Ук примечания к ст 158 ук рф

7.2 Хищения

Кража (ст. 158 УК РФ)

Объектом преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы обеспечения права собственности. Предметом преступления выступает чужая материальная движимая вещь (деньги, украшения, бытовая техника, ценные бумаги и т.д.).

Объективная сторона состава выражается в действии – тайном хищении. Примечание 1 к ст. 158 УК РФ определяет понятие хищения, как действия, «совершенного с корыстной целью противоправного безвозмездного изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». Законодатель установил обязательный признак объективной стороны состава – хищение должно совершаться тайно. Постановление Пленума ВС РФ 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» дает разъяснения понятия тайности хищения. Исходя из толкования вышеназванного постановления, хищение является тайным в случаях:

— изъятие имущества производится в отсутствие собственника (владельца и т.д.);

— изъятие имущества производится незаметно для присутствующих собственника (владельца и т.д.);

— изъятие имущества производится при собственнике (владельце), но виновный считает, что они не осознают характер его действий;

— изъятие имущества производится при собственнике (владельце), но виновный ошибочно считает, что действует тайно для них.

Состав кражи материальный, деяние окончено с момента приобретения виновным возможности распоряжаться противоправно изъятым чужим имуществом по собственному выбору.

Субъективная сторона состава преступления всегда характеризуется прямым умыслом, поскольку виновный осознает, что своими действиями наносит ущерб потерпевшему и желает совершения таких действий. Субъект преступления – вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Часть 2 ст.158 УК РФ содержит квалифицирующие признаки состава преступления. К ним относятся совершение кражи:

— группой лиц по предварительному сговору;

— связанное с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище;

— с причинением значительного ущерба гражданину;

— из одежды, сумки или другой ручной клади, находящейся при потерпевшем.

Группа лиц по предварительному сговору является одной из форм соучастия. Для квалификации преступления по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ необходимо наличие минимум двух соисполнителей, сговор на совершение преступления между которыми произошел до начала исполнения объективной стороны состава. Если в совершении преступления участвовал один исполнитель, но имелись организатор, подстрекатель и пособник, то подобные действия не образуют состава преступления предусмотренного п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ и ответственность для таких лиц наступает по ч.1 ст. 158 УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Если кража осуществлялась в соисполнительстве, и имелись организатор, подстрекатель и пособник, то их действия подлежат квалификации по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ со ссылкой на соответствующую часть ст.33 УК РФ.

Квалификация рассматриваемого деяния, связанного с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище (п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ) требует установления трех фактов: проникновения, незаконности такого проникновения и умысла на хищение в момент проникновения.

Основным критерием состава преступления по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ является причинение значительного ущерба гражданину. Примечание 2 ст. 158 УК РФ определяет, что значительный ущерб не может быть менее 2500 рублей и определяется исходя из имущественного положения гражданина.

Опасность кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находящейся при потерпевшем (п. «г» ч.2 ст. 158 УК РФ) состоит в том, что такие деяния совершают профессиональные преступники.

Часть 3 ст. 158 УК РФ в качестве квалифицирующих признаков предусматривает:

— кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище;

— кражу из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода;

— кражу, совершенную в крупном размере.

Квалификация кражи, связанной с незаконным проникновением в жилище (п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ), аналогична рассмотренной нами ранее при совершении кражи, связанной с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище. Ответственность за хищение нефти (продуктов на основе нефти) и газа из нефтепровода, нефтепродуктопровода и газопровода предусмотрена п. «б» ч.3 ст. 158 УК РФ. Примечание 4 к ст. 158 УК РФ под крупным размером определяет стоимость имущества более двухсот пятидесяти тысяч рублей.

Ответственность за совершение кражи организованной группой или в особо крупном размере предусмотрена ч. 4 ст. 158 УК РФ. Организованная группа является одной из форм соучастия. Для квалификации кражи, совершенной организованной группой, требуется установления признаков, присущих организованной группе, поскольку все участники такой группы будут нести ответственность как соисполнители. Особо крупным размером для кражи является стоимость имущества, превышающая один миллион рублей (прим. 4 к ст. 158 УК РФ).

Мошенничество (ст. 159 УК РФ)

Уголовный кодекс определяет мошенничество как деяние, связанное с хищением чужого имущества или приобретением права на такое имущество путем совершения обмана или злоупотребления доверием. В ст.159 УК РФ содержится общая норма о мошенничестве.

Объектом преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы обеспечения права собственности, т.е. имущественные отношения в определении гражданского права. Предметом преступления является движимое и недвижимое чужое имущество, материальные ценности, безналичные деньги или ценные бумаги.

Объективная сторона состава преступления состоит в совершении одного из альтернативных действий: хищение чужого имущества, приобретение права на чужое имущество. Хищение чужого имущества характеризуется его изъятием из владения чужого лица. Приобретение права на чужое имущество характеризуется совершением преступления не только в отношении движимого имущества, но и в отношении недвижимого имущества. Мошенничество имеет сложный, альтернативный состав. Способами совершения мошенничества считаются обман и злоупотребление доверием. Обман – это преднамеренное предоставление ложной информации, имеющее целью ввести в заблуждение какое – либо лицо. При квалификации мошенничества надо выявить обман в намерениях, который должен присутствовать на момент совершения деяния и выявить взаимосвязь между наступившими последствиями и совершенным обманом. Обман, по своей сути, практически всегда связан с злоупотреблением доверием, поскольку виновный всегда старается войти в доверие к потерпевшему перед тем как совершить его обман. Состав мошенничества материальный, деяние считается окончено в момент, когда чужое имущество незаконно перешло во владение к виновному (другим лицам) и имеется возможность по собственному желанию пользоваться и распоряжаться чужим имуществом.

Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что путем обмана или злоупотребления доверием совершает незаконные действия в отношении чужого имущества, наносит ущерб потерпевшему и желает совершить такие действия. Субъект преступления по общий: вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. В случае совершения преступления лицом с использованием своего служебного положения (ч.3 ст.159 УК РФ) субъект преступления будет специальным.

В ч.2 ст. 159 УК РФ содержатся квалифицирующие признаки состава преступления: мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору или с причинением значительного ущерба гражданину. Особо квалифицирующие признаки состава преступления содержатся в ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное с использованием служебного положения или в крупном размере) и в ч.4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение). По характеру эти признаки аналогичны рассмотренным нами ранее в ст. 158 УК РФ.

Использование служебного положения (ч.3 ст.159 УК РФ) подразумевает совершение преступления, которое возможно только при наличии у виновного определенных полномочий, входящих в круг его профессиональных обязанностей в силу, занимаемого виновным, должностного положения.

Мошенничество в сфере кредитования (ст. 1591 УК РФ)

Данная норма является специальной нормой о мошенничестве. Все общие признаки мошенничества рассмотрены выше в ст. 159 УК РФ.

Объективная сторона состава преступления выражается действием — хищением денежных средств у банка (кредитора). Законодатель предусмотрел обязательный признак объективной стороны состава – предоставление заведомо ложных (недостоверных) сведений. Состав преступления материальный, деяние окончено с момента получения денежных средств и возможности использовать их по собственному решению.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, направленные на причинение ущерба банку (кредитору) и желает их совершить. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет, по ч.3 субъект преступления может быть специальным (в случае совершения преступления лицом с использованием должностного положения).

В ч.2 ст. 1591 УК РФ указан квалифицирующий признак состава преступления – группа лиц по предварительному сговору, а в ч.3 и ч.4 особо квалифицирующие признаки: использование служебного положения или мошенничество в крупном размере (ч.3), совершенное организованной группой или в особо крупном размере (ч.4).

Примечание к ст. 1591 УК РФ определяет крупный размер – стоимость имущества более 1,5 млн. руб., особо крупный – стоимость имущества более 6 млн. руб.

Мошенничество при получении выплат (ст. 1592 УК РФ)

Данная норма является специальной нормой о мошенничестве. Все общие признаки мошенничества рассмотрены выше в ст. 159 УК РФ.

Объективная сторона представляет собой хищение денежных средств при получении пособий, компенсаций, субсидий, иных социальных выплат. Способами совершения действий могут являться предоставление заведомо ложных (недостоверных) сведений или сокрытие основания прекращения таких выплат. Состав преступления материальный, деяние окончено с момента незаконного получения выплат и возможности их использования по собственному усмотрению.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, по получению денежных средств и желает их совершить. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет, по ч.3 субъект преступления может быть специальным (в случае совершения преступления лицом с использованием должностного положения).

В ч.2 ст. 159.2 УК РФ указан квалифицирующий признак состава преступления – группа лиц по предварительному сговору, а в ч.3 и ч.4 особо квалифицирующие признаки: использование служебного положения или мошенничество в крупном размере (ч.3), совершенное организованной группой или в особо крупном размере (ч.4).

Примечание к ст. 158 УК РФ определяет крупный размер – стоимость имущества более двухсот пятидесяти тысяч рублей, особо крупный – более миллиона рублей.

Мошенничество с использованием платежных карт (ст. 1593 УК РФ)

Данная норма является специальной нормой о мошенничестве. Все общие признаки мошенничества рассмотрены выше в ст. 159 УК РФ.

Объективная сторона состава преступления выражается в хищении чужого имущества (действии). Способ совершения – обман работника организации, в которой производится расчет (иное действие с картой) с использованием поддельной (принадлежащей другому лицу) платежной карты. Состав преступления материальный, деяние окончено с момента получения личной материальной выгоды.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, направленные на причинение ущерба потерпевшему и желает их совершить. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет, по ч.3 субъект преступления может быть специальным (в случае совершения преступления лицом с использованием должностного положения).

В ч.2 ст. 1591 УК РФ указан квалифицирующий признак состава преступления – группа лиц по предварительному сговору или причинение значительного ущерба гражданину, а в ч.3 и ч.4 особо квалифицирующие признаки: использование служебного положения или мошенничество в крупном размере (ч.3), совершенное организованной группой или в особо крупном размере (ч.4).

Примечание к ст. 1591 УК РФ определяет крупный размер – стоимость имущества более 1,5 млн. руб., особо крупный – стоимость имущества более 6 млн. руб.

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Данная норма является специальной нормой о мошенничестве. Все общие признаки мошенничества рассмотрены выше в ст. 159 УК РФ.

Объективная сторона состава преступления выражается в хищении чужого имущества. Способ совершения – преднамеренное неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Состав преступления материальный, деяние окончено с момента причинения ущерба потерпевшему, связанному с неисполнением договорных обязательств.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, направленные на причинение ущерба потерпевшему и желает их совершить. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет.

В ч.2 ст. 1591 УК РФ указан квалифицирующий признак состава преступления – мошенничество в крупном размере, а в ч.3 – особо квалифицирующий признак – мошенничество в особо крупном размере.

Примечание к ст. 1591 УК РФ определяет крупный размер – стоимость имущества более 1,5 млн. руб., особо крупный – стоимость имущества более 6 млн. руб.

Мошенничество в сфере страхования (ст. 1595 УК РФ)

Данная норма является специальной нормой о мошенничестве. Все общие признаки мошенничества рассмотрены выше в ст. 159 УК РФ.

Объективная сторона состава преступления выражается действием — хищением чужого имущества. Способ совершения – обман в вопросе страхового случая или возмещаемой сумме ущерба. Состав преступления материальный, деяние окончено с момента получения средств по возмещению ущерба от незаконного страхового случая.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, направленные на причинение ущерба и желает их совершить. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет.

В ч.2 ст. 1591 УК РФ указан квалифицирующий признак состава преступления – группа лиц по предварительному сговору, а в ч.3 и ч.4 особо квалифицирующие признаки: использование служебного положения или мошенничество в крупном размере (ч.3), совершенное организованной группой или в особо крупном размере (ч.4).

Примечание к ст. 1591 УК РФ определяет крупный размер – стоимость имущества более 1,5 млн. руб., особо крупный – стоимость имущества более 6 млн. руб.

Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ)

Данная норма является специальной нормой о мошенничестве. Все общие признаки мошенничества рассмотрены выше в ст. 159 УК РФ.

Объективная сторона состава преступления выражается действием — хищением чужого имущества или приобретение права на чужое имущество. Способ совершения – ввод или удаление, блокировка или модификация информации, любое вмешательство в работу систем хранения (обработки, передачи) компьютерной информации или коммуникационных сетей. Состав преступления материальный, деяние окончено с момента приобретения чужого имущества и возможности использовать его по своему усмотрению.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, направленные на причинение ущерба и желает их совершить. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет.

В ч.2 ст. 1591 УК РФ указан квалифицирующий признак состава преступления – группа лиц по предварительному сговору, а в ч.3 и ч.4 особо квалифицирующие признаки: использование служебного положения или мошенничество в крупном размере (ч.3), совершенное организованной группой или в особо крупном размере (ч.4).

Примечание к ст. 1591 УК РФ определяет крупный размер – стоимость имущества более 1,5 млн. руб., особо крупный – стоимость имущества более 6 млн. руб.

Присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ)

Объектом данного преступления являются общественные отношения, регламентирующие отношения собственности. Предметом преступления является как чужое движимое имущество, так и безналичные деньги или бездокументальные ценные бумаги. Стоит отметить, что предметом преступления может быть только имущество, вверенное виновному. Вверенным имуществом может являться как имущество, переданное на основании гражданско — правового договора, так и имущество, вверенное в связи с исполнением виновным трудовых или специальных обязанностей. Имущество признается вверенным только при условии наличия у субъекта правомочий по отношению к этому имуществу. Например, имущество, которое передано под охрану не может являться вверенным.

Объективная сторона состава преступления выражается действием – хищением чужого имущества. Законодатель предусмотрел способы его совершения: присвоение или растрата. Под присвоением понимается незаконное завладение чужим имуществом, а под растратой – использование или передача права на присвоенное имущество. Зачастую присвоение и растрата дополняют друг друга, поэтому отграничение таких действий при квалификации преступления не требуется. Присвоение надо отличать от временного заимствования. Временное заимствование имеет целью временное использование и обязательный последующий возврат присвоенного имущества, в т.ч. и в денежном выражении стоимостного эквивалента. Поэтому временное заимствование не образует состава преступления, предусмотренного ст.160 УК РФ.

Состав преступления является материальным, деяние окончено с момента реальной возможности виновным распоряжаться по собственному желанию присвоенным имуществом.

Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия по причинению ущерба собственнику и желает исполнить такие действия. Субъект преступления специальный, т.е. лицо, которому в силу трудовых (специальных) обязанностей, а также договорных отношений, вверено чужое имущество. Данный факт необходимо учитывать при квалификации преступления, совершенного организованной группой, т.к. лица, которые не наделены полномочиями, не могут исполнить объективную сторону состава преступления, т.е. быть исполнителями.

Квалифицирующие признаки (ч.2,3 ст.160 УК РФ) и особо квалифицирующие признаки (ч.4 ст.160 УК РФ) идентичны рассмотренным нами ранее в составе мошенничества (ст. 159 УК РФ).

Грабеж (ст. 161 УК РФ)

Грабеж — это открытое хищение чужого имущества.

Объектом преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы права собственности. Предметом преступления является любая чужая материальная движимая вещь (деньги, украшения, бытовая техника, ценные бумаги и т.д.).

Объективная сторона состава преступления выражается действием — незаконным изъятием в свое пользование имущества. Объект и предмет грабежа идентичны объекту и предмету кражи. Отличается лишь способ действий: открытое хищение. В постановлении Пленума ВС РФ 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» дано определение открытого хищения, под которым понимается «такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали они меры к пресечению этих действий или нет».

Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия с корыстной целью, причиняющие ущерб потерпевшему и желает их совершить. Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо в возрасте 14 лет.

Квалифицирующие признаки состава и ответственность за его совершение предусмотрены в ч.2 ст. 161 УК РФ. К ним относятся совершение грабежа группой лиц по предварительному сговору, с предварительным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище, с применением насилия не опасного для жизни или здоровья или с угрозой применения такого насилия, совершение грабежа в крупном размере.

Особо квалифицирующие признаки состава преступления и ответственность за его совершение указаны в ч.3 ст. 161 УК РФ. К ним относятся совершение грабежа организованной группой или в особо крупном размере.

По своему правовому смыслу квалифицирующих и особо квалифицирующие признаки состава грабежа аналогичны рассмотренным нами выше при краже (ст. 158 УК РФ).

Специфический признак грабежа – применение насилия или угроза его применения. Законодатель предусмотрел ограничение к насилию в данном составе преступления. Насилие не должно быть опасным для жизни или здоровья.

Разбой (ст. 162 УК РФ)

Разбой является преступлением, которое направленное на хищение чужого имущества и совершается с применением опасного для жизни (здоровья) насилия (угрозы применения такого насилия).

Объектом преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы права собственности. Разбой посягает не только на основной, но и на дополнительный объект – общественные отношения, обеспечивающие охрану здоровья граждан. Не охватывается ст. 162 УК РФ причинение смерти человеку в ходе совершения разбоя. Причинение смерти, в данном случае, необходимо дополнительно квалифицировать по п. «з» ч.2 ст.105, или ч.4 ст. 111, или ст.109 УК РФ.

Объективная сторона состава преступления выражается в действии – нападении. Законодатель в диспозиции ст. 162 УК РФ предусмотрел способ – нападение с применением опасного для жизни (здоровья) насилия (угрозе применения насилия). Состав разбоя является формальным и усеченным, деяние окончено на стадии покушения на разбой, т.е. с момента совершения нападения с насилием (угрозой его применения). Насилие представляет собой причинение вреда здоровью или действия, создающие реальную угрозу причинения вреда здоровью. Насилие может быть применено не только к собственнику имущества, но и к любому иному лицу, находившемуся в месте совершения преступления и, например, пытающемуся пресечь совершение преступления.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, т.е. виновный осознает, что своими действиями причиняет ущерб потерпевшему и желает их совершить. Законодатель определил цель совершения разбоя – хищение имущества. Субъект преступления вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет.

К квалифицирующим признакам (ч.2 ст. 162 УК РФ) разбоя законодатель отнес его совершение группой лиц по предварительному сговору или с применением оружия (предметов, используемых как оружие). Особо квалифицированные признаки указаны в ч.3 и ч.4 ст. 162 УК РФ. К ним законодатель отнес совершение преступления с незаконным проникновением в жилище (помещение, хранилище), крупный (ч.3) и особо крупный размер (ч.4) похищенного имущества, организованной группой (ч.4), с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (ч.4). В приведенном перечне есть два признака, которые не рассматривались нами ранее:

— применением оружия (предметов, используемых как оружие);

— причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, представляет собой их использование в целях причинения вреда жизни или здоровью человека.

Причинение тяжкого вреда здоровью может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности, что в конечном итоге не оказывает влияния на квалификацию содеянного.

Хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ)

Объектом преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы сохранности собственности. В рассматриваемой статье предметами преступления являются предметы и документы, имеющие особую ценность (историческую, культурную, научную, художественную).

Объективная сторона состоит в действии – хищении. В диспозиции ст. 164 УК РФ указано, что способ хищения может быть различным. Следовательно, способ хищения на квалификацию не имеет значения. Состав преступления материальный, деяние окончено с момента приобретения виновным возможности распоряжаться противоправно изъятым чужим имуществом по собственному выбору.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, направленные на причинение ущерба собственнику и желает их совершить. Мотив преступления может быть любой и для квалификации не имеет значения. Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет.

В ч.2 ст. 164 УК РФ предусмотрены квалифицирующие признаки состава преступления. К ним отнесены совершение хищения группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также наступившие последствия по отношению к предмету хищения (уничтожение, порча или разрушение).

Уголовный кодекс РФ Статья 158. Кража

Статья 158 УК РФ:

1. Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Кража, совершенная: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; в) с причинением значительного ущерба гражданину; г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, — наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Кража, совершенная: а) с незаконным проникновением в жилище; б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в) в крупном размере, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Кража, совершенная: а) организованной группой; б) в особо крупном размере, — наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания.

1. Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

2. Значительный ущерб гражданину в статьях настоящей главы определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

3. Под помещением в статьях настоящей главы понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Под хранилищем в статьях настоящей главы понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

4. Крупным размером в статьях настоящей главы, за исключением статей 159.1, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6, признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — один миллион рублей.

Комментарий к статье 158 УК РФ:

1. При квалификации преступлений против собственности необходимо использовать Постановления Пленума Верховного Суда РФ: «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума); «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», «О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» (в редакции Постановления Пленума N 11, с изменениями, внесенными Постановлением Пленума N 7) и др.
Группа составов преступлений против собственности, объединенных корыстной направленностью посягательств на собственность, но существенно отличающихся друг от друга по способу их совершения, имеет тем не менее ряд общих черт, свойств, признаков. В течение десятилетий российское уголовное законодательство не содержало в своей системе нормы, формулирующие общее понятие хищения чужого имущества независимо от его конкретных форм. Однако доктрина уголовного права давно уже выработала несколько дефиниций общего понятия хищения. Федеральным законом впервые в Уголовный кодекс РСФСР была включена норма, содержащая определение общего понятия хищения чужого имущества. Указанная законодательная дефиниция почти текстуально точно воспроизведена в п. 1 примечания к ст. 158 УК РФ.
Именно поэтому общее понятие хищения, нормативно закрепленное в УК РФ, — это своеобразный законодательный, а потому и общеобязательный ориентир, позволяющий правильно разрешать частные вопросы, возникающие при квалификации деяний, дающий возможность познать индивидуально-определенные признаки совершенного преступления и сверить их соответствие требованиям уголовного закона. Общее понятие хищения можно в силу этого с полным основанием расценить как полезный и необходимый инструмент познания подлинной антисоциальной и правовой природы корыстных посягательств на собственность, как надежный помощник работнику органа дознания, следователю, прокурору, судье в их деятельности, связанной с применением уголовного закона.

2. Научно-практическая значимость общего понятия хищения чужого имущества определяется также тем, что оно, будучи препарировано и определенным образом структурировано, есть по существу не что иное, как понятие родового состава хищения чужого имущества. По соображениям практического и методического характера анализ его общих элементов целесообразно предварить комментарием статей УК РФ, предусматривающих конкретные формы и виды хищений.

3. Все составы преступлений, в том числе и хищений, описанные в главе 21 УК РФ, посягают на один и тот же объект — общественные отношения собственности. Собственность — важнейшее экономическое материальное отношение, совокупность которых образует экономический базис российского общества. Это ее исключительное значение в жизнедеятельности граждан, общества, государства предопределило включение собственности в перечень основных объектов, уголовно-правовая охрана которых от преступных посягательств составляет задачу УК РФ.
Содержание отношений собственности образуют фактические отношения владения, пользования и распоряжения предметами (вещами), принадлежащими их собственнику. Именно по поводу предметов материального мира складываются (возникают) определенные социальные связи между собственником и всеми другими гражданами, юридическими лицами, государством в целом и его органами. Предметы материального мира — необходимая и обязательная предпосылка возникновения и функционирования общественных отношений собственности, которые без них существовать в объективной действительности вообще не могут.

4. Итак, собственность как социальное явление, как экономическая категория представляет собой триаду фактических общественных отношений владения, пользования и распоряжения материальными благами, присвоенными и принадлежащими собственнику. Урегулированные нормами права, эти отношения приобретают правовую форму и юридически опосредуются правомочиями собственника по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему движимым и недвижимым имуществом (субъективное право собственности). Экономическую категорию собственности регулирует самая обширная группа гражданско-правовых норм раздела II «Право собственности и другие вещные права» (ст. ст. 209 — 306) Гражданского кодекса РФ.

5. Все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Каждая форма собственности, если она подверглась преступному посягательству, образует объект соответствующего преступления. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы ГК РФ, но и на прямое указание ч. 2 ст. 8 Конституции Российской Федерации, в которой провозглашается: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности».
Следует сделать единственно возможный вывод: любое хищение чужого имущества одновременно и с неизбежностью нарушает и социальное содержание — отношения собственности, и его «правовую оболочку» в виде права собственности, которое также входит в сферу объекта уголовно-правовой охраны от анализируемой группы корыстных посягательств.

6. Предметы материального мира, по поводу которых сложились отношения собственности, выражая и закрепляя эти социальные связи между людьми, составляют вещественную основу указанных отношений, их количественную определенность, в отличие от определенности качественной. Противоправное воздействие субъекта в формах, предусмотренных законом, на вещественную основу отношений собственности включает предметы материального мира в структуру элементов состава хищения, в силу чего они приобретают уголовно-правовое значение предмета преступного посягательства.
Отмеченный социальный аспект предмета характеризует его как материальный субстрат отношений собственности, а юридический аспект — как объект права собственности. Будучи включенным в структуру состава хищения в качестве его основного обязательного признака, предмет посягательства становится специфической уголовно-правовой категорией, определенным образом связанной и с объектом охраны, и с общественно опасным действием, и с его вредными последствиями.
Из сказанного следует, что без четкого уяснения социальной, экономической и правовой природы предмета посягательства практически, как мы покажем ниже, невозможно правильно установить то охраняемое законом благо, на которое в действительности было направлено преступное деяние. Предмет преступления приобретает квалифицирующее значение, от его правильного установления зависит точность применения уголовного закона.

7. Примечание к ст. 158 УК, формулируя общее понятие хищения, прежде всего говорит об изъятии и (или) обращении «чужого имущества» и тем самым определяет его как материальную субстанцию, как определенный предмет материального мира, как вещь, обладающую некими натуральными физическими параметрами (числом, количеством, весом, объемом и т.д.), иными словами, вещными свойствами. Поэтому корыстное завладение ценностями, лишенными этих признаков, например, электрической и тепловой энергией, интеллектуальной собственностью, в силу отсутствия предмета не может образовать состав хищения чужого имущества. При определенных условиях незаконное пользование электрической или тепловой энергией может расцениваться как причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием (см. комментарий к ст. 165 УК), а присвоение интеллектуальной собственности (плагиат) — как нарушение авторских и смежных прав (см. комментарий к ст. 146 УК).

8. Предметом любой формы хищения, известной новому российскому уголовному законодательству, могут быть только товарно-материальные ценности в любых состоянии и виде, обладающие экономическим свойством стоимости, а также деньги как всеобщий эквивалент стоимости, как особый товар, выражающий цену любых других видов имущества.

9. Предметом хищения может быть движимое и недвижимое имущество. Первое по делам о хищениях встречается значительно чаще. К недвижимым видам (недвижимое имущество, недвижимость) ст. 130 ГК относит земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без соразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе насаждения, здания, сооружения. К недвижимому имуществу гражданский закон относит также воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и иное подобное имущество. К таковому надо отнести дачи, коттеджи, городские квартиры, фермерские хозяйственные постройки и т.д.
Надо признать, что в условиях рыночных отношений предметом хищения, например, мошенничества, в отдельных случаях могут быть и частные предприятия как имущественные комплексы, используемые для осуществления предпринимательской деятельности, поскольку они также являются объектами гражданских прав и относятся к недвижимости (ст. 132 ГК).

10. Предметом хищения могут быть неделимые и сложные вещи, главная вещь и ее принадлежность, плоды, продукция, домашние животные (см. соответственно ст. ст. 133 — 137 ГК), а также урожай на корню (фрукты, посевы сельскохозяйственных культур), поскольку он аккумулировал определенные производственные и трудовые затраты, т.е. овеществленный или «живой» труд, и в силу этого обладает стоимостью.

11. Предметом хищения, помимо денег, являются ценные бумаги, под которыми понимаются документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление и передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги частному или юридическому лицу к нему переходят все удостоверяемые ею права в совокупности (ст. 142 ГК). К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги, например ваучеры, и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу таковых (ст. 143 ГК). Надо иметь в виду, что предметом оконченного хищения могут быть только ценные бумаги на предъявителя. В последние годы в условиях рыночной экономики в товарно-денежном обороте все в больших масштабах используются гражданами пластиковые кредитные расчетные карты крупных российских коммерческих банков. При этом международно признанная система безналичных расчетов по кредитным картам имеет перспективу широкого распространения и в нашей стране. Несомненно, что указанные обезличенные расчетные средства платежа, являющиеся эквивалентом соответствующих денежных сумм, также составляют предмет оконченного хищения чужого имущества.

12. Безвозмездное изъятие именных ценных бумаг, например аккредитивов, именных сберегательных книжек с целью последующих фальсификации и использования их для мошеннического получения имущественных ценностей образует в соответствии с направленностью умысла приготовление к хищению (ст. ст. 30, 159 УК), а при наличии необходимых признаков и идеальную совокупность названного деяния с преступлением, предусмотренным ст. 325 УК («Похищение или повреждение документов, штампов, печатей»).
Точно так же не являются предметом хищения документы, не содержащие каких-либо имущественных прав или не являющиеся суррогатами валюты и не могущие в силу этого в денежном обороте выступать в качестве средства платежа, например, счета, подлежащие оплате, товарные чеки торговых предприятий, товарные накладные, квитанции и т.д. Если они похищались виновным с целью их последующей подделки и использования в дальнейшем в качестве средства обманного получения имущественных ценностей либо денежных средств, то содеянное должно расцениваться как приготовление к мошенничеству. Аналогичным образом при доказанности умысла на последующее хищение верхней одежды гражданина из гардероба ресторана, кафе, театра должна квалифицироваться кража у потерпевшего легитимационных знаков, т.е. номерка, жетона, которые сами по себе предметом хищения не являются, но могут быть средством его совершения.

13. При хищении ценных бумаг на предъявителя, являющихся валютными ценностями, содеянное квалифицируется только по соответствующей статье главы 21 Особенной части действующего УК РФ.

14. К особой разновидности бумаг, удостоверяющих определенные имущественные права, например, право на неоплачиваемый проезд на городском транспорте, в пригородных электричках, на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, осуществление которого возможно только при их предъявлении, относятся единые проездные билеты, проездные талоны, абонементные книжки, а также билеты на проезд (полет, плавание) на указанных видах транспорта. С экономической точки зрения названные документы по существу являются суррогатом валюты и выполняют в строго ограниченных пределах функцию средства платежа за оказание гражданину возмездной транспортной услуги, которая носит материальный характер. Учитывая отсутствие в судебно-следственной практике единообразия в уголовно-правовой оценке корыстного безвозмездного изъятия указанных предметов, Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» специально разъяснил, что действия лиц, совершивших хищение абонементных книжек, проездных и единых билетов на право проезда в метро и на других видах городского транспорта, находящихся в обращении как документы, удостоверяющие оплату транспортных услуг, независимо от использования похищенных знаков по назначению или сбыта их другим лицам должны квалифицироваться как оконченное преступление.

15. Иначе решается вопрос об уголовно-правовой оценке корыстного завладения ценными бумагами, которые без соответствующего дополнительного оформления или, согласно ст. 142 ГК, без обязательных реквизитов сами по себе не являются носителями стоимости. К таким документам относятся, например, бланки билетов на различные виды транспорта. Квалификация их похищения во многом зависит от направленности умысла, мотива и цели преступления. Подобного рода документы как таковые не могут быть предметом хищения чужого имущества.
Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом Постановлении разъяснил, что действия лиц, похитивших билеты на проезд на железнодорожном, воздушном, водном или автомобильном видах транспорта, которые могут быть использованы по назначению после внесения в них дополнительных данных (заполнение текста, скрепление печатью, компостирование, фамилия владельца и т.д.), могут квалифицироваться как приготовление к хищению, а в случае частичной или полной реализации фальсифицированных документов соответственно как покушение или оконченное хищение. В этих случаях предметом преступления является не документ как таковой, а деньги, полученные от его продажи третьим лицам.
Иное содержание цели преступления резко меняет квалификацию содеянного. В частности, как указал Пленум, похищение билетов и других знаков, совершенное лицом с целью использования по назначению как средство оплаты транспортных услуг, надлежит квалифицировать по ст. 325 и ст. ст. 30 и 165 УК РФ как хищение бланков и приготовление к причинению имущественного ущерба путем обмана, а в случаях фактического их использования — по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 325 и 165 УК РФ.
В случаях подделки похищенных билетов и предъявления их транспортной организации для оплаты (возврата денег) под видом отказа от поездки, под фиктивным предлогом якобы опоздания к отправлению (вылету) транспортного средства и т.п. либо при сбыте (продаже) таких фальсифицированных билетов гражданам действия виновных должны квалифицироваться как подделка документов по ст. 327 УК и мошенничество по ст. 159 УК.

16. Одним из сложных и зачастую неоднозначно решаемых в судебно-следственной практике является вопрос о разграничении хищений чужого имущества и экологических преступлений, связанных с незаконным корыстным безвозмездным завладением природными богатствами (золота, водных животных, диких пушных зверей, древесины и т.д.), т.е. действий, которые предусмотрены ст. 256 (незаконная добыча водных животных и растений), ст. 258 (незаконная охота) и ст. 260 (незаконная порубка деревьев и кустарников). Ввиду многоаспектности данный вопрос требует обстоятельного комментария.
В общем плане он решается достаточно просто: материальные объекты окружающей природной среды (природы) в естественном состоянии, не подвергавшиеся воздействию общественно необходимого труда и потому не обладающие экономическим свойством меновой стоимости и ее денежным выражением — ценой, товаром, имуществом не являются и в силу этого не могут быть предметом хищения. На многие из них, правда, существуют утвержденные экологическим законодательством Российской Федерации или подзаконными нормативными актами так называемые таксовые расценки для исчисления и взыскания материального ущерба, причиненного их добычей, уничтожением или повреждением, которые, однако, ничего общего с экономической категорией стоимости товара не имеют.
Из этого положения вытекает важный уголовно-правовой вывод: объекты материального мира, лишенные указанных социально-экономических свойств (стоимости, цены), ни при каких условиях не могут быть предметом хищения чужого имущества. Необоснованно расширительное истолкование органом правосудия понятия «имущество» приводит, как показывает практика, к ошибочному применению закона об ответственности за хищение, тогда как действия виновного содержали признаки состава экологического преступления.

17. Однако общее положение, согласно которому природное богатство, овеществившее человеческий труд, должно рассматриваться как имущество, могущее быть предметом хищения, не является безупречно точным и исчерпывающим критерием отнесения естественного природного ресурса к категории товарно-материальных ценностей. Дело в том, что в век научно-технического прогресса с его мощнейшим и, по существу, всеобъемлющим воздействием на природу в такой индустриально развитой стране, как Россия, подавляющая часть материальных компонентов окружающей среды становится в той или иной мере «профильтрованной» предшествующим трудом человека. В силу этого объективного факта процесс «перехода» естественных ресурсов в качественно новый класс предметов материального мира — в категорию вещей, имущества, товара в ряде случаев не укладывается в чрезмерно широкие рамки общего критерия. Он должен быть дополнен и еще одним необходимым критерием, который состоит в том, что природное богатство, чтобы быть предметом хищения, должно не только овеществлять приложенный к нему общественно необходимый труд, но именно им быть «вырванным», «отделенным», т.е. в той или иной форме обособленным и выделенным из природной среды материальным объектом. При этом отдельные виды естественных ресурсов (рыба, пушной зверь, декоративные деревья и кустарники) специально разводятся людьми с использованием биологических сил природы, с сохранением их связи с естественной средой обитания, но они — и в этом суть — включены в производственно-трудовой процесс, являются продукцией его незавершенного цикла, т.е. товарной продукцией.

18. Основываясь на критериях экономической оценки предмета посягательства, сформулированных выше, Пленум Верховного Суда РФ в п. 13 Постановления от 18 октября 2012 г. N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» специально разъяснил, что действия лиц, лиц, совершивших незаконное завладение с корыстной целью содержащимися в неволе животными либо их умерщвление, подлежат квалификации как хищение либо уничтожение чужого имущества.
Для полноты решения рассматриваемого вопроса следует добавить, что, руководствуясь указанными выше критериями, к имуществу, могущему быть предметом хищения, необходимо отнести ценных пушных зверей, разводимых в зверохозяйствах, декоративные деревья и кустарники, выращиваемые в качестве товарной продукции в хозрасчетных (коммерческих) лесопитомниках, рыбу, пойманную в сети, находящуюся в садках, диких животных, отловленных орудиями лова (в капканах, петлях, силках и т.п.). Во всех этих случаях материальные объекты природы либо уже находятся в процессе товарного производства, либо уже были обособлены трудом добытчика (охотника, рыбака) от естественной среды обитания и с данного момента приобрели экономическое свойство имущества.

19. При отсутствии условий, рассмотренных выше, так называемые рукотворные материальные объекты окружающей природной среды, например искусственные лесополосы, лесовосстановительные посадки деревьев на месте вырубки в лесах первой и второй групп, деревья, посаженные человеком в городах и населенных пунктах, ценная рыба осетровых и лососевых пород, молодь которой ранее была выращена на рыбозаводах, а затем выпущена в открытые водоемы и т.д., имуществом не являются и не могут быть предметом хищения. Они как элементы природы составляют предмет экологических преступлений, ответственность за которые предусмотрена соответствующими статьями главы 26 Особенной части УК РФ.

20. Особого внимания заслуживает вопрос об уголовно-правовой оценке преступного завладения золотом и другими драгоценными металлами, поскольку они, как и любой другой природный материальный объект, могут находиться в качестве как товарно-имущественной ценности, так и природного богатства, находящегося в неохваченных производственным процессом недрах земли и потому лишенных стоимостных характеристик.
Вопрос о золоте в качестве имущества или природного богатства необходимо решать исходя из следующих посылок.
Золото, находящееся в пределах обособленной территории (промышленной зоны) золотодобывающего предприятия (государственного горного комбината, старательской артели), — это уже не естественное богатство. Оно непосредственно включено в технологический и трудовой производственный процесс его добычи как продукт незавершенного цикла производства. Еще находясь в недрах земли, золото здесь уже экономически обособлено этим процессом. Кроме того, оно как предмет труда золотодобывающего предприятия аккумулировало в себе значительные денежно-материальные средства, затраченные собственником на геолого-изыскательские работы, подготовку разреза недр к промышленной эксплуатации, на сооружение шахт, промывочных и обогатительных устройств, на оплату труда работников предприятия и т.д. Все эти предварительно затраченные немалые средства перенесены на определенную единицу произведенной (добытой) товарной продукции.
По этим соображениям в судебно-следственной практике самовольная незаконная добыча золота и последующее его безвозмездное корыстное обращение в свою пользу или в пользу третьих лиц, совершенные на территории золотодобывающего предприятия, с полным основанием квалифицируется как хищение чужого имущества. При этом незаконное корыстное завладение золотом, в том числе так называемым подъемным, т.е. самородком, золотоносной породой или концентратом, образует хищение имущества, когда субъектом преступления выступают не только работники предприятия (старательской артели). «Территория золотодобывающего предприятия» — понятие условное. Судебно-следственная практика обоснованно признает территорией предприятия те участки, на которых его силами и средствами ведется подготовка площадей (полигонов) к последующей промышленной эксплуатации недр, сооружение разведочных траншей для определения драгоценного металла в породах, а также непосредственная добыча золота.

21. Если похищенное на приисках золото или другие драгоценные металлы, являющиеся валютными ценностями, становится в последующем предметом незаконных сделок расхитителя с другими лицами, то содеянное образует реальную совокупность хищения чужого имущества и преступления, предусмотренного ст. 191 УК, устанавливающей ответственность за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (см. комментарий к ст. 191 УК).

22. В иных, кроме рассмотренных выше, случаях драгоценные металлы и драгоценные природные камни в недрах земли или на ее поверхности являются естественным природным богатством. Их самовольная добыча или находка и последующее незаконное уклонение от обязательной продажи государству при определенных условиях может образовать самостоятельный состав преступления — нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней, — предусмотренного ст. 192 УК (см. комментарий к указанной статье). При этом надо иметь в виду, что сама незаконная разработка недр земли действующим УК РФ преступлением не признается, как это вытекает из прямого указания диспозиции ст. 255 УК, предусматривающей ответственность за нарушение правил охраны и использования недр (см. комментарий к названной статье).

23. Предметом хищения может быть имущество, как находящееся в свободном гражданском обороте, так и частично или полностью изъятое из него на основании предписаний закона. В связи с этим надо иметь в виду, что хищение либо вымогательство радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также наркотических средств или психотропных веществ не квалифицируется по надлежащим статьям комментируемой главы Особенной части УК и образует для виновного лица самостоятельное основание уголовной ответственности, предусмотренное соответственно ст. ст. 221, 226 и 230 УК (см. комментарий к данным статьям).

24. Объективная сторона хищения чужого имущества состоит во внешнем процессе общественно опасного и уголовно-противоправного посягательства на отношения собственности. Уголовное законодательство четко дифференцирует ответственность за хищения в зависимости от способа совершения преступления, выделяя и нормативно закрепляя в соответствующих статьях нового УК РФ следующие формы хищения: кража (ст. 158), мошенничество (ст. 159), присвоение и растрата (ст. 160), грабеж (ст. 161) и разбой (ст. 162).
В ряду названных однородных посягательств на собственность, существенно различающихся, однако, друг от друга по способу совершения, исключение составляет лишь хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, ответственность за которое предусмотрена ст. 164 УК. В диспозиции ч. 1 указанной статьи специально указывается, что это деяние может совершаться «независимо от способа хищения». Подобный признак состава названного преступления не означает, однако, что оно может совершаться каким-то любым иным, не известным действующему УК РФ способом. Отнюдь. И хищение предметов, имеющих особую ценность, может совершаться только одним из шести перечисленных выше способов, включая, разумеется, и разбой. Следует признать, что данное преступление является самым общественно опасным посягательством из группы преступлений против собственности, что обусловлено исключительно высокой ценностью предметов преступного воздействия, являющихся нередко национальным достоянием.
Опираясь на букву уголовного закона, а его смысл и дух не может быть выражен иначе как в букве, в тексте статьи УК, полагаем, что состав вымогательства не может быть отнесен к самостоятельной форме хищения чужого имущества.

25. Способ совершения хищений независимо от того, в какой конкретной форме он объективировался вовне, состоит, как говорит закон, в изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Законодательный обобщенный термин «изъятие» не только наиболее точно отражает сам внешний процесс противоправного воздействия на имущество как предмет преступления, но и в определенной мере указывает на механизм причинения вреда объекту уголовно-правовой охраны, поскольку изъятие всегда связано с незаконным перемещением, изменением положения похищаемого имущества в структуре социальных связей участников (сторон) отношений собственности, что неизбежно деформирует саму связь, нарушает ее нормальное развитие.

26. Изъятие чужого имущества типично для кражи, мошенничества, грабежа и разбоя, когда он завершается фактическим завладением предмета посягательства. «Изъятие», о котором говорит закон, — не что иное, как противоправное извлечение, вывод, удаление и любое другое обособление имущества из владения собственника с одновременным переводом его в фактическое незаконное физическое обладание преступника. Изъятое в результате хищения имущество выводится из имущественной массы, принадлежащей собственнику, обособляется от нее, переходя в незаконное обладание виновного. Обладая похищенным, виновный незаконно устанавливает над ним свою власть и обращает чужое имущество в свою пользу или в пользу других лиц.
Для таких форм хищения, как присвоение и растрата, типичен второй обобщенный способ, о котором говорит закон, — обращение вверенного субъекту чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц.

27. Имущество, которое похищается тем или иным указанным в уголовном законе способом, может как находиться в юридически оформленном фонде товарно-денежных ценностей, принадлежащих на праве собственности государственному, муниципальному, коммерческому предприятию, учреждению, организации, так еще и не быть должным образом документально оприходованным, т.е. формально не включенным в указанный фонд. В судебно-следственной практике корыстное безвозмездное изъятие собранного урожая, например зерна, фруктов, выловленной рыбы, заготовленной древесины последовательно квалифицируется как хищение, хотя это имущество еще и не было должным образом оприходовано на момент совершения преступления посредством оформления соответствующих приходных документов (акта инвентаризации, накладной, ордера, квитанции и т.д.). Изъятие неоприходованных излишков сырья и материалов, созданных за счет недовложения или незаконного сокращения норм их расходования на производстве также квалифицируется как хищение имущества.
Во всех подобных случаях, перечень которых не является исчерпывающим, похищаемое имущество хотя и не было еще включено, юридически зачислено в фиксированный материальный фонд, но фактически находилось во владении соответствующей организации (леспромхоза, рыбозавода, колхоза), что и создает бесспорные основания для квалификации его корыстного изъятия как хищения.

28. Состояние присвоенности определенных предметов отсутствует, когда они по тем или иным причинам, не связанным с действиями лица, завладевшего ими, выбыли из фактического владения собственника. Корыстное присвоение уже выбывших из владения собственника предметов, например ввиду их утраты, не являясь изъятием, не может образовать состав хищения. В настоящее время существовавший в УК РСФСР 1960 г. состав присвоения найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого ценного имущества декриминализован, и, следовательно, такие действия по новому УК РФ преступлением не признаются.
Вместе с тем имущество, юридически и фактически не выбывшее из владения собственника, но временно оставленное им в определенном месте, хотя бы и без специального присмотра, например, вещи на пляже, когда их хозяин пошел купаться, велосипед, оставленный на 5 — 10 минут у дверей магазина и т.д., может быть предметом хищения. В частности, вор, похитивший носильные вещи одного из футболистов, оставленные им на время игры на скамейке у кромки спортивной площадки, был обоснованно осужден одним из районных судов за кражу чужого имущества.

29. Обязательным объективным признаком хищения является безвозмездность изъятия (обращения) чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц. Под безвозмездным следует понимать изъятие чужого имущества без предоставления его собственнику полного эквивалента стоимости похищенного в виде определенной суммы денег, другого равноценного имущества или трудовых затрат, например, постройка дачи, садового домика. Неэквивалентное (частичное) возмещение собственнику стоимости изъятых из его фонда вещей не исключает состава хищения чужого имущества, но может повлиять на его размер, вплоть до мелкого хищения, например путем присвоения. По уголовным делам о хищениях чужого имущества вопрос о полном или частичном возмещении собственнику стоимости изъятых ценностей возникает крайне редко. В подавляющем большинстве случаев, как показывает практика, изъятие носит безвозмездный характер.

30. Хищение чужого имущества — материальный состав преступления, в объективную сторону которого в качестве обязательного признака входят общественно опасные последствия. Они выражаются в нарушении объекта уголовно-правовой охраны — общественных отношений собственности. Создание хищением препятствий, затрудняющих или делающих невозможным реализацию собственником или законным владельцем возможности экономически владеть, пользоваться и распоряжаться товарно-материальными ценностями, составляет глубинное содержание общественно опасных последствий корыстных посягательств на собственность. Преступный результат при хищении состоит в причинении собственнику реального (положительного) материального ущерба, размер которого определяется стоимостью изъятого преступником имущества. Чем больше совокупная стоимость похищенного имущества, выраженная в денежной сумме, тем больший материальный ущерб причиняется собственнику, тем крупнее размер самого хищения. Иные убытки, причиненные хищением собственнику, в виде недополучения должного (упущенной выгоды), если бы он хозяйски распоряжался изъятым имуществом, в содержательную структуру реального материального ущерба не входят. Во многих составах хищения (например, в краже, грабеже, присвоении, растрате и др.) размер причиненного ущерба как преступного результата предусмотрен в качестве квалифицирующего («с причинением значительного ущерба гражданину») и особо квалифицирующего признака («в крупном размере»).
Между активными действиями расхитителя, выразившимися в изъятии и (или) обращении имущества в свою пользу или в пользу других лиц, и наступившими вредными последствиями должна быть установлена необходимая причинная связь.

31. В судебно-следственной практике и в теории уголовного права хищение признается оконченным преступлением с момента фактического изъятия имущества и наличия у виновного реальной возможности распоряжаться или пользоваться им по своему усмотрению как своим собственным. Отсутствие у субъекта реальной возможности распоряжаться или пользоваться похищенным исключает состав оконченного хищения. В подобных случаях преступные действия виновного надлежит квалифицировать как покушение на хищение чужого имущества. Поэтому вор, выходящий из обворованной квартиры с похищенными вещами и задержанный нарядом милиции на лестничной клетке, рабочий режимного предприятия, похитивший в цехе дорогостоящее изделие и спрятавший его на охраняемой территории военного завода, должны нести ответственность за покушение на кражу. Работник охраны, умышленно содействовавший совершившему хищение лицу в выносе имущества, похищаемого с охраняемой территории, или иным способом устраняющий препятствия для хищения, несет ответственность за соучастие в этом преступлении.
Исключение из общего положения о моменте окончания хищения составляет разбой, который в соответствии с законодательной конструкцией его «усеченного» состава признается оконченным преступлением с момента нападения в целях хищения чужого имущества.

32. Субъективная сторона любой формы хищения характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность противоправного изъятия чужого имущества, предвидит неизбежность причинения в результате этого реального материального ущерба собственнику и желает наступления этих последствий.
В предметное содержание прямого умысла при совершении хищений входит осознание виновным всех фактических юридически значимых обстоятельств содеянного и, прежде всего, конечно, конкретного способа совершения преступления. Так, при краже преступник должен осознавать, что он действует открыто, заведомо очевидно для третьих лиц, не являющихся соучастниками преступления; при мошенничестве — что он обманным путем фальсифицирует волю потерпевшего и побуждает его как бы «добровольно» передать ему ценности; и т.д. Сознанием преступника должны охватываться и все квалифицирующие признаки соответствующей формы хищения. Надо иметь в виду, что предметное содержание умысла в процессе совершения хищения может изменяться. Так, например, хищение, начатое как кража, может перерасти в грабеж или даже разбой, если субъект, застигнутый на месте тайного изъятия имущества, применяет к другому человеку насилие, опасное для жизни и здоровья, с целью удержать похищенные ценности. Естественно, что этот объективный факт должен пройти через сознание и волю виновного, поскольку ради достижения своих корыстных целей он желает действовать именно таким агрессивно-насильственным способом. В подобных случаях динамика предметного содержания прямого умысла должна учитываться правоприменительным органом при установлении субъективной стороны фактически совершенного хищения чужого имущества.
Совершить хищение с косвенным умыслом невозможно, так как виновный желает именно таким путем достичь цели незаконного обогащения за счет чужого имущества, руководствуясь при этом корыстным мотивом. Корыстные мотив и цель — обязательные признаки субъективной стороны хищения.

33. Уголовную ответственность за хищение в формах кражи, грабежа и разбоя могут нести лица, достигшие к моменту совершения преступления 14-летнего возраста, а в формах мошенничества, присвоения, растраты, а также за хищение предметов, имеющих особую ценность, — достигшие 16-летнего возраста. Кроме этого, формы хищений, предусмотренные ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата), могут совершаться только специальными субъектами.

34. Резюмируя рассмотренные положения, раскрывающие общее понятие хищения, можно заключить, что ему свойственна совокупность следующих обязательных признаков в их обобщенном виде: 1) похищенными могут быть не любые предметы материального мира, а только чужое имущество, обладающее стоимостью и ее денежным выражением — ценой; 2) обобщенным способом воздействия на предмет посягательства является изъятие (обращение) из владения собственника; 3) изъятие носит противоправный и безвозмездный характер и влечет фактическое уменьшение имущественного фонда собственника; 4) неизбежные общественно опасные последствия хищения всегда выражаются в причинении реального материального ущерба, размер которого образует суммарная стоимость похищенного имущества в денежном исчислении; 5) деяние совершается с прямым умыслом, по корыстным мотивам и с целью незаконного обогащения виновного за счет похищенных товарно-материальных ценностей.
Рассмотренное понятие хищения, соотносительное элементам родового состава данного преступления, позволяет вынести за пределы юридического анализа все общие родовые признаки, в равной мере свойственные всем конкретным видовым формам хищения, и сосредоточиться на комментарии специфических объективных признаков конкретных деяний — кражи, мошенничества, грабежа и т.д., а также их квалифицирующих признаков.

35. Кража с объективной стороны выражается в тайном хищении чужого имущества, сущностное содержание которого как объективно, так и субъективно заключается в том, что вор стремится избежать какого бы то ни было видимого контакта с собственником или титульным владельцем похищаемого имущества либо с посторонними лицами, могущими воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника как очевидцы содеянного. В ряду всех форм хищения кража по способу совершения преступления может быть признана наименее опасной: она не сопровождается применением физического или психического насилия; виновный не использует при ее совершении имеющиеся у него правомочия или служебное положение, не применяет и обмана как способа завладения имуществом. Виновный противоправно и тайно, скрытно от других лиц изымает чужое имущество против или вопреки волеизъявлению собственника, переводит похищенные предметы в свое незаконное обладание и устанавливает над ними свою власть, распоряжается ими как своими собственными. Однако кража, как свидетельствует статистика, является самой распространенной формой хищения чужого имущества. И это обстоятельство существенно повышает ее общественную опасность, ставит перед правоохранительными органами первоочередную задачу усиления всемерной борьбы с кражами, особенно на транспорте и в сфере сельскохозяйственного производства, где она причиняет огромный совокупный ущерб собственникам товарно-материальных ценностей.

36. Необходимый объективный признак кражи как самостоятельной формы хищения составляет тайность изъятия чужого имущества, которое обеспечивается незаметностью, скрытностью преступного акта как от собственника, так и от других лиц.
Вопрос о том, было ли хищение совершено тайно, скрытно, незаметно для других лиц, не считая, конечно, сообщников вора, или открыто, явно, очевидно для них, решается следственными органами и судами на основе объективного и субъективного критериев оценки способа совершения кражи.

37. Объективный критерий оценки способа хищения как тайного или, напротив, открытого состоит в отношении к совершаемому хищению собственника или владельца, которому первый передал имущество, а также других лиц в осознании ими или отсутствии осознания того факта, что виновным совершается противоправное изъятие чужого, не принадлежащего ему имущества. Здесь возможно несколько вариантов признания хищения тайным, руководствуясь объективным критерием оценки способа его совершения. Первый из них, наиболее часто встречающийся на практике, это когда кража совершается в отсутствии всяких очевидцев, например, из неохраняемого склада, оптовой базы товарно-материальных ценностей в ночное время, из квартиры, в которую вор, взломав замок, проник в отсутствие ее хозяев, и т.д. Второй вариант связан с похищением имущества хотя и в присутствии собственника или других лиц, но незаметно, скрытно от них, когда они не наблюдают и не осознают факта противоправного завладения ценностями. Таковы, например, все карманные кражи или кражи из сумок, ручной клади и т.п. В подобных случаях кража нередко ошибочно признается открытым хищением имущества, т.е. грабежом. Так, Верховный Суд РСФСР по делу Н., осужденного за грабеж, указал: «Вывод суда о том, что осужденный совершил грабеж, не подтверждается имеющимися в деле доказательствами. Никто из допрошенных по делу свидетелей не видел, как Н. похищает с прилавка магазина деньги. Не видел этого факта и продавец, поскольку его на рабочем месте не было. Сам осужденный был убежден, что преступно действует тайно. Кража денег обнаружилась после того, как Н. ушел из магазина. При таких обстоятельствах следует признать, что осужденный совершил не открытое, а тайное похищение государственного имущества». Основываясь на объективном критерии, следует признать, что хищение надлежит признать тайным и в том случае, когда имущество изымается непосредственно из владения собственника и в его присутствии в месте совершения преступления, но он по тем или иным причинам (глубокий сон, состояние сильного опьянения, обморок и т.п.) не мог осознавать значения и смысла происходящего криминального события. И наконец, исходя из того же критерия, в судебно-следственной практике незаконное корыстное изъятие имущества признается тайным, когда оно совершается в присутствии многих лиц и, как говорится, на глазах у них, но они воспринимают акт завладения имуществом как вполне правомерный, не подозревая того, что он в действительности носит преступный характер. Таковы, в частности, случаи, когда при разгрузке товара из фуры, железнодорожного вагона преступник под видом грузчика берет какую-либо тару (ящик, мешок, тюк) и обращает ее в свою пользу.
Тайным является и похищение, совершаемое вором в присутствии лиц, не способных по возрасту (например детей), умственному развитию осознавать уголовно-противоправный характер изъятия чужого имущества и оказывать противодействие его совершению или, во всяком случае, свидетельствовать именно о таком характере действий расхитителя.
Учитывая сказанное об объективном критерии оценки способа совершения хищения чужого имущества в качестве тайного, необходимо подчеркнуть, что он имеет место лишь в тех случаях, когда его собственник, законный владелец, посторонние лица, не являющиеся соучастниками или родственниками виновного, заведомо для него не осознавали или не имели объективной возможности осознавать преступный характер действий вора, на что, собственно, и рассчитывал расхититель.

38. При всей важности объективного критерия оценки способа хищения чужого имущества либо как тайного, либо как открытого основное и решающее значение придается в судебно-следственной практике субъективному критерию: намерению самого расхитителя действовать тайно от всех непричастных к преступлению лиц, его внутреннему убеждению в том, что изъятие имущества из владения собственника совершается незаметно, скрытно как для собственника, так и для посторонних граждан. При оценке способа изъятия имущества одно заявление расхитителя о том, что он полагал, что его действия неизвестны посторонним лицам, разумеется, не ставится в основу принятия решения по центральному вопросу квалификации содеянного — совершена в данном случае кража или грабеж. Субъективное убеждение лица в том, что совершаемое им хищение незаметно, скрыто от посторонних лиц, должно основываться на определенных объективных фактах, соответствующих реальной ситуации события преступления. По этим соображениям, если расхититель субъективно убежден, исходя из реальной обстановки совершения преступления, что он действует тайно, незаметно от других лиц, но фактически кто-то наблюдает за процессом изъятия имущества (например, житель соседнего дома из окна своей квартиры обозревает событие изъятия чужого имущества, о чем преступник не знает и не предполагает), содеянное образует состав кражи, а не грабежа.

39. Статья 158 УК предусматривает следующие виды краж:
1) простая (основной состав) — ч. 1 ст. 158 УК;
2) квалифицированная (ч. 2) и особо квалифицированные (ч. ч. 3 и 4).

40. Часть 2 ст. 158 УК устанавливает повышенную ответственность за кражу, совершенную:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище;
в) с причинением значительного ущерба гражданину и г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

41. Одним из признаков, квалифицирующих любую без исключения форму хищения, в том числе и кражу чужого имущества, закон называет совершение его группой лиц по предварительному сговору. Основанием для признания названного обстоятельства квалифицирующим служит тот факт, что при совершении совместного хищения несколькими лицами, между которыми состоялась предварительная договоренность о совокупных преступных действиях, происходит сложение усилий преступников, направляющих свои действия и волю на достижение одного преступного результата, в данном случае на изъятие имущества из владения собственника, причинение ему реального материального ущерба и незаконное увеличение своих имущественных фондов за счет присоединения к ним похищенных ценностей. Количественный признак — непосредственное участие в одном преступлении нескольких лиц — придает хищению новое качество, существенно повышает его общественную опасность, что и отражено законодателем в санкции ч. 2 ст. 158 УК. Путем сложения своих преступных действий участники группы, действующие совместно, слаженно, зачастую по заранее хорошо продуманному плану, с четким распределением между собой ролей и функций, получают возможность совершить такие сложные по замыслу и его воплощению хищения товарно-материальных ценностей, которые крайне трудно, а иногда и просто невозможно осуществить одному преступнику без квалифицированной помощи сообщников.

42. Общее понятие признака «группа лиц по предварительному сговору» дается в ч. 2 ст. 35 УК, регламентирующей формы соучастия по российскому уголовному законодательству (см. комментарий к названной статье). Однако применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку состава кражи чужого имущества требуются некоторые дополнительные пояснения. Они состоят в следующем.
Под «предварительным сговором», о котором говорит закон, следует понимать договоренность о совместном совершении хищения между двумя или более лицами, состоявшуюся до его непосредственного совершения. Поскольку началом любого преступления признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, т.е. покушение на него (ч. 3 ст. 30 УК), следует признать, что предварительный сговор между соучастниками группового хищения может состояться в любой момент, включая и стадию приготовления к преступлению, но до начала действий, непосредственно направленных на тайное изъятие чужого имущества. Если сговор на совместное совершение преступления имел место уже в процессе непосредственного изъятия имущества, он утрачивает свойство «предварительности» и, следовательно, исключает рассматриваемый квалифицирующий кражу признак. В этом случае каждый из соисполнителей будет нести ответственность за те преступные действия, которые он сам непосредственно совершил, в частности, при отсутствии иных квалифицирующих кражу признаков — по ч. 1 ст. 158 УК как за оконченное или неоконченное преступление в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

43. Совместное групповое хищение предполагает выполнение участниками таких действий, которые содержат признаки объективной и субъективной сторон состава кражи чужого имущества. В Постановлении «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» Пленум Верховного Суда РФ указал, что при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.
Уголовная ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на непосредственное содействие исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное имущество, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК.
Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в форме пособничества со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК.
При этом в п. 8 названного Постановления разъясняется, что если организатор, подстрекатель, пособник непосредственно не участвовал в совершении преступления, то содеянное исполнителем не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу ч. 3 ст. 34 УК действия указанных соучастников следует квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК.
Решая вопрос о наличии или отсутствии признака «группа лиц по предварительному сговору», необходимо иметь в виду, что если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, то его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК как непосредственного исполнителя. Например, если совершеннолетний преступник предварительно склонил, а затем договорился с подростком в возрасте до 14 лет и оба они совершили тайное изъятие чужого имущества, «группа» как квалифицирующий признак состава кражи отсутствует. При отсутствии иных отягчающих обстоятельств взрослый преступник должен нести ответственность по ч. 1 ст. 158 УК и, кроме этого, дополнительно по совокупности по ст. 150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления — см. комментарий к названной статье УК).

44. Введение законодателем в состав кражи и иных форм хищения чужого имущества квалифицирующего признака «с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище» вполне обоснованно, ибо такие действия расхитителей существенно повышают общественную опасность содеянного ими. При совершении такого рода деяний виновные прилагают дополнительные, подчас весьма значительные, усилия, ухищрения, чтобы преодолеть преграды и получить доступ к имуществу, находящемуся в помещении или ином специально оборудованном хранилище. При этом расхитители взламывают замки, двери, ворота, устраивают проломы в стенах, поле, потолке зданий, срывают рамы и решетки окон, повреждают вагоны, контейнеры, крытые кузова автофургонов и т.д., чем наносят серьезный ущерб материальным объектам собственности.
Решая вопрос о наличии в действиях виновного такого квалифицирующего признака, как проникновение в помещение или иное хранилище, органы следствия и суды должны иметь в виду следующее.
Проникновение — это вторжение в помещение или иное хранилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, в том числе работников охраны, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений (например, крюков, «удочек», магнитов, засасывающих шлангов, щипцов и др.), позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в соответствующее помещение, хранилище. Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем использования обмана, в том числе и подложных пропусков, например, под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора Госпожнадзора и т.д.
Проникновение — не самоцель, а способ получить доступ к хранящимся ценностям, которые виновный намерен похитить. Проникновению поэтому всегда предшествует формирование умысла на хищение в помещении или ином хранилище чужого имущества. В силу этого, если виновный вошел в помещение с иными благими намерениями и целями и умысел на тайное или открытое изъятие материальных ценностей возник уже после этого, который он затем и реализовал, в содеянном отсутствует комментируемый квалифицирующий признак хищения.
Учитывая встречающиеся в судебно-следственной практике разночтения или неоднозначное понимание комментируемого квалифицирующего признака хищения чужого имущества, законодатель в Федеральном законе N 162-ФЗ дал законодательное определение понятиям «помещение» и «хранилище». «Иное хранилище», как мы установили, — это особое устройство или место, специально оборудованное, приспособленное или предназначенное для постоянного или хотя бы временного хранения в нем и сбережения от хищения, порчи и уничтожения, стихийных сил природы и т.п. товарно-материальных ценностей, которые, однако, не могут быть отнесены к категории «помещение». Это все виды специальных устройств, специально предназначенных для хранения и сбережения различного имущества: товаров, денег, драгоценных металлов и драгоценных природных камней (сейфы, стальные шкафы, контейнеры, авторефрижераторы, морозильные камеры, охраняемые железнодорожные вагоны и платформы и т.п.).
В судебно-следственной практике «иными хранилищами» признаются также участки территории, специально предназначенные и приспособленные для постоянного или временного хранения материальных ценностей. К таким особым обособленным и охраняемым территориям относятся товарные дворы железнодорожных станций, речного или морского грузовых портов, аэропортов, элеваторов, огороженные загоны для скота, охраняемые зерновые тока сельскохозяйственных предприятий и т.д. Разумеется, это правильное, основанное на требованиях уголовного закона разъяснение в полной мере распространяется и на проникновение в помещение или иное хранилище и не только на совершение групповой кражи, но и грабежа и разбоя. Таким образом, если в действиях преступников содержится не только квалифицирующий признак «проникновение», но еще и «группа лиц по предварительному сговору», оба эти отягчающие хищение обстоятельства должны быть отражены в соответствующем процессуальном документе (обвинительном заключении, приговоре суда), хотя это и не оказывает влияния на квалификацию содеянного по ч. 2 ст. 158 УК, но будет, несомненно, учтено судом при назначении виновным конкретной меры наказания.

45. Следующий квалифицирующий признак, указанный в п. «в» ч. 2 ст. 158 УК, — это кража с причинением значительного ущерба гражданину. Как видно из текста закона, указанный признак, в известной мере характеризующий размер хищения, относится к тайному изъятию имущества, принадлежащего только гражданину на праве собственности или титульного владения, и не касается корыстных посягательств на государственную и муниципальную собственность. Когда закон говорит применительно к хищению об «ущербе», не раскрывая его характера, надо иметь в виду, что речь может идти только о материальном, имущественном ущербе и притом лишь о реальном (положительном) ущербе, в структуре которого нет места убыткам собственника в виде упущенной выгоды, хотя она сама по себе фактически может быть весьма существенной потерей для его имущественных интересов.
В Федеральном законе N 162-ФЗ законодатель предпринял попытку более или менее формализовать комментируемый признак, определив его нижнюю границу (не менее 2500 рублей). Это, конечно, большой шаг вперед при оценке «значительного ущерба» правоприменительными органами. Вместе с тем значительность ущерба зависит скорее не от стоимости похищенного имущества, а от совокупности факторов, определяющих материальное положение потерпевшего. Одна и та же стоимость похищенного имущества с учетом этих факторов в одном случае может быть признана значительным ущербом для данного потерпевшего, тогда как в другом случае, но уже для иного гражданина, она таковым сочтена не будет.
Часть 2 ст. 158 УК была дополнена еще одним квалифицирующим признаком — «кража, совершенная из одежды, сумки и другой ручной клади, находившихся при потерпевшем».
Названная законодательная новелла была обусловлена в первую очередь ежегодным ростом так называемых карманных краж. Ввиду очевидности этого квалифицирующего кражу признака он, видимо, не требует каких-либо пространных комментариев. Но некоторые пояснения все же могут быть полезны для правильного применения уголовного закона.
Контрапунктом данного квалифицирующего преступление признака является положение закона — похищаемая вещь должна находиться при потерпевшем, т.е. в его практическом владении, обладании. Поэтому если собственник или титульный владелец оставил принадлежащую ему вещь без личного присмотра (без физического обладания), т.е. оставил кому-либо для присмотра, оставил велосипед у входа в магазин, куда он зашел, то последующее похищение этого имущества вором лишает похищение данного квалифицирующего признака.
Часть 3 ст. 158 УК предусматривает ответственность за особо квалифицированный состав кражи, если она совершена: а) с незаконным проникновением в жилище; б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в) в крупном размере.
В соответствии с примечанием к ст. 139 УК под жилищем понимаются: индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями; жилое помещение независимо от форм собственности, входящее в жилой фонд и пригодное для постоянного или временного проживания; а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но предназначенное для временного проживания.
Федеральный закон, изменив редакцию примечания 3 в части характеристики хранилища, одновременно изменил и редакцию ч. 3 ст. 158 УК, установив повышенную ответственность за хищения из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода (их понятие раскрывается в комментарии к ст. 215.1 УК). Такое решение законодателя не совсем понятно, так как трубопроводы, согласно примечанию к ст. 158 УК, отнесены к хранилищу, хищение из которого является лишь квалифицирующим состав преступления признаком.
Согласно п. 4 примечания к ст. 158 УК крупным размером признается стоимость похищенного, превышающая 250 тыс. рублей.

46. Часть 4 ст. 158 УК предусматривает два особо квалифицирующих признака: а) кражу, совершенную организованной группой лиц; б) в особо крупном размере.
Организованная группа — одна из наиболее опасных форм соучастия в преступлении. Общее понятие организованной группы безотносительно к роду и виду преступления раскрывается в п. 3 ст. 35 УК, а в п. 5 указанной статьи регламентированы основание, условия и объем уголовной ответственности лица, создавшего организованную группу либо руководившего ею, а равно участников такой группы, за преступления, совершенные в данной форме соучастия. При этом в законе (п. 7 указанной статьи) установлено, что совершение преступления организованной группой влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом (см. комментарий к ст. 35 УК). Применительно к краже такое основание и пределы предусмотрены диспозицией и повышенной санкцией ч. 4 ст. 158 УК, устанавливающей наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет.
Каких-либо особых, специфических признаков организованная группа, т.е. устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одной, а чаще всего нескольких или даже системы краж чужого имущества, по сравнению с другими преступлениями не имеет, если, конечно, не считать преступной направленности, криминальной специализации ее деятельности. Как показывает практика борьбы с этой опасной разновидностью корыстных посягательств на собственность, организованные группы создаются для совершения серии квартирных краж с предварительной тщательной разведкой объектов, хищения престижных марок автомобилей, тайного изъятия грузов на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном видах транспорта. В сфере сельскохозяйственного производства организованные группы расхитителей его продукции создаются и активизируют свою преступную деятельность в период созревания и уборки урожая.
Применительно к организованным группам расхитителей признак устойчивости объединения нескольких лиц как конститутивное и определяющее средство такого рода преступного образования чаще всего проявляется в относительной длительности преступной деятельности группы, ее криминальной специализации, разделе сфер деятельности с другими подобными группами, четком распределении ролей и функции каждого ее участника, наличии лидера (руководителя, организатора), жесткой внутренней дисциплине, планировании преступной деятельности в целом на определенный период времени и каждого преступного акта в отдельности. Конечно, эти элементы в каждой организованной группе расхитителей проявляют себя в большей или меньшей степени, но в том или ином соотношении они типичны для такого рода преступных образований.
Ввиду более высокой внутренней организации данной формы соучастия по сравнению, например, с группой лиц по предварительному сговору в соответствии с предписаниями п. 5 ст. 35 УК установлены и более жесткие требования к основанию, условиям и объему уголовной ответственности за совершенные участниками организованной группы хищения чужого имущества. В частности, организатор или руководитель воровской организованной группы подлежит уголовной ответственности в качестве исполнителя за все кражи чужого имущества, совершенные группой, если они охватывались его умыслом независимо от того, принимал ли он в их совершении непосредственное участие. Другие участники организованной группы несут ответственность в том же качестве за все хищения чужого имущества, в подготовке или совершении которых они участвовали. Для рядового участника организованной группы недостаточно простой осведомленности о той или иной краже, совершенной другими ее членами, для того, чтобы она была вменена ему в ответственность, если сам он не принимал участия в той или иной форме в подготовке и совершении преступления.
Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 названного выше Постановления разъяснил: при признании кражи и других форм хищения чужого имущества совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК.
Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, в том числе и кражи, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступления (преступлений) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений (в данном случае кражи) со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК.

47. Кража, совершенная в особо крупном размере, — вторая разновидность особо квалифицированного состава данного преступления. Особо крупный размер, о котором говорит закон, характеризует качественные и количественные параметры общественно опасных последствий кражи: с одной стороны, он показывает глубину поражения (нарушения) отношений собственности, а с другой — величину реального материального ущерба, причиненного собственнику имущества или его законному владельцу.
Кража признается совершенной в особо крупном размере, если стоимость похищенного имущества превышает один миллион рублей.
В условиях рыночной экономики, при которой нет и не может быть жестко фиксированных, утвержденных в установленном порядке государственных розничных цен по всей номенклатуре товаров, сырья и материалов, стоимость похищенного имущества в денежном выражении должна, как представляется, определяться на основании среднерыночной цены на тот или иной вид имущества (товара), сложившейся в соответствующем регионе страны на момент совершения преступления. Естественно, что при определении размера хищения в качестве особо крупного необходимо исходить не только из региональных (областных, городских, данной местности) среднерыночных цен на похищенное имущество, но и учитывать его состояние, качество с точки зрения износа, амортизации, сохранения товарного вида и т.д., что может известным образом сказаться на его реальной стоимости. Такую оценку, как правило, дает товароведческая экспертиза.
Размер хищения в качестве особо крупного определяется только и исключительно суммарной стоимостью похищенного в денежном выражении. Такие натуральные и экономические критерии, как вес, объем, количество, хозяйственное значение похищенного имущества, его дефицитность и т.п., учитываться при определении размера хищения не могут.
Если совершено не одно, а несколько хищений, обособленных друг от друга по месту, источникам, способу учинения, в которых реализован самостоятельно возникший умысел виновных на изъятие чужого имущества, суммирование стоимости похищенных вещей в каждом отдельном преступлении при исчислении размера кражи в качестве особо крупного не допускается. Исключение составляет лишь единое продолжаемое хищение, в котором отдельные тождественные акты, охватываемые единым умыслом, составляют эпизоды одного растянутого во времени преступления. Если при сложении стоимости похищенного в отдельных эпизодах суммарная его стоимость превысит один миллион рублей, — налицо единое продолжаемое хищение, совершенное в особо крупных размерах, квалифицируемое по ч. 4 ст. 158 УК.

При совершении кражи группой лиц по предварительному сговору или организованной группой стоимость похищенного каждым ее участником в отдельности также может суммироваться, так как речь идет об одном групповом преступлении. Если общий размер такой кражи в денежном выражении достигает предела, установленного законом для «особо крупного размера», действия каждого из участвующих в преступлении лиц надлежит квалифицировать по ч. 4 ст. 158 УК. При этом доля, полученная каждым соучастником группового хищения при последующем дележе преступно приобретенных ценностей, влияния на квалификацию их действий не оказывает, поскольку все они — соисполнители кражи, совершенной в особо крупном размере.

Следует сказать, что законодатель в целях дифференциации ответственности и индивидуализации наказания использует в санкциях за преступления против собственности ограничение свободы как основное и дополнительное наказания.

Административная ответственность
Судебная власть
Мировое соглашение
Преступление

Назад | | Вверх