Собрание свидетелей иеговы в спб адреса

Петербургское отделение «Свидетелей Иеговы» проверяют на экстремизм

Оперативники провели обыски в одном из залов религиозной организации.

Петербургские следователи пришли к «Свидетелям Иеговы». Масштабная проверка религиозной организации началась в так называемом Зале царства на Лужской улице. В это время там как раз проходило вечернее собрание.

На богослужении присутствовали около 50 человек. Некоторых из них задержали и доставили в отдел полиции. По информации источников, прихожан отпустили после проверки данных на телефонах и планшетах. Как рассказал адепт с 19-летним стажем Виктор Корецкий, после того как сайт «Свидетелей» признали экстремистским и заблокировали, религиозная организация смогла найти к нему обходной путь с помощью анонимайзера.

Во время обыска правоохранителей интересовали не только электронные носители, но и библиотека «Свидетелей». По предварительной информации, литературу из штаб-квартиры религиозной организации также проверяли на экстремизм.

Встречи собрания Свидетелей Иеговы

Узнайте о наших встречах. Узнайте, где недалеко от вас проводятся такие встречи.

Как проходят наши встречи?

Два раза в неделю Свидетели Иеговы проводят встречи для поклонения Богу (Евреям 10:24, 25). На этих встречах, которые может посетить любой желающий, мы изучаем Библию и учимся применять узнанное в жизни.

Встречи нередко проходят с участием слушателей, подобно обсуждению на уроках в школе. Встречи начинаются и заканчиваются песней и молитвой.

Чтобы посещать наши встречи, не нужно быть Свидетелем Иеговы. Мы приглашаем на них всех. Вход бесплатный. Никаких денежных сборов не проводится.

Узнать больше

КТО СЕГОДНЯ ИСПОЛНЯЕТ ВОЛЮ ИЕГОВЫ?

Как проходят встречи Свидетелей Иеговы?

Вы когда-нибудь задавались вопросом, что мы делаем на наших встречах? Вас, безусловно, впечатлит качество библейского обучения, получаемого на них.

ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ

Как организованы собрания Свидетелей Иеговы?

Узнайте, как мы получаем руководство и обучение на встречах собрания.

«Все, кто хотел нас уничтожить, плохо заканчивали»: «Свидетели Иеговы» о запрете в России

«Свидетелей Иеговы», или, как их ещё называют, «исследователей Библии» (одно из их отличий от традиционных христианских конфессий в том, что они по-своему трактуют целые части Священного Писания), в России не жаловали никогда. В лучшем случае не признавали и не обращали внимания (хотя однажды даже признали жертвами политических репрессий), в худшем — запрещали и репрессировали, как, например, в 1951 году, когда по приказу Сталина более 8 тыс. «свидетелей» были депортированы в Сибирь.

Нынешнее решение властей адепты организации считают ещё более жестоким: если в 1951 года «иеговистов» было около 10 тыс. на весь Советский Союз, то теперь, по данным заместителя председателя экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Романа Силантьева, — 165 тыс. человек. За последние годы в России было закрыто несколько региональных общин «свидетелей Иеговы», более 60 книг были внесены в список экстремистских материалов, а 15 марта этого года Минюст подал иск в Верховный суд о признании организации экстремистской и её полном запрете. Причиной, как пояснили RBTH в Минюсте, стала печатная продукция «свидетелей», в которой нашли идеи превосходства над другими религиями и оправдание насилия к их представителям. В тот же день первый заместитель министра юстиции Сергей Герасимов выпустил распоряжение о приостановлении деятельности всех отделений «свидетелей Иеговы» на территории страны до решения суда.

На самом суде, который растянулся почти на месяц, Минюст упирал на десятки вынесенных против региональных отделений «Свидетелей Иеговы» судебных решений, на которые управленческий центр организации никак не отреагировал. Адвокаты организации, в свою очередь, говорили, что региональные общины юридически центру не подчинены, а потому претензии к ним не могут повлечь за собой запрет деятельности «иеговистов» в целом. Управленческий центр даже не привлекался к участию в этих судах и не получал от Минюста никаких предупреждений — тем не менее публикации, которые были признаны экстремистскими, с тех пор ни разу управленческим центром в Россию не ввозились.

Хорошо охраняемое царство

Управленческий центр «Свидетелей Иеговы» в России находится в Санкт-Петербурге. Я позвонил туда, когда суд по запрету организации ещё шёл, но уже после того, как Минюст официально приостановил её деятельность. Звоню по телефону, который указан на официальном сайте. Офис, к моему удивлению, работает, на другом конце провода — приветливый мужской голос. Я говорю, что хотел бы посетить собрание «свидетелей» в Москве. Несмотря на то что «приостановление деятельности» на юридическом языке означало, в том числе, запрет на любые собрания, мужчина назвал адрес — улица Михалковская, дом 36 — и добавил: «По субботам и воскресеньям».

В один из этих выходных я иду на Михалковскую, 36 (в шаговой доступности от станции МЦК «Коптево», 12 км от Кремля). По адресу находится двухэтажный особняк, построенный в 20-х годах прошлого века для тонкосуконной фабрики. В советское время здесь был дворец культуры, теперь, по данным «Росреестра», это частная собственность. «Иеговисты» называют особняк «залом царств свидетелей Иеговы» — очевидно, что он принадлежит им полностью.

Возле «зала царств» — очередь из нескольких десятков человек. На входе стоят одетые в одинаковые чёрные пиджаки охранники (позже выяснится, что тоже из числа «свидетелей»). Один из них не признаёт во мне своего, отводит в сторону и долго интересуется целью прихода, но потом пропускает. Раздевшись в гардеробе, я захожу в зал на 300 мест. Там почти аншлаг — я с трудом нахожу свободное место на одном из последних рядов, но не успеваю я сесть, как ко мне подходит крепкий мужчина со шрамом через всё лицо («распорядитель Анатолий», как написано на его бейдже). Он и вовсе устраивает мне десятиминутный допрос: кто я, где живу, имею ли отношение к прессе (в зале я единственный журналист, и то тайком), предупреждает, что происходящее нельзя фотографировать на телефон (украдкой мне всё же удаётся сделать пару снимков), а также интересуется, каким образом я узнал о том, что здесь будет. Выясняется, что мне крайне «повезло»: я попал не просто на собрание, а на конгресс, который проходит раз в полгода и собирает почти весь руководящий состав «свидетелей». В моём зале (оказывается, он «малый») для присутствующих ведётся только видеотрансляция — само действо проходит в главном зале на втором этаже, там людей ещё больше. Выслушав мои ответы, Анатолий не находит во мне ничего предосудительного, но настоятельно просит подойти к нему после окончания конгресса.

Благодарность без границ

На экране — двое мужчин, сидящих на сцене друг напротив друга. Они разыгрывают театральную сценку — беседу двух родных братьев. У младшего тяжело заболела жена, ей нужно переливание крови, что членам организации строжайше запрещено, и он пришёл за советом. «Мне нужна помощь того, у кого ясная голова». Диалог заканчивается наставлением старшего брата: «Главное — верить в Иегову. Ведь даже если человек умрёт, Иегова способен вернуть его к жизни». В зале аплодисменты.

Почти каждый из присутствующих держит в руках Библию и блокнот, в который делает записи. Особое внимание аудитории привлекает последнее выступление — доклад районного надзирателя Николая (районный надзиратель у «иеговистов» курирует несколько городских общин, от 50 до 100 человек, проводит с ними наставническую работу, живя при этом за счёт их пожертвований). Николай похож на комсомольца — гладко причесанный молодой человек с горящим взором. Выдерживая театральные паузы, он драматическим голосом рассказывает о самом страшном грехе — неверии — и о том, как его избежать. И предупреждает: «совсем скоро Иегова уничтожит старый мир несправедливости, и только те, кто не уклонился от веры, будут в полной мере вознаграждены». В конце доклада по предложению Николая зал встаёт и поёт «песню номер 43» («Будьте бодры, стойки и тверды»), напоминающую «Марсельезу». После чего надзиратель задаёт аудитории вопрос: «Не хотим ли мы скромно отблагодарить тех, кто в непростых условиях организовал этот конгресс?» Раздаются бурные аплодисменты.

В холле стоят два больших ящика с надписью «пожертвования на всемирное дело». Рядовые «иеговисты» (справедливости ради, стоит сказать, не выглядящие ни напуганными, ни под гипнозом) добровольно кладут туда деньги. Собранную сумму узнать не удалось, но многие клали в ящики совсем не мелкие купюры — от 1 тыс. до 5 тыс. рублей.

Апокалипсис сегодня

На выходе на улицу меня ловит распорядитель Анатолий. Он спрашивает, хотел бы я узнать о «свидетелях Иеговы» больше, и почему-то — женат ли я (позже окажется, что даже потенциальным «свидетелям» не рекомендуется жить в браке с неверующим супругом). Мы обмениваемся телефонами. Ещё я успеваю познакомиться с Екатериной, женщиной средних лет, с которой договариваюсь пойти на чаепитие «иеговистов» — они проходят каждую неделю по выходным на дому у кого-нибудь из общины. От Кати я узнаю, что у «свидетелей» множество запретов: нельзя находиться на госслужбе, участвовать в митингах (неважно, оппозиционных или в поддержку власти), служить в армии, вставать под гимн и даже стонать во время брачного секса.

Я спрашиваю у неё, как она попала в организацию, на что Катя рассказывает, что много лет назад её избил отчим и она, сидя на полу в полном отчаянии, взмолилась Богу. Ровно в этот момент в дверь квартиры позвонили. На пороге стояли «свидетели». Катя взяла у них две книжки, которые изменили её жизнь, более того — и жизнь отчима. Теперь они вдвоём ходят по квартирам, рассказывают об «иеговистах» и предлагают книги. Придуманная эта история, или нет, но она классическая для всех адептов организации. По рассказам американского судьи Джозефа Рутерфорда, создавшего в 1931 году организацию «Свидетели Иеговы», он пришёл к вере примерно так же: во время учёбы на юриста молодой человек подрабатывал продажей низкосортных книг, покупатели посылали его куда подальше, и тогда он пообещал, что, когда заработает денег, обязательно купит книги у какого-нибудь молодого продавца. В итоге купленные им книги случайно оказались текстами «исследователей Библии». Рутерфорд посчитал это знамением свыше и посвятил всего себя новому служению.

Катя на книгах, по её словам, не зарабатывает ни копейки: наоборот, сама жертвует на «всемирное дело» от $50 до $100 в месяц. С меня она ничего не просит — правда, и до «чаепития» я в итоге так и не дойду. Во-первых, за несколько дней Катя измучает меня смс-сообщениями, смысл которых непосвящённому человеку понять невозможно. «Просто не раздражайся. С нами всё сбудется». «То, что я тебе пыталась сказать — это откровение в оригинале. Антихрист уже в миру, отчёт пошёл». «Для справки: все пять фильмов «Терминатор» сняты мессианскими евреями США». «Я всё знаю уже лет 20, а меня всё в психушку пытаются отправить из-за этого». В день теракта в Санкт-Петербурге она пишет мне: «Откровение, глава 15, стих 2. Проверь. Там написано про это море из стекла и огня». Никакого экстремизма — кажется, она просто нездорова.

«Мы не сдадимся»

Споры о том, являются ли «иеговисты» сектой или обычными коммерческими мошенниками, всегда имели под собой почву. Но уголовное преследование (до шести лет лишения свободы) грозит им теперь по совершенно другой статье. При этом член экспертного совета комитета Государственной думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций Владимир Ряховский считает, что преследование неизбежно. «Сейчас многие говорят: «Вряд ли на это кто-то пойдёт». Я говорю, что это обязательно будет. Это уже было апробировано. Когда в 2009 году запретили местную общину в Таганроге, а потом, в 2012 году, сделали оперативную съёмку, зафиксировали факт проведения собрания, возбудили дело. Оно тянулось долго — только в конце 2015 года вышли на приговор суда. Пусть это были штрафы и условное лишение свободы, но это были обвинительные приговоры. А сейчас всё серьёзнее. И это не отдельно взятая община. Это уже по всей России».

Я звоню распорядителю Анатолию и спрашиваю: «Что вы будете делать теперь, когда суд запретил «свидетелей» окончательно?» «Молиться Богу, — отвечает он, а потом добавляет: — Все, кто пытался нас уничтожить, плохо заканчивали. Гитлер хотел сжечь нас в печах, Сталин — сгноить в Сибири, и где они теперь? Прокляты. А мы живы. Выживем и сейчас. Сдаваться мы не собираемся». На вопрос, как именно Анатолий собирается не сдаваться, он не ответил. Руководство же «свидетелей», по его словам, собирается обжаловать решение Верховного суда (на это отводится месяц). Без насилия и экстремизма.

* Управленческий центр «Свидетелей Иеговы» в России («Свидетели Иеговы») — экстремистская организация, запрещённая на территории России.

Материал подготовлен специально для Russia Beyond The Headlines — проекта, который рассказывает иностранцам о России. Оригинал текста опубликован здесь.

Петербурженка рассказала про свое детство среди свидетелей Иеговы

Каково это — не отмечать дни рождения и другие светские праздники, ждать Армагеддона и проповедовать каждую свободную минуту?

03.05.2017 в 15:32, просмотров: 10130

Наталья провела среди ныне запрещенных в России свидетелей Иеговы почти все детство — с 6 до 13 лет. Как детский энтузиазм сменился страхом и протестом и чего ей стоило уйти от свидетелей, петербурженка рассказала «МК» в Питере».

«Ходила по квартирам с восьми лет»

Наталье Серегиной (имя и фамилия по ее просьбе изменены. — Ред.) чуть за 30. В свидетели Иеговы она вступила вместе с матерью и старшей сестрой в возрасте 6 лет.

— Тогда у меня была большая тяга узнать побольше о боге, о сотворении мира, — вспоминает она. — Сначала я сама накопила денег на крещение в православной церкви. А потом маме кто-то рассказал про свидетелей Иеговы, и она решила сводить нас с сестрой на их собрание: «Раз ты хотела узнать побольше о боге, пойдем, послушаем». Это была «домашняя» встреча на квартире, собралось несколько человек, в основном уже не новички. Там изучали какие-то брошюры. После небольшого экзамена мы стали «возвещателями» (первая ступень в иерархии организации). Ходили на встречи, читали литературу. Потом было крещение. Инициатива исходила от меня, я сама решила, что надо креститься. Моя старшая сестра и ее друзья тоже захотели присоединиться. Причем за два дня до крещения я слегла с тяжелой ангиной и высоченной температурой. Если бы я тогда верила в знаки. Но так крещение просто перенесли на несколько месяцев. Оно произошло во время осеннего конгресса.

— Это торжественное мероприятие при большом стечении народу, — вспоминает Наталья. — Помню, мы в купальниках стояли и ждали своей очереди окунуться.

Уже с 8 лет девочка стала активным «проповедником»: вместе с кем-то из взрослых ходила по квартирам, убеждая людей вступить в ряды свидетелей.

— Минимум для любого из крещеных членов общины — 30 часов проповедей в месяц, — объясняет она. — Я считала, что должна делать выработку наравне со взрослыми. Меня любили брать в пару, потому что, во-первых, присутствие ребенка вызывает у людей больше симпатии, а во-вторых, у меня большая сила убеждения. Мне проповедовать нравилось. Конечно, в тех случаях, когда удавалось вступить в интересный разговор и почувствовать, что ты его выигрываешь — как сейчас говорят, «продаешь встречу», то есть приглашаешь на собрание или хотя бы вручаешь литературу. Ведь тогда, в 90-е, никто не слышал о «технике продаж», не знал про правила «открытых вопросов», а нас всему этому очень грамотно обу­чали — приемам риторики и убеждения. Еще каждый месяц надо было сдавать отчеты — сколько часов ты проповедовал, сколько литературы распространил. Мы записывали в ежедневники адреса квартир, с кем разговаривали, возражения, с которыми сталкивались. Если требовалось убедить «трудного клиента», можно было даже позвать кого-то сильно выше себя в иерархии организации. Проповеди занимали много времени, отчасти поэтому я бросила танцы, о чем сейчас очень жалею.

Подарки «от дьявола»

Нахождение внутри свидетелей Иеговы накладывало отпечаток на будни Натальи.

— В организации не разрешается праздновать обычные светские праздники — Новый год, день рождения, 8 Марта, — говорит она. — Таким образом, как сейчас уже понятно, претворяется в жизнь идея сепарации — тебя выдергивают из твоего привычного круга общения. Ведь не только ты не поздравляешь других с праздниками, но и отказываешься от их поздравлений, и это очень обижает людей, рано или поздно они от тебя отворачиваются. Получается, тебе некуда больше идти, кроме «братства». Помню, бабушка мне привезла подарок на день рождения, а я выкинула его в окно. Когда ты свидетель Иеговы, то считаешь, что должен постоянно нести благую весть в мир — естественно, окружающим мои проповеди быстро надоели. Поэтому в школе я была аутсайдером, меня шпыняли и одноклассники, и учителя.

В подростковом возрасте Наталью стали одолевать сомнения.

— В моем случае они сильно передавили, — считает она. — На всех встречах и собраниях рассказывали, что скоро будет Армагеддон, а перед ним — гонения на нас, «избранных». В красках описывали, какие могут к нам применяться пытки, приводили примеры жестокого обращения, объясняли, что это будет своего рода «проверка» на преданность богу, а слабые не выдержат пыток и отсеются. Я очень боюсь боли и страданий, эти предсказания гонений очень пугали, поэтому для меня наступил критический момент, когда я поняла, что больше не могу жить в этом ужасе. Кроме того, мне исполнилось уже 13 лет, хотелось каких-то отношений с мальчиками, ходить на свидания, целоваться — а все это запрещалось, даже просто дружить можно было только с мальчиками из «своих», а их было так мало, что на них выстроилась очередь. Да и вообще мне уже тогда перестал нравиться контингент людей внутри организации — мои «братья и сестры» стали мне казаться ограниченными, невоспитанными, необразованными. Там не было успешных, богатых людей, у которых хотелось чему-то учиться (свидетели Иеговы не одобряют получение ее членами высшего образования. — Ред.).

Общаться с богом важнее, чем с дочерью

В свои 13 лет Наталья понимала, что выйти из организации будет не так просто.

— Отступникам грозит «лишение общения», то есть все остальные свидетели перестают с тобой разговаривать, даже здороваться, — объясняет она. —

Если ты общаешься с отступником, то на тебя стучат другие, тебя порицают, проводят беседы и могут отлучить от собраний. Мне повезло, что отец и бабушка с дедушкой не состояли в организации, поэтому они не теряли надежды вытащить меня оттуда. В какой-то момент я переехала к отцу, который жил за границей. Но потом, когда вернулась в Россию, меня пытались вернуть на «путь истинный», старейшины приходили к нам домой. Но мне это уже было неинтересно. «Лишение общения» вступило в силу, хотя семье позволили общаться со мной до наступления совершеннолетия. Но, как только мне исполнилось 18 лет, мама и сестра вычеркнули меня из своей жизни. С 15 лет я жила у бабушки и дедушки.

После школы Наталья поступила на экономический факультет.

— Я изучила закон и выяснилось, что я и крестилась, и вышла из организации в малолетнем возрасте, а значит, ко мне не имеют права применять негативные санкции в силу моего малолетства, — говорит девушка. —

Я позвонила по телефону старейшинам и сообщила, что они, как религиозная организация, не имеют права нарушать закон. После этого с меня действительно сняли «лишение общения», и мама с сестрой стали со мной разговаривать. Но пару лет назад мама сказала, что «общение с богом ей важнее, чем со мной». Потом и сестра пропала. Хотя с ней бы я с радостью поддерживала контакт. Но я не держу на бывших «братьев и сестер» зла, более того, я не считаю их экстремистами и не поддерживаю решение Верховного суда. По крайней мере их деятельность не была экстремистской в то время, когда я там находилась. Они никого силком в свою организацию не тащат и ни к чему не подстрекают. Я много лет после выхода из свидетелей Иеговы была уверена, что у них правильное учение, просто я не готова соблюдать все их правила. Но сейчас понимаю, что по сути это иерархическая организация для получения прибыли.

МК-мнение

«Им нравятся гонения»

Одним из тех, кто свидетельствовал на процессе против свидетелей Иеговы, стал 32-летний Виктор Корецкий. 19 лет своей жизни он отдал служению в этой религиозной секте. «Лучшие молодые годы я потратил на раздачу цветной макулатуры по подъездам, — грустно говорит он. — Не получил высшего образования, работаю водителем». Виктор считает, что, несмотря на запрет, никуда свидетели Иеговы не денутся. Разве что приток новых членов будет ограничен — да и то временно.

— Они давно готовы к тому, чтобы уйти на «нелегальное положение», — говорит он. — Каждая бабушка в их общине научена, как пользоваться планшетом и анонимайзером. С его помощью они заходят на запрещенный Роскомнадзором сайт, скачивают всю литературу, все инструкции. Там же смотрят свое телевидение, посещают виртуально собрания, не выходя из квартиры. Они целиком уходят в медиапространство, вместо проповедей «от двери к двери» будут проповедовать в соцсетях. Во многом им нравится состояние гонений, это подчеркивает их «богоизбранность», показывает, что они истинные христиане. Будут встречаться на квартирах, так как многотысячные конгрессы повлекут санкции и штрафы. Проблема еще и в том, что местные религиозные организации и российский управленческий центр являются лишь проводниками воли Бруклина (там находится головной «офис» секты. — Ред.). Несчастные обманутые бабушки, которые будут продолжать пытаться распространять религиозную литературу и проповедовать, будут получать штрафы и предупреждения вплоть до тюремного заключения, а руководство организации окажется как бы и ни при чем.

«Мы закрыты»

«МК» в Питере» решил проверить, как решение Верховного суда сказалось на работе свидетелей Иеговы в Петербурге. Для этого мы позвонили в общероссийский Управленческий центр организации, который находится в поселке Солнечное в Курортном районе Петербурга. Трубку взял мужчина, представляться он не стал.

— Могу ли я сейчас вступить в свидетели Иеговы? — спросила его корреспондент.

— Комплекс закрыт. И я ничем не могу вам помочь, — грустно ответил мужчина, извинился и положил трубку.

Заголовок в газете: «Нам в красках описывали будущие пытки» Тэги: Праздник, Санкции, Суд, Школа, Дети Места: Россия

Что искали следователи у «Свидетелей Иеговы»?

Пастор петербургского прихода оказался иностранным шпионом

Власти Петербурга раскрыли детали передачи Исаакиевского собора РПЦ

Следственный комитет сегодня нагрянул к «Свидетелям Иеговы» в Петербурге. В одну из штаб-квартир, которая называется их «Залом царства». Застали там полсотни человек. 14 — пришлось задержать.

На каком основании? Что искали правоохранители? По предварительным данным, брошюры экстремистской направленности. И надо сказать, проблемы с законом у «Свидетелей Иеговы» в России далеко не впервые. В нескольких городах их организацию уже полностью ликвидировали. Наш корреспондент Елена Норкунайте — о подозрительных богослужениях:

Это культ, построенный на лжи и психологическом давлении, признается Виктор Корецкий. Родители сделали его адептом Сторожевой башни или «Свидетелей Иеговы» в 5летнем возрасте. Мальчик вырос и ушел, но на адаптацию к реальному миру потратил годы.

Виктор Корецкий: «Свидетели Иеговы научены тому, что снаружи злой и страшный мир Сатаны, т.е. полная демонизация нашей с вами обычной жизни. Требуется время на реабилитацию, в среднем, как говорят психологи, около 7 лет».

Еще в апреле 2010 года литература, распространяемая иеговистами, в России была признана экстремистской. Таким образом, даже навязчивость, с которой адепты раздают брошюры, может стать уголовно наказуемым преступлением. Но фактически для собрания людей нет законных препятствий. А в этом петербургском дворе почти каждый человек – потенциальная жертва заблуждения.

Любовь Романичева: «Они всегда ходили, всех агитировали, постоянно-постоянно всем что-то говорили, и по квартирам ходили, я даже предупреждала в своей парадной: ни в коем случае туда не ходите».

Здесь, в так называемом зале «Царства свидетелей Иеговы» накануне вечером задержали около 50 человек — для проверки документов. Четверых — предполагаемых организаторов встречи — полицейские отвезли в отдел для индивидуальных бесед.

На что стоит обратить особое внимание, люди, которые посещают подобные собрания, не хотят открыто упоминать официальное название.

Корр.: «А ваша организация как-то называется? Есть название?»

Мария Самохина: «Ну, я не в организации, я прихожу сюда просто Библию изучать».

Корр.: «Но как-то обозначить это можно?»

Мария Самохина: «Нет. Собрание христиан… Мы сюда приходим… кто хочет, приходит.»

Бросается в глаза, как нервничает Мария Самохина. При этом она уверяет, сотрудники правоохранительных органов не представились, свои действия не объяснили и вообще нарушили права человека. Сейчас очевидно, что это ложь, но непонятно — во имя чего. Впрочем, такое ощущение, что сторонники нетривиального прочтения Библии весьма последовательны: здесь никто ни за что не отвечает.

Однако кто-то все же собирает пожертвования на так называемое всемирное дело Царства. Но не признается, что следует памятке старейшины. И поскольку эти мужчины, которые якобы «просто пришли, так же, как все», оказались слишком требовательными, сотрудники спецслужб провели правовой ликбез всему собранию старейшин.

«Можете ли вы представить себе маленькую девочку, которой 11 лет, ребенка? Страхи и мысли, какие приходят ей в голову? Когда старейшина, — взрослый мужчина, которому она доверяла, надругался над ней?» — Эти шокирующие признания бывших иеговистов легли в основу секс-скандала в США. Жители штатов вышли на улицу, требуя запретить организацию, в первых рядах которой, — педофилы. Теперь за почитателями Сторожевой башни здесь особый контроль. А что же в России? Показывают мультфильмы в крупнейшем центре Свидетелей Иеговы. Под Петербургом.

Дмитрий Розет, ведущий сотрудник Международного центра апологетических исследований: «Работа в России и на некоторых сопредельных территориях направляется как раз из Солнечного. Там территория бывшего пионерского лагеря, который они полностью перестроили. Человек, который находится в этой организации, он вынужден следовать определенным правилам, которые ставят его жизнь в опасность».

Самоубийства на почве сексуального насилия, запрет на переливание крови, отказ от мяса — это тоже все о них. Свидетели Иеговы все чаще становятся под запретом. По решению российских судов. Однако адепты организации в большинстве случаев не исполняют законных предписаний. Вероятно, откровенная наглость — это еще одна новая заповедь исследователей Библии. В самом деле, надо же как-то жить, если Армагеддон все время откладывается.