Статья 183 ук рф нарушение неприкосновенности частной жизни

Статья 183 ук рф нарушение неприкосновенности частной жизни

Добрый день, уважаемые! Зовут меня Кочетова Олеся Владимировна, я «счастливый» владелец кредитной карты вашего банка. Номер карты ***9297.

Я неоднократно предупреждала ваших сотрудников, что погашать задолженность не представляется возможным и чтобы банк решал вопрос в судебном порядке, но.
На основании статей Ч.4 ст.15 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»: «Кредитор, а также лицо, осуществляющее деятельность по возврату задолженности, не вправе совершать юридические и иные действия, направленные на возврат задолженности. С намерением причинить вред заёмщику, а также злоупотреблять правом в иных формах».
Согласно статье 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности», кредитная организация обязана гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов.
1) Сбор личной информации о заемщике — Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни
2) Изучение финансового положения заемщика — Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни, Статья 857 ГК РФ. Банковская тайна, Статья 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности».
3) Многократные звонки в течение дня с заданным временным интервалом — Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни.
4) Звонки друзьям, соседям, родственникам — Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни, Статья 129 УК РФ. Клевета.
5) Звонки работодателю — Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни; Статья 129 УК РФ. Клевета.
6) Приход в квартиру заемщика — Статья 139 УК РФ. Нарушение неприкосновенности жилища.
7) Угнетение, давление на заемщика — Статья 130 УК РФ. Оскорбление, Статья 117 УК РФ. Истязание, Статья 163 УК РФ. Вымогательство.
8 ) Угроза здоровью — Статья 111 УК РФ. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, Статья 112 УК РФ. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.
9) Присутствие рядом с коллектором спортивных молчаливых людей — Статья 117 УК РФ. Истязание, Статья 163 УК РФ. Вымогательство.

В соответствии с п. 1 ст. 385 ГК РФ, должник вправе не исполнять обязательства по возврату долга коллекторскому агентству как новому кредитору до того момента, как ему предоставят доказательства перехода к нему права требования. На основании ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования коллектора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, т. е. банка, к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.
При уступке права требования коллектору заемщик утрачивает право защищать свои права в соответствии с Законом РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», поскольку с банком – поставщиком услуги по предоставлению кредита его правоотношения прекращаются, а коллектор таковым не является.
Во-первых, на основании п. 3 ст. 857 ГК РФ в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков. Это гражданско-правовая ответственность.
Во-вторых, в соответствии со ст. 13.14 КоАП РФ разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, за исключением случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 14.33 КоАП, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 500 до 1 тыс. руб.; на должностных лиц – от 4 тыс. до 5 тыс. руб.
Наконец, в-третьих, УК РФ предусматривает ответственность (вплоть до лишения свободы на срок до 3 лет) за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, а также за собирание сведений, составляющих, в частности, банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом (ст. 183 УК РФ).

Не следует также забывать, что ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ установлена ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя (влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 1 тыс. до 2 тыс. руб.; на юридических лиц – от 10 тыс. до 20 тыс. руб.).

Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законом или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными, согласно ч. 1 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей».

В соответствии с вышеизложенным, если ваши сотрудники или сотрудники ваших друзей-коллекторов еще раз меня побеспокоют, ждите иски от меня и моих контактных лиц, в довесок еще и о возмещении морального ущерба! взвесьте с суммой моего долга и примите правильное решение! Потеря с вашей стороны после исковых требований с моей составит намноооого больше.
С уважением.

Статья 183 ук рф нарушение неприкосновенности частной жизни

Вступил в законную силу приговор Ленинского районного суда Тамбова в отношении Алексея Амосова. Он признан виновным по ч.1 ст.137 УК РФ (нарушение не­прикосновенности частной жизни), ч.1 ст.138 УК РФ (нарушение тайны те­лефонных переговоров) и ч.1 ст.183 УК РФ (незаконное получение сведе­ний, составляющих коммерческую тайну).

Расследованием, проведенным прокуратурой Ленинского района, установлено, что в марте прошлого года Амосов по просьбе молодой особы в течение недели собирал сведения о личной жизни ее мужа, с которым она поссорилась. За успешно выполненную «работу» Амосов получил от заказчицы вознаграждение в сумме более 2 тысяч рублей.

Кроме того, воспользовавшись тем, что ранее он работал монтером в одной из телефонных компаний, Амосов через знакомых получал сведения, составляющие коммерческую тайну, об интересующих его абонентах, их персональные и линейные данные. После чего, выполняя заказ на прослушивание телефонных переговоров, Амосов монтировал в телефонные распределительные шкафы технические средства, предназначенные для негласного получения информации, и записывал ведущиеся переговоры.

В момент снятия технических средств в подъезде одного из домов псевдодетектива задержали сотрудники милиции.

По совокупности совершенных преступлений Амосов осужден на 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Ему также назначен штраф в размере 150 тысяч рублей.

За разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, осуждены и три сотрудницы телефонной компаний. Они приговорены к лишению свободы условно.

Незаконное распространение (разглашение) персональных данных

Такой альтернативный признак объективной стороны преступных посягательств в отношении персональных данных, как «распространение», предусматривается в ст. 137 УК РФ. Между тем, в ст. 183 УК РФ используется иной термин — «разглашение».

В толковом словаре С.И. Ожегова под словом «распространить» понимается «сделать доступным, известным для многих» [258] ; под словом «разгласить» понимается «рассказав, оповестив, сделать известным; распространить что-либо» [259] . Представляется, что толкование данных слов различается по эмоциональной окраске, так как слово «разглашение» носит более негативную окраску, нежели слово «распространение». «Разглашение» всегда связано с раскрытием чужой (или собственной) тайны, а именно сведений, которые, скорее всего, в силу ряда объективных причин не могут быть разглашены.

Российское законодательство содержит легальные определения обоих понятий. Так, статья 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» устанавливает, что
распространение информации действия, направленные на получение информации неопределённым кругом лиц или передачу информации неопределённому кругу лиц [260] . Федеральный закон «О персональных данных» содержит в ст. 3 несколько иное определение понятия «распространение», понимая под ним действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределённом кругу лиц [261] .

Представляется, что законодатель при определении понятия «распространение» применительно к Федеральному закону «Об информации. » не совсем удачно сформулировал сущностные признаки, по которым можно установить понятие распространения. Признак «получение информации неопределённым кругом лиц», безусловно, является важным, поскольку информации становится известной третьим лицам. Но всё же распространение обладает более деятельностной сущностной характеристикой, то есть представляет собой действия активного субъекта по доведению соответствующего вида информации до неопределённого круга лиц. В этой связи, акты пассивного поведения получателей информации посредством распространения, на наш взгляд, не имеют какого-либо существенного правового значения. Именно поэтому полагаем, что более удачной формулировкой определения понятия «распространение» является та, которая была приведена в Федеральном законе «О персональных данных», так как она предполагает действия, направленные на раскрытие информации, то есть доведение информации до сведения неопределённого круга лиц.

Определение понятия «разглашение» содержится в Федеральном законе «О коммерческой тайне» (а также Налоговом кодексе РФ), хотя это понятие также упоминается и в Федеральном законе «Об информации. ». Статья 3 Федерального закона «О коммерческой тайне» устанавливает, что
под разглашением понимаются действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско- правовому договору [262] . Как видим, законодательное определение понятия «разглашение» несколько отличается от понятия «распространение», и это отличие прослеживается по нескольким критериям. Во-первых, разглашение, по мнению законодателя, предполагает не только действия, но и бездействие, направленное на доведение до сведения третьих лиц соответствующего вида информации. Во-вторых, в определении понятия «разглашение» конкретизированы способы передачи информации, а именно в устной, письменной форме, в том числе с использованием технических средств, чего нет в определении понятия «распространение». В-третьих, применительно к понятию разглашения законодатель акцентирует внимание на том, что это действия, которые происходят неправомерно, незаконно, то есть вопреки установленному режима ограничения на свободный оборот такой информации, пока как в отношении понятия распространения такого акцента не делается.

Отсюда вполне очевидна логика законодателя о приведении специальных статей Уголовного кодекса РФ, посвящённых охране конкретного вида информации от преступных посягательств, в соответствие с профильным законодательством, регулирующим данные правоотношения. В то же время, представляется, что понятия «распространение» и «разглашение» по своей правовой природе и по содержанию для целей привлечения виновных лиц к установленной уголовной ответственности являются абсолютно идентичными. Это можно продемонстрировать, выделив сущностные признаки, указанные законодателем при определении данных понятий. Так, распространение всегда предполагает совершение определённых действий, направленных на постановку в известность третьих лиц о той или иной информации (в нашем случае — охраняемых законом персональных данных). То же самое характерно и для разглашения.

Федеральный закон «О коммерческой тайне» от 29.07.2004 №98-ФЗ // СЗ РФ. 2004. №32. Ст. 3283.

Кроме того, способ как распространения, так и разглашения охраняемых законом персональных данных, может быть абсолютно любым и не должен иметь существенного значения для квалификации; он может даже осуществляться посредством глобальной сети Интернет. Главное в этой связи то, что целью как разглашения, так и распространения является раскрытие информации, доведение её до третьих лиц. При этом уголовно наказуемым является только такое разглашение или распространение, которое совершается вопреки установленному правовому режиму персональных данных (режиму личной или семейной тайны, режиму коммерческой, налоговой или банковской тайны).

Отсутствие сущностных различий в указанных понятиях подтверждается также анализом научной литературы, который показывает, что понятия «распространение» и «разглашение» большинством автором между собой отождествляются, хотя и сформулированы по-разному. Так, например, Н.А. Лопашенко под разглашением понимает «передачу сведений хотя бы одному лицу, не допущенному к обладанию тайной, предание сведений огласке» [263] . Ю.В. Гаврилин применительно к преступлению, предусмотренному ст. 137 УК РФ, под распространением сведений о частной жизни лица понимает «сообщение известных виновному сведений третьему лицу (лицам)» [264] . По мнению И.А. Юрченко, «распространение предполагает предание огласке сведений, составляющих тайну, в результате чего они становятся достоянием постороннего лица» [265] .

На наш взгляд, более правильным было бы утверждать, что альтернативное действие в объективной стороне соответствующего
преступного посягательства должно по правовой природе представлять собой единое понятие и обозначаться однозначно. Поскольку специализированное профильное законодательство в сфере информации использует термин «распространение», а уголовно-правовому регулированию подлежит только незаконное распространение, то различные виды тайн, составляющие соответствующий правовой режим охраняемых законом персональных данных, должны охраняться с позиций установления единого альтернативного признака, входящего в объективную сторону преступных посягательств «незаконного распространения». Представляется, что это понятие должно применяться не только в отношении преступных посягательств на персональные данные, предусмотренные ст. 137 УК РФ, но и в отношении преступных посягательств, установленных ст. 183 УК РФ. В связи с этим нам предлагается в ст. 183 УК РФ вместо термина «разглашение» использовать термин «распространение». Этот же термин необходимо использовать и в Федеральном законе «О коммерческой тайне», так как это приведёт к единообразному пониманию сущности данного вида преступного посягательства.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь схожий состав преступления, аналогичного ст. 183 УК РФ, формулируется совершенно иначе. Во-первых, он именуется как «промышленный шпионаж», а во- вторых, по объективной стороне это преступление представляет собой похищение либо собирание незаконным способом сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну с целью их разглашения либо незаконного использования (ст. 254 Уголовного кодекса Республики Беларусь) [266] .

В уголовном законодательстве Украины объективная сторона подобного преступления также сформулирована отлично от российской нормы. Так, ст. 231 Уголовного кодекса Украины предусматривает уголовную ответственность за умышленные действия, направленные на
получение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, с целью разглашения или иного использования этих сведений, а также незаконное использование таких сведений, если это нанесло существенный вред субъекту хозяйственной деятельности 273 .

Заслуживает внимания также и то обстоятельство, что во многих случаях преступных посягательств на персональные данные законодатель использует понятие «незаконное распространение». О незаконном распространении нами уже отчасти было сказано. Применительно к незаконному распространению персональных данных, подпадающих под соответствующий режим охраны, следует понимать, по существу, отсутствие согласия правообладателя или субъекта данных на их свободное распространение.

Следует согласиться с мнением, что «позиция законодателя при формулировании альтернативного признака применительно к «разглашению» персональных данных (для целей статьи 183 УК РФ) не в полной мере является последовательной, так как признак «незаконности» указывается только в отношении распространения данных и не указывается в отношении разглашения»™. Между тем, следует отбросить из уголовно-правового поля те случаи, когда распространение персональных данных, подпадающих под соответствующий режим информации, хотя и осуществляется без согласия правообладателя, но, тем не менее, правомерно. Такие случаи приводятся в различных видах законодательных актов Российской Федерации. Например, Федеральный закон «О персональных данных» устанавливает, что операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъектов персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом. В силу ст. 3 указанного закона распространение входит в понятие обработки данных. Отсюда следует, что в отношении

2 3 Уголовный кодекс Украины [Электронный ресурс|: http://pravovcd.iii.iia/scctioii-kodcks/l34-ykii.html 2 4 Ершов М.А. Указ. соч. С. 143.

распространения данных используются те же нормы закона, что и в отношении обработки. Таким образом, распространение данных может осуществляться и без согласия субъекта персональных данных, если имела место, например, обработка данных для осуществления правосудия, исполнения судебного акта, акта иного органа или должностного лица, подлежащих исполнению в соответствии с законодательством Российской Федерации «Об исполнительном производстве».

Статья 6 Федерального закона «О персональных данных» предусматривает, что обработка персональных данных допускается в том случае, если осуществляется обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом. Как мы указали выше, раскрытие сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера государственными и муниципальными служащими — обязанность, установленная соответствующими федеральными законами. В совокупности с этим, статьёй 8 Федерального закона «О противодействии коррупции» устанавливается обязанность государственных, муниципальных служащих, а также лиц, замещающих государственные должности, ежегодно представлять сведения о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера по месту службы, и при этом такие сведения без согласия лица размещаются в силу закона на официальных сайтах соответствующего публичного органа в сети Интернет [267] .

Судебная практика учитывает вышеуказанные положения. Так, Б. обратился в следственный отдел по г. Соликамску СУ СК РФ по Пермскому краю с заявлением о привлечении к уголовной ответственности сотрудников газеты «Досье 02», в том числе корреспондента Ш. за нарушение неприкосновенности его частной жизни вследствие публикации в газете, содержащей его анкетные данные и, по мнению заявителя,
фальсифицированную информацию об обстоятельствах преступления. Постановлением следственного органа в возбуждении уголовного дела по признакам составов преступлений по ч. 2 ст. 136 и ч. 2 ст. 137 УК РФ было отказано. Не согласившись с указанным процессуальным решением, гражданин обратился в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. Постановлением городского суда в удовлетворении жалобы было отказано. Гражданин обжаловал указанные решения в суд субъекта РФ. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда по делу №22-9755/2011 постановление суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения.

Как указано в кассационном определении, доводы заявителя о незаконной публикации в газете его персональных данных, в том числе фамилии, имени, отчества, места рождения, анкетных данных, а также об искажении обстоятельств преступления, что, по его мнению, влечёт уголовную ответственность сотрудников редакции газеты, несостоятельны в связи со следующим.

Освещение средствами массовой информации судебных процессов законом не запрещено и в полной мере соответствует требованиям п. 1 ст. 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» о том, что разбирательство в суде должно быть публичным.

Согласие на публикацию в статье фамилии, имени, отчества осуждённого по вступившему в законную силу приговору суда, вопреки доводам жалобы заявителя, не требуется, поскольку в соответствии с Федеральным законом «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» от 22.12.2009 №262-ФЗ информация по делам, в том числе тексты судебных решений размещаются в сети Интернет и доступны для любого пользователя. Фамилия осуждённого, согласно ч. 5 ст. 15 данного закона, в перечень данных, не подлежащих опубликованию, не входит.

С учётом изложенного, выводы следователя об отсутствии в действиях сотрудников газеты составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 136 и ч. 2 ст. 137 УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина и нарушение неприкосновенности частной жизни, совершённые с использованием служебного положения, являются правильными [268] .

Следует также отметить, что суды, применяя нормы об уголовной ответственности за незаконное распространение или разглашение персональных данных, не всегда видят разницу между распространением и разглашением при составлении судебных актов. Так, приговором Соликамского городского суда Пермского края Р. Была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 137 УК РФ. Р. занимала должность оператора связи ОАО «Уралсвязьинформ», и к ней обратилась П. с целью получения информации о входящих и исходящих звонках и СМС- сообщениях своего супруга Г., а также о его контрабонентах. Р., исполняя договоренность с П, являясь сотрудником учреждения связи, занимая должность оператора связи ОАО «Уралсвязьинформ», понимая, что право на тайну телефонных переговоров и иных сообщений, на неприкосновенность частной жизни граждан Российской Федерации гарантировано ст. 23 Конституции Российской Федерации, действуя умышленно и осознавая, что своими действиями нарушает охраняемое Конституцией Российской Федерации право Г. И его контрабонентов на тайну телефонных переговоров и иных сообщений, а также на тайну их частной жизни, и желая нарушить эти права, вопреки интересам службы, из иной личной заинтересованности, с целью получения информации об абонентах, с которыми происходили входящие и исходящие соединения, состоявшиеся по принадлежащему Г. сотовому телефону, используя программное компьютерное обеспечение ОАО «Уралсвязьинформ», компьютерную технику и печатающее устройство,
доступ к которому она имела в силу занимаемой должности, незаконно, не имея на то соответствующего разрешения, получила в ОАО «Уралсвязьинформ» сведения о состоявшихся телефонных соединениях и СМС-сообщениях с телефона Г.

Продолжая действовать из иной личной заинтересованности и желая выполнить договоренность с ∏., Р, используя базу данных телефонных сетей, принадлежащую ОАО «Уралсвязьинформ», устанавливала принадлежность номеров телефонов, с которыми в указанный период потерпевший связывался по телефону, выявляла наиболее часто встречающиеся номера, незаконно получала информацию личного характера о владельцах этих номеров. Незаконно получив информацию о соединениях между Г. И его контрабонентами, а также персональные данные указанных контрабонентов, Р., действуя умышленно, сознавая, что своими действиями нарушает охраняемые Конституцией Российской Федерации права граждан на тайну телефонных переговоров и иных сообщений, сведений о частной жизни лиц, составляющих их личную тайну и субъективно относимые гражданами к скрытым от посторонних, в нарушение данного ею письменного обязательства о сохранении в тайне сведений конфиденциального характера, являющегося специальным условием заключённого с ОАО «Уралсвязьинформ» трудового договора, незаконно получила и разгласила П. охраняемую Конституцией Российской Федерации и не подлежащую разглашению информацию о телефонных сообщениях и звонках между Г. И его контрабонентами путём передачи указанной информации в отпечатанном и устном виде, а также устно в ходе телефонных переговоров передавала сведения о персональных данных указанных абонентов (фамилия, имя, отчество, год рождения, место регистрации, паспортные данные, а также данные детализации (количество минут соединения, стоимость соединения) телефонных переговоров и номера телефонов контрабонентов) без ведома и согласия этих граждан — абонентов связи, то есть сведения о частной жизни
этих лиц, составляющие их личную тайну, субъективно относимые ими к скрытым от посторонних лиц [269] .

Подытожив вышесказанное, отметим, что такие альтернативные признаки объективной стороны преступных посягательств в отношении персональных данных, как «распространение» или «разглашение» для целей привлечения к уголовной ответственности винновых лиц всегда должен сопровождаться незаконным, неправомерным содержанием, то есть в отсутствие согласия лица, являющегося правообладателем данных, а также при отсутствии предусмотренных федеральным законом оснований, при которых распространение или разглашение персональных данных допускается без согласия правообладателя (субъекта персональных данных). В противном случае, состав преступного посягательства в отношении персональных данных в действиях лица будет отсутствовать.

Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ).

непосредственный объект — это общественные отношения, обеспечивающие закрепленные в ст.ст. 23, 24 Конституции РФ права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

Предметом данного преступления являются сведения о частной жизни лица,
составляющие его личную или семейную тайну. Тайна в уголовном праве определяется как сведения (информация), доступ к которым ограничен в соответствии с положениями федерального законодательства и за несанкционированное нарушение конфиденциальности которых установлена уголовная ответственность 1 . В настоящее время нет законодательной трактовки понятий «личной тайны» и «семейной тайны». В теории уголовного права и правоприменительной практике к ним принято относить сведения, не подлежащие, по мнению лица, которого они касаются, оглашению [210] [211] . Например, сведения о здоровье, образе жизни, сексуальной ориентации и т.п. Необходимо отметить, что к личной или семейной тайне не могут быть отнесены ранее разглашенные сведения.

Признак предмета преступления в анализируемом составе имеет особую значимость, поскольку собирание и разглашение некоторых сведений, которые являются специальной разновидностью личной или семейной тайны, а также информации, относящейся к иной, охраняемой законом тайне, будет требовать квалификации по другим статьям УК РФ. За разглашение тайны усыновления (удочерения) установлена ответственность в ст. 155 УК РФ. Незаконное получение или разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, следует квалифицировать по ст. 183 УК РФ. Различные формы посягательств на сведения, отнесенные к государственной тайне, влекут ответственность по ст.ст. 275, 276 или 283 УК РФ.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ, выражается в совершении одного из следующих действий:

— незаконного собирания сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну без его согласия;

— незаконного распространения сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну без его согласия;

— распространения этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации.

Под собиранием сведений о частной жизни имеется в виду противоправное добывание любым способом информации об определенном лице.

Под распространением сведений о частной жизни понимается передача их другому лицу или нескольким лицам.

Под незаконностью таких действий понимается противоправное их совершение без согласия на то лица, которого они касаются.

Признак публичности предполагает такой способ разглашения информации о личной и семейной жизни лица, когда они становятся известны большому количеству людей, что существенно повышает общественную опасность содеянного. Под распространением сведений в публичном выступлении понимается обнародование этих сведений устно в местах массового скопления людей (например, на митинге, собрании, конференции, научном симпозиуме и т.п.). Обнародование тех же сведений с помощью технических средств (радио, телевидение, видеокассет, печати) подпадает под понятие публичной демонстрации произведения в средствах массовой информации.

При описании последней формы нарушения неприкосновенности частной жизни законодатель не указал на признак отсутствия согласия лица, сведения о котором распространяются. Считаем, что такой признак и в этом случае является обязательным. Если информация о частной и семейной жизни лица разглашается с его ведома, то деяние не считается общественно опасным, а следовательно, не может быть признано преступлением.

Рассматриваемый состав преступления формальный, оно признается оконченным с момента совершения одного из действий, перечисленных в ст. 137 УК РФ.

Субъективная сторона нарушения неприкосновенности частной жизни характеризуется прямым умыслом.

Субъектом преступления является любое физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Более строгая уголовная ответственность в ч. 2 ст. 137 УК РФ предусмотрена в отношении лица, совершающего такое преступление с использованием своего служебного положения.

Статья 183 УК РФ. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну

Новая редакция Ст. 183 УК РФ

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом —

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, —

наказываются штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, —

наказываются штрафом в размере до одного миллиона пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет.

Комментарий к Статье 183 УК РФ

1. Немалая часть информации, находящейся в сфере деятельности хозяйствующих субъектов и граждан, представляет особую ценность (или коммерческую значимость) как для самих организаций, так и для их партнеров или клиентов. Следствием этого являются особое отношение к такой информации, исключающее широкую ее огласку, и меры, принимаемые для ее охраны. Некоторые из этих сведений не подлежат огласке не только в силу нежелания заинтересованных в этом лиц, но и в силу прямого указания на то закона. Статус таких сведений получил отражение и закрепление в особых правовых институтах — институтах банковской, налоговой и коммерческой тайны.

2. Общественная опасность преступления заключается в том, что неправомерные действия по поводу информации, составляющей банковскую, налоговую или коммерческую тайну, с одной стороны, могут причинить значительный вред субъектам предпринимательской деятельности или иным лицам. С другой стороны, незаконное разглашение сведений, например о состоянии банковского счета (или вклада) вопреки воле его владельца, является серьезным нарушением конституционных прав гражданина на неприкосновенность его частной жизни.

Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 коммент. статьи, относятся к категории преступлений небольшой тяжести, ч. 3 — средней тяжести, ч. 4 — к тяжким преступным деяниям.

3. Объектом преступного посягательства являются общественные отношения, возникающие в сфере обращения информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Указанная информация будет составлять предмет посягательства. Носители информации как в документальной, так и в бездокументарной форме (например, дискета, жесткий диск компьютера и др.) не входят в понятие предмета рассматриваемого преступления.

4. Тайна — это «нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет» . Представляется неверным говорить о банковской тайне как о части тайны коммерческой. Тем более неправильно их отождествлять. Коммерческая и банковская тайны имеют общую правовую природу, но, несмотря на ряд общих черт, различаются по объему и содержанию. Банковская тайна обладает рядом специфических, свойственных только ей признаков. Кроме того, информация, составляющая банковскую тайну, объективно может и не иметь коммерческой ценности и уже поэтому не будет разновидностью коммерческой тайны.
———————————
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 776.

5. В соответствии с гражданским законодательством информация составляет коммерческую тайну тогда, когда имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.

Согласно п. 1 и 2 ст. 3 ФЗ от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (в ред. от 18.12.2006) коммерческая тайна — режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Информацией, составляющей коммерческую тайну (секретом производства), являются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны.
———————————
СЗ РФ. 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5497. Указанная редакция ФЗ вступает в силу с 01.01.2008. Примеч. науч. ред.

Сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами (ст. 139 ГК), среди них названный уже ФЗ «О коммерческой тайне».

6. Указом Президента РФ от 06.03.1997 N 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера» (в ред. от 23.09.2005) утвержден Перечень сведений конфиденциального характера, согласно которому к конфиденциальным наряду с другими относятся сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК и другими ФЗ.
———————————
СЗ РФ. 1997. N 10. Ст. 1127; 2005. N 39. Ст. 3925.

7. Существует целый ряд сведений, по поводу которых законодательные и исполнительные органы государственной власти однозначно высказываются как о сведениях, не могущих составлять коммерческую тайну. Перечень таких сведений содержится в Постановлении Правительства РСФСР от 05.12.1991 N 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» (в ред. от 03.10.2002) , Указе Президента РФ от 16.11.1992 N 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» , Законе о рынке ценных бумаг, Приказе Минфина России от 29.07.98 N 34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации» и др.
———————————
СП РФ. 1992. N 1 — 2. Ст. 7; СЗ РФ. 2002. N 41. Ст. 3983.

САПП. 1992. N 21. Ст. 1731.

Так, не составляют коммерческую тайну учредительные документы (решение о создании предприятия или учредительный договор) и устав предприятия, документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью (свидетельства о регистрации, лицензии, патенты), сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей, документы об уплате налогов и обязательных платежей, годовая бухгалтерская отчетность организации, ряд сведений, касающихся приватизации, раскрытия информации эмитента публично размещаемых эмиссионных ценных бумаг и др.

8. Что составляет предмет банковской тайны? В ГК говорится: «Банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте» (ч. 1 ст. 857). В соответствии с Законом о банках кредитная организация, ЦБР гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит ФЗ (ч. 1 ст. 26). Речь идет о тайне: а) банковского счета; б) банковского вклада; в) операций по счету; г) сведений о клиенте; д) сведений о корреспондентах; е) иных сведений, устанавливаемых кредитной организацией.

9. Принципиальное значение в сфере обращения информации, составляющей банковскую тайну, имеет вопрос о предоставлении таковой информации государственным органам и должностным лицам. Законом установлен исчерпывающий перечень лиц, имеющих право получать сведения, составляющие банковскую тайну. По общему правилу сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом (п. 2 ст. 857 ГК).

10. Лица, имеющие право запрашивать сведения, составляющие банковскую тайну, перечислены в ст. 26 Закона о банках. Например, справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются кредитной организацией самим этим лицам и гражданам, судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате РФ, органам государственной налоговой службы, таможенным органам РФ в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора — органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве.

Информацию по счетам и вкладам физических лиц кредитная организация вправе предоставить их владельцам, а также судам и с согласия прокурора — органам предварительного следствия по делам, которые находятся в производстве этих следственных органов.

Справки по счетам и вкладам в случае смерти их владельцев выдаются кредитной организацией лицам, указанным владельцем счета или вклада в сделанном кредитной организацией завещательном распоряжении, нотариальным конторам по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков, а в отношении счетов иностранных граждан — иностранным консульским учреждениям.

Особо оговаривается вопрос о ЦБР и аудиторских организациях, поскольку в силу специфики деятельности они обладают либо могут обладать информацией, составляющей банковскую тайну. ЦБР не вправе разглашать сведения о счетах, вкладах, а также сведения о конкретных сделках и операциях из отчетов кредитных организаций, полученные им в результате исполнения лицензионных, надзорных и контрольных функций, за исключением случаев, предусмотренных законом. Аудиторские организации не вправе раскрывать третьим лицам сведения об операциях, счетах и вкладах кредитных организаций, их клиентов и корреспондентов, полученные в ходе проводимых ими проверок, за исключением случаев, предусмотренных ФЗ.

В целях совершенствования мер по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, с 1 февраля 2002 г. информация по операциям юридических лиц, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц должна предоставляться кредитными организациями в Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) — орган, уполномоченный принимать меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и координирующий деятельность в этой сфере иных федеральных органов исполнительной власти. Указанный уполномоченный орган не вправе раскрывать третьим лицам информацию, полученную от кредитных организаций в соответствии с ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», за исключением случаев, предусмотренных указанным Законом.

11. Налоговую тайну образуют любые полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике. Исключение составляют сведения: а) разглашенные налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия; б) об идентификационном номере налогоплательщика; в) о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения; г) предоставляемые налоговым или правоохранительным органам других государств в соответствии с международными договорами (соглашениями), одной из сторон которых является Российская Федерация, о взаимном сотрудничестве между налоговыми или правоохранительными органами (в части предоставления этим органам) (ст. 102 НК).

12. Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 коммент. статьи, заключается в собирании сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Способы могут быть разнообразными. Статья называет лишь похищение документов, подкуп, угрозы, и, разумеется, это не исчерпывающий перечень, поскольку указывается на возможность иных незаконных способов. Необходимое условие для квалификации по ч. 1 — к информации не должно быть свободного доступа и ее владелец принял для этого все соответствующие меры.

13. Незаконное разглашение или использование такой информации без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, образуют состав преступления, предусмотренный ч. 2 коммент. статьи.

13.1. Под разглашением следует понимать любые действия, направленные на ознакомление либо возможность ознакомления с информацией, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, как неограниченного круга лиц (например, посредством распространения в СМИ, сети Интернет), так и конкретного лица.

Незаконное разглашение по ч. 2 коммент. статьи предполагает совершение тех же действий, которые понимаются под разглашением в ч. 1, но эти действия обусловлены фактом отсутствия согласия на это владельца соответствующей информации. Сюда же относится нарушение установленного запрета на огласку такой информации, в том числе разглашение сведений в результате несоблюдения порядка их предоставления, когда согласия владельца на это нет.

13.2. То же условие (отсутствие согласия владельца информации) относится и к незаконному использованию подобных сведений.

Незаконное использование может заключаться в использовании соответствующих сведений в личных интересах или интересах тех или иных организаций, партий, движений, заинтересованных в обладании подобного рода информацией, например, для выработки стратегии поведения и агитации в предвыборной борьбе, в политических технологиях и т.п.

Если при этом виновный стремился взамен на добытые сведения получить вознаграждение, например, от конкурента собственника информации, или конфиденциальная информация должна была быть использована для извлечения выгоды в предпринимательской деятельности, то налицо признаки преступления, предусмотренного ч. 3 коммент. статьи, — совершенного из корыстных побуждений.

14. Для квалификации деяния как преступления по ч. 1 и 2 коммент. статьи наличия вредных последствий не требуется. Закрепленные в них альтернативные составы преступления считаются формальными, окончены соответственно в момент начала собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую, банковскую тайну, либо разглашения или использования этих сведений. Квалифицированный состав (ч. 3) имеет формально-материальную, а особо квалифицированный (ч. 4) — материальную законодательные конструкции, оконченными они соответственно считаются в момент: а) причинения крупного ущерба или совершения указанных действий из корыстной заинтересованности (ч. 3); б) наступления тяжких последствий (ч. 4).

14.1. Размер крупного ущерба определяется согласно примеч. к ст. 169 и составляет сумму свыше 250 тыс. руб.

14.2. О тяжких последствиях см. в п. 12 коммент. к ст. 201.

15. Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотив (месть, личная неприязнь, стремление опередить конкурента) для квалификации деяния как преступления по ч. 1 или 2 значения не имеет. В квалифицированном составе (ч. 3) мотив совершения преступления может стать значимым для его квалификации, если речь идет о корыстной заинтересованности.

16. Субъект преступного посягательства — любое лицо, вменяемое, достигшее 16-летнего возраста. Это могут быть лица, которые стали обладателями информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, в силу их профессиональных обязанностей, а также иные лица, чьи действия были направлены на достижение преступного результата по мотивам и способам, обозначенным в коммент. статье.

16.1. Субъект посягательства может быть и специальным в случае, если разглашение или использование указанных сведений осуществлено лицом, которому тайна сведений была доверена или стала известна по службе или работе (ч. 2 — 4).

Другой комментарий к Ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Правовой режим коммерческой тайны определяется ГК РФ и Федеральным законом от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне». Коммерческая тайна — режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

2. Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением ряда специально оговоренных сведений (ст. 102 Налогового кодекса РФ).

3. Банковскую тайну составляют сведения об операциях, счетах и вкладах клиентов и корреспондентов (ст. 857 ГК РФ, ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности»). Сама кредитная организация по своему усмотрению не может ни расширить, ни сузить перечень сведений, отнесенных к банковской тайне, ни круг лиц, имеющих право получать эти сведения. Применительно к банкам и иным кредитным организациям следует различать коммерческую тайну самих кредитных учреждений как коммерческой организации и банковскую тайну.

4. В ч. 1 ст. 183 УК РФ ответственность предусмотрена за собирание соответствующих сведений путем похищения документов, подкупа, угроз, а равно иным незаконным способом. Эти сведения должны иметь какую-нибудь материальную форму. Помимо документов (названных самим законом), это могут быть чертежи, промышленные образцы, изобретения и т.п. Под иными незаконными способами понимаются незаконный доступ к компьютерной информации, незаконное прослушивание телефонных переговоров, незаконное ознакомление с корреспонденцией и т.д.

5. Собирание рассматриваемых сведений путем неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации, если это повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, следует квалифицировать по совокупности ч. 1 ст. 183 и ст. 272 УК РФ.

6. Если способом собирания сведений был подкуп должностных лиц или лиц, выполняющих управленческую функцию в коммерческой или иной организации, то ответственность должна наступать по ч. 1 ст. 183 и ст. 291 или ч. ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ.

7. Разглашение — действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую, банковскую или налоговую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

8. По ч. 2 ст. 183 УК РФ ответственность наступает для лиц, которым эти сведения были доверены или стали известны по службе или работе.

Лицом, которому эти сведения были доверены, следует считать того, кто в силу занимаемой должности располагает этими сведениями и использует их при осуществлении своей профессиональной деятельности. Лицом, которому эти сведения стали известны по службе или работе, может считаться такой работник, которому эти сведения не представляются для использования, но который ознакомился с ними при выполнении своих профессиональных обязанностей.

Должностные лица (прокурор, следователь, налоговый инспектор и др.), частный нотариус, частный аудитор, разгласившие или использовавшие подобные сведения, отвечают по совокупности преступлений — по ч. 2 ст. 183 и по ст. ст. 286 или 202 УК РФ.