, что одной из главных особенностей развития древнерусского общества являлась существовавшая с древнейших времен у восточных славян территориальная община, принципиально отличавшаяся по своему характеру и типу общественных связей от другой формы общинной организации — кровнородственной общины, которая была характерна для многих западноевропейских и большинства восточных народов. Согласно этой точке зрения, в отличие от кровнородственной общины, имевшей в своей основе иерархическое построение управления сверху вниз (младшие члены семьи обязаны подчиняться старшим), славянская территориальная община была основана на самоуправлении, выстраивающимся снизу вверх. Такая социальная организация восточных славян несла в себе идею равенства, что обеспечило широкий демократизм славянского общественного устройства. На эту особенность жизни восточных славян обращал внимание М. А. Бакунин, пытавшийся построить на основе специфики славянского общежития концепцию идеального общественного устройства. При этом в отличие от кровнородственной общины, придававшей большое значение генеалогии, родословным своих членов (с целью предотвращения возможного кровосмешения), в территориальной общине отсутствовало развитое этническое самосознание (у славян обычно называют по месту обитания, у германцев — по имени предка). Именно открытость славянской общины обеспечила высокую способность славян легко ассимилировать другие народы и ассимилироваться самим.

В то же время описанная выше социальная организация восточных славян, основной особенностью которой являлось отсутствие развитых иерархических структур, имела и свои слабые стороны. По мнению Л. Г Кузьмина, к середине IX в. государственность славян не была достроена «доверху». Однако времени для строительства государства «снизу» уже не оставалось. Усиление внешней опасности (со стороны хазар с юга и норманнов с севера) заставляло славян искать внешней власти, способной организовать общество и отстоять независимость молодого народа.

Большинство историков характеризуют Киевскую Русь как раннефеодальную монархию. Основной особенностью общественно-политических отношений в этот период было то, что государство здесь еще не обладало полным суверенитетом, не выступало еще монопольным носителем принудительной, публичной власти. Об этом, в частности, свидетельствует и то обстоятельство, что в первом древнерусском своде обычного права «Русская Правда» было юридически закреплено право кровной мести. Параллельно с усиливавшейся княжеской властью и ее представителями на местах большую роль продолжали играть крестьянские общины-миры, по традиции выполнявшие многие административные, судебные и финансовые функции. В то же время обязанность общины (мира) под угрозой штрафа разыскивать воров и убийц свидетельствовала о постепенной интеграции общинных порядков в систему государственных отношений.

Договорное начало в зарождавшихся государственных отношениях выражалось в сосуществовании двух начал публичной власти: монархического и вечевого (республиканского), княжеской думы (князь и его дружина) и народного веча, которое древние источники рассматривают как думу князя с народом. Деятельность веча в XI-XII вв. значительно отличалась от прежних племенных собраний: во-первых, в нем принимали участие все свободные граждане Киева или местных центров, во-вторых, с развитием государственных отношений оно становится важным структурным элементом высшего государственного управления. Формально народные веча выполняли представительные функции, а также заключали с князьями специальные договора (ряды), легитимирующие их властные полномочия (по некоторым сведениям из 50 князей, в разное время занимавших киевский престол, 14 были призваны на правление вечем2). В отличие от народного веча, представлявшего собой собрание свободных общинников, княжеская Дума являлась постоянным учреждением и основным институтом, который управлял Древнерусским государством.

Как и во многих других средневековых государствах, организация управления в Киевской Руси первоначально строилась на основе численной или десятичной системы, в рамках которой по мере развития государственных отношений бывшие военачальники периода «военной демократии» — тысяцкие, сотские, десятские стали также выполнять административные функции.

Совершенно особая роль в системе власти и управления в Древнерусском государстве принадлежала стоявшему во главе государства киевскому князю, власть которого являлась индивидуально наследственной. Великий князь соединял в своих руках высшую административную, законодательную, судебную, военную и, как полагают исследователи, ссылаясь на наличие особых прозвищ у киевских князей (Олег Вещий, Владимир-Солнце и др.), сакральную власть.

Особое значение имела законодательная функция киевских князей, опиравшихся в своей деятельности на обычное право славян или «закон русский». Ряд статей появившегося в начале XI в. в правление князя Ярослава Мудрого первого свода русского права под названием «Русская Правда» прямо указывали на то, что они были установлены самими князьями, являлись «судом» княжеским. Из текста «Русской Правды», например, видно, что сыновья Ярослава Изяслав, Святослав и Всеволод совместно постановили заменить упоминавшуюся выше месть за убийство (право кровной мести) денежным штрафом. По тексту «Русской Правды» можно также установить, что князья сами судили уголовные дела, выполняя, таким образом, и судебные функции. Так, в одной из статей «Правды», устанавливавшей денежный штраф в 80 гривен за убийство княжеского конюшего, прямо говорилось, что эта мера была определена самим князем: «яко уставил Изяслав в своем конюсе, его же убили дорогобужьци».

Можно утверждать, что при всех возможных оговорках княжеская власть в Древней Руси — это тот непременный атрибут и ключевой элемент государственной системы, без которого не мыслились государственные отношения у древних русичей. Князь олицетворял единство древнерусского общества, представлял его в сношениях с соседними пародами, защищал от внешних врагов. И, напротив, «бескняжье» ассоциировалось у большинства населения с нарушением нормальной жизни, порядка в обществе: «земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» (русская поговорка «без царя в голове», очевидно, имеет ту же природу). Этот устойчивый стереотип массового сознания оставался господствующим и в более поздние периоды. Его глубинный смысл находит наиболее наглядное подтверждение в факте призвания князей в Новгородской республике, в землях-княжениях в период феодальной раздробленности.

Первоначально роль языческих князей не была такой значимой, как впоследствии после принятия Русью христианства. Функции князя связаны были в основном с военными и дипломатическими задачами, устройством как можно более выгодных торговых сношений с соседями, защитой торговых путей и сбором дани с подвластного населения. По словам В. О. Ключевского, это был «наемный вооруженный сторож Руси и ее торговли, ее степных торговых путей и заморских рынков, за что он получал корм с населения». Главной задачей управления был сбор дани, которая собиралась киевскими князьями в основном для продажи и долгое время служила единственно надежным средством экономического и политического влияния киевских князей. В сочинениях К. Багрянородного можно найти любопытные подробности о том, как сам князь или его посадники объезжали волости, творя суд и расправу и собирая дань деньгами или натурой (в основном мехами). Такой объезд назывался «полюдьем» и совершался по зимнему пути. К весне собранная князем дань свозилась на речные пристани, грузилась на суда и весной сплавлялась в Киев. Из тех мест, где не успели побывать сами князья с дружинниками, крестьяне-общинники «везли повоз», доставляя дань в Киев. Тем самым в руках киевских князей сосредоточивались большие запасы различных товаров, которыми князья и торговали, посылая их от своего имени главным образом в Византию или к хазарам, иногда (как Святослав) на Дунай.

Кроме того, на князьях лежала забота об обороне государства от внешних врагов. Киевское государство складывалось в борьбе с окружающими его кочевыми племенами, многие из которых пытались закрепиться па плодородных землях Восточно-Европейской равнины и противостояние которым со стороны заселявших эти земли оседлых славян-земледельцев, собственно говоря, и являлось одной из предпосылок объединения восточнославянских племен в древнерусскую народность. По свидетельству древних источников, «степняки» нападали не только на границы Руси, но и на ее столицу — Киев, слишком близко расположенный к степному пространству и открытый со стороны степи. Поэтому киевские князья стремятся окружить его крепостями, «рубят города» на границах степи и укрепляют границу валами и другими сооружениями.

Все это вело к росту престижа великокняжеской власти, ее общественному признанию и, главное, укрепляло великокняжескую власть в ее отношениях с местными племенными князьями, которые по договору находились в подчинении («под рукою») великого киевского князя. В то же время процесс укрепления власти киевского князя далеко не был однозначным, развивался через преодоление и синтез родоплеменных систем управления, осложнялся противостоянием центральной власти, олицетворяемой великокняжеской династией Рюриковичей, со стороны местной родоплеменной аристократии.

С X в. в Киевской Руси начинает утверждаться практикуемая и раньше киевскими князьями система «кормлений», которую следует рассматривать как исторически первую систему местного управления в складывавшемся едином государстве. Ее становление происходило в острой борьбе киевских князей с сепаратизмом местных племенных князей и в конечном счете подготовило окончательную замену родоплеменной организации общества территориальным принципом построения государства. Новым в этой системе было то, что отныне во все крупные города и волости в качестве посадников назначались преимущественно представители династии (Рюриковичи), которые наделялись правом собирать дань (или часть ее) в свою пользу («кормиться» с должности) без владения самой волостью. Если первым русским князьям еще приходилось в упорной борьбе преодолевать рецидивы племенного княжения, то уже Владимир I смог без сопротивления посадить своих сыновей во все крупные города Руси. Важным этапом на пути укрепления власти Киева над местными племенами стала проведенная княгиней Ольгой после убийства древлянами в 945 г. князя Игоря административно-налоговая реформа, заменившая полюдье систематической уплатой дани (урока) в устроенных специально для этой цели постоянных центрах (погостах).

Эта реформа имела далеко идущие последствия, так как положила начало формированию княжеской администрации на местах, которая сосредоточивалась в постоянных погостах (своего рода административных округах) и контролировала местное управление. В XI-XII вв. вместе с развитием княжеского домена это привело к постепенной замене десятичной (численной) системы управления государством дворцово-вотчинной системой, возглавляемой представителем княжеской администрацией — огнищанином, который назначался, как правило, из дворовых слуг князя и заведовал княжеским двором и финансами. В его подчинении находился штат тиунов (слуг), которые ведали различными отраслями вотчинного управления — конюшие, ключники и др. В волостях и на селах княжеским хозяйством заведовали тиуны сельские. Представители княжеской (вотчинной) администрации выполняли не только функции приказчиков, по согласованию с вече князья могли поручать им выполнение государственных исполнительных и судебных функций. Источники называют и ряд других должностных лиц вотчинной администрации. К ним относились: мытники, ведавшие сбором торговых пошлин («мыть»); вирники, собиравшие «виры» (так назывались судебные штрафы за убийство человека) и «продажи» (штрафы за другие виды преступлений); пятенщики, взимавшие пошлину за продажу лошадей («пятно»).

Неоднозначен вопрос о социальном составе древнерусского общества. Первоначально, на раннем этапе формирования государственности еще не существовало какой-то резкой границы, разделявшей социальные слои древнерусского общества. Наоборот, в то время из одной общественной группы достаточно легко можно было перейти в другую. Разница между социальными слоями и группами была только в том, что одни, как очень верно заметил С. Ф. Платонов, служили князю, другие ему платили, были его данниками. На службу к князю мог попасть и купец, и ремесленник, и смерд. В то же время служба князю создавала большие привилегии, она была непосредственно связана с возможностью войти в состав дружинной аристократии (дружинники освобождались от налогов, их личные права и собственность были защищены законом).

Тем не менее дошедшие до нас источники заставляют нас убедиться, что киевское общество не было однородным по социальному положению составляющих его групп и индивидов. Содержание «Русской Правды» позволяет сделать вывод, что процесс социального расслоения был характерен как для городского, так и для сельского населения. Основную массу населения Киевской Руси составляли свободные общинники, объединенные в древнерусской общине — верви. «Русская Правда» называет их «людьми» (в единственном числе — «людин»). Говоря современным языком, это был своего рода «средний класс» древнерусского общества. В отличие от «людей» смерды, представлявшие, как видно из источников, также достаточно широкую общественную группу в Древней Руси, по мнению большинства исследователей, скорее всего были несвободными или полусвободными княжескими данниками, сидевшими на земле и несшими повинности в пользу князя. За убийство «людина» «Русская Правда» устанавливала штраф в 40 гривен, а за убийство смерда — 5.

По «Русской Правде» можно судить также о наличии в Киевской Руси широкого слоя зависимого населения, включающего рабов. В источниках они известны под названиями челядь (челядин) и холопы (в женском роде — роба), делившиеся, в свою очередь на полных (обельных) и неполных (необельных) холопов. Из всех категорий населения холопы были наиболее бесправным социальным слоем древнерусского общества. К ним могли применяться телесные наказания. Холоп мог быть безнаказанно убит своим господином или любым свободным человеком за оскорбление, которое он нанес последнему, он также не мог свидетельствовать на суде. К неполным холопам «Русская правда» относит категорию закупов, под которыми обычно понимают возникшую значительно позже, в XII в., категорию разорившихся общинников, попавших в долговую кабалу к князю пли его дружиннику (они продолжали вести свое хозяйство, но должны были отрабатывать проценты с полученной ссуды — «купы» либо на пашне господина, либо в качестве его слуги). Особой категорией населения были рядовичи, к которым некоторые исследователи причисляют не пошедших в холопство и заключивших ряд (договор) тиунов, ключников, других мелких административных агентов своих господ.

Городское население, горожане именуются в источниках «градскими людьми». Они также делились па зажиточных -«лучших», или «вятших» людей и неимущих («молодших», или «черных»). Особое место в структуре городского населения занимали упоминаемые нами ранее «старцы градские», представлявшие выборную военную власть Киева и ряда других городов. Они составляли земскую аристократию, к которой некоторые исследователи причисляют и огнищан. По дошедшим до нас сведениям, «старцы градские» оказывали серьезное влияние на политику княжеской власти: они участвовали в княжеской думе, и без их согласия не принималось ни одно важное решение.

В повседневном управлении древнерусским обществом киевский князь опирался на дружину, из состава которой по большей части и формировалась княжеская администрация. Дружина была неотделима от князя, вместе с князем участвовала в его походах, находилась на полном содержании князя и проживала вместе с князем на княжеском дворе. Важным средством сплочения дружины и выделения ее в привилегированный слой русского общества на первом этапе служили престижные княжеские пиры, которые носили регулярный характер и на которых в первое время решались многие государственные проблемы. В дальнейшем дружинники все больше привлекаются к выполнению административных функций.

В.О. Ключевский так описывает дружинные порядки в Киевской Руси, позволяющие говорить о существовании в Древнерусском государстве княжеско-дружинного управления как специфического политического и социального института, с помощью которого обеспечивалась жизнедеятельность древнерусского общества. Прежде всего княжеская дружина представляла собой, но замечанию ученого, высший класс древнерусского общества, с которым князь «делил труды управления» и защиты русской земли. Она делилась на высшую и низшую (старшую и младшую) дружину. В старшую дружину входили кияжъи мужи или бояре. Младшая дружина

состояла из детских или отроков и первоначально имела собирательное название «гридь» или «гридьба» (от скандинав, grid — дворовая прислуга), которое впоследствии было заменено словами «двор» или «слуги». Со временем положение старшей дружины становится все более привилегированным, что вело к постепенному разложению корпоративных связей великокняжеской дружины.

В XI-XII вв. члены старшей дружины, бояре составляли думу князя, его государственный совет, без согласия которого князь часто не мог предпринимать никаких действий. В этой дружинной или боярской думе участвовали также «старцы градские», представлявшие выборную военную власть Киева (возможно и других городов), а с момента принятия христианства и высшие церковные иерархи. Сам вопрос о принятии христианства был решен Владимиром I по совету с боярами и «старцами градскими»1. Преимущественно из бояр назначались волостели для управления отдельными территориями, посадники, воеводы, тысяцкие.

РАССКАЖИТЕ О СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ

Управление регионами первоначально осуществляли местные лидеры (племенные вожди как Мал Древлянский или приглашенные варяги как Рогволд Полоцкий), которые вершили в своих княжествах суд, охраняли границу, собирали дань. К 988 г. все земли восточных славян оказались под властью представителей одной династии — Рюриковичей, т. е. назначение региональных руководителей происходило по семейному признаку. Это позволило преодолеть сепаратистские тенденции на различных территориях государства, укрепить централизованное управление. С другой стороны, назначение родственников в качестве правителей регионов не всегда способствовало укреплению центральной власти. Сыновья или братья великого князя часто считали себя фигурами равными главе государства и отказывались подчиняться. Например, Ярослав Мудрый, назначенный своим отцом наместником Новгорода, отказался платить дань центральному правительству, что привело к междоусобной войне. Основным органом государственной администрации в Древней Руси была дружина. Служилые люди делились на старшую и младшую дружину.

Старшая дружина — воеводы, тиуны — возглавляли военные операции, составляли совет при князе, собирали дань, служили наместниками и послами. Место в старшей дружине можно было заслужить или унаследовать. Старшими дружинниками могли быть знатные иностранцы, которые самостоятельно набирали подчиненных.

1 , так и либеральными историками государственного права 2 . Так, Н.И. Лазаревский подчеркивал: «Наши основные законы 23 апреля 1906 г. вполне подходят под тип конституционных законов, как они выработаны практикой западных держав.» 3

Вече и князь в древнерусском государстве. Система государственных органов власти.

Вече — всенародное собрание, обладавшее силой высшего органа власти и полномочиями по разрешению важнейших государственных вопросов.

Города и волости управлялись вече. Наряду с вечем, где правом голоса пользовались все главы семейств, появилась власть князей, которые не упразднили вече, а правили землею либо при содействии, либо при противодействии последнего. Законным называлось вече, созванное князем, а незаконным — созванное против его воли. Поэтому политическое значение веча снижалось при сильном князе и усиливалось при слабом. Отношения между князем и вечем постоянно изменялись. Вече обладало высшими судебными полномочиями. Именно оно не только ставило вопрос о доверии князю, но и разрешало этот вопрос. Призвание князя оформлялось договором между вечем и князем. Изгнание князя осуществлялось в форме уничтожения ранее подписанного договора. Народ по решению веча не только мог изгнать князя, но и убить его или посадить в тюрьму.

Вече было чрезвычайным органом, формировавшимся из всех свободных вооруженных граждан Киевской Руси. Подобным институтом в отдельных городах было городское собрание. Вече заседало неограниченно по времени. Решения на вече принимались единогласно. Просуществовало вече до монголо-татарского нашествия.

Система государственных органов власти Киевской Руси:

— великий киевский князь; 0 удельные князья;

— всенародное вече (представительная власть);

— совет старейшин (совещательный орган при князе);

— посадники и волостели (судебная власть).

Признаки государственной власти:

— отсутствие регламента деятельности органов власти;

— различие органов власти в Киеве и на местах;

— подчинение всех князей великому киевскому князю.

Власть великого князя складывалась из самодержавной 3 власти монарха и поддержки народа. Монархия не была абсолютной и полностью наследственной, народ имел право свергнуть неугодного князя. Но князь опирался на собственную дружину и с ее помощью удерживал власть.

В случае военных действий формировалось народное ополчение.

Военные дружины мог иметь не только князь, но и крупные феодалы. Поэтому народное ополчение созывалось великим князем из свободных вооруженных граждан, участвующих в деятельности веча, а также из крупных феодалов и их собственных дружин. Таким образом, вооруженные силы Киевской Руси складывались из дружины великого князя и народного ополчения.

Как ранее уже говорилось, князь осуществлял свою власть по дворцово-вотчинному принципу. Эта идея выросла из идеи соединения управления великокняжеским дворцом с государственным управлением.

Вотчина князя складывалась:

— из земли, населенной людьми князя;

— земли всего княжества с пригородами.

Дворцово-вотчинная система власти означала абсолютную власть в пределах вотчины князя, где проживали люди князя, и ограниченную — на другой территории.

Наряду с великим князем и вече судебными полномочиями в Киевской Руси обладала и церковная иерархия.

Организация власти и управления в Древнерусском государстве

Организация власти и управления в Древнерусском государстве

Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе государства стоял великий киевский князь, которому по принципу старшинства подчинялись другие князья. Спорные вопросы взаимоотношений внутри княжеского рода (войны и мира, разделения земель) решались на княжеских съездах.

В своей деятельности князья опирались на дружины – отряды профессиональных войнов. Дружинники обеспечивали сбор дани и получали содержание за счет собранной дани. Старшие дружинники составляли совет при князе (думу) и вместе с князем участвовали в законотворчестве. За счет предоставления дружинникам административных функций возникла десятичная система управления, которую в последующем заменила дворцово-вотчинная система управления, основанная на феодальной собственности на землю. Дружинники превращались в землевладельцев и получали иммунитет – право осуществлять властные полномочия на территории своих земельных владений без вмешательства княжеской администрации.

Наряду с местными князьями, княжившими в своих уделах, на места посылались княжеские наместники – посадники и волостели – которые содержались за счет поборов с местного населения. Органом местного самоуправления оставалась территориальная община (вервь), которая использовалась государством в полицейских и фискальных целях.

В некоторых землях важные государственные функции продолжало выполнять народное собрание (вече). Роль вече в системе органов государственной власти оценивается исследователями неоднозначно. Некоторые ученые являются сторонниками концепции «вечевого строя» Древнерусского государства, т.е. признают главенство вече по отношению к княжеской власти.