Ст 159 ук рф пример

Содержание:

Уголовная ответственность за мошенничество по статье 159 УК РФ

Содержание статьи «Мошенничество банков»

Многие из нас прямо или косвенно сталкивались в своей жизни с мошенниками. Кто-то слышал об их незаконной деятельности от знакомых либо по телевидению, радио, читал в новостной ленте в сети „Интернет”, некоторые сами становились жертвами мошенников, кто-то занимался или осуществляет в настоящее время мошенническую деятельность.

В этой статье будет освещено, что же такое мошенничество, что грозит за него, а также каким же образом привлечь мошенника к уголовной ответственности.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с мошенничеством, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Понятие мошенничества

Согласно действующему в России уголовному законодательству, мошенничество — это хищение принадлежащих другому лицу денег или имущества (или незаконное приобретение права на данное имущество) при помощи обмана или злоупотребления доверием.

Мошенничество в России широко распространено в сети „Интернет”, кредитное мошенничество, а также мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Данный состав преступлений является одним из самых частых по раскрываемости в России. Это преступление также является одним из самых распространенных, часто совершаемых преступлений на территории нашей страны, наряду с такими экономическими преступлениями, как кража, грабеж и разбой.

Наказание за мошенничество по статье 159 УК РФ

  • За „простое” мошенничество по статье 159 Уголовного кодекса РФ можно быть подвергнутым наказанию от штрафа в размере до 120 тысяч рублей до лишения свободы на срок до 10 лет (в зависимости от конкретного состава преступления).
  • Неквалифицированный состав мошенничества (часть 1 статья 159 УК РФ) является преступлением небольшой тяжести и наказывается максимально в виде заключения на срок до 2 лет. Срок привлечения к уголовной ответственности по нему также составляет 2 года.
  • В случае, если данное преступление было совершено с причинением значительного (зависит от материального положения гражданина, но свыше 2 500 рублей) ущерба либо группой лиц по предварительному сговору, то такое мошенничество является преступлением средней тяжести и может наказываться лишением свободы до 5 лет. Срок привлечения по указанному преступлению к уголовной ответственности составляет 6 лет.
  • Если мошенничество совершено с использованием служебного положения или в крупном (свыше 250 000 рублей) размере, то максимальное наказание за такое мошенничество составляет 6 лет лишения свободы. Срок давности в данном случае согласно статье 78 Уголовного кодекса РФ составит 10 лет как за тяжкое преступление.
  • При совершении мошенничества организованной преступной группой или в особо крупном (свыше 1 000 000 рублей) размере, а также в случае, если данное мошенничество повлекло за собой лишение гражданина жилья (права на жилое помещение), такое преступление является тяжким и наказывается максимально лишением свободы до 10 лет. Срок давности по данному преступлению также составляет 10 лет.
  • Специальные составы мошенничества содержатся в таких статьях, как 159.1, 159.2, 159.3, 159.5, 159.6 Уголовного кодекса РФ. Это такие составы, как, например: мошенничество с кредитами и займами, мошенничество с банковскими картами, компьютерное мошенничество и другие.

В каждом конкретном составе преступления предусмотрен свой конкретный размер наказания, однако, ответственность за данные преступления лишь незначительно различается с предусмотренной в статье 159 УК.

Важно! Помните, что когда Вы подаете заявление о мошенничестве Вы не обязаны давать точную квалификацию тому или иному виду мошенничества. Достаточно указать на статью 159 Уголовного кодекса РФ.

Как привлечь к ответственности за мошенничество?

Для привлечения мошенника к ответственности Вам необходимо подать заявление в полицию по факту мошенничества. Заявление подается в Ваш территориальный орган полиции, а также в управление „К” Министерства внутренних дел. Проще всего подать заявление можно через интернет-сайт МВД России.

О том, как подать заявление и о его структуре Вы можете узнать в соответствующей статье „Куда обращаться по поводу мошенничества?” на нашем сайте.

Полиция проведет соответствующее расследование, привлечет мошенников в качестве обвиняемых и уголовное дело будет передано на рассмотрение в суд. Мошенники будут привлечены к ответственности судом после соответствующего судебного разбирательства.

Образец заявления о мошенничестве

Для подачи заявления вы можете воспользоваться подготовленным бланком общей формы и заполнить его.

Мошенничество в сфере кредитования – чего опасаться?

Мошенничество в сфере кредитованияотносительно новый состав преступления, введенный в действие только в 2013 году, в связи с чем применение соответствующей нормы вызывает множество вопросов и разночтений. Мошенничеством в сфере кредитования называются действия заемщика, направленные на обман банка-кредитора с целью получения денежных средств. О последствиях совершения таких преступлений читайте в настоящей статье.

Статья 159 УК РФ – мошенничество в сфере кредитования: последствия

В соответствии с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс в конце 2012 года, мошенничество в сфере кредитования выделено в отдельную норму и, начиная с 2013 года, квалифицируется по статье 159.1 УК РФ.

Действие нормы распространяется на заемщиков, предоставивших банку ложные сведения о себе. Чаще всего речь идет об умышленном завышении доходов или сообщении недостоверной информации о месте работы и должности с целью повышения шансов на одобрение кредита.

Важно: для наступления уголовной ответственности необходимо соблюдение одновременно 2 условий:

  • наступление последствий в виде причинения банку или другому кредитору материального вреда – иными словами, отсутствие платежей по кредитному договору;
  • наличие у заемщика умысла на обман банка, то есть должно быть доказано отсутствие у него намерения погашать кредит.

Наказание за подобные действия варьируется от штрафа в размере до 120 000 рублей до 4 месяцев ареста.

Последствия группового обмана банка более серьезные – в этом случае речь может идти о лишении свободы сроком до 4 лет. Именно такие санкции применяются в ситуациях, когда недобросовестный заемщик прибегает к услугам третьих лиц – например, для оформления подложной справки о доходах.

Зааналогичные действия, повлекшие причинение ущерба в крупном размере или сопряженные с использованием должностного положения, срок лишения свободы выше – до 5 лет.

Важно: согласно примечанию к статье 159.1 УК РФ крупным считается ущерб, размер которого превышает 1 500 000 рублей.

Классические примеры использования служебного положения при совершении мошенничества в сфере кредитования – участие в преступлении сотрудника банка или применение заемщиком при изготовлении необходимых документов фирменной печати, доступной ему в силу специфики занимаемой должности.

Самые строгие санкции предусмотрены для лиц, причинивших банку особо крупный ущерб или совершивших преступление в организованной группе – от штрафа в сумме до 1 000 000 рублей до 10 лет лишения свободы.

Важно: для квалификации ущерба как особо крупного его размер должен превышать 6 000 000 рублей.

Кредитное мошенничество: как не стать соучастником

Самая распространенная ситуация, при которой гражданин рискует стать невольным соучастником мошенничества в сфере кредитования – предоставление своего паспорта для оформления кредита. Как правило, это практикуется в случаях, когда у того, кто фактически нуждается в займе, негативная кредитная история и, как следствие, полное отсутствие шансов на положительное решение банка.

Такое желание помочь может привести на скамью подсудимых: в соответствии с постановлением пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» № 51 от 27.12.2007 года, получение кредита на свое имя для другого человека расценивается как отсутствие намерений его погашать. Де-факто так оно и есть – гражданин действительно не собирается платить, будучи уверенным в том, что это будет делать другой человек.

Однако с точки зрения закона не имеет значения, кто именно распорядился кредитными средствами – ответственность ложится на лицо, официально выступившее заемщиком по договору с банком. В итоге ответственность наступает за групповое преступление, то есть по части 2 статьи 159.1 УК РФ.

Важно: в случае своевременного погашения кредита речь о привлечении к уголовной ответственности не идет, поскольку в такой ситуации отсутствует одно из основных условий – наличие ущерба.

4.2.11. Мошенничество (ст. 159 УК РФ)

В практике наиболее распространенным способом мошенничества, со­вершаемого недобросовестными адвокатами, является «хрестоматийный при­мер» этого преступления, описанный почти во всех учебниках и пособиях по уголовному праву.

К сожалению, примеров такого рода мошенничества очень и очень многой Вот еще один типичный. По делу о разбойном нападении и убийстве был за­держан и арестован гражданин Азербайджана М. Родственники обвиняемого, состоятельные люди, но не местные жители, навели справки и заключили со­глашение с наиболее «известным и грамотным», как его порекомендовали зна­комые, адвокатом. Защитник оценил уровень состоятельности доверителей, а также то, что они приезжие, иностранцы, практически никого не знают в регио­не. Он сумел произвести на них большое впечатление своими рассказами о вы­игранных делах. В приватной беседе он называл десятки фамилий руководите- 1 лей правоохранительных органов области, следователей, прокуроров, судей. Многих он называл по именам, панибратски, подчеркивая неформальные, близ­кие с ними отношения. Здесь же он «по секрету» рассказал, что в городе, яко­бы, существуют «расценки за услуги» правоохранительных органов. Вздыхая и( кляня коррупцию во всех эшелонах власти, адвокат поведал, что за условную меру наказания по столь сложному делу, столь тяжкой статье УК, в отношении приезжего лица понадобиться не менее 10 000 долл. только на взятки для сле­дователей. Родственники безропотно выдали деньги защитнику. Никаких взя­ток тот никому не передавал.

Через 10 дней после задержания, адвокат обжаловал арест подзащитного в суд (гл. 16 УПК РФ), Суд оставил жалобу без удовлетворения. Адвокат заявил подзащитному и его родственникам, что он передал взятку судье в размере 21 000 долл., но этою оказалось мало, требовалось еше 7 000 долл. Родственники] собрали и эту сумму. Итак, на протяжении досудебного и судебного производ­ства по делу адвокат регулярно требовал от доверителей деньги, якобы, на взятки, полученное присваивал. При этом он рассказывал красочные истории-небылицы о том, как он бьется за интересы клиента, как ходит в рестораны со следователями и прокурорами, делает им подарки и т.п. Но ничего не получает­ся из-за плохого отношения должностных лиц к иностранцам, из-за того, что,! якобы, «противоборствующая диаспора» заплатила «встречные взятки», чтобы арестованного не отпускали, кругом козни врагов и т.д.

Несмотря на все обещания, обвиняемого осудили к 20 годам лишения свободы. После этого на адвоката было организовано покушение. Мошенник с семьей уехал из области.

По поводу квалификации этого хрестоматийного примера Верховный Суд рф отмечает, что если мошенник склоняет какое-либо лицо к даче взятки должностному лицу, принимает на себя функции посредника и присваивает по­дученные для передачи ценности, то он несет ответственность за мошенничест-

Во, а также за подстрекательство к даче взятки .

Как уже отмечалось, эти скрытые преступления наносят колоссальный вред и интересам правосудия, и авторитету адвокатуры, и чести, достоинству, деловой репутации конкретных судей, прокуроров, следователей. Коэффициент латентности таких преступлений крайне высок. Адвокаты-преступники идут на любой обман с целью мошенническим путем получить деньги.

Во многом, хотя, конечно же, далеко не ао всем, широко распространен­ные слухи о «повальном взяточничестве», «круговой поруке» среди следовате­лей, прокуроров, судей — это результат работы недобросовестных адвокатов и других мошенников, предлагающих услуги как посредники во взяточничестве. Слухи о том. что в конкретных регионах существуют «расценки на взятки», «пирамида взяточников», где каждое звено делиться частью поборов с выше­стоящим и т.п., очень часто формируется именно такими мошенниками.

Но не будем лукавить и преувеличивать. Очень часто коррумпированные адвокаты и коррумпированные чиновники от правосудия действительно обра­зуют преступные группы, нагло вымогающие взятки. В связи с этим распро­страненным, но еще более сложным в квалификации, выявлении и расследова­нии, является способ мошенничества, основанный на частичной передаче предмета взятки. Речь идет о случаях, когда коррумпированный адвокат, а «по совместительству» и мошенник, требует на взятки для судьи, следователя опре­деленную сумму, получает ее, но передает взяточнику только ее часть, как пра­вило, менее половины, обманывая тем самым и взяткополучателя и взяткодате­ля.

Действия этого адвоката подпадают под признаки совокупности преступ­лений:

—ч. 4 ст. 33 и ч. I ст. 291 УК РФ —- подстрекательство к даче взятки (ес­ ли подстрекательские действия имели место);

—ч. 5 ст. 33 и соответствующая часть и пункт ст. 290 УК РФ — соуча­ стие, в форме пособничества, в получении взятки;

— ч. 5 ст. 33 и соответствующая часть ст. 285 УК РФ — соучастие, в форме пособничества, в злоупотреблении должностными полномочиями;

— соответствующая часть и пункт статьи 159 УК РФ — мошенничест­ во 233 .

«»См Бюллетень Верховного Суда РФ 1992 №11 С 14 В гл 4211 нами было предложено квали­фицировать тги деяния по совокупности с ч 3 ст 298 УК РФ

Подробно О квалификации подобных преступлений см также гл 4 2 16

В данном случае как мошенничество может квалифицироваться похище­ние той части предмета взятки, которую он не отдал должностному лицу и при-своил.

Если же дележ предмета взятки состоялся с ведома и согласия должност—ного лица, то действия посредника подлежат квалификации только по трем первым составам преступлений и дополнительной квалификации по ст. 159 УК РФ не требуют.

По одному из дел адвокат, заключив соглашение и получив гонорар, ре-‘ ально не осуществлял защиту в связи с занятостью по другим делам, команди­ровками и т.п. Были сорваны следственные действия. Для доверителя он сочи­нил историю о том, что почти каждый день ходил к следователю и прокурору, «обил все пороги», пытаясь помочь своему подзащитному. Но кругом враги, и он не может их побороть.

В более простых ситуациях недобросовестный адвокат просто требует в’, берет деньги, ничего не обещает, ничего не делает и деньги не возвращает (уходит «в запой», уезжает из населенного пункта на длительное время и т.п.). Как отметил Верховный Суд РФ в своих разъяснениях: «Получение денег под условием выполнения обязательства, в последующем не выполненного, может квалифицироваться как мошенничество, если установлено, что обвиняемый не имел намерения выполнить взятое обязательство, и преследовал цель завладеть деньгами»’ 34 .

Специфика работы защитника в уголовном процессе такова, что очень трудно оценить, выполнил ли адвокат свои обязательства по соглашению или-нет, подлежит ли возврату доверителю сумма уплаченного гонорара или адво­кат полностью ее «отработал». Еще труднее доказать, что недобросовестный защитник уже при получении денег (имущества) имел намерение присвоить ее, не выполнив взятые на себя обязанности по защите, т.е. совершил мошенниче­ство. Тем не менее, бывают случаи, когда сделать это несложно.

Так, по одному из дел недобросовестный адвокат заключил три соглаше­ния с доверителями в среду, получил гонорары, но при этом еще в понедельник приобрел авиабилеты на четверг с целью выезда в длительный отпуск. При этом ему было известно, что большую часть работы по защите подозреваемых, обвиняемых по этим уголовным делам необходимо было сделать именно в пер­вые дни с момента заключения соглашения. Таким образом, заключая соглаше­ния, адвокат заранее понимал, что не выполнит обязательств перед доверите­лями. В его действиях усматриваются признаки мошенничества.

Наиболее часто жертвами адвокатов-мошенников становятся потерпев­шие следующих типов («группа жертв»):

—«приезжие» доверители, т.е. жители не того региона (государства), где было совершено нреступление и/или возбуждено уголовное дело;

—лица, не владеющие языком уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК РФ);

Бюллетень Верховного Суда СССР —1974 —№6 —С 9

— лица, склонные к защите своих законных и незаконных интересов не­правомерными средствами, путем дачи взяток, сделок с «нужными людьми», путем незаконного противодействия правосудию и предварительному рассле­дованию. Это такие люди, которые убеждены, что даже законный интерес (не говоря уже о незаконном) можно защитить только незаконными средствами. Поэтому они не видят другого выбора, как нанимать именно нечистоплотных адвокатов из числа «коррумпированных», «вовлеченных» и проч. Добросовест­ный адвокат, не приемлющий незаконных, аморальных методов защиты, не дающий никаких гарантий и не обладающий коррумпированными связями, как бы он ни был опытен и квалифицирован, не устроит таких доверителей;

— лица, впервые привлекаемые к уголовной ответственности, не имею­щие специального юридического образования и/или опыта и навыков участия в уголовном судопроизводстве (см. приложение 4).

Часто жертвами мошеннических действий со стороны недобросовестных адвокатов становятся люди, которые в действительности вообще не совершали преступления, либо совершили малозначительное деяние (ч. 2 ст. 14 УК РФ), либо совершили преступление небольшой (средней тяжести), но в силу своей неопытности, некомпетентности ошибочно полагают, что совершили более тяжкое преступление. Такие люди, в силу своей, в целом, законопослушной со­циальной установки, тяжело переживают обстоятельства, ставшие предметом расследования. Они преувеличивают характер и степень своей вины и порой сильно раскаиваются в действительно или мнимо содеянном.

Так, по делу, возбужденному по факту предполагаемого хищения компь­ютера типа «ноутбук» из бухгалтерии государственного предприятия, было ус­тановлено, что дорогостоящий прибор к себе домой, унесла одна из бухгалте­ров на период своего отпуска для того, чтобы написать с его помощью диплом­ную работу (студентка-заочница), а затем вернуть в бухгалтерию.

Страшно напуганная случившимся, терзаемая муками совести, она обра-

^илась в юридическую консультацию, где ей попался нечистоплотный адвокат.

‘°нимая, что дело в отношении доверителя будет рано или поздно прекращено

а отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), видя, что перед

Им некомпетентная, запуганная и вместе с тем совестливая женщина, выяснив,

^° больше проконсультироваться по такому вопросу ей не с кем, адвокат стал

а против еще более «сгущать краски».

_ Он сказал, что ей почти наверняка грозит наказание в 6 лет лишения сво-°Ды со штрафом (показал ей максимальную санкцию ч. 3 ст. 160 УК РФ), ее

вина будет обязательно доказана, а единственный способ уйти от ответственно­сти — это дать взятку следователю, который «по счастью», является его хоро­шим знакомым. И подозреваемая поверила своему адвокату, отдала ему все свои и родственников сбережения — 5 000 долларов.

Для большинства живущих в постсоветском пространстве людей не сек­рет, что у многих наших соотечественников поколениями выработался безот­четный страх перед правоохранительными органами, если так можно выразить­ся, «синдром 37-го года», когда человек, даже осознавая, что он не виновен, может легко поверить в то, что его незаконно осудят к лишению свободы, «ре-прессируют». Этим синдромом успешно пользуются адвокаты-мошенники. В приведенном примере защитник не делал практически ничего. Уже в тот же день он узнал от следователя, что уголовное дело будет прекращено сразу по­сле окончания ревизии, если не будет установлено иных преступных деяний. Далее адвокат был занят лишь тем, что инсценировал хорошие отношения со следователем и прокурором и свою активную защитительную деятельность. Чем дольше следователь тянул с вынесением постановления о прекращении де­ла 233 , тем ему было выгоднее. В результате за два месяца он успел добиться да-клиентки оплаты еще 10 000 рублей, питался, выпивал за ее счет, пользовался разнообразными услугами с ее стороны и со стороны ее родственников. Затем адвокат, в лучших традициях актерского мастерства, эффектно преподнес факт прекращения дела как свою личную заслугу и «остался в памяти спасенных» как благодетель и лучший адвокат города.

Особенно опасны подобного рода мошеннические действия, если они со­вершаются преступной группой «коррумпированный адвокат — коррумпиро­ванный следователь». В этом случае в инсценировке участвуют оба «актера», которых закон обязал быть процессуальными оппонентами. В преступной связ­ке следователь (оперуполномоченный, прокурор, судья) «пугает» всеми мерами процессуального и непроцессуального принуждения, а адвокат подтверждает реальность угроз, прогнозирует еще более тяжелые последствия, но обещает сделать все возможное в пользу вконец запуганного подзащитного. Разумеется, за «очень дополнительные деньги». Нередки случаи, когда реально даже не возбуждается дело, не проводится проверка в порядке ст. 144 УПК РФ, заявле­ние (сообщение) о преступлении даже не регистрируется. То есть все дело, все меры уголовного преследования полностью инсценируются, жертве мошенни­чества предъявляются фиктивные документы (постановление о возбуждения уголовного дела, протокол задержания и др.).

Вот типичный пример подобного преступного сговора. Иногородний сту­дент был доставлен в кабинет оперуполномоченного за совершение хулиган­ских действий на железнодорожном вокзале. Тут же в кабинете оперативник, с нарушением всех норм УПК РФ, провел у него личный обыск, в ходе которого подкинул, а затем изъял из кармана доставленного наркотическое средство —

» Делалось что неумышленно Практика показывает, что часто и но делам без «с>лебпой перспекТ* вы» принятие решения о прекращении дела следователи затягивают до предела, т е до истечения срока сле* 1 ^ вия (ст 162 УПК РФ) Основная причина — непомерная нагрузка на следователей

гашиш в количестве 0,8 грамма. Был составлен фиктивный протокол задержа­ния по подозрению в совершении преступлений (ст. 91-92 УПК РФ), преду­смотренных ст. 228 и 213 УК РФ, а также письмо-уведомление по месту учебы студента. Испуганный, чувствующий свою вину за совершенное хулиганство (на самом деле мелкое) студент, стал уговаривать оперативника отпустить его и не сообщать в вуз о «преступлении». При этом невольно дал понять последне­му о своей платежеспособности. Тут же появился срочно вызванный «коррум­пированный» адвокат, который в конфиденциальной беседе объявил сумму «гонорара-взятки» — 5 000 долл. США. Студент согласился и был отпущен, а через пару дней, съездив домой, отдал требуемую сумму адвокату. Сообщение о хулиганстве и незаконном хранении наркотиков в книге учета преступлений (КУП) не регистрировалось, уголовное дело не возбуждалось.

Подобные действия адвоката, на наш взгляд, могут быть квалифицирова­ны в т.ч. и как мошенничество. Возможны и следующие преступления: под­стрекательство к даче взятки; пособничество в ее получении и в превышении должностных полномочий. Возможна и дополнительная квалификация по ст. 299, 300, 303 УК РФ и др., через соучастие (ст. 33 УК РФ), со ссылками на приготовление или покушение (ст. 30 УК РФ). Но, прежде всего, самую стро­гую ответственность должен понести тот самый оперуполномоченный, корруп­ционер, организатор и основной исполнитель преступления.

Приведенные примеры наглядно показывают, что многие «коррумпиро­ванные» адвокаты склонны к мошенничеству. Чаще всего адвокат с низкой квалификацией позволит себе опуститься до подобных действий. Практика по­казывает, что факты мошенничества нередки со стороны бывших сотрудников правоохранительных органов, уволенных из Системы по отрицательным осно­ваниям (См. гл. 3.2.1).

Полагаем, что на подобные дерзкие престушгения реже пойдет «вовле­ченный» защитник. Члену организованного преступного формирования вряд ли понадобится такая «халтура». К тому же, кто, как не он, лучше многих знает о том, какому наказанию, вернее расправе, будет подвергнут адвокат-мошенник, в случае если его выведут на чистую воду.

Заметим, что к глубокому сожалению, адвокат-мошенник в меньшей сте­пени боится наказания, предусмотренного законом. Раскрываемость таких пре­ступлений ничтожно мала. Даже приведенные примеры наглядно показывают, что потерпевшие не очень-то заинтересованы в подаче заявлений, а правоохра­нительные органы не проявляют надлежащей инициативы в раскрытии этих опаснейших преступлений. Мошенник, прежде всего, боится физической рас­правы со стороны обманутых им лиц. Наиболее опасны, даже гибельны для не- г °> попытки обмануть представителей следующих типов личностей («группа Риска»);

— представители организованных преступных формирований (ОПГ, ОПС);

— бывшие работники правоохранительных органов, их близкие родст- Ве нники, и другие лица, имеющие опыт общения с адвокатами в уголовном су­допроизводстве;

— местные жители, имеющие обширные связи, прежде всего среди р». ботников суда, органов ФРС, правоохранительных органов;

— рецидивисты (прежде всего опасные и особо опасные);

— другие лица, имеющие криминальный опыт, особенно судимые, отбы- вавшие наказания в виде лишения свободы (см. приложение 4).

В исправительно-трудовых учреждениях широко известны, передаются из уст в уста истории о недобросовестных адвокатах, защитниках-мошенниках «коррумпированных» адвокатах. Об этих типах отзываются крайне отрица­тельно. Никто и никогда, думаем, не сможет провести соответствующего ре­презентативного криминологического исследования, но можно с большой до­лей вероятности предположить, что значительная часть посягательств на жизнь адвокатов, расправ с ними, с их семьями и близкими, фактов уничтожения их имущества и т.п. связаны с тем, что этих адвокатов заподозрили в мошенниче­стве или коррумпированности.

Именно поэтому среди «группы жертв» таких адвокатов мы назвали ино­городних, лиц, не владеющих языком судопроизводства, впервые привлекае­мых к уголовной ответственности и др. (см. выше). Эти типы лиц наименее опасны для мошенников, чаще всего у них нет реальной возможности наказать обманщика, даже если они поймут, как с ними поступили. Именно поэтому опытный адвокат-мошенник при первом же знакомстве с доверителем как бы тестирует, диагностирует его. Если клиент относится к «группе жертв» — есть шанс обмануть его безнаказанно. Если перед мошенником представитель «группы риска», осторожный адвокат вряд ли пойдет на это преступление.

Изложенное позволяет заключить, что в случае мошенничества со сторо­ны адвоката речь всегда идет о корыстных нарушениях, тщательно скрывае­мых, направленных чаще всего против доверителей и подзащитных (см. при­ложение 6). Адвокат-мошенник — один из самых опасных и вредных проявле­ний незаконных методов профессиональной защиты. Наряду с «коррумпиро­ванным» и «вовлеченным» адвокатом, он наносит самый значительный вред и интересам правосудия, предварительного расследования, и законным правам и интересам граждан, авторитету адвокатуры.

Статья 159 УК РФ Мошенничество

Статья 159 УК РФ гласит, что если человек взял деньги, планируя их вернуть, но в виду некоторых обстоятельств не смог это сделать – это уже не мошенничество.

Внесение поправок — изменение положения- как правило касается исключительно размера ущерба в цифрах. Исключительно этим критерием и определяется наказание для виновного по данной статье. Сфера влияния Закона – все области правоотношений.

Пожалуй главным комментарием к данной статье является обязательное наличие прямого умысла (этим же рассчитывается последующая задолженность по ИД).

Статья 159 УК РФ мошенничество новая редакция 2018 изменения

Образец статьи Госдума утвердила в прошлом году. Ноябрь 2012 – утверждение изначально основного текста статьи. После этого приходилось вносить ряд изменений, в основном касательно размера штрафа и разграничения наказаний в зависимости от размера ущерба.

Ч 1 ст 159 УК РФ

Статья 159 УК РФ (мошенничество) часть 1 — отдельный (главный) момент этой части – это сравнительно не значительный объем ущерба. Это может быть предпринимательский обман; деятельность, в которой присутствует использование заведомо ложной информации и т.д.

Федеральный Закон (последняя ред.) четко определяет вид данных преступлений – обман с целью завладения чужим имуществом. Организация преступления может быть мгновенной – друг занял денег, хотя заранее знал, что отдавать не будет (действовать противоправно заранее планировал).

Статья 158 в новой редакции здесь:

Ч 2 ст 159 ук РФ

Статья 159 УК РФ часть 2 квалифицирует дело, по которому имело место мошенничество по предварительному сговору лиц. Это могло быть незаконное приобретение товара, заведомо зная о его нелегальном происхождении и т.д.

Ознакомьтесь с последними изменениями в статье №228 Уголовного кодекса РФ по ссылке:

Ч 3 ст 159 ук РФ

Статья 159 УК РФ часть 3 — использование служебного положения для осуществления мошеннических действий либо причинение ущерба в крупном размере. Также ознакомьтесь с последними изменениями ст 162. Подробности тут:

Ч 4 ст 159 ук РФ

Статья 159 УК РФ 4 часть статьи — распространяется на мошенничество, размер ущерба от которого оценивается как особо крупный. Либо же если деяния организованной группы повлекли за собой потерю жилья пострадавшего.
«Российская газета» в 2007 г. описала пример такого преступления. Ахрамеев Алексей Александрович был осужден за причинение ущерба свыше 1 млн. руб.
Также по данной части может быть квалифицирован рейдерский захват.

Состав преступления и наказание

В данном случае состав преступления можно расшифровать как противоправное завладение чужой собственностью (или мошенничество). Преступление имеет свои признаки, а именно: лицо самолично передает вещь мошенникам (основной инструмент, чтобы достичь эту цель – обман). Состав определяет, что преступление считается выполненным с момента завладения. Подследственность по таким делам чаще всего по месту совершения преступления либо регистрации потерпевшего. ъ

Статья 159 УК РФ гласит, что наказание будет определено в зависимости от того на сколько значительный ущерб и какое средство использовались для достижения целей. Назначать могут лишение свободы от 2 до 10 лет либо же штраф до 1 млн руб. Обвинительный акт (приговор) определяет ответственности исключительно по денежному эквиваленту причиненного ущерба. Как показывает практика, чаще всего по частям 1 и 2 реальный срок не назначается.

Незаконное обогащение

Согласно прим. к Закону ( УК РФ статья 159 — мошенничество) незаконное обогащение определяется как завладение чужим имуществом с использованием психологических манипуляций:

  • путем обмана;
  • злоупотребление доверием;
  • преступник может вводить в заблуждение, используя при этом подлог документов или предоставление заведомо ложной информации.

Физическая сила в таких преступлениях не применяется.

Особо крупный размер по ст 159 УК РФ

Статья 159 УК РФ (мошенничество) предусмотрела очень важный нюанс, который определяет размер ущерба, поэтому определение понятие «особо крупный размер»дается с четким разграничением по сумма (расшифровки предоставляет Пленум Верховного Суда). Крупным размером признается ущерб, сумма которого 250000 руб. (либо имущество, выраженное в денежном эквиваленте). Особо крупным считается размер ущерба свыше 1 млн. руб.

Поправки при задолженности по кредиту

Статья 159 УК РФ (мошенничество) предусматривает срок исковой давности в сфере кредитования. Если, к примеру, третий год истек, то лицо имеет право само подать заявление в суд для списания задолженности по кредиту (потребительский кредит или кредитная карта). Жалоба на отказ в возбуждении уголовного дела при этом также может быть подана лицом. При этом так как Закон не имеет четкого предусмотренного срока данных норм, то юрист банка также может подать иск и доказать хищение.

Судом будет рассмотрен вопрос о том, возможно ли примирение сторон, но в любом случае, как показывает пример адвокатской практики, для физического лица привлечения к ответственности скорее всего не будет. Хоть это и достаточно интересный вопрос и адвокат наверняка выиграет дело, но издержки будут слишком значительными, а страховое учреждение в любом случае компенсирует эти риски банку. Поэтому адвокат, как правило, не пускает в ход дело, ущерб по которому менее 50000 руб.

Статья 159 УК РФ — амнистия

Как свидетельствуют последние новости, давно разработан законопроект, которым предусматривается декриминализация данной нормы (кроме мошенничество в особо крупных размерах), но пока такие изменения в статью внесены не были. Поэтому амнистия также пока не предусмотрена. Как показала судебная практика за последний год и так было выпущено на свободу слишком много лиц, которые, увы, не оправдали доверие.

Женщины не менее склонны к мошенничеству при получении кредитов, чем мужчины — обзор судебной практики

Саратовский областной суд представил на своем сайте обобщение судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 159 1 -159 6 УК РФ, а также по приведению приговоров в отношении лиц, осужденных за мошенничество по статье 159 УК РФ, в соответствие с УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ.

Как отмечается в обзоре, анализ уголовных дел, рассмотренных судами Саратовской области, свидетельствует о том, что подавляющее большинство мошенничества совершалось при получении выплат. Лицами, совершившими указанные преступления, являются граждане с небольшим доходом, которые в основном характеризуются положительно, имеют образование не ниже среднего, работу и семью. Мошенничество мужчинами и женщинами совершается практически в равном количестве: мужчинами совершено 30 преступлений, женщинами — 31.

По мнению областного суда, нижестоящие суды в основном верно квалифицировали содеянное, учитывая обстоятельства дела, доказательственную базу и изменения, внесенные в УК РФ Федеральным законом от 29 ноября 2012 года № 207-ФЗ. Из вынесенных судами области приговоров за преступления, предусмотренные ст.ст. 159 1 -159 6 УК РФ, в апелляционном порядке обжаловались только два.

В обобщении рассматриваются отдельные виды дел о мошенничестве, связанном с получением выплат.

Так, областной суд отмечает, что сам по себе факт предоставления заемщиком кредитору (банку) заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, в зависимости от обстоятельств дела, может содержать признаки приготовления к мошенничеству в сфере кредитования или покушения на совершение такого преступления.

В качестве примера покушения на преступление, предусмотренное ст. 159 1 УК РФ, приводится уголовное дело, рассмотренное районным судом Саратова в отношении Д.Т.Д., осужденного по ч. 2 ст. 159 1 , ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 1 , ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 1 УК РФ. Согласно приговору, осужденный с неустановленным следствием лицом изготовил необходимые для получения кредита документы, в том числе поддельные: копию трудовой книжки с записью о трудоустройстве, справку по форме 2-НДФЛ о том, что Д.Т.Д. работал в должности водителя-экспедитора в ООО «А.» со среднемесячной заработной платой более 30000 рублей. В целях получения кредита, заведомо зная, что не имеет возможности выполнить обязательства по кредиту, предоставил банкам ОАО «Р.», ОАО «РО.», ОАО «Б.» сведения о себе, не соответствующие действительности. По результатам банковских проверок Д.Т.Д. в ОАО «Р.» был предоставлен кредит в сумме 360000 рублей. В банках ОАО «РО.», ОАО «Б.» в предоставлении кредита в 400000 рублей и 300000 рублей было отказано.

Таким образом, указывает областной суд, по эпизодам мошенничества в банках ОАО «РО.», ОАО «Б.» действия Д.Т.Д. были обоснованно квалифицированы как покушение на мошенничество в сфере кредитования.

С полным текстом обобщения судебной практики Саратовского областного суда по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 159 1 -159 6 УК РФ, а также судебной практики по приведению приговоров в отношении лиц, осужденных за мошенничество по статье 159 УК РФ, в соответствие с УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ, можно ознакомиться здесь.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).