Зарисовки судебного процесса

Судебные зарисовки. В Сумах провели судебное заседание с художниками вместо корреспондентов

Судьи остались довольны результатом. Говорят, что на зарисовках они выглядят более человечными, чем на видео.

Судебный процесс в зарисовках вскоре может стать украинской реальностью. По крайней мере, в Сумах студенты вузов и колледжей уже испытывают себя в роли судебных художников в настоящих судах, говорится в сюжете ТСН.19:30.

Традиция судебных зарисовок происходит из США, где фото- и видеосъемка запрещены – их считают вмешательством в личную жизнь. Поэтому для освещения громких процессов СМИ полагаются только на художников.

В Сумах студенты вузов и колледжей пробуют себя в роли судебных художников

Судебный процесс — в зарисовках вскоре может стать украинской реальностью. По крайней мере в Сумах студенты уже пробуют себя в роли судебных художников — в настоящих судах, в настоящих процессах. Традиция судебных зарисовок происходит из США, где фото- и видеосъемку запрещено — их считают вмешательством в личную жизнь. Следовательно, для освещения громких процессов СМИ полагаются только на художников.

Попробовать американскую систему правовой культуры решились в Сумском хозяйственном суде.

Эксперимент с рисованием в суде – быстро приобрел популярность среди студентов. Еще до начала заседания они тщательно изучают помещение и выискивают место с наиболее удачным ракурсом. Для участников процесса – зарисовщики должны быть незаметными и работать очень быстро.

Судьи, которые стали главными персонажами студенческих зарисовок, оказались довольны результатом. Признаются, на бумаге они выглядят моложе и человечнее, чем на видео.

Все работы впоследствии покажут на выставке в галерее суда. А журналистам предложат осветить процесс без фото и видео, а лишь на судебных зарисовках.

Профессия — судебный художник

Однажды в 1884 году в зал, где проходило судебное заседание, вошел мужчина. Не проходя в зал, даже не снимая головного убора, он покрутил головой, как будто пытаясь понять, туда ли он попал, а затем поспешно вышел. На следующий день свет увидели фотографии с этого, вроде бы закрытого процесса, в связи с чем стало ясно, что вошедший был фотографом со спрятанной в шляпе камерой. С тех пор в газетах США и Англии судебные разбирательства сопровождаются рисунками, а в залах суда и по сей день происходящее не снимают, а зарисовывают.

Сцены того, как в зале сидит художник и рисует сцену судебного процесса, мы часто могли видеть в кино. Судейский художник – это штатная единица в судах некоторых стран. Вообще, еще до изобретения фотографии вместо снимков в прессе, пишущей о судах, появлялись зарисовки. Затем судебные процессы стали фотографировать, но вскоре вновь вернули в залы художников, во-первых, по причинам, описанным в первом абзаце (прессу на закрытые процессы не пускают), а потом уж в качестве красивой традиции. В США этот закон распространен на все штаты. Это вызвано тем, что при фотосъемке в кадр могут попасть свидетели или другие участники процесса. Права человека и его безопасность – на первом месте, поэтому, когда художник рисует сцену судебного процесса, он может рисовать только тех лиц, чье участие в этом не засекречено.

Судебный репортаж – это особый вид творчества, требующий навыка от художника. На каждом судебном заседании нужно сделать серию общих видов зала, портреты судьи, ключевых лиц процесса, знаменитостей, которых «занесло» на этот суд, а также интересные сцены (драку, обморок, истерику подсудимого) – в общем все то, что интересует прессу в качестве иллюстраций конкретного процесса. Ведь именно пресса затем будет использовать рисунки в своих репортажах. Художник должен обладать зрительной памятью и быстро делать наброски сцен и лиц, которые потом уже можно будет довести до хорошего вида.

Зачем вообще рисовать?
Мировая пресса ведет многолетнюю борьбу за право людей знать, что происходит в залах суда. И, если снимать нельзя, то можно обнародовать зарисовки судебных художников. Сюжеты своих зарисовок мастера выбирают сами, это могут быть как групповые портреты присяжных, например, так и детальные портреты, с выражением лиц, целые многоролевые сцены. К тому же рисование с натуры не мешает участникам заседания вспышками, щелчками затворов, электронными «пищалками» видеокамер, перемещением микрофонов. Рисование не вызывает и психологических барьеров у лиц, стесняющихся фото и видеосъемки. Часто художники сопровождают свои скетчи краткими комментариями, или просто подписями действующих лиц – все для облегчения работы прессы. Прессе же это рисунки представляют большую ценность, так как при запрете на фото и видеосъемку в судах приходится сопровождать статьи устаревшими фотографиями, и, конечно же, зарисовка непосредственно с процесса в этом случае выигрывает.

Чем рисовать?
Материалы для зарисовок обусловлены традицией. Бумага должна быть коричневатого цвета, рисунок выполняется пастелью, карандашом и углем. Современные художники работают и маркерами тоже, но стараются выдерживать традиционный стиль судебного репортажа. Оснастка судебного художника представляет собой объемную сумку с материалами для художеств, причем все его приспособления компактны и быстро складываются. Судебный художник не располагается с банками и красками, портящими запах, он должен быстро разложиться, быстро все зарисовать и быстро собраться, так как он работает в ограниченном времени и пространстве. У опытного мастера на один «судебный скетч» уходит 2-3 минуты, он с первых мгновений понимает, кто является главным участником процесса, на кого стоит обратить внимание, о ком и о каких моментах заседания пресса завтра будет писать, и делает те зарисовки, которые будут востребованы. Он работает в стрессовых условиях, когда в любой момент нужно отложить начатую работу и начать новую, если в зале поменялась обстановка, не говоря уже о том, что особо любопытные заглядывают в рисунок через плечо.

Кто эти люди?
В основном судебными становятся «вольные» художники, не состоящие в штате суда. Они проходят курсы при правоохранительных органах, на которых получают инструкции по работе в судах (на этих же курсах обучают рисовать портреты преступников со слов потерпевших). Эти художники работают на фрилансе, то есть, вольных хлебах, и больше зарабатывает тот, кто больше нарисует. Приходится бегать по судам и работать даже в выходные. Даже тем, кому повезло быть зачисленным в штат, часто выходят на работу на наиболее громкие процессы – у всех свои развлечения. Садятся художники обычно в первом ряду, иногда даже по итогам спора с коллегой. Если ты опоздал и не занял удобной позиции, то считай, что заработок провален – ходить по залу нельзя, а рисунки с неудачного ракурса прессу мало интересуют. Если повезет, то самые удачные зарисовки можно продать за 500 $ за штуку. Покупатели – информагентства, телеканалы, газеты и интернет-порталы. Рисунки с легендарных процессов (таких, как Клинтон-Левински) продаются на аукционе и за них можно получить несколько тысяч долларов. Многие работы судебных художников становятся такими же узнаваемыми, как знаменитые фотографии.

Несмотря на то, что сейчас, с введением разрешения на фото и видеосъемку судов, судебные художества должны отжить свое и кануть в Лету, этого все же не происходит. Сила традиции берет свое: американцы слишком привыкли к этому жанру. Выставки мэтров судебной зарисовки, таких, как Розали Ритц и Уолт Стюарт, пользуются большим успехом. Их работы, как и работы других мастеров с прогремевших на весь мир судебных процессов, обсуждались миллионами людей и «уходили» с аукционов за десятки тысяч долларов.

Зарисовки судебного процесса

Постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 13.12.2012 № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» разъяснены аспекты реализации праваграждан, организаций, общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, представителей редакций средств массовой информации (журналистов) на получение информации о деятельности судов общей юрисдикции посредством использования средств фиксации хода судебного разбирательства.

Судом обращено внимание, что для лиц, присутствующих в открытом судебном заседании и фиксирующих его ход в письменной форме и (или) с помощью средств аудиозаписи, обязанность уведомлять суд и получать у него разрешение на фиксацию хода судебного разбирательства в данных формах не предусмотрена.

К письменной форме фиксации хода судебного разбирательства относится в том числе ведение непосредственно в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (далее — сеть Интернет) текстовых записей, а также зарисовки судебного процесса.

Фотосъемка, видеозапись, киносъемка, а также трансляция по радио, телевидению, в сети Интернет хода судебного разбирательства могут осуществляться исключительно с разрешения суда.

Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, но не являющиеся участниками процесса, представители редакций средств массовой информации (журналисты), желающие осуществлять фотосъемку, видеозапись, киносъемку, трансляцию хода открытого судебного разбирательства, должны обратиться к суду с соответствующей просьбой (заявлением), которая подлежит обязательному рассмотрению судом с учетом мнения участников процесса.

При рассмотрении указанной просьбы суду следует исходить из того, что такая фиксация возможна по любому делу, за исключением случаев, когда она может привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса, в том числе права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера.

Суд не вправе запретить фотосъемку, видеозапись, киносъемку, трансляцию хода открытого судебного разбирательства только по причине субъективного и немотивированного нежелания участников процесса такой фиксации.

В порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации, участники процесса вправе заявить ходатайство о приобщении к делу материалов, полученных в результате фиксации хода судебного разбирательства. При этом такие материалы могут быть приобщены к делу только при наличии согласия подготовивших их лиц предоставить указанные материалы.

Зарисовки судебного процесса

Гласность и открытость судопроизводства, а также доступ к информации о деятельности судов гарантируется гражданам Конституцией РФ, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Федеральными конституционными законами, ГПК РФ, КАС РФ, КоАП РФ, УК РФ, Федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, а также обязательным к применению в судебной практике Постановлением Пленума ВС РФ№ 35 от 13.12.2012 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов».

Так, согласно положениям части 7 статьи 10 ГПК РФ, части 5 статьи 11 КАС РФ, части 3 статьи 24.3 КоАП РФ, части 5 статьи 241 УПК РФ, граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право фиксировать ход судебного разбирательства в письменной форме или с помощью средств аудиозаписи. При этом законодательством не предусмотрена обязанность граждан уведомлять суд и получать у него разрешение на фиксацию хода судебного разбирательства в данных формах. К письменной форме фиксации хода судебного разбирательства относятся, в том числе, ведение непосредственно в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» текстовых записей, осуществляемых с помощью компьютерных и иных технических средств, а также зарисовки судебного процесса.

Вместе с тем видеозапись, фотосъемка, трансляция открытого судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» могут осуществляться исключительно с разрешения суда. Ходатайство на разрешение съемки или трансляции можно заявить как в письменной, так и в устной форме. При решении вопроса должно учитываться мнение сторон, участников процесса, но окончательное слово остается за судом. Притом операторы и фотографы не должны мешать судопроизводству, во время процесса свободное хождение по залу суда не допускается. Судья вправе установить места, откуда разрешена съемка.

За нарушение порядка в судебном заседании законом предусмотрены меры процессуального принуждения. К гражданам, нарушающим установленные в суде правила, проявляющим неуважение к суду, препятствующим осуществлению судопроизводства применяются такие меры, как предупреждение, удаление из зала судебного заседания, судебный штраф. Меры процессуального принуждения применяются судом немедленно после совершения нарушения путем постановления судебного определения.

Одним из примеров применения мер процессуального принуждения к гражданину за ведение видеосъемки судебного разбирательства без разрешения суда стал случай, произошедший 26 февраля 2018 года во время рассмотрения административного дела в апелляционном порядке в Красноярском краевом суде.

Судебная коллегия по административным делам Красноярского краевого суда в открытом судебном заседании рассматривала административное дело по исковому заявлению жителя Красноярска к прокуратуре Красноярского края о признании незаконным одного из ее ведомственных приказов. Административный истец обжаловал определение Ленинского районного суда Красноярска об отказе ему в пересмотре решения суда первой инстанции, отказавшего в удовлетворении его административного иска.

Во время рассмотрения дела в нарушение закона истец самовольно установил видеокамеру и начал производить видеозапись судебного процесса. Судебная коллегия, посовещавшись на месте, отказала мужчине в видеосъемке. При этом председательствующий судья пояснил, что законом предусмотрено осуществление аудиозаписи судебного заседания, и по настоящему делу ведется аудиопротоколирование, а видеосъемку может разрешить только суд. Однако мужчина, проявляя неуважение к суду, перебил председательствующего и отказался выключить видеокамеру.

Председательствующий судья сделал замечание истцу относительно нарушения хода судебного заседания, но тот продолжил его перебивать, заявляя, что «имеет право снимать». Сделав предупреждение, а затем повторное предупреждение о недопустимости нарушения регламента судебного заседания, но получив от истца отказ в прекращении видеосъемки, судебная коллегия вынесла определение об его удалении из зала судебного заседания на все время рассмотрения дела. Однако мужчина и присутствующий с ним слушатель отказались покинуть зал и продолжили вести видеозапись. Поэтому судебная коллегия объявила перерыв, и в зал были приглашены судебные приставы.

Судебное заседание продолжилось в другом зале суда, в отсутствие удаленного с процесса административного истца. Было вынесено решение по делу и оглашена резолютивная часть апелляционного определения об оставлении частной жалобы истца без удовлетворения.

Материал подготовлен пресс-секретарем Красноярского краевого суда Натальей Мишаниной, т. 222-57-58.

Зарисовки судебного процесса

Для этого отрывка видео нет.

Извините, при загрузке видео произошла ошибка.

  • Зарисовки из зала суда. Портреты достойных и недостойных
  • Пробудитесь! 2003

Зарисовки из зала суда. Портреты достойных и недостойных

ОТ НАШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ

ВЫ ПРОБОВАЛИ когда-нибудь нарисовать лицо человека? Это не просто. Ну а если нужно нарисовать портрет человека, которого вы видели впервые в жизни, да к тому же всего несколько минут? Задача усложняется еще и тем, что рисовать нужно по памяти. И в довершение всего, рисунок цветной пастелью нужно сделать всего лишь за 30 минут, потому что его ждут телерепортеры!

Большинству из нас справиться с такой задачей не по силам. Но в Великобритании небольшая группа специалистов владеет таким мастерством. Кто это такие? Судебные художники.

Рамки закона

Судебные разбирательства часто вызывают горячий интерес широкой общественности, поэтому во многих странах фото- и телерепортажи вполне обычное явление. Однако в Великобритании дело обстоит иначе. Здесь строго запрещены даже «попытки сделать какие бы то ни было зарисовки находящихся в зале суда людей», в том числе судей, присяжных заседателей, свидетелей, представителей защиты и подсудимых*. Вот тут на помощь средствам массовой информации и приходят судебные художники, которые по памяти рисуют происходящее в зале суда.

Чтобы больше узнать об этой удивительной профессии, я отправился на художественную выставку, проходившую в Лондоне. У одного из стендов было довольно много людей, здесь я и познакомился с Бет — представительницей этой особой группы художников. «Сколько времени есть у вас, чтобы рассмотреть подсудимого в зале суда?» — задаю я свой первый вопрос.

Время и цель

«Обычно во время первого заседания обвиняемый находится на скамье подсудимых не более двух минут, но этого достаточно,— заверяет меня Бет.— Мне хватает времени, чтобы определить форму головы, обратить внимание на прическу, форму носа, глаз, губ и рта. Мне также нужно запомнить ширину лица, высоту лба, размер ушей, а также особенности, например бороду или очки. Этой информации достаточно, чтобы нарисовать портрет.

Иногда работать бывает сложнее. Например, недавно разбиралось дело, в котором обвиняемых было 12! Хотя они находились в зале суда около 15 минут, нужно было особенно сконцентрироваться, чтобы нарисовать 12 человек на одном листе. В работе мне необходима зрительная память, и на ее развитие потребовались годы. Выйдя из зала суда и закрыв глаза, я должна ясно представлять лица, которые там видела».

«Сколько времени у вас уходит на исследование фактов о людях, которых вы собираетесь рисовать?» — спрашиваю я. Ответ Бет удивляет меня.

«В отличие от репортеров, я не провожу никаких исследований. Я прихожу в суд настроенной непредвзято, стараюсь рисовать объективно. Моя цель — делать зарисовки судебных заседаний, а там выражения лиц участников меняются каждый день. Мне нужно помнить, что мои рисунки могут увидеть присяжные заседатели или на телевидении, или в газете. Я не хочу, чтобы мои рисунки повлияли на них и чтобы кто-нибудь из них сказал: „Какое у него виноватое выражение лица!“ Этим работа судебного художника существенно отличается от работы обычного портретиста».

«Момент»

Когда я спросил Бет, в чем секрет ее успеха, она ответила: «Я стараюсь поймать момент. Особый момент, который отражает атмосферу заседания. Например, когда один обвиняемый обхватил голову руками, его жест показал, что дело решается не в его пользу. В другом случае на вопрос: „Хорошая ли вы мать?“ — выражение лица женщины ответило лучше, чем ее слова. Также носовой платок, которым человек смахивает слезу, может выдать, что у человека происходит внутри.

Судебному художнику также нужно передать атмосферу суда, а для этого нужно нарисовать судью, адвокатов, судебных чиновников, а также книги, освещение и мебель. Так как большинство людей никогда не увидят картину заседаний воочию, рисунок вызывает у них большой интерес. Где я рисую? Иногда в комнате для журналистов в суде, но чаще всего сидя где-нибудь на лестничных ступеньках. Часто приходится бежать обратно в зал заседаний — когда вызывают нового свидетеля или когда адвокат обращается к суду,— чтобы запечатлеть на рисунке и другие лица». Улыбаясь, Бет добавляет: «Я знаю, что многие мои рисунки теперь висят в офисах юристов».

Я с интересом рассматриваю рисунки на ее стенде. Все они живо напоминают мне о довольно известных судебных процессах, о которых мне довелось прочитать за последние годы. А через десять минут, когда я уже собираюсь уходить, Бет протягивает мне рисунок, сделанный пастелью. На нем — я.

[Сноска]

Этот закон не действует в Шотландии.

[Иллюстрации на страницах 14, 15]

Оригинал рисунка и то, как он выглядит в газете (слева).