Угроза убийством по телефону судебная практика

Угроза убийством по телефону судебная практика

регистрационный номер в реестре адвокатов г. Москвы № 77/1089

(495) 911-82-21
8-926-204-95-95

109544, Москва, Ковров пер., 18

Угроза убийством.

Угроза убийством или угроза причинением тяжкого вреда здоровью, предусмотренная ст. 119 УК РФ, представляет из себя действие в виде психического насилия, которое выражается в угрозе причинения смерти или тяжкого вреда здоровью другому человеку.

Угроза убийством может быть выражена в любой понятной потерпевшему и другим лицам форме: устно, письменно, по телефону, в ходе разговора в электронной сети. Угроза может быть высказана непосредственно потерпевшему, его родственникам, передана через соседей или знакомых либо даже адресована в публичном выступлении.

Однако, для выявления наличия состава данного преступления необходимо одно, но обязательное условие — должны иметься основания опасаться осуществления этой угрозы.

То есть угроза не только должна быть конкретной, выраженной ясно и не двусмысленно, но вместе с тем угроза должна быть реальной. Верховный Суд РФ неоднократно подчеркивал, что ответственность за угрозу убийством наступает только в том случае, когда имелись достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение.

Для определения реальности угрозы имеет значение, как воспринималась угроза потерпевшим и иными присутствовавшими лицами, которые знают как потерпевшего, так и угрожающего или могут судит о характере их взаимоотношений.

Например, в ходе словесный перепалки, один из участников конфликта говорит другому — «я тебя убью», однако из обстановки видно, что и убить то нечем и сама угроза в виду характера взаимоотношений носит декларативный характер. При таких обстоятельствах состав рассматриваемого преступления очевидно отсутствует.

Другое дело, если при произнесении подобных угроз, в руках произносящего имеется аргумент в виде ножа, молотка, пистолета и тому подобного, а так же из характера взаимоотношений и ситуации видно, что угроза может быть реализована — угроза убийством при завладении автомобилем.

Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью считают оконченной с момента произнесения ее в присутствии потерпевшего или других лиц либо при выражении угрозы в письменном виде — с момента ознакомления с ней потерпевшего или других лиц. Ответственность за данное преступление наступает с 16 лет.

Деяние, предусмотренное ст. 119 УК РФ, может быть совершено только с прямым умыслом, то есть человек осознает, что оказывает психическое воздействие на потерпевшего и последний воспринимает угрозу как реальную.

Для состава данного преступления не имеет значения, собирался ли сам угрожавший в действительности выполнить свою угрозу. Совершая данное деяние, угрожающий может преследовать совсем иные цели, то есть мотив при совершении данного деяния может быть различный, например: месть, ревность, зависть, хулиганство и иные побуждения.

Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда необходимо отграничивать от приготовления к этим преступлениям и от ряда других смежных преступлений.

Так, если при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью привлечённый к уголовной ответственности, например, бегал с ножом за потерпевшим, но не догнал его, по независящим от него обстоятельствам.

То такие действия правильно квалифицировать как покушение на убийство или покушении на тяжкие телесные повреждения в зависимости от направленности умысла. Произносимые при этом угрозы в таком случае превращаются в доказательство виновности этого лица в отношении названных выше составов преступлений.

В то же время угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может быть элементом другого преступления, например изнасилования, разбоя, вымогательства. В этих и других аналогичных случаях ст. 119 УК РФ не применима, так как поглощается иным составом преступления.

Судебная практика московских районных судов по делам об угрозе убийством:

Приговор Лефортовского районного суда г. Москвы: хранения оружия и угроза убийством.

Приговор Симоновского районного суда г. Москвы: побои, угроза убийством, тяжкий вред здоровью — уголовное дело поступило в суд с обвинением в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 116 — побои, ч.1 ст. 119 — угроза убийством, ч.1 ст. 111 УК РФ — тяжкий вред здоровью, однако в ходе судебного разбирательства суд пришел к выводу о том, что два из вменённых составов преступлений вменены не обоснованно.

Вымогательство и угроза убийством и изнасилованием

Добрый день! У меня сложная ситуация, бывший гражданский муж, сейчас отбывающий наказание в местах лишения свободы, угрожает мне и моим детям убийством и изнасилованием. Вымогает с меня денежные средства на свое содержание, подсылает ко мне разных людей, от него регулярно поступают телефонные звонки с угрозами. Куда мне обратится с заявлением, чем еще могу оградить своих детей от этого человека?

Ответы юристов (3)

Обратитесь с заявлением в полицию. Угроза убийством — преступление.

Уточнение клиента

обращалась, не хотят приминать, так как преступник отбывает наказание в другом регионе

04 Марта 2014, 16:06

Есть вопрос к юристу?

Здравствуйте Татьяна! Не хотят принимать. Должны бы и направить материал по территориальной принадлежности. Напишите заявление в прокуратуру. Когда материал придет из прокуратуры (в орган полиции) придется отрабатывать. А заодно опишите в заявлении, что орган полиции не принимает заявление.

Уточнение клиента

когда я обращалась в полицию, мне пояснили, что запись угрозы убийством и изнасилованием детей на диктофон — это не доказательство, блокировка моих симкарт по моим личным паспортным данным — тоже не доказательство. и т.д. что мне делать. вот так отбывают наказание осужденные. имеют личные мобильные телефоны, множество симкарт, деньги, счета в банках, личные страницы на всех сайтах со своими фотографиями. продолжать можно долго. скажите мне с детьми как оградится от него? у него скоро подходит удо. я боюсь за детей, реально воспринимаю все его угрозы.

04 Марта 2014, 16:40

Татьяна, идите в прокуратуру, не тяните время. Запишитесь на прием. В Элисте какая прокуратура, городская? Идите, и чем быстрее, тем лучше. Мало ли что говорят в полиции, это не популярная статья, очень тонко нужно ее отрабатывать.

Статья 119 Уголовного кодекса. Угроза убийством или
причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью,
если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот
восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо
принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести
месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

А вот определение Конституционного суда.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ
СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 23 марта
2010 г. N 368-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В
ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА
КАЛУГИНА ВАСИЛИЯ ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ

ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 119

И ЧАСТЬЮ
ПЕРВОЙ СТАТЬИ 286 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

Конституционный
Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С.
Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М.
Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой,
С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова,
В.Г. Ярославцева,

рассмотрев
по требованию гражданина В.В. Калугина вопрос о возможности принятия его жалобы
к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своей
жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Калугин, осужденный
приговором Южно-Сахалинского городского суда от 8 сентября 2009 года, просит
признать противоречащими статье 55
(часть 3) Конституции Российской Федерации часть первую
статьи 119 УК Российской Федерации, как позволяющую привлекать к
уголовной ответственности на основании одного лишь восприятия потерпевшим
угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью как реальной, и часть первую
статьи 286 того же Кодекса, поскольку она не содержит критериев
определения существенного вреда интересам государства.

2.
Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.В. Калугиным
материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях,
любое преступление, а равно и меры уголовной ответственности за его совершение
должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из
текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования,
данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих
действий (бездействия) (Постановления от 15 июля 1999 года N 11-П,
от 27 мая 2003 года N 9-П
и от 27 мая 2008 года N 8-П).

2.1.
Уголовный кодекс Российской Федерации (статья 5,
статья 8
и часть первая
статьи 14) предусматривает, что основанием уголовной ответственности
является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, при
этом лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные действия
(бездействие) и наступившие последствия, в отношении которых установлена его
вина, объективное вменение не допускается.

Оспариваемая заявителем часть первая статьи 119 УК Российской Федерации, устанавливающая ответственность за угрозу
убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать
составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое
деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим
реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее
осуществления.
Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае
уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что
она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей
основания опасаться ее воплощения.

Вопрос же о
том, имели ли место объективные основания потерпевшему опасаться убийства или
причинения тяжкого вреда здоровью, требует оценки фактических обстоятельств
дела и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится.

2.2.
Используемое в статье 286
УК Российской Федерации понятие «существенное нарушение прав и законных интересов
граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или
государства», как и всякое оценочное понятие, наполняется содержанием в
зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования
этого законодательного термина в правоприменительной практике, однако оно не
является настолько неопределенным, чтобы препятствовать единообразному
пониманию и применению соответствующих законоположений.

Как
разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении
от 16 октября 2009 года N 19 «О судебной практике по делам о
злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных
полномочий», по таким делам судам надлежит, наряду с другими
обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и
законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы
общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и
интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением
своих служебных полномочий; при оценке существенности вреда надо учитывать
степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу
организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число
потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или
имущественного вреда и т.п. (пункт 18).

Конституционный
Суд Российской Федерации ранее указывал, что, будучи различными по характеру и
значению, правовые нормы, в том числе те из них, которые включают оценочные
либо общепринятые понятия, устанавливаются законодателем с учетом необходимости
их эффективного применения к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций
(определения
от 15 апреля 2008 года N 260-О-О и от 2 апреля 2009 года N 484-О-П).

Рассматриваемая
в единстве с положениями Общей части
Уголовного кодекса Российской Федерации (статья 5,
статья 8,
часть первая
статьи 14 и часть третья
статьи 25) его статья 286,
предусматривая в качестве объективного признака совершение должностным лицом
действий, явно выходящих за пределы его полномочий, допускает — учитывая
многообразие возможных последствий таких действий — привлечение к уголовной
ответственности и тогда, когда лицо предвидело возможность их наступления, не
желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним
безразлично.

Следовательно,
нет оснований для вывода о том, что часть первая
статьи 286 УК Российской Федерации содержит такую неопределенность,
в результате которой лицо лишено возможности осознать противоправность своих
действий и предвидеть наступление ответственности за их совершение.

Исходя из
изложенного и руководствуясь частью второй
статьи 40, пунктом 2
части первой статьи 43, частью первой
статьи 79, статьями 96
и 97
Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать
в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Калугина Василия Викторовича,
поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона
«О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с
которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается
допустимой.

2.
Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе
окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного
Суда Российской
Федерации В.Д.ЗОРЬКИН

Определение КС — это руководство к действию. Удачи Вам Татьяна и здоровья деткам!

Сам себе адвокат

Угроза убийством

Угроза убийством

Преступление, предусмотренное ст.119 ч.1 УК РФ- угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы совершается нашими гражданами довольно часто. Вызвано это тем, что многие граждане не знают об уголовной ответственности за такое деяние, не осознают в достаточной мере общественную опасность таких действий.

Это преступление отнесено к категории небольшой тяжести, поскольку за совершение такого преступления законом предусмотрено самое строгое наказание — лишение свободы на на срок до двух лет.

Поскольку это преступление относится к преступлениям небольшой тяжести по нему производится расследование в форме дознания, то есть дознавателями отдела полиции по месту совершения преступления. Дела этой категории отнесены к подсудности мировых судей.

Прекращение уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ за примирением

Нередко, такое преступление граждане совершают в отношении своих близких и друзей, в основном в состоянии опьянения. С горяча либо опасаясь за свою жизнь и здоровье, потерпевшие вызывают полицию. Сотрудники берут у очевидцев, виновного и потерпевшего объяснения и материал первичной проверки передают в отдел дознания. Дознаватель усмотрев из этих материалов состав преступления- угроза убийством, возбуждает уголовное дело. В последствии потерпевший примирившись с виновным обращается к дознавателю с просьбой прекратить уголовное дело, так как состоялось примирение и он не желает привлекать никого к уголовной ответственности. Но здесь потерпевшего и виновного ждет разочарование. Дознаватель говорит, что уголовное дело может прекратить за примирением только суд.

Если точно следовать букве закона, то дознаватель вправе прекратить уголовное дело за примирением только с согласия прокурора, а прокурор, в связи с погоней за показателями, как правило, такого согласия не дает.

Анализ судебной практики показывает, что мировые судьи прекращают уголовные дела по ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ- за примирением, если виновный совершил преступление впервые, характеризуется положительно, загладил причиненный моральный и материальный вред и примирился с потерпевшим.

В случае примирения сторон, виновному по ст.119 УК РФ, следует помнить, что для прекращения уголовного дела за примирением необходимо наличие ряда условий:

1. виновный впервые совершил преступление. То есть, ранее он за совершение преступлений не осуждался, либо осуждался, но судимость погашена в установленном законом порядке. Если у виновного имеется непогашенная судимость, суд не может прекратить уголовное дело за примирением.

2. Виновный примирился с потерпевшим.

3. Виновный загладил причиненный им вред потерпевшему. Если действия виновного не повлекли имущественного ущерба потерпевшему то заглаживание вреда может заключаться лишь в принесении виновным извинений потерпевшему. Если преступлением был причинен и имущественный ущерб, то виновный должен его возместить.

Нередко потерпевший для примирения ставит условие о выплате ему денежной компенсации морального вреда. В этих случаях виновный должен выплатить оговоренную сторонами компенсацию. Потерпевший должен составить виновному расписку о получении этой компенсации. Такая расписка, является доказательством возмещения ущерба причиненного преступными действиями подозреваемого ( подсудимого), что является обстоятельством смягчающим его вину и влияет на строгость наказания. Кроме того, расписка является доказательством заглаживания вреда.

4. Виновный признал свою вину в совершении преступления и раскаивается в содеянном.

Если мировой судья прекращает уголовное дело за примирением, виновный считается не судимым и никакое наказание ему не назначается.

Прекращение уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ с назначением судебного штрафа

Виновный в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ может быть освобожден от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, в соответствии со ст.76.2 УК РФ. Для освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.119 УК РФ так же необходимо наличие ряда условий:

1. Виновный совершил преступление впервые.

2.Виновный возместил ущерб или иным образом загладил причиненный потерпевшему вред.

3. Виновный признает свою вину в совершении преступления.

В отличии от освобождения от уголовной ответственности по ст.76 УК РФ при назначении судебного штрафа примирение с потерпевшим не является обязательным условием. На практике примирение желательно.

Направить в суд ходатайство об освобождении подозреваемого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа дознаватель может только с согласия прокурора. На практике такое согласие прокурор не дает, поэтому это основание освобождения от уголовной ответственности на практике пока не получило распространение.

Кроме того, в отличии от прекращения уголовного дела за примирением кроме возмещения вреда потерпевшему виновному придется выплатить судебный штраф.

Особенности состава преступления -угроза убийством

Объективная сторона этого состава преступления заключается в том, что виновный высказывает намерение лишить жизни либо причинить тяжкий вред здоровью потерпевшему. То есть, если виновный угрожал уничтожить имущество, причинить иной вред здоровью состав этого преступления отсутствует. Нет состава преступления и в случаях когда виновный высказывал неопределенную угрозу.

Угроза может быть высказана устно, письменно, по телефону, в СМС сообщении, определенными жестами, передана устно через третьих лиц, путем демонстрации оружия и иных предметов используемых в качестве оружия.

Необходимым условием наличия данного состава является реальный характер угрозы. То есть, потерпевший должен был осознавать, что виновный реально может осуществить свою угрозу. Мнимая угроза состава преступления не образует. Например, виновный высказывает угрозу убить потерпевшего, но при этом реально ничем не угрожает, никаких действий указывающих на то, что он может привести свою угрозу в исполнение не совершает, оружие не демонстрирует.

Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Например, в случае отправки письма угрожающего содержания по почте, передачи угрозы через третьих лиц либо с использованием электронных средств. Возможно покушение на это преступление, если угроза не достигла сознания потерпевшего по причинам, не зависящим от виновного.

Совершенно очевидно, что реальность угрозы является поняти ем оценочн ым . Кроме реальности угрозы необходимо чтобы умыс лом виновного охватыва лось то, что он реально угрожает потерпевшему убийством либо причинением тяжкого вреда здоровью и действительно может привести угрозу в исполнение немедленно. То есть, у виновного должен наличествовать прямой умысел на высказывание угрозы и запугивание потерпевшего, при этом м отив ы и цель высказывания угрозы значения для квалификации не имеют, однако могут учитываться судом при назначении наказания.

На практике случается, что виновный угрожает убить потерпевшего из огнестрельного оружия, которое на самом деле не заряжено, но потерпевший этого не знает. Очевидно, что виновный в действительности не намеревался реализовать свою угрозу, но потерпевший этого не знал и конечно считал, что угроза может быть реально осуществлена. В таких случаях состав преступления у виновного имеется.

Субъективную сторону данного состава преступления образует прямой умысел. То есть, виновный понимал, что высказывает угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и желал, чтобы потерпевший воспринял ее как реальную. Из приведенного выше примера следует, что для квалификации действий виновного по ч.1 ст.119 УК РФ не имеет значение намеревался ли он свою угрозу исполнить реально.

Оконченным это преступление считается с момента высказывания реальной угрозы.

Если такого рода угрозы высказывались в ходе совершения другого преступления и они являлись способом совершения этого преступления (изнасилования, вымогательства, угона автомобиля), то действия виновного квалифицируются по соответствующей статье Уголовного кодекса РФ и дополнительная квалификация по ст.119 УК Р не требуется. Но если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью имела места после изнасилования или совершения иного преступления то действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, то есть по ст.119 УК РФ и по другой статье УК РФ предусматривающей уголовную ответственность за совершение преступления, после которого была высказана угроза. (Постановление Пленума Верховного суда РФ от 04.12.2014 № 16 О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности).

Объектом преступления в этом составе является здоровье потерпевшего.

Позиция конституционного суда

Конституционность описываемой нормы УК РФ неоднократно оспаривалась гражданами ( Определение Конституционного суда РФ от 23.03.2010 № 368-О-О) , но КС не принимал эти жалобы поскольку они исходили из конкретного преступления. Однако, КС в своих определениях дал следующие разъяснения . Часть 1 статьи 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.
Вопрос же о том, имели ли место объективные основания потерпевшему опасаться убийства или причинения тяжкого вреда здоровью, требует оценки фактических обстоятельств дела и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится. ( Определение Конституционного суда РФ от 23.03.2010 № 368-О-О ).

Назначение наказания по ч.1 ст.119 УК РФ- судебная практика

Как указано выше, самое строгое наказание за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ является лишение свободы на срок до 2-х лет. На практике, если примирение между потерпевшим и виновным не состоялось суд назначает более мягкие наказания, в основном обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, ограничение свободы на срок до 2-х лет, либо условного срока лишения свободы. Если же виновный имеет непогашенную судимость за другое преступление, то как правило, суды назначают наказание в виде реального лишения свободы.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы , —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(Часть вторая введена Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 31, ст. 4008)

Комментарий к статье 119

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. .

По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Угроза убийством по телефону судебная практика

В этом посте я расскажу, что является преступлением, а что нет. Придумала это не я, это написано в различных нормативно-правовых и разъяснительных актах, таких как УК РФ, постановления Пленума Верховного суда, обзор судебной практики, разъяснения юристов.

Начнем, конечно, с Уголовного кодекса Российской Федерации.
Статья 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы
2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
Что такое убийство понимают, наверное, все. В соответствии со ст. 111 УК РФ тяжким вредом здоровью считается вред здоровью, опасный для жизни или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, или выразившегося в неизгладимом обезображении лица, а также причинение иного вреда здоровью, опасного для жизни или вызвавшего расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности либо повлекшее за собой прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией. То есть Вам могут угрожать выколоть глаза, отрезать язык, плеснуть серной кислотой и т.д.– это все относится к данной статье.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»0 п. 11. Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт «в» части 2 статьи 131 и пункт «в» части 2 статьи 132 УК РФ) следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

Практикующий судья Галюкова М.И. считает: Анализ научной литературы позволяет выделить признаки, встречающиеся наиболее часто:
1) реальность угрозы (т.е. ее конкретность в отношении четко определенного лица) и ее наличность (она должна уже возникнуть, но еще не исчезнуть). Реальность должна основываться на паритетном учете объективных и субъективных критериев;
2) действительность угрозы (означает объективность ее существования), ее сопряженность с информацией о конкретной опасности, выраженность вовне, степень интенсивности;
3) осуществимость угрозы, критериями которой должны выступать объективные параметры, способствующие ее реализации (место и время, обстановка, состояние угрожающего, половозрастные и иные характеристики личности виновного и потерпевшего);
4) осуществление угрозы вопреки (при опосредованном психическом насилии) либо помимо воли потерпевшего (при прямом психическом насилии);
5) меньшая степень общественной опасности (по сравнению с реальным применением физического насилия).
Реальность угрозы предполагает возникновение у потерпевшего опасения за свою жизнь или здоровье в случае приведения угрозы в исполнение. Суть действия при угрозе заключается в передаче информации о намерении виновного лишить потерпевшего жизни, причинить здоровью последнего тяжкий вред. Данная информация, как правило, обладает мощным угрожающим потенциалом, свидетельствующим о реальных предпосылках осуществления угрозы.
Решение вопроса о реальности угрозы (при квалификации действий лица по ст. 119 УК РФ) зависит от конкретных обстоятельств по делу, совокупности собранных доказательств. На реальность угрозы указывают ее конкретная форма, характер и содержание, сопутствующая ситуация (место и время), способ осуществления и интенсивность выражения угрозы, предшествующие взаимоотношения виновного и потерпевшего, характеристика личности виновного, его устойчивая насильственная ориентация, бурные проявления злобы, ненависти, жестокости, обиды, систематическое пьянство, экстремальное психическое состояние.
Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 23 марта 2010 г. N 368-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Калугина Василия Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 119 и частью первой статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации» указал, что ч. 1 ст. 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Следовательно, в каждом конкретном случае уголовного преследования необходимо доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана в целях устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.
Например, приговором Синарского районного суда г. Каменска-Уральского гр. Г. (наряду с другими статьями) был осужден по ст. 119 УК РФ, ч. 1 ст. 213 УК РФ. Судом установлено: Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, подошел к ранее незнакомой ему гр-ке Я. Наставив дуло газового револьвера на потерпевшую, он потребовал, чтобы она пошла с ним, при этом угрожал убийством, если она попытается убежать. Данную угрозу женщина воспринимала реально, опасалась ее осуществления. Через некоторое время (благодаря вмешательству гр. Л.) потерпевшей удалось скрыться от Г.
Суд вышестоящей инстанции отменил приговор в части осуждения Г. по ч. 1 ст. 213 УК РФ и прекратил производство по уголовному делу в этой части, поскольку суд первой инстанции не учел, что хулиганство с применением оружия считается совершенным, когда его использование создает реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.
Из заключения эксперта, исследовавшего изъятый у Г. револьвер, следует, что оружие находится в неисправном состоянии, в связи с чем в предъявленном виде непригодно к стрельбе.
Таким образом, применение Г. данного револьвера при совершении угроз в отношении Я. реальной опасности для ее жизни и здоровья не создавало. Следовательно, действия Г. не могут содержать состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ.
В то же время квалификация по ст. 119 УК РФ является правильной, поскольку Г. угрожал убийством потерпевшей, подкрепляя свои высказывания демонстрацией оружия, что давало ей основания всерьез воспринимать его слова и опасаться осуществления его намерений .
Действительность угрозы — признак, характеризующий существование угрозы в объективной реальности (вне зависимости от чьего-либо представления). Иными словами, угроза либо существует как явление реального мира, либо нет. Мнимая угроза, не подтвержденная фактическими данными, не может быть действительной.
Приговором Вельского районного суда гр. Ш, отбывающий наказание в виде лишения свободы, признан виновным в том, что 13 января 2004 г. направил письмо начальнику колонии, в котором угрожал ему убийством. Из показаний потерпевшего гр. Х. следует, что он (в силу особенностей своей работы) реально опасался высказанных в письме угроз. Свидетель Ц., являясь сотрудником службы безопасности того же учреждения, оценил угрозу как реальную, свидетель З. слышал от Ш., что последний намеревается убить начальника колонии. Свидетель Г. показал, что Ш. передал ему письмо, в котором содержались не только угрозы убить Х., но и описывались способы убийства. Подобные угрозы Ш. высказывал и ранее, в его прикроватной тумбочке был обнаружен кухонный нож.
Согласно заключению почерковедческой экспертизы письмо на имя Х. написано Ш. Суд правильно квалифицировал действия Ш. по ст. 119 УК РФ.
Осуществимость угрозы. Именно этот аспект позволяет отграничить рассматриваемое нами деяние от начальных стадий убийства или причинения тяжкого вреда здоровью. Угроза должна восприниматься как исполнимая, равно как и в действительности быть исполнимой. Любое действие при угрозе является внешней формой реализации внутреннего опасного потенциала виновного.
Так, гр. С. признан виновным и осужден за причинение легкого вреда здоровью гр-ке П. 2 июля 2004 г. около 2 час. 30 мин. С., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире, где он проживал с бывшей женой, действуя умышленно, в целях причинения вреда ее здоровью на почве сложившихся неприязненных отношений нанес последней несколько ударов рукой по ногам, после чего стал стаскивать П. за ноги и за руки с кровати. Продолжая свои преступные действия, С. ударил женщину несколько раз рукой по лицу, зажимал ей рот и нос, перекрывая доступ воздуха, от чего она периодически теряла сознание. При этом С. высказывал в адрес П. угрозы убийством, которые та воспринимала реально и, исходя из характера действий С., опасалась их осуществления. В результате П. были причинены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, кровоподтеки на лице, отечности мягких тканей лица, сглаженность левой носогубной складки с асимметрией лица слева. Это вызвало причинение легкого вреда здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.
Судом первой инстанции С. признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ.
Суд вышестоящей инстанции (из анализа исследованных в ходе судебного следствия доказательств) постановил, что выводы суда в части оправдания по ст. 119 УК РФ, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.
При оправдании С. в совершении угрозы убийством судом не в полной мере дана оценка показаниям потерпевшей о том, что С., кроме нанесения ей ударов, также угрожал убийством. Не были учтены обстоятельств