Статьи уголовного 159 ст

Да минет вас статья 159 УК!

Свыше 178 000 уголовных дел было возбуждено против предпринимателей в прошлом году по пресловутой ст. 159 «Мошенничество» УК РФ, отмечали участники заседания Центра «Бизнес против коррупции». Более 80% отправленных в «места не столь отдаленные» бизнесменов получили срок именно по этой статье. Остановить поток уголовных дел могут перевод ряда нарушений закона в категорию административных проступков, повышение порога ущерба и возможность внесения залога вместо заключения под стражу.

Большая часть предпринимателей, обратившихся в Центр «Бизнес против коррупции» за последнее время, жалуются на преследования именно по ст. 159 «Мошенничество» УК РФ. «В масштабах страны эта цифра выглядит еще более внушительно. Из 244 000 уголовных дел, возбужденных в 2016 г. в экономической сфере, более 178 000 возбуждено именно по 159-й статье, — подчеркнул исполнительный директор Центра Андрей Назаров. — А 80% осужденных к лишению свободы по „экономическим составам“ получили свой срок по статье 159».

Основной причиной такой «популярности» ст. 159 УК РФ, по оценке экспертов, стал широкий список деяний, которые под нее подпадают: от неисполнения контракта до подачи неверной налоговой декларации.

В прошлом году, по словам президента «ОПОРЫ России» Александра Калинина, удалось добиться принятия семи поправок в Уголовно-процессуальный кодекс и законодательство о нотариате. Они были направлены на декриминализацию преступлений экономической направленности.

«Это, безусловно, прогрессивный шаг. Однако возбуждать дела в отношении предпринимателей меньше не стали, — констатировал А. Калинин. — Необходимо совершенствовать правоохранительную и судебную системы. Тогда не только статья 159, но и Уголовный кодекс перестанут быть инструментами давления на бизнес».

Проблему уголовного преследования предпринимателей можно решить, по мнению председателя Ассоциации юристов России Владимира Груздева, по аналогии с разработкой проекта нового Гражданского кодекса: «Тогда по указу президента страны была сформирована рабочая группа для создания концепции Кодекса, — напомнил юрист. — Теперь нужно ставить вопрос о создании рабочей группы по разработке изменений в Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях. А затем, возможно, установить мораторий на их корректировку».

Ряд экономических преступлений можно перевести в состав административных правонарушений. «От некоторых составов в предпринимательской сфере можно отказаться, так как они не представляют общественной опасности, но дают контрольно-надзорным органам возможность улучшать отчетность за счет наложения санкций по таким статьям», — полагает В. Груздев.

Размер значительного ущерба по предпринимательской статье необходимо существенно увеличить. «На данный момент он составляет 10 000 руб., если мы по крупному и особо крупному увеличили размер ущерба в 12 раз, то логично было бы и по значительному ущербу этот порог поднять», — полагает зампредседателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Рафаэль Марданшин.

Бизнесменам, обвиняемым по «экономическим» статьям УК РФ, нужно обеспечить право на безусловную защиту от пребывания в СИЗО до момента вынесения приговора. «Условием для этого должно стать согласие предпринимателя внести залог в размере, равном или превышающем сумму инкриминируемого ущерба, — уверен бизнес-омбудсмен Борис Титов. — Расширение порядка применения залога защитит предпринимателей от ситуаций, в которых их бизнес рушится из-за неправомерного вмешательства правоохранителей».

Пока же ситуация с необоснованными уголовными преследованиями бизнесменов остается очень острой. «Как показывает практика, если задаться целью, уголовное дело можно собрать практически на любую компанию, — комментирует сложившееся положение А. Назаров. — Чем и пользуются рейдеры или недобросовестные конкуренты, которые вместо того, чтобы подать иск против контрагента, обращаются в правоохранительные органы».

Статья 190. Мошенничество

1. Завладение чужим имуществом или приобретение

права на имущество путем обмана или злоупотребления

доверием (мошенничество) наказывается штрафом до пятидесяти не облагаемых

налогом минимумов доходов граждан, или исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением

свободы на срок до трех лет.

значительный ущерб потерпевшему, наказывается штрафом от пятидесяти до ста не облагаемых налогом минимумов доходов граждан, или ис420

правительными работами на срок от одного до двух лет,

или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на срок до трех лет.

3. Мошенничество, совершенное в крупных размерах,

или путем незаконных операций с использованием электронно-вычислительной техники,/ наказывается лишением свободы на срок от трех до

, 4. Мошенничество, совершенное в особо крупных размерах или организованной группой, наказывается лишением свободы на срок от пяти до

двенадцати лет с конфискацией имущества.

В отличие от других форм похищений, при мошенничестве виновный использует обман или злоупотребление доверием потерпевшего, после чего он завладевает чужим

имуществом либо приобретает право на такое имущество.

Предметом мошенничества может быть не только имущество, но и право на него. Под правом на имущество

следует понимать, например, право собственности лица на

принадлежащее ему имущество (например, право наследования имущества).

1. Обман или злоупотребление доверием в данном преступлении являются способом завладения чужим имуществом либо способом приобретения права на имущество. Потерпевший под влиянием обмана сам передает имущество преступнику, полагая, что последний имеет право

на получение этого имущества. Приобретение права на

имущество предполагает приобретение лицом, одним из

указанных способов правомочий собственника (пользование, владение и распоряжение имуществом). Главным образом, это приобретение различных документов, посредством которых возможно получить имущество.

Обман при мошенничестве — это ложное утверждение

виновным о том, что заведомо не соответствует действительности, либо в умышленном умолчании о фактах, сообщение которых было обязательно. Обман может иметь место относительно: предмета (его цены, качества, количества и т.п.), личности (его должностного или общественного

положения, профессии и т.п.) и др.

Существуют различные способы обмана: виновный изменяет внешний вид предмета (например, выдает медную

монету за золотую), подает подделанные документы для

получения имущества или денег (лотерейные билеты, чеки, накладные и т.п.), выдает себя за лицо, имеющее право на получение имущества или денег (например, выдает

себя за инкассатора, представителя собственника имущества и т.п.), умалчивает об обстоятельствах, имеющих в

определенных случаях существенное значение (получение

пособия на умершего родственника), и др.

Злоупотребление доверием при мошенничестве представляет собой своеобразноую форму обмана, которая выражается в недобросовестном использовании преступником доверия, оказываемого ему потерпевшим.

к последнему и ложной уверенности в правильности и добросовестности его действий. При этом преступник своим

поведением вызывает к себе доверие потерпевшего или

пользуется таким в силу сложившихся между ними взаимоотношений (аванс за еще не завершенную работу, получение денег взаймы и т.п.).

В случае, когда потерпевший в связи с возрастом, физическими или психическими, а также иными обстоятельствами не мог правильно оценить характер, содержание и

значение своих действий либо руководить ими, то передачу им имущества или права на имущество нельзя квалифицировать как добровольную. Такого рода завладение

имуществом при наличии необходимых оснований следует квалифицировать по ст. 185.

Мошенничество обладает определенными признаками,

которые позволяют отграничить данное преступление от

других форм похищения:

1) лицо, которое передает виновному имущество

(право на имущество), заблуждаясь, считает, что получение — передача имущества является правомерной, и

оно добровольно его передает виновному,

2) лицо, передающее виновному имущество, не

осознает факта преступления,

3) вместе с передачей имущества (права на имущество) виновному передаются и все полномочия собственника (или их часть).

Мошенничество отличается от кражи тем, что при совершении кражи виновный также может использовать обман, но для облегчения доступа к имуществу (например, к

охраняемому имуществу), а при мошенничестве обман необходим для непосредственного получения имущества.

Преступление признается оконченным с момента фактического перехода имущества или права на имущество в

2. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, корыстным мотивом и целью завладения чужим имуществом или правом на имущество.

3\ Субъект преступления — физическое вменяемое лицо с 16 лет.

4. О понятиях -повторность-, -предварительный сговор группой лиц-, -особо крупный размер- и -организованная группа- — см. комментарий к ст. 185.

К электронно-вычислительной технике следует отнести компьютерную технику, электронные весы и другие

Преступления в сфере экономики (ст. 159 УК РФ мошенничество и ст. 160 присвоение или растрата)

Ural Siberian Bar Association

ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ

Адвокаты нашей коллегии специализируются на защите граждан, которых преследуют по ст. 159 УК РФ, 159.4 УК РФ, ст. 160 УК РФ.

Огромный опыт работы в правоохранительных органах (полковник в запасе, подполковник в запасе, бывшие сотрудники прокуратуры), позволяют адвокатам ЭФФЕКТИВНО защищать граждан нашей страны от уголовного преследования по всем видам мошенничества.

МОШЕННИЧЕСТВО ст. 159 Уголовного кодекса России

Конечно же, самое распространенное преступление это предусмотренное ст. 159 Уголовного кодекса РФ — мошенничество.

Мошенничество это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Основным признаком данного преступления является то, что один человек обманывает другого и в результате получает его имущество.

Статья 159. Мошенничество

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

ст. 159.4 УК РФ МОШЕННИЧЕСТВО в СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Чаще всего данная статья инкриминируется лицам, зарегистрированных в качестве ИП и руководителям юридических лиц.

Законодатель к такому преступлению относит мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Статья 159.4. Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

1. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, —

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. То же деяние, совершенное в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового.

При работе по уголовным делам о мошенничестве необходимо детально выяснить обстоятельства дела, позицию своего подзащитного и выстроить линию защиту позволяющую если не разбить доводы следствия, то по крайней мере — смягчить последствия ответственности за преступное деяние.

ст. 160 УК РФ ПРИСВОЕНИЕ или РАСТРАТА

1. Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, —

наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Преступления против собственности очень распространены.

Следователи и оперативные работники, зачастую, проверяя на причастность к совершению преступления, могут нарушить права любого человека. Поэтому очень важно, как можно раньше обратиться за помощью к профессионалу.

Как только сотрудники полиции обратились к Вам лично или по телефону, незамедлительно свяжитесь с Вашим адвокатом и не общайтесь с сотрудниками правоохранительных органов до его прибытия. Профессиональный адвокат выработает вместе с вами позицию по уголовному делу, осуществит необходимые действия направленные на вашу защиту.

При первой встрече с сотрудниками полиции вы будете защищены, и ваши права не будут нарушены, а выстроенная позиция поможет минимизировать возникшие проблемы.

Помните, Ваша первая встреча с оперативными работниками это основа Ваших первых показаний, на которых будет построен обвинительный приговор. Позаботьтесь заранее о том, чтобы у Вас был постоянный профессиональный адвокат, к которому можно обратиться в любую секунду.

Умеем решать вопросы. Готовы эффективно защитить вас по делам о мошенничестве!

Работаем для людей, без выходных и перерывов.

Не стесняйтесь спрашивать и обращайтесь к нам по +79222095063.

адвокат Упоров Игорь Николаевич,

президент Урало-Сибирской коллегии адвокатов Свердловской области.

Статьи уголовного 159 ст

Для российского бизнес-сообщества последние новости из Тверского суда Москвы могут иметь далеко идущие последствия. Не хочу даже пытаться отнимать хлеб у политологов в попытке объяснить закулисную сторону дела Магомедовых и группы «Сумма». Попытаемся разобраться в юридических аспектах прозвучавших обвинений.

С классической «предпринимательской» ст. 159 УК РФ (мошенничество) все достаточно ясно. Ее «резиновый» характер позволяет правоохранителям описать почти любые действия в сфере бизнеса. В мае 2018 года исполняется ровно 30 лет с момента принятия закона СССР «О кооперации», разрешившего предпринимательскую деятельность. Но многие сотрудники правоохранительной системы по-прежнему воспринимают бизнесменов как профессиональных нарушителей. Отношение к фигурантам предпринимательских дел хорошо показывает приписываемая Дзержинскому цитата, украшающая стены многих следственных кабинетов: «Отсутствие у вас судимости — это не ваша заслуга, а наша недоработка». Не удивляет и ст. 160 (растрата в особо крупных размерах) — обвинение утверждает, что «Сумма» выводила активы из Объединенной зерновой компании, в которой контрольный пакет принадлежит государству.

А вот подозрение в том, что Зиявудин Магомедов организовал преступное сообщество (ст. 210 УК), — явление, требующее профессионального анализа. Эта статья появилась в Уголовном кодексе в 1996 году, в том числе в целях привлечения к ответственности криминальных авторитетов, которые не участвуют в совершении конкретных преступлений, но фактически руководят преступной организацией. По этой статье сейчас отбывают наказание несколько главарей бандитских группировок, державших в страхе Москву в 1990-е годы. Интересно, что осужденному 30 марта Захарию Калашову, которого считают одним из лидеров российского преступного мира, 210-ю статью, несмотря на громкие заявления следствия, так и не предъявили, ограничившись обвинениями в вымогательстве.

Ежегодно по 210-й статье возбуждается несколько сотен дел (не сравнить с числом дел о мошенничестве — более 178 тыс. в 2016 году), правда, постепенно это число растет, и как раз за счет дел из сферы экономики.

Интересно, что количество реально привлеченных к ответственности «организаторов преступных сообществ» в разы меньше. Например, в 2016 году это около 40 человек. Причин здесь несколько.

Одна из них — суровость наказания за создание преступного сообщества. По 210-й статье можно получить пожизненный приговор. Это создает для правоохранителей соблазн искусственно утяжелить обвинение и за счет дополнительной квалификации оказать давление на обвиняемых. Добившись признания, следствие убирает «страшную» статью из дела, или суд, вынося приговор, снимает обвинение по ней как недоказанное.

Еще одна тактическая цель применения 210-й статьи — почти гарантированное помещение подозреваемого под стражу. Что, собственно, и было продемонстрировано при аресте Зиявудина и Магомеда Магомедовых и главы входящей в «Сумму» компании «Интэкс» Артура Максидова.

По «предпринимательской» 159-й возможности ареста сильно ограничены. Как известно, в 2016 году постановлением пленума Верховного суда № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» был подтвержден и разъяснен судам запрет на заключение под стражу обвиняемых в сфере предпринимательской деятельности. Но желание поместить обвиняемого именно под стражу у следователей, разумеется, осталось.

Если же оценивать 210-ю статью по существу, то приходится отметить очень невысокий уровень ее проработанности. Многие правоведы и практикующие адвокаты обращают внимание на недостаточную определенность и обтекаемость формулировок как самой статьи, так и «разъясняющего» порядок ее применения постановления пленума Верховного суда России от 10 июня 2010 года № 12. До 2009 года одним из признаков преступной группы в статье называлась сплоченность (не самый ясный термин), затем его заменили на структурированность, что еще хуже — структура есть у всех организаций. Именно этот признак позволяет при желании рассматривать любые компании в терминах 210-й статьи.

Не могу не обратить внимание, что ратифицированная Россией в 2004 году Палермская конвенция ООН против транснациональной организованной преступности не использует понятие «преступное сообщество» или «преступная организация», а говорит об организованной преступной группе как о «структурно оформленной группе в составе трех или более лиц, существующей в течение определенного периода времени и действующей согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей конвенцией, с тем чтобы получить прямо или косвенно финансовую или иную материальную выгоду». Российский законодатель, таким образом, пошел тут своим путем, но не очень преуспел.

Как следует из разъяснений Верховного суда, организованной преступной группой или преступной организацией следует считать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой подход закона позволяет при желании рассматривать любую организацию, имеющую структуру и соподчиненность, в качестве «преступной». Бизнес-омбудсмен Борис Титов в 2017 году в своем докладе российскому президенту так сформулировал проблему: «Следствием игнорируется отсутствие важнейших признаков преступных сообществ — устойчивости связей, раздела сфер влияния, организованного характера, обусловленного именно преступной, а не иной деятельностью».

Для следствия важным элементом доказывания существования организованного преступного сообщества становятся показания обвиняемых о том, что такая организация существовала фактически и они принимали участие в ее деятельности — в данном случае в деятельности группы «Сумма». Статья содержит важное примечание о возможности освобождения от уголовной ответственности за активное сотрудничество со следствием. Скорее всего, следствие попытается получить показания у подчиненных Магомедовых о наличии преступного сообщества в обмен на освобождение от уголовной ответственности.

На заседании Тверского суда прозвучало утверждение следствия, что «организованное преступное сообщество семьи Магомедовых имеет четко выраженную иерархическую структуру». Такой подход тоже не может не вызывать беспокойства, ведь если в принципе рассматривать семью в качестве преступной организации, то можно далеко зайти. Еще раз напомним, что ответственность в рамках рассматриваемой статьи наступает за само членство в сообществе, без обязательного совершения других преступлений.

Стоит в заключение процитировать президента Владимира Путина, который в 2015 году в послании парламенту так описал ситуацию с уголовным преследованием предпринимателей: «Получается, если посчитать, приговором закончились лишь 15% дел. При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес». Теперь у нас есть возможность проверить правильность этой статистики на примере судьбы владельца группы «Сумма».

Титов советует осужденным по статье 159 УК добиваться переквалификации дел, чтобы попасть под амнистию

Многим желающим попасть под амнистию предпринимателям придется обратиться в суды с требованием о переквалификации уголовных дел, по которым они были осуждены, заявил уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов на заседании «круглого стола» в Москве, передает ИТАР-ТАСС.

По его словам, амнистия распространяется на лиц, осужденных по статьям 159.1 (мошенничество в сфере кредитования) и 159.4 (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности). Вместе с тем, сообщил Титов, под амнистию не попадают лица, осужденные по «общей» статье 159 УК РФ (мошенничество), потому что по этой статьей осуждены не только предприниматели, а «сидят люди разных категорий».

«Я надеюсь, что все предприниматели, которые находятся под общей статьей 159 УК РФ, пройдут переквалификацию по статьям 159.1 УК РФ и 159.4 УК РФ и попадут под амнистию», — сказал Титов. Он напомнил, что данные статьи появились в УК РФ сравнительно недавно и большое количество предпринимателей были ранее осуждены по статье 159 УК РФ.

Бизнес-омбудсмен подчеркнул, что похожую процедуру придется пройти и тем предпринимателям, которые сейчас находятся под следствием, но уголовные дела против них были возбуждены еще по «общей» статье 159 УК РФ. «Для этого предпринимателям нужно будет обратиться в органы следствия и прокуратуры», — заключил Титов.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).