Судебный контроль уголовный процесс

Что такое судебный контроль — содержание и виды?

Судебный контроль — это особый порядок осуществления правосудия, а также соответствующий межотраслевой правовой институт. Понимание необходимости обособления отдельного института пришло в последние годы вместе с расширением ревизионной практики судов в отношении органов и должностных лиц в вопросах, потенциально затрагивающих охраняемые права и интересы.

Понятие и содержание судебного контроля

Судебный контроль — это особая процессуальная деятельность суда, в ходе которой проверяется соответствие деятельности (акта) органа или должностного лица:

  • нормам, регулирующим его деятельность (подразумевая, что они соответствуют нормативным актам более высокой юридической силы, включая Конституцию РФ);
  • Конституции РФ, законам и подзаконным актам (исходя из норм, регулирующих правоотношение, на которое влияет действие (бездействие) или акт органа или должностного лица в данной ситуации).

Процессуальные отрасли регулируют присущие им формы судебного контроля как установленные нормами способы рассмотрения вопросов, отнесенных законодателем к сфере судебного контроля. Отсылочные нормы имеются также в материальном праве (например, ст. 20 УИК РФ). Многочисленность форм, обусловленная разнообразием поставленных задач, дает основание считать судебный контроль межотраслевым институтом.

Формы и виды судебного контроля

Виды судебного контроля выделяют по различным критериям. Наиболее простой вариант — разделение судебного контроля по отраслевой принадлежности (гражданско-процессуальный, уголовно-процессуальный и др.).

Наукой предложены следующие классификации судебного контроля:

  • по субъекту (Конституционный суд, арбитражные суды, суды общей юрисдикции);
  • предварительный (перед проведением следственных действий, принятием меры пресечения) и последующий судебный контроль (чч. 1–4 ст. 165 УПК РФ, все виды нормоконтроля, все виды контроля по жалобам);
  • абстрактный, или прямой (при непосредственном рассмотрении вопроса о законности нормы/акта), и конкретный, или косвенный (если суд отказывается применять норму или акт, не соответствующие требованиям более высокого уровня).

Как правило, каждый вид судебного контроля включает несколько форм, в которых он осуществляется. Структура каждой формы обусловлена ее целевым назначением. Например, процедура рассмотрения жалоб на действия пристава-исполнителя является отдельной процессуальной формой в рамках судебного контроля за соблюдением прав.

Важно! Форма судебного контроля как форма деятельности суда по осуществлению судебного контроля должна соответствовать общим принципам правосудия. Рассмотрение дел в порядке судебного контроля производится на основе законности, справедливости, равенства прав и других принципов в форме открытого или закрытого, состязательного (при участии противоборствующих сторон) или несостязательного (по запросу лица или ходатайству о проведении следственного действия, например) процесса.

Отдельные разновидности судебного контроля обзорно рассмотрены ниже.

Судебный нормоконтроль

Нормоконтроль — деятельность судов по проверке законности и конституционности нормативных актов.

  1. В настоящее время прямой судебный контроль судов (непосредственное рассмотрение обращений о несоответствии нормативных актов) в этом направлении урегулирован:
    • ст. 125 Конституции РФ, ФКЗ «О Конституционном суде РФ» от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (федеральными законами и нормативными актами на предмет конституционности по жалобам участников правоотношений и запросам судов);
    • гл. 21 КАС РФ (общая подсудность по подзаконным нормативным правовым актам: федеральным — Верховному суду РФ (ст. 21 КАС РФ), региональным и муниципальным — судам регионального уровня (ст. 20 КАС РФ);
    • гл. 23 АПК РФ (судебный контроль в части рассмотрения судом по интеллектуальным правам подзаконных нормативных актов федерального уровня в пределах сферы его юрисдикции).

Важно! Правом инициировать процедуру судебного контроля обладают лица, являющиеся субъектами правоотношений, урегулированных соответствующей (оспариваемой) нормой, полагающие, что их права и законные интересы нарушены.

  • Суд при рассмотрении дела вправе обратиться с запросом в Конституционный суд РФ (относительно норм федеральных законов) или не применить незаконный акт более низкой юридической силы (ст. 13 АПК РФ, ст. 11 ГПК РФ, ст. 15 КАС РФ) в порядке косвенного судебного контроля.
  • Предварительный и последующий судебный контроль в стадии предварительного расследования

    Предварительный судебный контроль проводится по следующим направлениям:

    1. Избрание или продление меры пресечения (ст. 107–109 УПК РФ).
    2. Проверка законности проведения следственных действий, нарушающих конституционные права граждан (ст. 177, 165, 182 УПК РФ и др.).
    3. Решение вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении отдельных категорий должностных лиц, наделенных служебным иммунитетом (ч. 1 ст. 93 Конституции РФ, ст. 448 УПК РФ).

    Последующий судебный контроль — это проверка законности деятельности органов и должностных лиц по жалобам (ст. 125 УПК РФ).

    Судебный контроль в уголовном процессе: другие стадии

    При рассмотрении дальнейшего хода уголовного процесса выделяют:

    • Судебный контроль, осуществляемый судом на стадии подготовки к судебному заседанию, в рамках, установленных ст. 228 УПК РФ. Дискуссионным остается вопрос о целесообразности существенного ограничения объема контрольной функции суда по отношению к полноте и всесторонности проведенного расследования.
    • Судебный контроль на стадии предварительного слушания (ст. 229 УПК РФ), в рамках которой на оценку правильности предварительного расследования косвенно направлено рассмотрение ходатайств об исключении доказательств.

    Кроме того, в уголовном процессе выделяют судебный контроль апелляционной и кассационной инстанций по проверке судебных актов нижестоящих судов. Однако эта позиция подвергается представителями других отраслей обоснованной критике, поскольку это внутренняя деятельность суда (самоконтроль), которая имеет природу, отличную от направленного вовне судебного контроля.

    Судебный контроль выступает проявлением правоохранительной деятельности суда и формой осуществления правосудия как деятельность, направленная на решение вопросов о правах и свободах. Будучи межотраслевым институтом, он исследуется с разных позиций представителями разных правовых отраслей. Выработка единых позиций о судебном контроле — дело будущего.

    Судебный контроль в уголовном процессе

    Главная > Дипломная работа >Государство и право

    ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ ИНСТИТУТА СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 7

    § 1. История возникновения и этапы развития судебного контроля в отечественном уголовном процессе 7

    § 2. Сущность и назначение института судебного контроля в уголовном процессе 22

    ГЛАВА 2. СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА 31

    § 1. Судебный контроль за применением мер уголовно-процессуального принуждения 31

    § 2. Судебный контроль за проведением следственных и иных действий, затрагивающих конституционные права граждан 51

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 77

    Законотворческий процесс в России в конце 80-х гг. XX столетия неизменно следовал идее реформирования судоустройства и судопроизводства. Этой же цели подчинена и Концепция судебной реформы, которая была принята 24.10.1991 Верховным Советом РСФСР, 1 направленная на качественное преобразование судебной деятельности, определение механизма защиты прав и свобод человека, обеспечение развития демократических начал в уголовном судопроизводстве, отвечающих международным стандартам. В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. 2 государство должно создавать такой механизм защиты прав и свобод человека, чтобы обеспечить подлинное развитие правосознания, укрепить правовую защищенность граждан и юридических лиц.

    Дальнейшее свое развитие и нормативное закрепление эти положения получили в новой Конституции России, принятой всенародным голосованием 12.12.1993. В соответствии с Конституцией РФ 3 государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную власти; органы законодательной, исполнительной и судебной властей самостоятельны (ст. 10).

    Судебная власть в системе иных ветвей власти самостоятельна и полновесна в силу своего высокого статуса, компетентности, авторитетности – именно она должна гарантировать обеспечение конституционных прав и свобод личности, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства. В Постановлении Пленума Верховного Суда № 8 от 31 октября 1995 года 4 отмечалось, что, учитывая положение ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

    Провозглашение России правовым государством предполагает создание эффективного механизма защиты прав и свобод человека и гражданина во всех сферах общественной жизни. Предварительное расследование сопряжено с возможностями достаточно широкого ограничения прав граждан органами государства, в силу чего нуждается в особых гарантиях, предотвращающих произвольное их ущемление. Одним из гарантов здесь в настоящее время является судебная власть, обеспечивающая защиту прав участников процесса в различных формах, в том числе и посредством судебного контроля за предварительным расследованием. Эта функция судов является относительно новой для российской правоприменительной практики, в связи с чем возникает множество проблем, от своевременного и правильного разрешения которых зависит эффективность защиты прав личности в уголовном процессе. В первую очередь это касается предмета и пределов судебного контроля, законодательного регламентирования его процедуры, значения результатов. На наш взгляд, оптимальное решение этих вопросов должно быть основано не только на теоретических изысканиях, но и учитывать реалии российской правовой, экономической, политической, социальной действительности.

    Данная дипломная работа посвящена изучению этого института уголовно-процессуального права, он является объектом и предметом исследования. В первой главе рассматривается история становления и развития судебного контроля в уголовном процессе России, а также вопрос о его сущности и назначении. Вторая глава посвящена главным, если можно так выразиться, отраслям, направлениям современного судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса: контролю за применяемыми мерами уголовно-процессуального принуждения (задержанием, избранием меры пресечения, иным мерам принуждения), и контролю за проведением следственных и иных действий, затрагивающих конституционные права граждан (прежде всего, это права на неприкосновенность жилища, частной жизни, личности).

    Актуальность темы обусловлена тем, что предусмотренный УПК РФ 5 судебный контроль за обоснованностью производства следственных действий является сравнительно новой и весьма специфической сферой судебной деятельности, не присущей в столь значительном объеме дореформенному уголовному процессу. Практическая реализация данной функции представляет для судей определенную сложность. Предварительное расследование, особенно на начальном этапе, осуществляется в совершенно иных информационных условиях, чем судебное следствие, и характеризуется дефицитом сведений и времени при принятии решений, в том числе о проведении следственных действий. Здесь нет полной картины события преступления, исчерпывающей совокупности доказательств, столь привычных судье при постановлении приговора. Вместе с тем от правильного установления судом наличия оснований для производства следственных действий (основного способа сбора доказательств) зависит очень многое, порой – исход дела. На этом фоне обращает на себя внимание недостаточная четкость законодательных предписаний относительно форм судейского контроля за следственными действиями и оценочный характер оснований их производства.

    Поэтому цель данной работы – изучение судебного контроля за следственными и иными действиями и выявление недостатков его правового регулирования. Автор ставит перед работой следующие задачи:

    1. Провести исторический анализ рассматриваемого института на основе исследования законодательства Российской Империи и СССР.

    2. Провести анализ норм действующего уголовно-процессуального законодательства, положений ряда Постановлений Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, а также судебной практики.

    3. Определить место судебного контроля в уголовном процессе России.

    4. Выдвинуть основные критерии соотношения и взаимодействия судебного контроля и прокурорского надзора.

    5. Провести анализ судебного контроля, выявить проблемы механизма его реализации и предложить пути их решения.

    Методами исследования, применяемые для исследования указанных задач, являются современные положения теории научного познания общественных процессов и правовых явлений. Представляется целесообразным воспользоваться следующими частнонаучными методами: историческим, социально-правовым, системно-структурным.

    Освещение отдельных проблем судебного контроля имеет место в работах таких ученых, как Багаутдинов Ф.Н., Моисеева Т.В., Ковтун Н.Н., Чепурнова Н.М., Лазарева В.А., Питулько К.В., Мельников В.Ю. Однако решение поставленных перед работой задач осложняется тем, что в настоящее время отсутствуют систематизированные научные разработки, позволяющие установить правовую природу, основополагающие теоретические характеристики судебного контроля в уголовном процессе.

    ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ ИНСТИТУТА СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ


    § 1. История возникновения и этапы развития судебного контроля в отечественном уголовном процессе

    Ретроспективное исследование зарождения и развития института судеб­ного контроля в российском уголовном процессе позволило нам выделить наи­более значимые «вехи» его становления, что дает возможность составить сле­дующую историческую периодизацию его формирования:

    VIII-Х вв. – 1649 г. Период с зарождения российской государствен­ности и истоков судопроизводства до издания «Соборного Уложения» царя Алексея Михайловича, характеризующийся наличием объективных препятст­вий к появлению элементов контроля судебной власти над административной.

    Вторая половина XVII в. — 1864 г. Начиная с эпохи царствования Пет­ра Великого, своим указом заложившего фундамент разделения судебной и ад­министративной ветвей государственной власти, и последующий период – до начала Судебной реформы 1864 г. Данный исторический период характеризо­вался появлением первых отдельных элементов судебного контроля за деятель­ностью административных органов в уголовном процессе, как правило, в связи с применением к субъектам судопроизводства мер принуждения, ограничи­вающих их права и свободы.

    В. 1864 г. (начало Судебной реформы в России, связанной с демократиза­цией судопроизводства и становлением его новых форм и институтов) 1917 г. (до момента разрушения системы российских судов «досоветского» периода и законодательства Российской Империи).

    Настоящий временной отрезок отличался наиболее серьезным внедрени­ем и судопроизводство компонентов судебного контроля, позволявших после их количественной и суммарной содержательной характеристики утверждать о формировании в достаточной мере завершенного, самостоятельного уголовно-процессуального института.

    В результате судебной реформы 1864 г. в России была учреждена относительно самостоятельная, более или менее независимая судебная власть. Появились судебные следователи, которые вместе с судьями получили сравнительно широкую возможность контролировать законность действий полиции, осуществлявшей функции дознания и полицейского уголовного сыска. Что, по всей видимости, и давало дореволюционным российским правоведам основание характеризовать меры процессуального принуждения в пореформенном российском уголовном процессе как меры судебного принуждения. В число названных мер было принято включать три их разновидности:

    1. Меры получения доказательств (привод, допрос, осмотр, обыск и выемка).

    2. Меры обеспечения явки обвиняемых («призыв» и привод обвиняемого и меры «пресечения обвиняемому способов уклониться от следствия и суда»).

    3. Меры обеспечения «судебного разбора», т.е. меры, имеющие целью обеспечивать поддержание должного порядка в ходе судебного разбирательства. 6

    Анализ становления в условиях реформы правосудия 1864 г. института судебного контроля в уголовном процессе Российской Империи позволил вы­явить следующие разновидности этого направления деятельности судебных мест:

    а) Судебный контроль за законностью и обоснованностью ограничения наиболее значимых прав и свобод личности.

    б) Судебный контроль за соблюдением процессуальных прав участников расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел.

    в) Судебный контроль за соблюдением соответствующими органами и должностными лицами установленных форм, обрядов и правил расследования преступлений.

    г) Судебный контроль за ходом рассмотрения уголовного дела.

    Последняя разновидность судебного контроля находится вне рамок нац го научного интереса, но в ее существовании легко убедиться, ознакомивши со ст.ст. 67-68, 140-141, 153-159 Учреждения судебных установлений (далее УСУ); 617-61S Устава уголовного судопроизводства (далее – УУС).

    Изучая судебный контроль, мы основывались на закрепленном в Судеб­ных Уставах общем порядке производства, изъятия из него и особые процедуры расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел исследовались лишь в той мере, в какой они касались предмета нашего интереса.

    Институт судебного контроля, как показывает анализ содержания «Уста­вов», будучи в большей степени явлением процессуально-правовым, все же включал в себя и судоустройственные начала, например, возможности суда контролировать ход процесса и деятельность причастных к уголовному произ­водству лиц и органов в большой мере содействовали изъятие предварительно­го расследования из юрисдикции полиции и передача его судебным следовате­лям (ст. 6 УСУ). Уже сам факт включения следователей в судебное ведомство (с организационным и процессуальным подчинением последнему) делал их подотчетными и подконтрольными суду. Придание предварительному следст­вию характера судебной деятельности с одновременным возложением на про­курора функции уголовного преследования снижали вероятность обвинитель­ного уклона и расширяли возможности судебной проверки законности и обос­нованности действий и решений следователя. Судебные следователи, состоявшие на назначенных для каждого из них участках, считались членами окружного суда и в отдельных случаях, например, при недостатке присутствия судейского кор­пуса, могли призываться для выполнения обязанностей судьи, но лишь только по тем уголовным делам, по которым они не производили следствия (ст.ст. 79, 146-147 УСУ).

    Судебный контроль в уголовном процессе

    Судебный контроль на досудебных этапах уголовного судопроизводства — это особый самостоятельный, хотя и не выходящий за рамки уголовного судопроизводства, вид судебной деятельности, направленный на обеспечение прав, свобод человека и гражданина, а равно их защиту и незамедлительное восстановление, в случае если у заинтересованных лиц возникли основания полагать, что их права и свободы органом дознания, дознавателем, следователем либо прокурором нарушены, а законные интересы проигнорированы.

    Различают четыре вида судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования.

    К первому из них относится компетенция суда по:

    — избранию в отношении подозреваемых, обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК РФ);
    — продлению сроков содержания обвиняемых под стражей (ст. 109 УПК РФ);
    — избранию в отношении обвиняемых меры пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ);
    — помещению подозреваемых, обвиняемых, не содержащихся под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства, соответственно, судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

    Вторым направлением судебно-контрольной деятельности в стадии предварительного расследования является принятие судом решений:

    — о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (п. 4 ч. 2 ст. 29, ч. 5 ст. 177 УПК РФ);
    — о производстве обыска или выемки в жилище (п. 5 ч. 2 ст. 29, ст. 165, 182 УПК РФ);
    — о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УК РФ (п. 6 ч. 2 ст. 29, ст. 184 УПК РФ);
    — о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях (п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
    — о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи (п. 8 ч. 2 ст. 29, ст. 185 УПК РФ);
    — о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
    — о контроле и записи телефонных и иных переговоров (п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
    — о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ (п. 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);
    — об эксгумации (ч. 3 ст. 178 УПК РФ).

    Третий вид судебно-контрольной деятельности на досудебных этапах уголовного процесса регламентирован ст. 448 УПК РФ.

    Он связан с особенностями производства в отношении отдельных категорий лиц, к числу которых действующий закон относит:

    — членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, депутатов представительных органов государственной власти в субъектах Федерации;
    — депутатов и выборных должностных лиц в системе местного самоуправления;
    — судей;
    — Председателя Счетной палаты РФ, его заместителей и аудиторов;
    — Уполномоченного по правам человека в РФ;
    — Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ;
    — прокурора, следователя, адвоката (ст. 447 УПК РФ).

    Процедура привлечения к уголовной ответственности действующего Президента РФ урегулирована в ч.1 ст. 93 Конституции РФ и по существу является одной из разновидностей судебного контроля на досудебных этапах уголовного процесса, осуществляемого судами общей юрисдикции.

    Четвертый вид — собственно компетенция суда по рассмотрению заявлений и жалоб на действия органов предварительного расследования и прокуроров (ст. 125 УПК РФ).

    Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования (ст. 125 УПК РФ).

    Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

    Хотя уголовно-процессуальный закон не предусматривает каких-либо определенных требований, предъявляемых к структуре жалобы на решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, данный документ должен содержать:

    1) наименование суда, в который подается жалоба;
    2) данные о лице, подавшем жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения (если жалоба подается адвокатом, то вне зависимости от его участия в деле к ней прилагается ордер; если жалоба подается законным представителем заявителя, не являющимся адвокатом, то к ней прилагается доверенность);
    3) указание на постановление, иное решение, действие (бездействие), которое обжалуется, и наименование органа предварительного расследования, прокурора, его вынесшего либо осуществившего (не осуществившего);
    4) доводы лица, подавшего жалобу, с указанием оснований, предусмотренных соответствующими положениями процессуального закона;
    5) перечень прилагаемых к жалобе материалов, в число которых могут входить копии процессуальных документов, справки, заключения специалистов и т.п.;

    Жалоба подписывается подавшим ее лицом.

    Если жалоба не соответствует вышеперечисленным требованиям и это препятствует ее рассмотрению, то судья сопроводительным письмом возвращает ее заявителю.

    Жалобу на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, не входящие в предмет судебного контроля в стадии предварительного расследования, судья возвращает сопроводительным письмом заявителю.

    Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 УПК РФ.

    В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

    По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

    1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;
    2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

    Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.

    Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.

    Срок подачи жалоб на решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не ограничен.

    Участие адвоката в различных видах судебно-контрольного производства, ведущихся судом (судами) параллельно проведению оперативно-розыскных мероприятий, предварительному расследованию, прокурорскому надзору и ведомственному контролю, является составной частью его работы по уголовному делу на досудебных этапах уголовного судопроизводства как в форме защитника подозреваемого, обвиняемого, так и в форме представителя любого иного участника процесса.

    С учетом того, что судебный контроль по отношению к собственно правосудию носит предупредительный и правообеспечительный характер, тактика поведения адвоката, участвующего в судебно-контрольном производстве, предопределяется его общей позицией по уголовному делу.

    Когда в роли защитника (представителя) в уголовном деле участвует один адвокат, а к осуществлению тех же функций в рамках судебно-контрольного производства (производств) по каким-либо причинам привлечен другой (другие), то все они обязаны действовать в рамках единой стратегии, поскольку законом на них возложена функция представления интересов одного и того же лица.

    Обстоятельства, исключающие участие в судебно-контрольном производстве защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, определены в ст. 72 УПК РФ.

    В случае нарушения конституционных и процессуальных прав участников процесса жалоба на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора заинтересованными лицами, их защитниками (представителями) подается немедленно.

    Конституционный контроль
    Судебная власть
    Судебная система
    Судебное письмо
    Судебное право

    Назад | | Вверх

    Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики

    Рубрика: Государство и право

    Дата публикации: 17.03.2015 2015-03-17

    Статья просмотрена: 253 раза

    Библиографическое описание:

    Будаев М. Ю. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 482-485. — URL https://moluch.ru/archive/86/16242/ (дата обращения: 12.11.2018).

    Вопросы, касающиеся сущности форм и методов судебного контроля в уголовном судопроизводстве Российской Федерации в последние годы исследовались весьма активно и плодотворно. Прежде всего, это связано с законодательным повышением роли суда в уголовном судопроизводстве и, как следствие, существенным расширением сферы деятельности судебного контроля в уголовном процессе Российской Федерации.

    Тенденцию повышения значимости суда в уголовном судопроизводстве Российской Федерации следует оценить положительно, поскольку только суд занимает в соответствии с Конституцией РФ исключительное положение в системе органов уголовной юстиции Российской Федерации. Именно исключительное и независимое положение суда в уголовном судопроизводстве Российской Федерации позволяет обеспечивать наиболее эффективный и качественный контроль за обеспечением уголовно-процессуальных прав участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

    В ходе судебной проверки законности и обоснованности процессуальных решений и действий работников правоохранительных органов Российской Федерации и нижестоящих судов судьи должны учитывать положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Важным направлением судебного контроля в уголовном судопроизводстве. [3]

    Например, санкционирование заключения под стражу обвиняемого по делу, расследуемому органами уголовной юстиции иностранного государства, в компетенцию российского суда входить не должно. В компетенцию российского суда входит проверка обоснованности сроков нахождения под стражей лица на территории Российской Федерации. Тем более, по делам об экстрадиции недопустимо участие отечественных судов в квалификации преступлений, в совершении которых правоохранительными органами обвиняется запрашиваемое лицо [2] Суды запрашиваемой стороны должны ограничиваться проверкой соответствия решения о выдаче или отказе в выдаче УПК РФ и международным договорам Российской Федерации. Тем не менее в некоторых случаях в ходе судебного контроля вышестоящие суды выявляют нарушения подобного рода. Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 февраля 2009 г. указаны следующие положения. Вопросы, касающиеся виновности или невиновности К., юридическая оценка его действий могут быть проверены только правоохранительными органами и судом Украины. Поэтому, признав необходимость выдачи К. лишь по ч. 1 ст. 199 УК Украины, суд необоснованно ограничил рамки уголовного преследования, фактически изменил квалификацию совершенного обвиняемым преступления на территории другого государства, т. е. вышел за пределы своей компетенции [6].Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда, отменяя постановление заместителя Генерального прокурора РФ о выдаче, в числе прочих оснований отмены данного постановления указала в своем определении от 28 декабря 2010 г. следующее.

    Согласно заявлению запрашиваемого лица он полностью прекратил связи с организацией, участие в которой вменяется ему запрашивающим государством, и прибыл в Российскую Федерацию на заработки. Следовательно, даже в случае признания ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, предусматривающих ответственность за создание преступного сообщества и участие в нем, тождественными ч. 1 ст. 242 УК Республики Узбекистан, запрашиваемое лицо все равно подпадало бы под действие примечания к ст. 201УК РФ и не могло быть выдано запрашиваемой стороне за указанные действиях [5]

    Превышение компетенции судом, осуществляющим судебный контроль, в данном случае заключается в том, что суд запрашиваемого государства необоснованно вторгается в доказывание, осуществляемое компетентными органами иностранного государства. [4] В данном случае суд неуполномочен, проверять заявления запрашиваемого лица о том, что он утратил связи с организацией, участие в которой ему вменяется иностранным государством. Правоохранительные органы Российской Федерации не участвуют в доказывании совершения преступных действий и не могут давать им юридическую оценку.

    Отметим, что указанные случаи можно рассматривать как действия, приводящие к потенциальному нарушению уголовно-процессуальных прав исследуемой категории участников уголовного судопроизводства. Одним из недостатков судебного контроля, осуществляемого судами Российской Федерации, является необоснованный отказ в производстве процессуальных действий. Как обоснованно отмечается в литературе, до настоящего времени в России не утвердилась единая практика принятия судами по ходатайствам органов расследования решений о производстве процессуальных действий.

    Судебный контроль в данном случае осуществляется на территории России в отношении законности и обоснованности решений, которые принимаются следственными органами Российской Федерации. Таким образом, для обеспечения уголовно-процессуальных прав и законных интересов рассматриваемых участников уголовного судопроизводства необходимо обязательное выполнение требования о приложении к запросу процессуально оформленных документов, в которых содержится такое разрешение (санкция). Необходимость соблюдения данного условия для реализации уголовно-процессуального статуса иностранных граждан и лиц без гражданства отмечается не только российскими, но и зарубежными авторами [1].

    В настоящее время в науке весьма спорным является вопрос о том, реализуется ли принцип состязательности при осуществлении судебного контроля, за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания, либо он действует только на стадии судебного разбирательства.

    Основными стадиями уголовного процесса являются: возбуждение уголовного дела; предварительное расследование; назначение судебного заседания; производство в суде первой инстанции; производство в суде второй инстанции; исполнение приговора.

    Действительно, стороны уголовного процесса имеются не во всех его стадиях. На стадии возбуждения уголовного дела и исполнения приговора стороны отсутствуют, в связи с чем состязаться некому и не с кем.

    Однако мы считаем, что на всех оставшихся стадиях уголовного процесса, в том числе и на стадии предварительного расследования, принцип состязательности все-таки реализуется.

    Наиболее интересным и спорным вопросом в области соблюдения принципа состязательности в уголовном процессе является его соблюдение при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания, т. е. на досудебной стадии уголовного процесса.

    Способ реализации данного принципа закреплен в ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, согласно части первой, которой постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 УПК РФ, жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело (ч. 1 в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 220-ФЗ).

    Отдельным субъектом данных правоотношений будет являться прокурор, функция которого не является односторонней, в отличие от функции защиты.

    При участии в рассмотрении жалоб, поданных в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, прокурор не является стороной, не осуществляет от имени государства уголовное преследование, а лишь участвует в судебном заседании в соответствии с п. 8 части второй ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ, тем самым осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Фактически прокурор высказывает свое мнение (заключение) о законности и обоснованности обжалуемого действия (бездействия) либо решения, способствуя принятию правильного решения по жалобе.

    Суд на данной стадии уголовного процесса выступает арбитром, проверяющим законность и обоснованность обжалуемого действия (бездействия) либо решения, и в соответствии с частью пятой ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ выносит одно из следующих постановлений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; об оставлении жалобы без удовлетворения.

    Аналогичная ситуация возникает и в ходе рассмотрения судом ходатайств органов предварительного следствия и дознания об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу/домашнего ареста, о продлении срока содержания под стражей/домашнего ареста.

    В данном случае подозреваемый/обвиняемый и его адвокат являются стороной защиты, следователь/дознаватель и потерпевший являются стороной обвинения.

    Прокурор также не является стороной, не поддерживает государственное обвинение, а в соответствии с п. 8 части второй ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ участвует в судебном заседании, также высказывая свое мнение (заключение) о законности и обоснованности поданного ходатайства.

    Таким образом, если рассматривать состязательность как способ исследования доказательств и отстаивания сторонами своих позиций, то можно с уверенностью сделать вывод о том, что принцип состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания реализуется.

    Говоря о сущности и значении принципа состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания, следует согласиться с точкой зрения М. С. Жамборова, который указывает, что содержание принципа состязательности — это закрепленные в законе приемы и методы выявления истины в судопроизводстве, предоставляющие возможность каждой стороне изложить свою правовую позицию на основе имеющихся доказательств и оспорить доказательства противоположной стороны в присутствии беспристрастного суда.

    1. Косарева А. Е. Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве [Текст] /Косарева А. Е. автореф. дис. канд.юрид. наук. СПб., 2005. С. 9

    2. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2013 г [Электронная версия] /URL: http: www.vsrf.ru

    3. Литвишко П. А. Некоторые вопросы международного сотрудничества органов предварительного следствия [Текст] /Литвишко П. А. — Международное уголовное право и международная юстиция. 2011. № 4. С. 14.

    4. Панько К. К. Фикции в уголовном праве (в сфере законотворчества и правоприменения) [Текст] / Панько К. К. дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 1998. С. 147.

    5. Чорноус Ю. Н. Тактика проведения процессуальных действий на основании запроса об оказании международной правовой помощи по уголовным делам (по законодательству Украины) [Текст] /Чорноус Ю. Н — Международное уголовное право и международная юстиция. 2013. № 2. С. 25–29