Статья 42 конституции рф закрепляет право

Статья 42 Конституции Российской Федерации

Статья 42 Конституции Российской Федерации: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением».

Екимов Анатолий Борисович, Челябинский природоохранный прокурор.

Концепция устойчивого развития, принятая ООН в 1992 году, положила начало системному переосмыслению процесса развития нашей цивилизации на рубеже тысячелетий, определила подходы к решению глобального противоречия между растущими потребностями человечества и скудеющими возможностями биосферы планеты. Концептуальные подходы к цивилизованному развитию человечества, максимальному сохранению природной основы окружающей среды в интересах будущих поколений, оказали прямое влияние на развитие российской национальной системы правового регулирования, основу которой составляет Конституция Российской Федерации.

На протяжении практически 20-ти лет положения Основного Закона являются юридической базой российского законодательства, в том числе и природоохранного, которое представлено рядом федеральных законов, кодексов, принятых в течение периода действия современной Конституции РФ. За это время процесс правового регулирования отношений в сфере охраны окружающей среды, практика применения норм права подтвердили актуальность и полезность конституционных экологических и других положений.

Органы прокуратуры в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации», принятом в развитие конституционных узаконений, осуществляет надзор за соблюдением Конституции РФ и федеральных законов.

Челябинской природоохранной прокуратурой выполнена надзорная работа, направленная на обеспечение исполнения конституционных и положений законодательства об охране окружающей среды.

За 10 месяцев выявлено 482 нарушения законов, из которых 425 в сфере охраны окружающей среды.

Правозащитная функция является приоритетным направлением надзорной деятельности прокуратуры. Реализуется в рамках процессуальных полномочий, представленных прокурору ст. 45 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Судебная защита прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, интересов Российской Федерации и др. осуществляется прокуратурой на основании конституционных норм прямого действия, закрепляющих: Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в РФ как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, ст. 9; Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы, ст. 15; Владение, пользование и распоряжение замлёй и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц, ст. 36; Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением, ст. 42; Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относится к природным богатствам, ст. 58, и другими статьями Основного Закона.

В суды общей юрисдикции, прокуратурой направлены исковые заявления в защиту интересов Российской Федерации и экологических прав неопределенного круга лиц об обеспечении природопользователями, промышленными и др. предприятиями: природоохранных требований при осуществлении выбросов и сбросов загрязняющих веществ в окружающую среду, безопасного обращения отходов; сохранения естественных экологических систем особо охраняемых и др. природных территорий, животному миру, о возмещении вреда причиненного им: о сносе самовольных построек, возведенных на береговой полосе озёр, в лесах; о соблюдении прав граждан на свободный доступ к водным объектам; признании недействительными актов местного самоуправления о предоставлении участков в зонах с особыми условиями использования оз. Увильды, Шершневского водохранилища; экологической, промышленной безопасности, пожарной безопасности в лесах и др.

Кутепова Надежда Львовна, советник Уполномоченного по правам человека в Челябинской области, руководитель общественной организации «Планета надежд».

Обязанность возмещать ущерб гражданам, пострадавшим от экологических аварий, государство превратило в свое право «предоставлять социальные льготы и пособия».

Статья 42 Конституции РФ закрепляет три, по существу самостоятельные, но тесно связанные между собой экологические права человека: право на благоприятную окружающую среду, право на достоверную информацию о ее состоянии, право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Наибольшее опасение и сомнения в реальности его применения, вызывает у меня пункт 3 данного права – право на возмещение ущерба вследствие экологического правонарушения.

К сожалению, не могу согласиться с тем, что в случае, когда речь идет о действительно серьезном экологическом правонарушении, к коим можно отнести крупные техногенные аварии, в первую очередь радиационные, данное право по ст. 42 было бы возможно реализовать в полном объеме. Считаю его неработающим и «полумертвым». Более того, получается, что государство руками законодателя делает все возможное, чтобы это право из права реального превратилось в декларативное.

Ярче всего данное положение вещей демонстрируется в отношении граждан, пострадавших и страдающих до сих от радиоактивных аварий и ущерба ими вызванного, поскольку именно данный вид аварий ведет к наибольшему количеству жертв и пострадавших.

С одной стороны, практически все Постановления Конституционного суда РФ, рассматривавшие конституционность законов о защите прав граждан, пострадавших от радиационных аварий, начинаются со слов «Статья 42 Конституция РФ» и «государство должно стремиться к наиболее полному возмещению вреда, так как радиационный вред относится к вреду невосполнимому». С другой стороны, очевидно, что судебная практика судов Челябинской области демонстрирует: никакого стремления к полному возмещению вреда нет, а есть стремление снизить размер компенсаций и выплат с целью, видимо, экономии бюджета. Иначе как объяснить вот эти вопиющие, с точки зрения циничности, судебные дела, которые права граждан на возмещение ущерба ограничивают словами «суд не имеет права расширительно толковать закон».

Как объяснить то, что суды уже давно нашли удобную уловку для государства – легко заменив понятие и обязанность по «возмещению ущерба» на право государства на «предоставление социальных льгот и выплат».

Дело Г. Женщина, 50 лет, бывшая жительница села Караболка (деревня расположена на радиоактивном следе после аварии 1957 года на ПО «Маяк»). Рак кожи носа. Решением межведомственного экспертного совета установлено наличие причинно-следственной связи между радиационным воздействием в период проживания в Караболке и раком. Ущерб – налицо, виновник — есть, причинно-следственная связь – есть. Что еще нужно? Но суд обнаружил, что Караболки (по вине бюрократов) до сих пор нет в списке загрязненных населенных пунктов, утвержденном Правительством. Суд не знает никакой статьи 42 Конституции – он не может «расширительно толковать закон».

Дело К. Женщина, 28 лет. Решением межведомственного экспертного совета инвалид детства, вследствие воздействия радиации на прародителей (мать проживала на реке Теча, загрязненной сбросами жидких радиоактивных отходов ПО «Маяк»), только недавно, после 2-х операций может ходить. По «маяковскому» закону ее мать получала льготы до ее 18-летия. А после — все, выплаты прекращены, нет такой статьи в законе про потомков после 18 лет. Мы просим суд учесть ст. 42 Конституции и ст. 6 ГК «Аналогия закона» раз налицо правовой пробел. Ответ суда: «не имеем права расширительно толковать закон».

А есть еще дела об отказе в индексации выплат тысячам граждан, попадающим под действие «маяковского» и «чернобыльского» законов, которым суд придал положение неравенства, внутриутробных ликвидаторов, матери которых были привлечены ПО «Маяк» на ликвидацию последствий аварии 1957 года. Есть еще жители села Караболка, которые 50 лет не могут добиться признания их участниками работ по ликвидации аварии 1957 года. Есть еще жители Озерска и Кыштыма, страдающие заболеваниями щитовидной железы по причине того, что первые годы работы ПО «Маяк» не имел очистных сооружений и выбрасывал радиоактивный йод в окружающую среду.

Все эти люди пострадали от техногенной экологической катастрофы. И большинство из них НИКОГДА не сможет получить возмещение нанесенного им ущерба. Государство руками бюрократов сделает все возможное, чтобы не возмещать ущерб. Именно поэтому я считаю данную часть статьи 42 декларативной и неработающей реально.

Вся надежда на сегодняшний день остается лишь на тех немногих, наиболее прогрессивных судей, которые помнят, что граждане, пострадавшие от экологического ущерба, в первую очередь защищены ст. 42 Конституции РФ, которые не боятся применять Конституцию, не боятся быть новаторами, понимают, что закон и Конституция — это живой инструмент и не боятся «расширительно толковать закон», помня, что человек – это главная ценность, ради которой и этот закон и создается.

Трофименко Елена Сергеевна, заместитель министра радиационной и экологической безопасности Челябинской области.

Статья 42 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому гражданину право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Накануне двадцатилетнего юбилея Основного Закона нашей страны мы вспоминаем об особой ценности и значимости экологических прав человека и гражданина, оцениваем опыт правоприменения, накопленный за предыдущие годы.

В настоящее время Министерство по радиационной и экологической безопасности Челябинской области успешно организует реализацию природоохранных программ «Программа природоохранных мероприятий оздоровления экологической обстановки в Челябинской области», «Преодоление последствий радиационных аварий на ПО «Маяк» и обеспечение радиационной безопасности Челябинской области», «Чистая вода», «Леса», «Развитие водохозяйственного комплекса Челябинской области в 2013-2015 годах». Проводится активная инспекторская работа по выявлению и пресечению административных правонарушений в сфере природоохранного законодательства.

По инициативе Министерства и Челябинского областного суда Конституционным Судом РФ признан не соответствующим Конституции РФ пункт 7 статьи 17 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в части ограничения прав жителей пострадавших территорий, вставших на учет после 1 января 2005 года, на получение жилищных субсидий.

Однако необходимо отметить, что важнейшим стимулом для решения проблем в сфере охраны окружающей среды является не контрольно-надзорная деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, не увеличение размера штрафов и платы за загрязнение окружающей среды и реализация государственных природоохранных программ, а именно проявление экологической гражданской инициативы, воспитание осознанности и бережного отношения к природе и ее ресурсам.

Именно формирование экологического сознания граждан, в том числе подрастающих поколений послужит в будущем залогом благополучного взаимодействия природы и человека.

Талевлин Андрей Александрович, Председатель Движения «ЗА ПРИРОДУ».

Закрепляя за каждым право на благоприятную окружающую среду, государство берет на себя обязанность обеспечить это право. Возможность реализации права на благоприятную среду жителями России и есть признак правового государства. Именно по отношению к окружающей среде определяется уровень цивилизованности того или иного общества. К сожалению, вынужден констатировать, что в нашей стране качество окружающей среды ежегодно ухудшается. Официальные отчеты органов государственной власти лишь подтверждают этот факт.

Еще более тревожно выглядит отношение представителей органов государственной власти и местного самоуправления к охране окружающей среды. Этой функции нет среди приоритетных. Наряду с ухудшением качества окружающей среды ежегодно сокращаются расходы на ее охрану. Сегодня это доли процента от бюджетных ассигнований.

Вред окружающей среде возмещается в редких случаях, а если и возмещается, то средства растворяются в консолидированном бюджете, то есть не носят целевого характера.

Право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды не обеспечивается на должном уровне. При развитии технического прогресса, существующих новых технологических возможностей совершенно недопустимо иметь отсталую систему экологического мониторинга. Существующими средствами экологического мониторинга (по сути, неизменившимися с советских времен), невозможно зафиксировать основные загрязнения природных объектов. Даже существующую информацию не всегда можно использовать для оценки состояния окружающей среды. Она либо недоступна, либо существует в невоспринимаемом, неструктурированном виде.

Право на возмещение ущерба здоровью и имуществу остается также сложно реализуемым. Латентность экологических правонарушений одна из самых высоких среди других правонарушений. Проблема усугубляется и сложностью процедуры доказывания наличия причинно-следственной связи между фактом загрязнения окружающей среды и последствиями причинения вреда.

Конституционные права, закрепленные в ст. 42 Конституции России, могут только тогда быть гарантированными и, следовательно, реализуемыми — когда представители публичной власти будут относиться к экологической функции как одной из приоритетных.

Статья 42 Конституции РФ

Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Комментарий к Статье 42 Конституции РФ

Провозглашение, осуществление и защита предусмотренных в комментируемой статье экологических прав физических и юридических лиц по поводу окружающей среды является одним из направлений развития конституционного права России. К ним примыкают также права и свободы человека и гражданина, связанные с использованием, владением и распоряжением землей, иными объектами природы и окружающей среды. Конституционно-правовое регулирование деятельности по предоставлению и обеспечению реализации указанных прав этого последнего поколения прав человека и гражданина в определенной мере осуществляется, но наталкивается на их необеспеченность материальными условиями жизни общества, состоянием правовой и экологической культуры, системой правоохранительных и природоохранных органов.

Само понятие «благоприятной среды» представляется размытым: в ст. 1 Закона об охране окружающей среды под благоприятной окружающей средой понимается окружающая среда, качество которой обеспечивает устойчивое функционирование естественных экологических систем, природных и природно-антропогенных объектов; качество окружающей среды — состояние окружающей среды, которое характеризуется физическими, химическими, биологическими и иными показателями и (или) их совокупностью. Некая виртуальность ряда экологических прав может быть объяснена некоторым несоответствием предоставленных прав и адекватных им обязанностей, в том числе обязанностей государства и его органов, должностных лиц (об экологических терминах см. комментарий к ст. 58), многовековыми традициями нашего государства.

Экологическая составляющая статуса личности играет немаловажную роль в его общем социальном статусе; государства, провозглашающие себя социальными, заявляющие о своей политике, направленной на обеспечение достойной жизни своих граждан, не могут не заботиться о включении экологических прав и позиций в общечеловеческие обязательные ценности.

Экологические права и отношения «общество — природа» стали принципом номер один в Декларации Стокгольмской конференции ООН по окружающей среде 1972 г., Декларации Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро 1992 г., Декларации Конференции в Иоганнесбурге 2002 г., посвященной 10-летию Рио, на других международных встречах и в принятых на них актах, участником которых была Россия.

Наша страна одной из первых включила экологические права граждан в свое национальное законодательство путем принятия Закона РФ «Об охране окружающей природной среды» и приняла меры для их реализации, осуществления действенного государственного, муниципального, общественного и международного контроля за их соблюдением. Однако на этом пути предстоит немало сделать в части обеспечения провозглашенных Конституцией, но не реализованных на практике экологических прав каждого. Проблемы реализации прав и исполнения обязанностей гражданина и государства являются одними из самых актуальных для формирования правового демократического социального государства и имеют непосредственное отношение к сфере обеспечения рационального использования и охраны земель, иных природных ресурсов и всей окружающей природной среды.*(565)

Группа предусмотренных в комментируемой статье экологических прав, тесно связанных друг с другом, состоит из трех подгрупп. К первой относится конституционное право каждого на благоприятную окружающую среду, которое изначально возникло в Западной Европе, а в России появилось недавно и подразумевает состояние среды обитания, качество жизни, труда, отдыха, соответствующие определенным экологическим, санитарно-эпидемиологическим, гигиеническим стандартам, предполагающим пригодную для питья воду, надлежащий атмосферный воздух, кондиционные продукты питания, рекреационные условия. Естественно, к этой подгруппе экологических прав относится наличие земель соответствующего качества, на которых либо над или под которыми находятся все остальные природные ресурсы соответствующего качества — компоненты окружающей среды.*(566)

Однако повсеместно гарантировать выполнение стандартов, направленных на реализацию права каждого на благоприятную среду, невозможно из-за экономических, управленческих и иных трудностей. Часть территории России, пострадавшая от Чернобыльской катастрофы (Брянская, Тульская области, Республика Мордовия и другие регионы), от производственной деятельности ПО «Маяк» (Челябинская область), может считаться зоной чрезвычайной экологической ситуации либо в соответствии с Законом об охране окружающей среды — зоной экологического бедствия, где права на благоприятную среду не соблюдаются, но планомерно и медленно осуществляется восстановление пострадавших земель и иных природных ресурсов. Даже когда немногочисленные иски российских граждан и общественных объединений об ограничении, приостановлении и прекращении экологически вредной деятельности, о закрытии цехов, предприятий и устройств, загрязняющих природные объекты, подвергающих их порче, обращения граждан о переселении из-за неблагоприятной среды обитания удовлетворяются решениями судов и арбитражных судов, они, как правило, не исполняются по причине отсутствия надлежащего жилья и материальных средств.

Согласно Постановлению КС РФ от 11.03.1996 N 7-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 1 Закона Российской Федерации от 20 мая 1993 года «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча» в связи с жалобой гражданина В. С. Корнилова»*(567) положения указанного Закона в противоречие ч. 1 статьи 19 Конституции России о равенстве всех перед законом и ст. 42 о праве каждого на благоприятную окружающую среду не защищают в равной мере всех лиц, оказавшихся в зоне радиоактивного загрязнения.

Во вторую подгруппу конституционных экологических прав входит право каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, которое имеет принципиальное значение для реализации права на благоприятную среду. Эффективность относительно новой сферы деятельности по обеспечению экологической без опасности, экологического благополучия и реализации экологических прав граждан в значительной мере определяется ее информационным обеспечением, которое вообще в начале ХХI в. приобретает значительный вес и может влиять на политику, экономику, правоприменение, на проведение единой государственной экологической политики.

В области реализации экологических прав действуют общие (вытекающие из законодательства об информации, о государственной тайне и т.п.) и специфические (природоохранные, природоресурсные) информационные требования. Предусмотренные в природоохранном, природоресурсном, административном и ином законодательстве РФ предписания об информации развивают основные принципы российского законодательства и служат основательной правовой базой для реализации экологических прав, для формирования благоприятных природных условий жизни граждан.

Доктрина информационной безопасности РФ утверждена Президентом РФ 9 сентября 2000 г.*(568) В многочисленных юридических работах последних десятилетий прослеживается связь результативности экологической деятельности исполнительных органов, общественности с открытостью экологической информации и реализацией прав граждан на участие в природоохранном управлении и благоприятную среду.*(569)

Информационные требования, предъявляемые к деятельности в области природопользования и обеспечения экологической безопасности, регулируются в ст. 19 о праве на информацию Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и соответствующей Декларации РФ 1991 г., резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Экономическое развитие и охрана природы», Всемирной хартии природы 1982 г., Руководящих принципах по обеспечению доступа к экологической информации и участию общественности в процессе принятия решений, Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте. Орхусская конвенция «О доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию» 1998 г. открыта для подписания, но на территории России пока не действует ввиду неготовности российской правоохранительной и информационной систем. Россия принимала участие в ее составлении (см. распоряжение Правительства РФ от 22.06.1998 N 833). Не будучи для нашей страны обязательной, эта Конвенция может служить ориентиром в требованиях информационного обеспечения граждан.

За последнее десятилетие создана разветвленная нормативно-правовая база информационного обеспечения экологических общественных отношений. Согласно федеральному законодательству об информации запрещено относить к информации с ограниченным доступом, в частности, документы, содержащие экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасного функционирования населенных пунктов, производственных объектов, безопасности граждан и населения в целом. Согласно ст. 7 Закона РФ «О государственной тайне» не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о состоянии экологии, здравоохранении, санитарии и др. Должностные лица, принявшие решение о засекречивании перечисленных сведений либо о включении в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба.

В ряде федеральных законов, регулирующих отдельные сферы общественных отношений, в том числе экологические, гражданские и административные, предусматриваются нормы об информационном обеспечении этих сфер деятельности, которые могут и должны быть всесторонне учтены при осуществлении экологической деятельности органов государственной власти и реализации права каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Например, в Федеральном законе от 21.12.1994 N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (в ред. от 30.10.2007) в ст. 6 «Гласность и информация в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций» предусматривается, что информация в этой области является гласной и открытой, если иное не предусмотрено законодательством РФ; органы государственной и муниципальной власти, организации, предприятия обязаны оперативно и достоверно информировать население через органы массовой информации и по иным каналам о прогнозируемых и возникающих чрезвычайных ситуациях, о приемах и способах защиты от них. Требования об экологической информации предусматриваются в Федеральных законах «О защите прав потребителей», «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами», «Об отходах производства и потребления», «Об охране озера Байкал», «О качестве и безопасности пищевых продуктов».

Федеральные законы о природных ресурсах содержат информационные экологические требования к физическим и юридическим лицам, к органам власти, предусматривают соответствующие права и обязанности. Так, в ЛК сказано, что информация о лесном фонде, полученная за счет средств федерального бюджета, является федеральной собственностью и предоставляется гражданам и юридическим лицам в порядке, определяемом Правительством РФ. В ВК РФ предусматривается, что государственный водный реестр представляет собой систематизированный свод документированных сведений о водных объектах, находящихся в федеральной, региональной, муниципальной и частной собственности, об их использовании, о речных бассейнах, бассейновых округах. Государственный реестр создается в целях информационного обеспечения комплексного и целевого использования водных объектов, их охраны, в целях планирования и разработки мероприятий по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации его последствий*(570).

В Федеральном законе от 04.05.1999 N 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха» (в ред. от 31.12.2005) в ст. 23 «Мониторинг атмосферного воздуха» и ст. 29 «Права граждан, юридических лиц и общественных объединений в области охраны атмосферного воздуха» указывается, что граждане, юридические лица и общественные объединения имеют право на информацию о состоянии атмосферного воздуха, его загрязнении, а также об источниках загрязнения и вредного физического воздействия на него, на участие в обсуждении вопросов о намечаемой хозяйственной и иной деятельности, которая может оказать вредное воздействие на качество атмосферного воздуха, на обсуждение программ охраны атмосферного воздуха и внесение в них своих предложений об улучшении его качества*(571).

Следует отметить, что некоторых видов информации о природных ресурсах нет в свободном обращении. В Законе РФ «О недрах» в ст. 27 «Геологическая информация о недрах» (ст. 28, 30, 32) предусматривается, что информация о геологическом строении недр, находящихся в них полезных ископаемых, условиях их разработки, иных качествах и особенностях недр, содержащаяся в геологических отчетах, картах и иных материалах, находится в государственной собственности или в собственности пользователя недр.

Немало информационных требований содержится в федеральных нормативных правовых актах, регулирующих такую сферу благополучия граждан, как радиационная. В Федеральном законе от 09.01.1996 N 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения» (в ред. от 22.08.2004) указывается, что граждане и общественные объединения вправе получать объективную информацию от организации, осуществляющей деятельность с использованием источников ионизирующего излучения, в пределах выполняемых ею функций, о радиационной обстановке и принимаемых мерах по обеспечению радиационной безопасности (ст. 23).

В Федеральном законе от 21.10.1995 N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» (в ред. от 14.07.2008) предусматривается, что:

1) организации, в том числе общественные объединения, и граждане вправе в установленном законодательством РФ порядке запрашивать и получать от соответствующих органов исполнительной власти, организаций в пределах их компетенции информацию по безопасности намечаемых к сооружению, проектируемых, сооружаемых, эксплуатируемых и выводимых из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения, за исключением сведений, составляющих государственную тайну;

2) граждане вправе бесплатно получать информацию о радиационной обстановке в данном регионе от организаций системы государственного контроля за радиационной обстановкой на территории РФ;

3) граждане, подвергшиеся облучению, имеют право на получение соответствующего документа о дозе полученного облучения (ст. 13).

Реализация экологических прав граждан достаточно конкретно обеспечивается в Федеральном законе от 19.07.1998 N 113-ФЗ «О гидрометеорологической службе» (в ред. от 02.02.2006), где предусматривается, что:

1) информация о состоянии окружающей природной среды, ее загрязнении и информационная продукция являются открытыми и общедоступными, за исключением информации, отнесенной законодательством РФ к категории ограниченного доступа;

2) информация о состоянии окружающей природной среды, ее загрязнении и информационная продукция предоставляются пользователям (потребителям) бесплатно, а также на основе договоров;

3) информация общего назначения доводится до пользователей в виде текстов в письменной форме, таблиц и графиков по сетям электрической и почтовой связи, через СМИ в режиме регулярных сообщений или по запросам пользователей; специализированная информация предоставляется пользователям на основе договоров.

Поскольку охрана здоровья граждан является основной целью сохранения благоприятной для здоровья окружающей природной среды, в Федеральном законе от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (в ред. от 14.07.2008) в ст. 8 «Права граждан» указывается, что граждане имеют право получать в соответствии с законодательством РФ в органах государственной власти, органах местного самоуправления, органах и учреждениях Государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ и у юридических лиц информацию о санитарно-эпидемиологической обстановке, состоянии среды обитания, качестве и безопасности продуктов производственно-технического назначения, пищевых продуктов, товаров для личных и бытовых нужд, потенциальной опасности для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг.

Согласно Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан они имеют право на регулярное получение достоверной и своевременной информации о факторах, способствующих сохранению здоровья или оказывающих на него вредное влияние, включая информацию о санитарно-эпидемиологическом благополучии района проживания, рациональных нормах питания, о продукции, работах, услугах, их соответствии санитарным нормам и правилам, о других факторах; эта информация предоставляется местной администрацией через СМИ или непосредственно гражданам по их запросам в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

В соответствии с Постановлением КС РФ от 18.02.2000 N 3-П*(572) не допускается ограничение прав и свобод в сфере получения информации — в частности, права свободно, любым законным способом искать и получать информацию, а также права знакомиться с собираемыми органами государственной власти и их должностными лицами сведениями, документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина, если иное не предусмотрено федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (см. комментарии к ст. 24 и 29).

Судебная практика рассмотрения споров, связанных с информационной деятельностью, достаточно разнообразна, но в связи с уровнем правовой и экологической культуры небогата, а успехи в отстаивании требований закона еще более редкое явление. Так, в Советском районном суде города Уфы рассматривалось дело по иску гражданина к ФГУП «Гидравлика», Уфимскому предприятию тепловых связей, Управлению жилищного хозяйства района и администрации района о неблагоприятных условиях проживания в связи с прокладкой под его квартирой и домом трубы, информация о которой была недостаточна, а шум от которой превышает допустимый уровень, предусмотренный стандартом. Лишь после многолетнего рассмотрения спора, в том числе в Верховном Суде Республики Башкортостан, преодоления сопротивления должностных лиц санитарно-эпидемиологического надзора и районной администрации в истребовании необходимых информационных документов иск был удовлетворен с решением о предоставлении другой квартиры и возмещении морального вреда.

Союз экологов Республики Башкортостан обратился в Приуфимское территориальное управление по охране окружающей среды Госкомэкологии Республики Башкортостан с просьбой предоставить для населения информацию о нефтешламовых отходах, хранящихся на территории, и о принимаемых мерах по нарушениям в этой сфере. Начальник ПТУ в предоставлении информации письменно отказал, ссылаясь на приказ Госкомэкологии Республики Башкортостан, согласно которому начальникам территориальных управлений запрещено без согласования с руководством Госкомэкологии передавать информацию о деятельности подконтрольных предприятий и организаций. Был получен отказ и от Госкомэкологии. После этого в защиту общественных интересов Башкирская природоохранная межрайонная прокуратура внесла протест на указанный приказ, мотивировав это нарушением ст. 29 и 33 Конституции, ст. 3, 11 и 12 Закона об охране окружающей среды, ст. 10 Федерального закона от 20.02.1995 N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (в ред. от 10.01.2003). При этом учитывалось также, что к числу основных задач Приуфимского территориального управления по охране окружающей среды Положение о нем относит деятельность по обеспечению населения, местных органов государственной власти и органов местного самоуправления экологической информацией; управление должно работать публично и передавать в СМИ материалы, имеющие отношение к вопросам обеспечения экологической безопасности. Соответствующий пункт приказа как ограничивающий доступ граждан к экологической информации был отменен.

Общественными экологическими объединениями констатируются сокрытие и непредставление информации должностными лицами органов исполнительной власти, их низкая правовая культура, отсутствие мотивированных ответов на заявления и жалобы. Между тем не утратило своего значения и действует законодательство, в соответствии с которым может истребоваться и обжаловаться информация об исполнительной деятельности, о порядке рассмотрения обращений — предложений, заявлений и жалоб граждан. Действует и может применяться для защиты информационных прав граждан, в том числе в области экологической деятельности и ее информационного обеспечения, Закон об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан. Кодекс РФ об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность в виде штрафа за непредоставление сведений информационных систем (ст. 5.39, 19.7). Обсуждается вопрос об увеличении размеров штрафов за указанные правонарушения в связи с их распространенностью и причинением ощутимого вреда гражданам, юридическим лицам и всему обществу.

Законодательством устанавливаются, а федеральными органами исполнительной власти принимаются меры по расширению информационного обеспечения деятельности в области экологии. В то же время многочисленные призывы об использовании информационных пространств для реализации экологических прав остаются во многом не реализованными даже при наличии соответствующих законодательных требований. Может быть, решению информационных проблем в области обеспечения экологической безопасности послужит установление административных регламентов с развертыванием профессиональной работы по их внедрению и применению с выездом на места. Выполнение конституционных требований о праве на экологическую информацию осуществляется с трудом из-за рассредоточения экологической и природоресурсной информации по министерствам, службам, агентствам, иным органам, из-за неурегулированности юридической (административной, уголовной) ответственности за ее сокрытие, неполноту, невыдачу. Государственные органы и их должностные лица не принимают активных мер к своевременному оглашению полных и достоверных сведений о состоянии земель, иных природных ресурсов и об окружающей среде, о мерах по предотвращению и ликвидации загрязнения природных ресурсов, неохотно откликаются на запросы общественных объединений и граждан, пытаются порой брать плату за ознакомление с экологической информацией, хотя ее предоставление должно быть обязанностью государства, отвечающего за соблюдение и защиту экологических прав человека и гражданина.

В третью подгруппу экологических прав входит право каждого на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением, которое также находится в тесной связи с другими конституционными (ч. 2 и 3 ст. 41, ст. 52 и 53 Конституции), в том числе экологическими, правами и нечасто реализуется ввиду того, что трудно, а порой и невозможно доказать причинно-следственную связь между правонарушением и наступившими отрицательными, прежде всего имущественными, последствиями.

Согласно Постановлению КС РФ от 01.12.1997 N 18-П*(573) особенности конституционно-правовых отношений между гражданами и государством должны обеспечивать гарантированную стабильность при реализации предусмотренного ст. 42 Конституции права каждого на возмещение ущерба. Это порождает особый характер отношений между гражданином и государством, заключающийся в том, что государство принимает на себя обязанность возмещения такого вреда, который, исходя из его масштабов и числа пострадавших, не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством. Данная конституционно-правовая обязанность государства корреспондирует праву граждан на благоприятную среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологической катастрофой, и вытекает из положений ст. 2, 18 и 53 Конституции.

Обязанность государства по возмещению вреда от экологических бедствий предопределена также правом нынешнего и будущих поколений на защищенность от радиационного излучения, связанного с использованием ядерной энергетики, объекты которой относятся исключительно к федеральной собственности. Забота государства о восстановлении нарушенных вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС конституционных прав и интересов граждан, в том числе путем возмещения вреда, реализуется в русле обеспечения экологического благополучия, исходя из целей и принципов правового и социального государства, провозглашенных в ст. 1, 2 и 7 Конституции.

В Определении КС РФ от 10.12.2002 N 284-О*(574) указывается, что в Законе об охране окружающей среды закрепляется в качестве одного из основных принципов охраны окружающей среды платность природопользования и возмещение вреда окружающей среде (ст. 3). За превышение установленных нормативов допустимого воздействия субъекты хозяйственной и иной деятельности в зависимости от причиненного окружающей среде вреда несут имущественную, дисциплинарную, административную и уголовную ответственность в соответствии с законодательством (п. 3 ст. 22 Закона об охране окружающей среды). Эти платежи взимаются с хозяйствующего субъекта во исполнение им финансово-правовых обязательств (обязанностей), возникающих из осуществления такой деятельности, которая оказывает негативное (вредное) воздействие на окружающую среду, и представляют собой форму возмещения экономического ущерба от такого воздействия, производимого в пределах установленных нормативов, под контролем государства; по сути, они носят компенсационный характер и должны устанавливаться на основе принципа эквивалентности исходя из вида и объема негативного воздействия.

В земельном законодательстве гарантии возмещения причиненного вреда разработаны и предусматриваются в наибольшей степени по сравнению с законодательством об иных природных ресурсах. В ЗК это ст. 57-58 гл. VIII «Возмещение убытков и потерь сельскохозяйственного производства и лесного хозяйства при изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд», согласно которым возмещение вреда осуществляется и при отсутствии признаков правонарушения, и ст. 76 «Возмещение вреда, причиненного земельными правонарушениями» гл. ХIII «Ответственность за правонарушения в области охраны и использования земель».

Если конституционное требование возмещения ущерба, причиненного здоровью или имуществу граждан экологическим правонарушением, конкретизируется в гражданском законодательстве и в ст. 79 Закона об охране окружающей среды, то обязанности полного возмещения вреда окружающей среде и порядок компенсации вреда, причиненного нарушением законодательства в области окружающей среды, предусматриваются в ст. 77 и 78 этого Закона.

Понятия экологического правонарушения не содержится в действующем законодательстве РФ. В Законе РСФСР от 19.12.1991 N 2060-1 «Об охране окружающей природной среды» (в ред. от 10.01.2002) предусматривалось, что экологическими правонарушениями считаются виновные, противоправные деяния, нарушающие природоохранительное законодательство и причиняющие вред окружающей природной среде и здоровью человека. Указанные признаки правонарушений можно учитывать и в настоящее время.